Генеральный директор Львовской галереи искусств Тарас Возняк о ситуации с украденными древностями

Содержание
[-]

Мои «творческие планы» — прекратить процесс хищения национального наследия  

«Хищения раритетов в таких масштабах в Украине еще не было. Ситуация оказалась более печальной, чем я думал в начале сверки, в январе. Музей искусства древней украинской книги — в плачевном состоянии.» Генеральный директор Львовской галереи искусств рассказал о ситуации с украденными древностями и о том, как планирует «оживить» культурное учреждение.

Резонансное дело об исчезновении раритетных старинных книг и манускриптов из Львовской галереи искусств (пропажу обнаружили в январе) обрело реальные очертания. 28 апреля генеральный директор галереи Тарас Возняк в присутствии журналиста «ВЗ» подписал окончательные акты сверки фондов одного из подразделений галереи — Музея искусства древней украинской книги. Копии этих актов направлены в Нацполицию, прокуратуру, СБУ. Документы впечатляют — в музее не хватает более двухсот раритетных книг!

Издание «Високий замок»: — Господин Тарас, что именно и сколько исчезло?

Тарас Возняк: — Отсутствуют 223 старопечатных (латиницей и кириллицей) издания, 141 латинское издание XIX в., 19 графических произведений XVI-XVIII вв., 15 объектов архива, 36 объектов спецфонда (антисоветская литература, которая в свое время была закрыта), 18 книг из «федорианы» (все, что касается Ивана Федоровича), 16 изданий украинской советской литературы, два иноязычных издания ... Среди пропавших — такие жемчужины, как «Апостол» Ивана Федоровича 1574 года, «Апостол» Спиридона Соболя 1630 года, издание Михаила Слезки XVII ст.

Хищения раритетов в таких масштабах в Украине еще не было. Ситуация оказалась более печальной, чем я думал в начале сверки, в январе. Музей искусства древней украинской книги — в плачевном состоянии.

Напомню, как только я возглавил Галерею искусств, сразу инициировал проведение масштабной сверки фондов во всех подразделениях этого института. Было обнаружено, что из Музея книги исчезли 95 кириллических старопечатных издания и два манускрипта. Я написал заявление в полицию, прокурaтуру, Службу безопасности о том, что обнаружил нехватку. После этого мы продолжили сверку. На сегодня ситуация ухудшилась в три раза. Закончена только сверка фондов Музея искусства древней украинской книги. Во Львовскую национальную галерею искусств входит несколько музеев. Во всех этих подразделениях происходит сверка. Сейчас такой катастрофической ситуации, как в Музее древней книги, нигде не обнаружили.

— На ком лежит ответственность за недостачу?

— Материально ответственным за этот фонд является директор Музея книги Лариса Спасская. Но, разумеется, за общее состояние учреждения должно отвечать ее высшее руководство, то есть руководители, которые были до меня.

— Что «светит» должникам утраты этих раритетов?

— Это дело правоохранительных органов (в январе по этому факту возбуждено уголовное производство по ч. 3 ст. 191 УК Украины — «Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением». Это влечет ограничение свободы на срок от 3 до 5 лет, или лишение свободы на срок от 3 до 8 лет. — Авт.). Мое дело было — зафиксировать отсутствие раритетов, что я и сделал. Предыдущая сверка была инициирована в 2010 году. С тех пор руководство галереи не смогло организовать сверки в подразделениях музея. Особенно избегалась сверка в Музее книги, где и оказалась столь невероятная недостача. Отчитываясь Министерству культуры летом 2016 года, тогдашний генеральный директор Лариса Разинкова докладывала о сверке всех групп хранения, только о старопечатных книгах почему-то нет. Что меня сразу и насторожило. Была даже попытка, правда, уже Ларисы Спасской, послать в министерство фальшивый отчет о проделанной сверке в Музее книги. А больше всего удивляет позиция председателя комиссии, которая годами проводила сверку, и так и не провела, — Владимира Пшика. Он самоустранился, а теперь разводит руками ... Комиссия, назначенная мной, сделала сверку за несколько месяцев.

— Была информация, что книги, которые пропали, якобы не украдены, а находятся где-то на экспозиции ...

— Где? Представьте себе, какой нужен транспорт, чтобы вывезти 223 огромные книги. По меньшей мере, два микроавтобуса. Эту информацию запускают те, кто заинтересован в том, чтобы заблокировать сверку. А для этого нужно всеми возможными способами дискредитировать комиссию, которая проводит сверку фондов. А еще лучше сменить генерального директора. И тогда все «найдется». На бумаге, конечно. Я бы советовал тем, кто запускает эту дезинформацию, сообщить ее следователям — они очень заинтересованы найти эти старинные книги.

— Возникает вопрос охраны галереи. Вы говорили, Музей книги охраняют двое сторожей пенсионного возраста, в том числе 80-летняя женщина. Планируется менять систему охраны?

— Мы уже это сделали — выставили пост Национальной полиции в Музее книги, он действует параллельно с этими сторожами. Их сейчас уволить нельзя, потому что у нас есть КЗоТ и права человека. Но мы это сделаем. Их присутствие там не имеет никакого смысла. Также Нацполиция охраняет другие подразделения Галереи искусств, например, дворец Потоцких, старый корпус на улице Стефаника, замки. Все под контролем.

— Здание Музея книги, как известно, без фундамента, не приспособлено к сохранению старины. Планируется ли перенести оттуда книги в другое помещение?

— Я обратился к руководству Львовского облсовета и Львовской ОГА — рассмотреть вопрос о предоставлении нам достойного помещения под Музей книги. Нынешнее — это бывшие душевая, прачечная и раздевалка для метростроевцев (в 80-х годах во Львове хотели прокладывать метро, вырыли яму на задворках дворца Потоцких, который от этого пошел трещинами. Проект свернули. — Авт.). Это позор для Львова. Рассматриваются несколько вариантов.

Я ходатайствовал, чтобы в музей «Русалки Дністрової», который ютится на нескольких десятков квадратных метрах в башне церкви Святого Духа, передали остатки дворца Сапегов, который размещен рядом и годами прозябает и уничтожается. Надеюсь, возобладают трезвый ум и патриотизм наших депутатов, и вопрос решится. Но это все тянется уже полгода.

— Когда вы пришли на эту должность, задекларировали, что будете реформировать структуру. Каким образом?

— Музейный комплекс галереи складывался десятилетиями и часто спонтанно. Поэтому нуждается в оптимизации и адаптации к современным условиям.

Есть подразделения, которые надо объединять, а есть такие, существование которых не имеет смысла. Есть подразделения, с которыми были огромные проблемы, и я думал их закрывать. Возможно, сделаю попытку их реанимировать. Музей Пинзеля с 2012-го до 2017 года стоял закрыт. Наконец туда провели воду и сделали туалет. Ибо до сих пор руководство почему-то считало, что там охранники должны ходить по своей нужде в пластиковые бутылки. Охранник не имел права выходить из помещения ... Мы этот вопрос решили. Мало того — организовали там творческую жизнь. Открыли мощную выставку ректора академии искусств из Варшавы Адама Мияко. Это выставка-диалог Пинзеля и современного мастера. Будем продолжать эту тему. Разговаривал с крупным украинским скульптором Николаем Малышко. В этом году он получил Шевченковскую премию. Это, собственно, тот скульптор, который может наравне «разговаривать» с Пинзелем.

— В других подразделениях Галереи искусств также будут новации?

— Конечно. Есть знаковая выставка, которой не перестаю радоваться — «Скарби Підгорецькогозамку». Это в старом корпусе Галереи искусств на улице Стефаника, 3 (дворец Лозинских). Выставка уже европейского уровня — с электронными тач-скринами, огромными экранами, где можно получить информацию об истории замка, какие-то визуальные вещи. В процессе подготовки мы использовали для съемок дроны, которые летали над замком. Экспонируем там такие вещи, которых 70 лет никто не видел, они лежали в запасниках. Фактически открываем сокровища Пидгорецкого замок для широкой публики.

— За какие средства приобрели такое современное выставочное оборудование?

— Не за государственный. Средства на эти проекторы, тач-скрины, на смену освещения мы нашли за пределами госбюджета. Помогли спонсоры, люди, которые хотят делиться и помогать. Некоторые фирмы просто приходят и спрашивают, чем можно помочь. Не понимаю, почему до меня подобного не было? Сейчас за спонсорские средства мы уже поменяли освещение на первом этаже в выставочных залах галереи, меняем освещение на втором этаже. Жаль, что в наших музеях привыкли сидеть и ждать, что где-то «сверху» какая-то копейка придет, или ходить как нищие с протянутой рукой. Видимо, люди, которые длительное время работают в одном и том же помещении, не замечают его состояния. Возможно, у них глаз «замыливается», не видят, где что потрескались, развалилось, устарело, нуждается в замене и ремонте. Когда я впервые, уже как директор, посмотрел открытыми глазами на эти выставочные залы в старом корпусе — ужаснулся. Потому что это 1970-е годы ... Конечно, не все сразу изменится. Но мы стараемся.

— Слышала, в Пидгорецком замке будет какой-то проект с балетом ...

— Пробуем оживить не только Музей Пинзеля, но и Подгорецкий замок. Инициировали в мае совместно с управлением культуры ЛОГА и Львовской филармонией постановку балета Игоря Стравинского «История солдата».

— Прошло восемь месяцев, как вы возглавили Львовскую галерею искусств. Как сами считаете, что удалось сделать за это время, а что не удалось?

— Одним из крупнейших своих достижений считаю представление предложений в Министерство культуры по изменению структуры Львовской национальной галереи искусств. Для этого надо было осмыслить, с чем имеем дело, предложить, каким образом нужно «реанимировать» этот институт. Дискутируем с Министерством культуры с февраля. Думаю, уже выходим на финишную прямую. «Негатив» — мы столкнулись с запущенными проблемами. Это, например, отсутствие документации на объекты, находящиеся на балансе Львовской ОГА. Не знаю почему, но основная масса документации ... где-то потерялась. Поэтому не можем заключить соглашение об аренде этих замков (Галерея искусств должна арендовать замки у ЛОГА), а это блокирует нам много различных новаций. Хотели бы ввести электронный билет, но для этого надо иметь договор на аренду. А Львовская ОГА не может нам дать этот договор, поскольку не имеет полного набора документов.

— Каковы творческие планы?

— Привести Львовскую галерею искусств в более вменяемое состояние. Осознаю, что довести ее до состояния, например, Вавеля или Бельведера, — не хватит времени. Чтобы поднять Пидгорецкий замок, нужно 20-30 миллионов евро и 20-30 лет. Это если делать все тщательно и ответственно. Поэтому хочу немного привести в чувство это учреждение. И прекратить процесс хищения национального наследия.


Об авторе
[-]

Автор: Юлия Лищенко

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.05.2017. Просмотров: 28

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta