Энергетическое противостояние между Россией и Украиной

Содержание
[-]

 «Без солидарности Европа не пойдет вперед ...»

Борьба за энергетические ресурсы и их использование в качестве инструмента политического и экономического давления на государства-потребители этих ресурсов имеет давнюю историю, достигает еще событий ХХ века. Особенно эта проблема приобрела глобальный характер в начале века ХХ-го.

Достаточно вспомнить, что произошло с Ираком и Ливией и что сегодня происходит в Сирии, Восточном Средиземноморье и в Каспийско-Черноморском регионе. На европейском континенте наиболее драматичным является энергетическое противостояние между Россией и Украиной, что, собственно, является частью проблемы во взаимодействии между странами Евросоюза и Россией в энергетической сфере.

Этапы российско-украинской «газовой войны»

Российско-украинская газовая война уже идет более 25 лет. 1993 стал началом открытого газового конфликта между Россией и Украиной. В феврале 1993 года, когда долг Украины перед «Газпромом» превысил 138 млрд рублей, Москва впервые заявила о возможной остановке поставок газа. Украинские власти заявили на это, что перекроет транзитные газопроводы. В ответ в марте того же года «Газпром» подписал в Варшаве соглашение о строительстве транзитного газопровода «Ямал-Западная Европа» в обход Украины по территории Беларуси и Польши.

В феврале-марте 1994 года остановки в поставках российского газа в Украину, а также требования возврата долга путем передачи прав на украинские газопроводы повторились снова. Поставки российского газа в Украину продолжились в обмен на согласие Киева уступить в споре с Москвой по зарубежных активов бывшего СССР. В 1999-2001 годах Украина продолжала политику неоправданных уступок. За газовые долги она отдала России восемь стратегических бомбардировщиков Ту-160 и три Ту-95МС, около 600 крылатых ракет Х-22. После Оранжевой революции 2004 года в Кремле решили увеличить цену на газ в 50 долл. за 1 тыс. куб. метров в несколько раз и впоследствии началось строительство газопроводов «Ямал-Европа» и «Северный поток» в обход украинской территории, что привело к снижению объемов газового транзита.

Цена на российскую нефть с 50 долл. за 1 тыс. куб. метров в 2005 году выросла до 260 долл. в 2009 году. Таким образом, между Россией и Украиной началась полномасштабная «газовая война», в которой Россия применила против Украины «энергетическое оружие». В конце 2008 года начался новый этап «газовой войны», в результате которого с 1 января 2009 года «Газпром» прекратил подача газа для Украины, а с 5 января уменьшилась его подача для европейских потребителей. С 7 января транзит российского газа через территорию Украины было полностью прекращено и возобновлено только 20 января, после того, как 19 января во Москве Тимошенко и Путин приняли кабальные для Украины газовые контракты, которые считаются действующими до сегодняшнего дня. Согласно этим контрактам, базовая цена за тысячу кубометров российского газа возросла до 450 долл. НАК «Нафтогаз Украины» обязан покупать каждый год 52 млрд кубометров газа по формуле «бери-или-плати».

1 апреля 2010 в Харькове В.Янукович и Д.Медведев подписали новое предательскую и позорное соглашение, согласно которому цена на газ уменьшалась на 30% в обмен на продление соглашения об аренде российской базы ВМС в Севастополе на 25 лет Это соглашение Россия разорвала 2014 после аннексии Крыма, и перешла к новому этапу «газовой войны» против Украины, продолжающийся по сей день.

Энергетическая составляющая агрессии России против Украины

Кажется, в Европе сегодня уже все поняли, что Россия использует свои энергетические ресурсы не только с целью получения экономических дивидендов, но и как инструмент распространения своего имперского политического влияния на европейские страны. Однако, некоторые пророссийские политические силы в этих странах продолжают потакать российским имперским амбициям, исходя из своих близоруких корпоративных интересов.

Энергетическая составляющая является одной из главных в агрессивной политике Кремля. Аннексия украинского Крыма и российская оккупация части территории на Востоке Украины нанесли тяжелые потери для ее энергетического потенциала. Вместе с оккупированным Крымом Украина потеряла основную часть исключительной экономической зоны на шельфе Черного и Азовского морей, где была инициирована ряд проектов по разведке и добыче нефти и газа с участием ведущих мировых компаний - ExxonMobil, Shell, OMV, ENI, EDF и других. Оккупационные власти Крыма захватила украинские государственные предприятия «Черноморнефтегаз» и «Укртрансгаз», а также всю нефтегазовую инфраструктуру на шельфе Крымского полуострова. В 2014 году Украина потеряла контроль над основными угледобывающими районами на Донбассе (55 шахт в Донецкой области и 42 шахты - в Луганской). Уголь из этих шахт сегодня идет контрабандой в Россию.

Газопровод «Турецкий поток»

Cегодня наиболее опасными для Украины и Европы есть планы Кремля построить газопровод «Северный поток-2» с целью прекращения транзита российского газа через украинскую ГТС в Европу.

С этой же целью Россия прокладывает газопровод «Турецкий поток». По этому проекту, подводная часть которого сегодня уже наполовину построена, то одну из двух его ниток мощностью 16 млрд куб. метров в год планируется ввести в 2019 году в Юго-Восточную Европу через Грецию, но до сих пор нет никаких гарантий, что это произойдет. Во-первых, из-за санкций "Газпрому" придется самому на 100% финансировать «Турецкий поток», а также одновременно строить газопроводы «Силу Сибири» и «Северный поток-2», если до этого дойдет дело. По расчетам самой компании, в 2019 году «Газпрому» придется инвестировать почти 1900000000000 рублей, при этом нужно будет погасить долги на сумму более 20 млрд долл. Во-вторых, на сегодня нет никаких гарантий, что газ по второй нитке поступит в страны Юго-Восточной Европы в 2019 году, поскольку до сих пор еще нет инфраструктуры, по которой Европа могла бы принимать этот газ, и неизвестно когда она появится . Дело в том, что, согласно нормам Европейской комиссии, предполагается, что сухопутная часть второй нитки «Турецкого потока» должно выполняться газотранспортными операторами заинтересованных европейских государств. Однако окончательное инвестиционное решение принимается только после поступления достаточного количества заявок на бронирование мощностей газопровода (open season). Однако до сих пор таких заявок нет. Если у европейских партнеров не возникнет экономического интереса участвовать в строительстве газовой инфраструктуры для принятия российского газа со второй нитки «Турецкого потока», то она будет оставаться некоторое время «сухой» на границе Турции с Грецией.

 «Северный поток-2»: кто - «за», и кто - «против»

По проекту газопровода «Северный поток-2», то, согласно проекту, мощность двух ниток второго «Северного потока», как и первого, составит 55 млрд куб. метров газа ежегодно. В общем мощность этой трансбалтийский газотранспортной системы в 4 нити из России в Германию составит 110 млрд куб. метров газа, на 32 млрд куб. метров меньше, чем мощность украинской ГТС.

Вопрос строительства этого газопровода еще на этапе его проектирования вызывают острые дискуссии среди политиков и государственных лидеров европейских стран, которые сегодня разделились на две группы - на его сторонников и противников. С определенными формальными оговорками о необходимости продолжения поставок российского газа украинской ГТС, проект «Северный поток-2» поддерживают если не на государственном уровне, то на уровне стратегических нефтегазовых компаний такие государства, как Австрия, Германия, Франция, Нидерланды, Чехия, Финляндия. Еще в середине февраля с. г.. федеральный канцлер Германии Ангела Меркель говорила, что не видит в газопроводе «Северный поток-2» угрозы энергетической безопасности Европы. Об этом она в очередной раз заявила 16 февраля, после встречи в Берлине с премьер-министром Польши Матеушем Моравецкий. Меркель подчеркнула, что ее правительство рассматривает «Северный поток-2» исключительно как бизнес-проект. Позицию Меркель активно поддерживает федеральный канцлер Австрии Курц. Однако в середине марта стало известно, что А. Меркель подписала документ, который предусматривает диверсификацию поставок энергоносителей и резкое увеличение доли возобновляемых источников в производстве электроэнергии с нынешних 33% до 66% в 2030 году. Эти цифры зафиксированы в программе развития энергетической отрасли Германии, которая является частью коалиционного соглашения между ХДС / ХСС и СДП. Эта программа, на согласование которой ушло три месяца, была условием создания коалиционного правительства ФРГ. Хотя в документе ничего не говорится о газопроводах, в том числе о «Северный поток-2», однако присутствует намерение сократить энергопотребление из традиционных источников на 50% к 2050 году за счет энергосбережения и повышения энергоэффективности во всех сферах экономики, идет вразрез с прогнозами «Газпрома» о будущем рост потребления газа в Европе. Таким образом, Германия собирается существенно сократить зависимость от российского газа, ставит под сомнение необходимость строительства «Северного потока-2». Позиция Германии в вопросах развития энергетики в странах ЕС без преувеличения определяющее значение, поэтому следует ожидать, что и другие высокоразвитые европейские страны в вопросах развития энергетики ориентироваться на Германию. И действительно, 15 марта с. . премьер-министр Тереза ​​Мэй заявила, что Великобритания намерена отказаться от российского газа и искать других поставщиков в рамках мер, предпринимаемых Лондоном против Москвы после скандала с отравлением в Солсбери. Но, несмотря на то, что почти треть потребляемого газа Великобритания получает из России, то очевидно переориентация на других поставщиков газа потребует определенного времени, возможно от года до двух.

С другой стороны, Великобритания, Хорватия, Румыния, Польша, Словакия, Литва, Латвия, Эстония, Швеция, Дания и, естественно, Украины при поддержке США пытаются остановить проект газопровода «Северный поток-2». По состоянию на начало марта с. г. Польша, Эстония, Литва, Финляндия и Швеция пока не дали своего разрешения на строительство «Северного потока-2» в своих территориальных водах Балтийского моря. В ноябре 2017 Дания приняла закон, которым запрещается прохождение российского газопровода через ее территориальные воды. Немецкая энергокомпания Uniper предполагает, что «Северный поток-2» не будет построен из-за позиции Польши, которая заблокировала создание совместного предприятия «Nord Stream 2 AG» для строительства газопровода в составе «Газпрома» и его иностранных партнеров - Shell, OMV, Engie, Uniper и Wintershall. Но после того, как эти партнеры отказались финансировать проект, российский монополист вынужден будет сделать это самостоятельно, потратив 1750000000 долл. По оценкам экспертов, реализация всего проекта газопровода «Северный поток-2» с учетом построения необходимой сопутствующей инфраструктуры обойдется России в 25 млрд евро.

В начале марта с. г.. Союз защиты природы Германии (NABU) подал жалобу в суд на решение горного ведомства города Штральзунд, дал добро на строительство и эксплуатацию газопровода «Северный поток-2» в территориальных водах Германии. NABU считает «Северный поток-2», «климато-политическим тупиком», поскольку кроме вреда для экологии этот проект может «разрушить солидарность и доверие в рамках ЕС». Активисты NABU призвали политиков дистанцироваться от строительства газопровода и провести независимую экологическую экспертизу проекта. В случае игнорирования этих требований, экологи пообещали добиваться закрытия проекта «Северный поток-2» через суд.

Президент РФ В. Путин и его окружение пытаются представить проект «Северного потока-2» как, который никому не повредит, даже Украина. Так, 28 февраля, в ходе встречи с канцлером Австрии С. Курильщиком Путин заявил, что этот проект "не является альтернативой поставкам газа через территорию Украины», а «абсолютно деполитизированным и сугубо экономическим». Однако ранее представители «Газпрома» неоднократно заявляли, что после строительства «Северного потока-2» и «Турецкого потока» они «гарантировать» продолжение транзита через украинскую ГТС в объеме примерно 10-15 млрд куб. метров газа. По мнению известного украинского эксперта в сфере энергетики, президента Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаила Гончара, для украинской ГТС, которая имеет мощность по транзиту 142 млрд куб. метров в год (в 2017 году было прокачано 93500000000 куб. метров), «это будет абсолютно убыточное функционирования такой мощной газотранспортной системы». Похоже, что кремлевские стратеги хотели бы и дальше оставлять за «Газпромом» использования украинской ГТС «на всякий случай».

Позиция украинского руководства

Позиция украинского руководства по проекту газопровода «Северный поток-2» четкая и ясная: Украина категорически против этого проекта, поскольку в случае его реализации, она, во-первых, потеряет почти 3 млрд долларов поступлений за транзит газа; во-вторых, потеряв транзитный потенциал, Украина перестанет быть интересной для Евросоюза; и, в-третьих, построив газопровод «Северный поток-2», Москва решает себе руки для продолжения и расширения агрессии против Украины. Но, к сожалению, кроме политических заявлений со стороны высшего руководства Украины против реализации «Северного потока-2», мало что сделано практически для его блокировки. В частности, на сегодня энергетической безопасностью той или иной степени занимается ряд государственных учреждений, ведомств и структур, но часто их деятельность остается скоординированной и не согласованной. Все, что наши чиновники и депутаты Верховной Рады могут - это просить Евросоюз и США не позволить «Газпрому» строить «Северный поток-2».

Сегодня глава НАК «Нафтогаз Украины» А. Коболев заявляет, что «привлечение иностранного партнера в управление украинской газотранспортной системой является единственным путем сохранить транзит газа через Украину после завершения строительства российского газопровода« Северный поток-2 ». Очевидно господин Коболев подразумевает, что именно это может обеспечить западным потребителям российского газа с украинской ГТС тот уровень доверия, который необходим для отказа от проекта «Северный поток-2». Но это заявление господина Коболева вызывает по меньшей мере два вопроса: первый - где был господин Коболев ранее, чем он озвучил эту «хорошую идею» только сейчас, а не два-три года назад, несмотря на то, что он руководит «Нафтогазом» уже ровно 4 года? Второй вопрос - какой объем транзита газа через Украину может быть уже после завершения строительства российского газопровода «Северный поток-2»? Несколько миллиардов кубических метров? Сомневаюсь, что это может быть интересным для иностранных инвесторов.

Далее читаем в новостях: «21 февраля 2018 украинское правительство начало консультации с международными компаниями, которые заявили о желании участвовать в управлении украинской ГТС. Рабочую группу возглавляет вице-премьер-министр В. Кистион ». Опять возникает вопрос: а почему украинское правительство не начал эти консультации еще 2-3 года назад? Если бы он начал эти консультации раньше, то сегодня, возможно, мы бы уже имели солидных иностранных партнеров, которые бы взялись управлять украинской ГТС? Тем более, что президент Порошенко недавно отметил, что «более 10 всемирно известных компаний заявили о желании участвовать в управлении украинской ГТС».

На наш взгляд, если для Украины ситуация вокруг ГТС имеет определенный политический контекст, то для «всемирно известных компаний» это прежде всего бизнес, который должен приносить прибыль. Но на какие прибыли иностранные партнеры могут рассчитывать, если тарифы на транзит российского газа через украинскую ГТС сейчас дороже, чем тарифы, указанные в проекте будущего газопровода «Северный поток-2»? Почему вместо того, чтобы разработать заманчивое предложение для клиентов услуг транзита, украинское правительство находится в состоянии бездействия уже не менее двух лет? И это в ситуации, когда газотранспортная система Украины остается нереформированной и до сих пор интегрированной в «Нафтогаз». И пока украинские чиновники только собираются «начать консультации с международными компаниями» и ведут дискуссии о том - кто будет контролировать доходы от транзита газа по украинской ГТС, если он там вообще будет через пару лет, проект «Северный поток-2» неуклонно приближается к реализации. Итак, будет или не будет «Северный поток-2» реализован в значительной степени будет зависеть и от того, сможет ли Украина предложить надежную, экономически обоснованную альтернативу российскому проекту.

Что возобладает - солидарность или меркантильные интересы?

В настоящее время в Евросоюзе рассматривается утверждения поправок к Газовой директивы Третьего энергопакета ЕС от 2009 года с целью ее применения к «Северного потока-2». Если положения Третьего энергетического пакета в полной мере будут распространены на «Газпром», то он, как поставщик газа, потеряет право участвовать в строительстве газопровода. Основная юридическая цель Третьего энергопакета - не допускать ситуаций, когда такие монополисты, как «Газпром», блокировать доступ конкурентов к потребителям за счет владения сетями распределения газа. Иными словами, Газовая директива предусматривает обязательное разделение между поставщиком, транзитером и распределителем газа, а также обеспечения доступа к газопроводу «третьих сторон», что никак не устраивает «Газпром» и Кремль, поскольку в значительной степени уменьшит доходы «Газпрома» и соответственно возможности политического влияния Кремля на европейские страны. Но, без сомнения, найдутся компании, которые за деньги «Газпрома» построят «Северный поток-2» до 2019 года и получат право на его дальнейшую эксплуатацию. Но даже если эти поправки будут приняты, то вряд ли они остановят строительство газопровода. Скорее всего, что эти поправки лишь несколько «усложнят жизнь» «Газпрома», но не более.

Хотя и без этого в последнее время «Газпром» все чаще сталкивается с различными проблемами. Так, в начале этого года у «Газпрома» возникли проблемы с поставками труб большого диаметра от российских производителей для газотранспортной системы, которая подает газ к «Северного потока-2» от месторождений на Ямале, что может привести к отсрочке строительства подведения к нему на целый год.

Исход борьбы в Европе вокруг проекта «Северный поток-2» будет зависеть от того, что возобладает - принципиальная солидарность всех стран Евросоюза в вопросе блокирования строительства «Северного потока-2» или узкие меркантильные корпоративные интересы? Хотелось бы, чтобы в европейских столицах наконец поняли, что защищая Украину, европейцы защищают и самих себя от путинской России, которая использует «энергетическое оружие» для распространения своего имперского влияния в Европе. Старший научный сотрудник Центра глобальной энергетики при аналитическом центре «Атлантический совет» Дэвид Коране считает, что в случае, если большая часть европейского импорта газа будет замкнута на Россию, то это позволит ей «играть мускулами» в отношениях с Украиной и Западом.

Благодаря введению в действие газопровода «Северный поток-1», несмотря на все санкции и напряжение в отношениях между РФ со странами Запада, наблюдается неуклонное наращивание поставок российского газа в страны Европы. Так, в 2017 году «Газпром» экспортировал в Европу 193 900 000 000 куб. метров газа, что составило 36% в энергетическом балансе европейских стран - на 8% больше, чем в 2016 году. Если «Газпрома» удастся построить газопровод «Северный поток-2», то поставки российского газа в Европу может вырасти до 250 млрд куб. метров в год и о диверсификации источников поставок газа в Европу можно будет надолго забыть. Пока санкции не слишком влияют и на объем добычи российского газа. Так, в 2017 году «Газпром» увеличил добычу газа на 12,4% - до 472 млрд куб. метров.

Позиция США - решающая?

Однако ситуация может в корне измениться после практического применения введенного в строй 29 января с. г.. закона США «О противодействии противникам Америки из-за применения санкций» (Countering America's Adversaries Through Sanctions Act - CAATSA), который позволяет американской администрации Д. Трампа ввести новые санкции против России и зарубежных компаний, инвестирующих в ее новые экспортные газопроводы. В этом законе прямо говорится, что «Северный поток-2» следует заблокировать, поскольку он негативно скажется на энергетической безопасности ЕС, а также помешает развития газового рынка в Восточной и Центральной Европе и процесса реформирования газового сектора в Украине.

Но это вовсе не означает, что этот закон будет сразу автоматически применен, поскольку президент США Д. Трамп неоднократно выражал явное недовольство этим законом, отмечая, что он «усложнит для американцев заключения выгодных контрактов». К тому же, Д. Трамп настоял на смягчении начальной версии закона, после чего санкции за помощь в строительстве газопровода «Северный поток-2» будет невозможно вводить без предварительных консультаций с европейскими союзниками США. Как отметила недавно пресс-секретарь Госдепартамента США Хезер Науерт, «на данный момент Белый дом не планирует вводить против России новых санкций», добавив, что «самой угрозы введения ограничительных мер пока достаточно». Если закон CAATSA все же будет в полной мере использован, то, скорее всего, в ближайшем будущем добыча природного газа в России несколько уменьшится. Поэтому на данный момент сегодня сложно прогнозировать - сможет ли Россия до 2020 года заполнить «Северный поток-2», если он вообще будет построен. А главное - будет ли в этом потребность в европейских потребителей, поскольку в течение следующих двух-трех лет объем поставок газа в Европу из Каспийского региона, Восточного Средиземноморья, Ближнего Востока и США может существенно возрасти. При этом мировой спрос на традиционные энергоносители уменьшается, а доля возобновляемых источников энергии в энергетическом балансе мира неуклонно увеличивается.

Возможно «Энергетическое НАТО»?

Как известно, проблемами энергетической безопасности занимается не только Евросоюз, но и НАТО. Положения об ответственности НАТО за энергетическую безопасность своих членов и защиту интересов партнеров Альянса были внесены в Стратегическую концепцию НАТО. На саммите НАТО в мае 2012 года в Чикаго было принято решение о создании Центра передового опыта энергетической безопасности НАТО. Начиная с этого саммита в декларациях всех последующих саммитов (в Уэльсе в сентябре 2014 года и в Варшаве в июле 2016 года) постоянно подчеркивалась необходимость усиления ответственности Североатлантического Альянса за энергетическую безопасность в евроатлантическом пространстве. Так, в разгар российской агрессии против Украины в 2014 году, Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил: «Мы должны сделать энергетическую диверсификацию стратегическим трансатлантическим приоритетом и уменьшить зависимость Европы от российских энергоносителей». С мая 2016 Андерс Фог Расмуссен является внештатным советником президента Украины П. Порошенко.

На наш взгляд, именно сегодня стоит вернуться к рассмотрению инициативы создания «Энергетического НАТО», с которой еще в марте 2006 года президент Польши Лех Качиньский официально обратился к Еврокомиссии и руководства НАТО. Проектом соглашения о «Энергетическое НАТО», представленным Л. Качиньским, предполагалось, что страны-члены ЕС и НАТО оказывать при необходимости помощь друг другу относительно обеспечения энергоносителями в любой форме. В среднесрочной перспективе проект договора ставил целью укрепления национальных систем энергетической безопасности, а долгосрочной - гарантировать стабильность энергоснабжения всех участников договора. Предполагалось, что участниками договора могли стать страны ЕС и НАТО, а страны-партнеры могли бы присоединиться позже, при условии их обязательства помогать участникам договора развивать необходимую организационную и техническую инфраструктуру. К сожалению, в то время руководство Евросоюза, а также лидеры Германии, Франции, Испании и Италии довольно сдержанно отреагировали на этот проект. И в настоящее время никто из нынешних европейских лидеров даже не упоминает об этой идее Л. Качиньского, считая ее «мертвой» ... Впрочем, и сегодня Польша демонстрирует свою приверженность принципу взаимопомощи в энергетической сфере, начав в начале марта с. г. вместе с Венгрией и Словакией поставлять газ в Украину после того, как Россия отказалась продавать ей газ. Украинцы очень благодарны нашим польским, венгерским и словацким друзьям за проявленную солидарность.

Выводы и прогнозы

Сохранение транзита российского газа по украинской ГТС имеет не только стратегическое экономическое значение, но является одним из факторов сдерживания дальнейшей российской агрессии против Украины. К тому времени, пока российский газ поступает в страны Евросоюза украинской ГТС, Москва, скорее всего, воздерживаться от широкомасштабной дестабилизации ситуации в Украине. Но как только (где-то с 2020-2021 гг.) Газопроводы «Северный поток-2» и «Турецкий поток» выйдут на запланированную полную мощность и российский газ пойдет в Европу в обход Украины, нельзя исключать, что Кремль может прибегнуть к активизации подрывных акций против Украины и даже к широкомасштабной агрессии, по меньшей мере с целью реализации проекта «Новороссия-2». Вряд ли вероятные широкомасштабные боевые действия на территории Украины будут способствовать миру и стабильности в самой Европе. Итак, европейцы должны решить - готовы ли они дать адекватный ответ на эти гипотетические вызовы и угрозы? При этом европейцы также должны знать, что В. Путин, пока будет оставаться у власти, никогда не даст Украине покоя, поскольку без ее человеческих и природных ресурсов он не сможет возродить Российскую империю или Советский Союз, по распада которого часто сожалеет. Содержание предвыборных выступлений президента РФ в начале марта с. г. однозначно свидетельствует об усилении агрессивного тренда во внешней политике путинского режима.

Хотелось бы надеяться, что использование Россией энергетических ресурсов в качестве инструмента реализации своих имперских геополитических планов не может быть приемлемым для подавляющего большинства европейских стран.

Именно об этом написала группа немецких депутатов Европарламента и Бундестага в своем обращении к европейскому сообществу, опубликованном в газете Frankfurter Allgemeine Zeitung 19-го февраля: «План строительства второго российского газопровода через Балтийское море в Германию политически раскалывает ЕС и ставит под сомнение нашу солидарность с Польшей , балтийскими соседями, Словакией, Украиной, а также Данией и Швецией. Эти страны считают, что российский проект прямо или косвенно угрожает их безопасности энергоснабжения. Тот, кто нарушает сегодня европейскую солидарность, вряд ли может рассчитывать на нее в будущем. Без солидарности Европа не пойдет вперед ».

 


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Волович

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.04.2018. Просмотров: 41

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta