Детское питание как отражение бед российской экономики

Содержание
[-]

Кого накормит бесплатный школьный завтрак

Недавно Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию пообещал обеспечить бесплатным питанием всех учеников начальной школы. Средства на эти цели будут направлены из трех источников: федерального, регионального и местного бюджетов.

Чтобы оценить масштаб решаемой задачи, обратимся к официальным цифрам. Их можно найти в Докладе Правительства РФ Федеральному Собранию РФ о реализации государственной политики в сфере образования за 2018 год. За 2019 год подобного доклада пока нет. Одноразовое горячее питание получали в тот год 63,8% от общего количества школьников России — 9 703822 человек. Из них ученики начальной школы составляли 48% — 4 655 634 человек. Далеко не все дети в началке, как часто ее называют, питаются в школе — таковых 68,6% из общего количества. То есть практически каждый третий ребенок в младших классах учебный день проводит без еды.

Средняя стоимость питания одного обучающегося в день в 2018 году составляла 39,47 рубля: от 22,66 рубля в ЮФО до 76,33 рубля в ДФО. На организацию всего школьного питания в 2018 году потратили 96, 909 млрд рублей из трех источников:

  • 38% (36,667 млрд рублей) из региональных бюджетов,
  • 17% (16, 531млрд рублей) из муниципальных бюджетов и
  • 45% (43, 710млрд рублей) — из семейных средств.

Федеральный бюджет в школьном питании до сих пор не участвовал. Произведя нехитрые расчеты можно увидеть, что на питание 100% учеников начальных классов страны в ценах 2018 года и при подобной численности детей необходимо 68,407 млрд рублей. Сумма достаточно приличная, сравнимая с тремя годовыми бюджетами миллионного Омска.

Профильный комитет Законодательного Собрания Карелии, депутатом которого я являюсь, недавно рассматривал вопрос о готовности школ республики «к обеспечению бесплатным качественным горячим питанием обучающихся 1-4 классов». Накормить надо 30 049 учеников начальных классов в 199 школах региона. Для того, чтобы приступить к выполнению задачи с 1 сентября, потребуется 177,8 млн рублей на четыре месяца текущего финансового года. В расчеты закладывалась цена завтрака на одного ребенка в день в размере 70 рублей.

А теперь давайте оценим, что на эту сумму появится в детских тарелках, даже точнее, какая часть из этих средств окажется в них, будучи конвертированной в кулинарно обработанные продукты питания. И вот это самое интересное! В городах и населенных пунктах, где есть предприятия общепита, организацию питания в школах выводят на аутсорсинг, для чего передают этим предприятиям на условиях аренды помещения школьных столовых. В Карелии, например, из 199 школ таковых 114, оставшиеся 85, обычно это маленькие сельские школы, организуют питание сами. По условиям договора кормящее предприятие, как обычно их называют в школьной среде, должно оплачивать аренду помещений, коммунальные расходы, косметический ремонт помещений, ремонт вентиляции, водопровода и канализации, приобретение и ремонт холодильников, торгово-технологического оборудования и мебели для обеденного зала.  Чувствуете, какие суммы набегают? Помним также, что к ним нужно добавить фонд оплаты труда поваров, кухонных рабочих, бухгалтеров и административного персонала, налоги, которые платит предприятие.

Важно заметить, что еще и саму возможность попасть в школу предприятию общепита надо приобрести. В прямом смысле этого слова, ибо право аренды столовых продается на торгах, побеждает на них предприятие, предложившее наибольшую цену. В городах конкуренция между предприятиями за школу с большим количеством детей порой поднимает цену до нескольких миллионов рублей. Выкупленное право аренды не освобождает от ежемесячных арендных платежей исходя из площади помещений. Школе, конечно, все эти деньги в радость, так как позволяют решить многие насущные проблемы: купить компьютеры, книги в библиотеку или сделать ремонт школьных помещений. Но надо понимать, что кормящая организация разложит всю совокупную сумму в каждую детскую котлетку и в каждый стакан с компотом.

На упомянутом заседании комитета в карельском парламенте я спросила у выступавшего директора предприятия, которое кормит 11 тысяч школьников столицы республики, какова торговая наценка на их услуги. Оказалось, что 135%, в соответствии с утвержденной администрацией города планкой.  То есть из запланированных на завтрак 70 рублей 40  покроют вышеперечисленный список издержек, а в детскую тарелку попадут лишь 30 рублей. Директор компании посетовал, что одной только арендной платы за 10 школ в течение последних пяти лет заплатил 42 млн рублей. Понятно, что изъяты они как из бюджетных денег, за счет которых питаются дети из малообеспеченных семей, так и из родительских кошельков, учитывая, что основная доля школьников питается за счет семейного бюджета.

Нужно богатое воображение и нестандартная логика, чтобы объяснить родителю, почему за электричество в коридоре на пути в столовую платит муниципалитет, а в зале столовой уже сами родители, проход детей по этому коридору бесплатен, а за то, чтобы посидеть 15 минут за столом в столовой, находящейся, как и коридор, в муниципальном здании, надо оплатить аренду из своего кошелька. От родительского гнева спасает только то, что они всех этих перипетий просто не знают и исправно платят, порой отдавая последнее.

Эффективность такой организации питания вызывает вопросы еще по двум причинам. Кормящие коммерческие предприятия закупают и оборудование и продукты питания без торгов. Остается только надеяться, что цена закупаемого холодильника или молока с морковкой как-то сдерживается хотя бы планкой торговой наценки. Кроме того, если предприятие не выигрывает на аукционе право аренды на следующий отрезок времени, то оно забирает все свое оборудование и мебель, иногда вырывая с корнем розетки и провода. Школа и новый поставщик услуг оказываются в заложниках процесса, так как выигравшему предприятию необходимо время на закупки и обустройство.

В селах и деревнях, где нет учреждений общепита, а школам удалось не стать жертвами оптимизации и сохраниться, они сами организуют питание детей. Это позволяет обходиться без арендаторов, торговых наценок, так как повар и рабочие кухни состоят в штате школы, коммунальные платежи платит учредитель в общих платежах за содержание здания. При этом школа обременена закупками и доставкой продуктов, что является немалой проблемой в отдаленных населенных пунктах.

Вот теперь становится понятно, что двукратная разница стоимости горячего завтрака городских и сельских школьников Омской области, как и других регионов страны, количественно и качественно на содержимом школьной тарелки не отражается. Городского школьника кормят на те же 25-30 рублей, а остальные 35-40 уходят по другому назначению.

Для чего я позволила себе нагрузить читателя сложными объяснениями «кухни» школьного питания? Для того, чтобы слыша пафосные речи о заботе о детях, астрономические суммы, выделяемые на бесплатное питание, мы все делили этот пафос и эти суммы как минимум на два. Для того, чтобы понимали, что:

  • половина или более от выделяемых средств уйдет не детям, а бизнесу: ресурсоснабжающим компаниям, предприятиям, продающим мебель, торговое и кухонное оборудование, кормящей организации;
  • органы власти, критикуя школы за поборы, сами организуют опосредованные скрытые поборы через продажу права аренды и арендную плату, которая возмещается в большей степени из родительских кошельков и за счет которой школами решаются те проблемы, которые должны финансировать учредитель и государство;
  • в той части, когда это возмещение происходит из сумм, выделяемых из бюджета на бесплатное питание детям из малообеспеченных семей, а в ближайшем будущем всем ученикам началки, это ведет к дополнительным потерям средств на администрирование этой перегонки, круговорота бюджетных средств;
  • органы власти экономят свои расходы на содержание школьных зданий, вынуждая оплачивать коммунальные расходы за содержание столовых кормящие организации, а через них, по факту, родителей.

Главный вывод, который следует сделать, — экономика школьного питания не просто архаична и неэффективна, как впрочем и вся российская экономика в целом, а порочна в своих подходах и организации, так как ребенок для нее не является целью, а остается лишь средством.

Президент России Путин, будучи юристом, признал на днях, что без полбанки не разобрать, соответствует ли Конституции тот законопроект о внесении поправок в нее, который он подписал. Хотелось бы увидеть, сможет ли премьер Мишустин, будучи экономистом, без полбанки разобраться с дремучей экономикой российского школьного питания.

Но, скорее всего, разбираться никто не будет, а мы в скором времени увидим претендента на оператора процесса школьного питания в российских масштабах — «главного по тарелочкам». Тем более, что главный по учебникам есть, по лекарствам и вакцинам имеется, по сбору платы за проезд по федеральным трассам в наличии, на экологический мониторинг качества воздуха главный желающий объявился. Институт проблем образовательной политики «Эврика», опираясь на среднюю стоимость одноразового горячего питания на ребенка с учетом требований СанПиН, норм детского питания и средних потребительских цен на товары (данные Росстата) в 75,79 рублей, оценил финансовые затраты на год в 89 миллиардов рублей.

Для сравнения, рынок школьных учебников оценивается в 25,3 миллиарда в год, из которых примерно 10 миллиардов рублей — это бюджетные деньги. А тут целых 89 миллиардов! Очевидно, что главный по школьным тарелочкам не заставит себя долго ждать и фамилия его не удивит новизной.

Школьное кормление передадут на кормление представителю ограниченного круга главных при Главном. А что из этого получится, тоже понятно — главный по детским тарелочкам в Москве — господин Пригожин убедительно продемонстрировал.

Что делать, спросите вы?

  • Не допускать монополизацию рынка школьного питания и жестко обеспечивать высокую конкуренцию.
  • На конкурсные процедуры выносить не продажу права аренды, а модель организации питания. Кто за условные 70 рублей на душу предложит самый полноценный, здоровый, современный, учитывающий максимальный набор требований (ассортимент, размер порций, витаминизацию, выбор блюд, шведский стол, учет особенностей здоровья детей и пр.) вариант, тот и победитель конкурса.
  • До минимума, без потерь эффективности предприятий, снижать торговую наценку. Для этого помещения передавать кормящим организациям в безвозмездное пользование, а коммунальные расходы школьных столовых оплачивать учредителю.
  • Базовое оборудование для кухни и мебель должны закупаться учредителем и школой и оставаться в муниципальной собственности и оперативном управлении школы. Узкоспециализированное оборудование оставить на закуп кормящей организации.
  • Обеспечить участие родителей в отборе победителей конкурса и постоянный родительский контроль за организацией питания детей.

И самое главное. Всем тем, кто надеется, что проблему школьного питания, как и многие другие проблемы российской жизни, можно решить без политики, хочу сказать — нельзя их решить без политики. Вы же видите, что школьный стакан компота — это концентрированная политика. Приходите в политику, чтобы никто не покушался на тарелку вашего ребенка, оплаченную вашим трудом.

Автор: Эмилия Слабунова, политик, партия «Яблоко», депутат ЗакС Карелии

https://novayagazeta.ru/articles/2020/02/21/84028-kogo-nakormit-besplatnyy-shkolnyy-zavtrak

***

Приложение. Во что обойдутся школьные обеды

Закон о школьном питании на прошлой неделе принят Госдумой. Какая битва теперь предстоит за тарелку младшеклассников, выяснил «Огонек».

С сентября 2023 года всех учеников с 1 по 4-й класс должны будут кормить в школе бесплатно. Это может быть первое и второе блюдо или только второе, в зависимости от времени приема пищи. Пора ликовать от щедрости государства? Есть нюансы.

Благородная идея кормить школьников бесплатными обедами не давала покоя законодателям очень давно. Одна из первых версий законопроекта была внесена в нижнюю палату 18 лет назад. Документ, принятый на прошлой неделе, Госдума рассматривала с осени прошлого года. Стремительное ускорение законопроекту придал президент, пообещав школьникам бесплатные обеды в своем январском послании. После этого Госдума утвердила его в трех чтениях за три недели.

Почему идея так долго буксовала? «Президент недавно заявил, что продавливать этот законопроект было очень непросто. Все были против,— говорит Олег Смолин, первый заместитель председателя Комитета по образованию и науке Госдумы.— Я думаю, что работа шла с Министерством финансов. Основная проблема — заставить Минфин поделиться деньгами, которых у него в избытке».

Откуда деньги

Главный вопрос, за чей счет бесплатные обеды? И сколько они стоят? В законе деликатно объясняется, что «бюджетам субъектов Российской Федерации могут предоставляться субсидии из федерального бюджета на софинансирование организации и обеспечения бесплатным горячим питанием обучающихся». «Пока нас уверяют, что 85 процентов будет финансироваться за счет федерального бюджета,— рассказывает Олег Смолин.— Остальное откуда-то должны достать регионы и муниципалитеты. Нам уже поступает информация о том, что некоторые регионы заранее пытаются переложить финансирование на местные бюджеты. А мы знаем, что единственный богатый у нас бюджет федеральный. Региональные бюджеты в большинстве — это бюджеты-должники. А бюджеты местного самоуправления в подавляющем большинстве дотационные. Главное, чтобы те, у кого много денег, не возлагали обязательства на тех, у кого их мало». Несколько регионов уже заявили о готовности кормить школьников бесплатно с сентября этого года. Из федерального бюджета в этом году обещали выделить 23 миллиарда на школьное питание. Калужская область, например, проявила решимость начать с этой осени, для этого ей требуется 450 млн, Приангарью — 3,5 млрд рублей, Томской области — 800 млн, Удмуртии — 830 млн… Зампред правительства Татьяна Голикова заявила: когда все регионы подключатся, бесплатное питание для младших школьников будет стоить стране 53 млрд рублей в год.

Замаячившие федеральные деньги вызвали нервную дрожь у поставщиков питания в школы еще даже до принятия законопроекта. Цены на еду в школьных столовых поползли вверх.

Так, в Набережных Челнах они выросли на 3 процента, в Рязани — на 15 процентов. «Бизнес пытается повысить норму прибыли, заработать на детях,— говорит Олег Смолин,— хотя вроде бы, если у тебя появляются возможности расширения рынка, то за счет объема можно было бы и снизить стоимость». Проблема в том, что, по данным ОНФ, во многих регионах школьным питанием занимаются «аффилированные с разными структурами лица». Проще говоря, это свои люди, монополисты, которые либо поставляют в школы продукты, либо уже готовое питание (по принципу аутсорсинга работают школы примерно в половине регионов).

«Не дожидаясь ни принятия закона, ни вступления его в силу, в некоторых регионах (это Ульяновская область, Волгоград, Нижний Новгород) местные предприниматели очень быстро подсуетились,— рассказывает Владимир Чернигов, президент Института отраслевого питания и член рабочей группы по подготовке федерального закона о школьном питании.— Родители там вдруг «выбрали» единого оператора, который будет обеспечивать школы питанием в течение 15 лет. Почему 15 лет? Ребенок в школе 11 лет! У кого-то ребенок еще в школу даже не пошел, а кто его кормить будет, уже определили. Хорошо, что решение ФАС уже вынесено по этим случаям. Отменили».

Тайна в тарелке

В России школьные обеды стоят по-разному. Но из чего складывается эта цена, никто внятно ответить не может. «Мы проводили расследование, почему школьная еда стоит в одном регионе 40 рублей, а в другом 80. Ответа у нас до сих пор нет,— рассказывает Валерий Алексеев, руководитель бюро расследований ОНФ.— Нам никто не смог объяснить, как же они считают. И мы надеемся, что теперь этим вопросом зададутся и муниципальные органы власти, и региональные и, наконец, появится понимание в этом вопросе. Все-таки, когда приходят федеральные деньги, приходят федеральные уровни контроля. Они же спросят: а почему столько? И ответ "ну вот так" тут не пройдет. Кажется, так просто — дать деньги на бесплатные обеды. Но тут целый пласт проблем, который нужно решить. Например, очень часто примерное меню отличается от фактического. Заявляют одно, а школьник ест совершенно другое. И реальное меню может кратно отличаться от заявленного в деньгах. Получается, мало того, что ребенок ест не то, что ему нравится. На нем еще и очень нехило экономят. Кто-то должен начать это контролировать».

Продуктовый напор

Отдельно и остро стоит вопрос качества питания. В законе везде говорится о «здоровом питании». Но, по данным ОНФ, почти половина школьников не ест в столовой просто потому, что невкусно. «Это еще и вопрос кадров,— говорит Валерий Алексеев.— Как переучивать поваров?»

Сейчас обязанность проверки качества питания возложена на директора школы. Понятно, что не все справляются с этой не свойственной педагогу ролью. «Раньше директор, как стрелочник, был виноват во всем,— объясняет Владимир Чернигов.— После того как закон вступит в силу, за обеспечение горячим питанием будет отвечать муниципалитет». Но ответа на вопрос, как конкретно будет происходить контроль качества питания, по-прежнему нет. Ясно одно: раз во главе угла «здоровые, местные продукты» (как говорил президент), закупать их по классическому тендеру, где побеждает наименьшая цена, будет невозможно. «Мы ожидаем, что этот законопроект по принципу домино повлечет изменения в других законах,— комментирует Владимир Чернигов — в частности в законе о госзакупках. Ну нельзя одинаково подходить к закупкам линеек и еды для школьников».

По словам Олега Смолина, вопрос контроля качества планируется решить маркировкой продуктов. Она должна будет введена поэтапно. Но, как и когда все это будет реализовано, не ясно. После принятого закона пейзаж возникает странный: школьники должны бесплатно получать качественную, здоровую и вкусную еду за счет государства, но, как добиться цели, скрыто в тумане. «Прогнозируемо — все будут говорить: "Ой, это сложно, ой, это не бесплатно, налоги повысят, все будет плохо, все как всегда уйдет в одни руки, все разворуют",— заключает Валерий Алексеев.— Если исходить из такой логики, можно ничего и не делать. Но, если двигаться спокойно и методично, все можно решить. И то, что это движение началось, очень радует».

Экспертиза: Наталья Петрова, вице-президент Института отраслевого питания

Нужна система

Ключевой момент в реализации нового законопроекта — это контроль качества. В стране уже существуют схемы, как этот контроль выстроить. Я 15 лет проработала начальником управления социального питания в Санкт-Петербурге. Это единственный город в стране, где подобное управление сохранилось. Нигде больше, ни в одном регионе отдельно социальным питанием никто не занимается. В Петербурге для этого есть лаборатория, и у нее шесть филиалов по всему городу. Там проводят не менее тысячи проверок в год.

Каждую школу проверяют один раз в два года. Но, конечно, лучше взять за основу международную норму и проверять минимум два раза в год. У нас специалисты проверяют и продукты, из которых готовят, и готовую еду. Кроме того, просчитывают «полноту вложения», то есть все ли, что заявлено в меню, туда положили. Бывает, все вроде в порядке, но невкусно. Значит, необходимо обучить повара. И это еще одна особенность Санкт-Петербурга. В городе сохранена советская норма — это обучение каждого сотрудника пищеблока не менее чем один раз в три года.

В Петербурге с 1-го по 4-й класс все школьники получают горячее питание. Льготные категории — бесплатно. За всех остальных 70 процентов стоимости горячего питания оплачивает город. Такая система была принята в 2005 году по настоятельному требованию педиатров. Ребенок приходил в школу, и через два-три года у него начинались проблемы с желудочно-кишечным трактом.

Через несколько лет после того, как ввели горячее питание в школах за счет города, здоровье младших школьников стало лучше. Многие города брали с нас пример или сами налаживали у себя систему контроля качества. Это Нижний Новгород, Мордовия, Ульяновск, Казань, Ярославль. Но для реализации общероссийского закона должна быть федеральная структура, которая разработала бы типовые меню.

Сейчас все готовят, что хотят и как хотят. Одних вариантов борща мы насчитали 60 штук. Все, конечно, стараются соблюдать санитарные нормы, но этого мало. Чтобы не было злоупотреблений, должны быть типовые нормированные меню.

Да, в каждом регионе свои особенности, и их нужно учитывать, в Дагестане и Красноярском крае невозможно кормить школьников одинаково. Меню должны варьироваться и в зависимости от нагрузки школьников, времени их пребывания в школе, от особенностей здоровья. Эти модели завтраков и обедов нужно разработать, рассчитать калорийность, соотношение белков, жиров и углеводов... Сделать эту систему электронной, чтобы рассчитывалось все автоматически для каждой отдельно взятой школы. Это будет конкретный механизм реализации нового закона.

Материал подготовила Наталия Нехлебова

https://www.kommersant.ru/doc/4242276


Об авторе
[-]

Автор: Эмилия Слабунова, Наталия Нехлебова

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.03.2020. Просмотров: 94

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta