Что Россия позаимствовала у Беларуси. При этом во сколько России обходится поддержка Беларуси

Содержание
[-]

Заразительный союзник

Очень часто в заявлениях, интервью, авторских колонках на тему российско-белорусских отношений звучит слово «полигон». И речь идет не об испытаниях вооружений. Из разных источников — от высокопоставленных чиновников до блогеров — с обеих сторон звучит это слово в одинаковой для всех конструкции: «Беларусь — полигон для России».

Вот Лукашенко, например, говорит, что Беларусь — испытательный полигон для западных стратегов перед броском на Восток. «Апробировав у нас, они пойдут туда», — говорил он два месяца назад, встречаясь с депутатами. И российские, и белорусские политологи и публицисты любят повторять, что Беларусь — полигон для отработки политических технологий, которые потом будут использованы в России. Причем в зависимости от позиции автора заказчиками испытаний выступает то условный Запад, то непосредственно Кремль.

При этом российские публицисты-«государственники» и прочие почвенники пугают, что теперь Запад, отработавший кампанию в Беларуси, запустит то же самое в России и двинет на выборы президента, к примеру, жену Юрия Дудя, которого перед этим посадят за разжигание социальной вражды, и это вызовет массовые протесты с последующими репрессиями. Белорусские авторы утверждают, что все фальсификации выборов и массовые аресты — это эксперимент, проводимый в Беларуси Москвой для доведения механизмов подавления до совершенства, чтобы в будущем использовать их дома.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

И то, и другое, и третье, и двадцать пятое — скорее преувеличение. Беларусь — все-таки не полигон для России, а скорее мастер-класс. Курсы повышения квалификации. Старшая пионервожатая. Пример для подражания. При всей экономической зависимости Беларуси от России, при всей неприязни между Путиным и Лукашенко, при всех «дорожных картах», ограничивающих белорусский суверенитет, именно Беларусь уже много лет идет в фарватере России и во многом определяет ее внутреннюю политику. Зачем что-то придумывать, если можно использовать опыт соседей и, главное, его восхитительные результаты?

Кстати, обнуление как пример зависло больше чем на 20 лет. Вероятно, потому, что Лукашенко обнулился в первый раз еще в 1996 году, когда президентом России был Борис Ельцин. А Ельцин строил совершенно другие планы. Или не строил вообще. Во всяком случае референдум 1996 года, когда Лукашенко уничтожил парламент и начал отсчет первого президентского срока заново, смахнув два года, был первым опытом «обнулизма». Второй раз он обнулился в 2004 году, проведя референдум об изменении статьи 81 Конституции, которая предусматривала максимум два президентских срока. С 2004 года ограничений нет. К слову, Лидия Ермошина руководит Центризбиркомом Беларуси как раз с 1996 года, и обнуленческий референдум был ее первым успешным проектом. Это я к тому, что вопросов вроде «а сколько в действительности проголосовало» мы не ставим в принципе, потому что этого уже никто не узнает. Так что результаты всех референдумов и выборов, начиная с 1996 года, априори считаем сфальсифицированными.

Мимо такого демонстративного удушающего приема против Конституции теперешний российский лидер пройти просто не смог бы: уж очень привлекательно выглядит регулярное обнуление. Кстати, в Беларуси в следующем году Лукашенко планирует обнулиться в очередной раз. Это снова будет референдум, снова изменения в Конституцию, снова кунштюки и словесные хитрости. Новая Конституция вновь вводит ограничения на президентские сроки (зато полномочия остаются прежними), наделяет Всебелорусское народное собрание статусом высшего представительного органа народовластия и позволяет участвовать в президентских выборах только тем, кто жил в Беларуси последние 20 лет и никогда не имел даже вида на жительство в другом государстве. Последнее — специально для многих лидеров оппозиции, вынужденных уехать. А все остальное — так, белый шум, главное в котором — еще одно обнуление.

За прошедшие годы Россия заимствовала у Беларуси не только обнулизм, но и методы подавления. Аресты и приговоры после Болотной — это практически точная калька белорусского «дела декабристов». Тогда после президентских выборов 2010 года и массовых протестов впервые в белорусской истории была применена статья УК «Массовые беспорядки». Арестованных в ночь после выборов было около тысячи. Из них спецслужбы выбрали в качестве обвиняемых (кого-то персонально, а кого-то и простым жребием) четыре десятка человек. Там были и лидеры оппозиции, и активисты, и те, кто вышел на площадь впервые в жизни. Для устрашения всех остальных они были осуждены на показательных процессах и отправились в колонии на сроки от трех до шести лет.

Прошло всего полтора года — и после акции протеста на Болотной в России появляется уголовное дело по такой же статье, которая точно так же лежала в УК РФ мертвым грузом и не использовалась. Все те же десятки обвиняемых, приговоры, пытки. Отлично сработано, опыт усвоен блестяще. Белорусские протесты прошлого года были куда более массовыми, чем 10 лет назад, поэтому и статей Уголовного кодекса, по которым сажали активистов и прохожих, стало больше. К массовым беспорядкам добавилось насилие в отношении сотрудников органов внутренних дел, призывы к насильственному изменению конституционного строя, разжигание социальной розни, хулиганство, оскорбление представителя власти, сопротивление сотруднику органов внутренних дел. В общем, на любой вкус и кошелек.

После январских акций в поддержку Алексея Навального в России силовики тоже подошли к процессу творчески. Просто массовые беспорядки — скучно. Проявить изобретательность, как в Беларуси, — куда интереснее. И приговоров можно вынести больше, и зарядка для ума. В итоге в разных городах России после митингов тоже появились уголовные дела о хулиганстве, умышленном повреждении имущества и перекрытии дорог, насилии в отношении представителя власти и даже о вовлечении несовершеннолетних в противоправную деятельность. Совсем как у нас. Во всяком случае все к тому идет.

И если Россия продолжит перенимать передовой белорусский опыт, то вас, дорогие россияне, в скором времени ждут новые разнообразные сюрпризы. Вас начнут арестовывать на улицах за носки и штаны не того цвета. За маникюр, вызывающий подозрения. За трусы на бельевой веревке. За чтение книги в электричке. За песни Цоя в машине. За чаепитие во дворе. За зум-конференцию. Вас будут арестовывать вместе с женами. Или с детьми. В лучшем случае вы получите 15 суток и удар по почкам.

Журналистов будут брать целыми редакциями, захватывать серверы и блокировать банковские счета. Кстати, население Беларуси приблизительно в 16 раз меньше, чем в России. Сегодня в Беларуси 33 журналиста сидят в тюрьмах по уголовным делам. Блогеров — еще два десятка.

А теперь представьте, что в России за несколько месяцев посадят больше 800 журналистов и блогеров (мы же умножаем на 16). Сегодня это кажется невероятным. Но и нам в августе прошлого года казалось, что большой террор остался в 37-м и уже не повторится. А он повторяется. И в России тоже повторится, если белорусские методы по-прежнему будут приниматься за образец для подражания.

Автор Ирина Халип, собкор по Беларуси

https://novayagazeta.ru/articles/2021/07/20/zarazitelnyi-soiuznik

***

Комментарий: Ни одну страну в мире Москва не поддерживает так долго и щедро, как Беларусь

Это утверждают опрошенные DW эксперты. Они оценили, во сколько российскому бюджету это обходится.

В начале лета Беларусь получила от России очередной транш кредита - на 500 миллионов долларов. Полгода назад - еще один на такую же сумму. Со стороны это может выглядеть как обычный крупный займ, который одна страна выдает другой и получает свои проценты. Но в белорусско-российских отношениях, указывают наблюдатели, это работает иначе: проценты копятся, долги по кредитам с каждым годом растут, а Минск тем не менее получает все новые и новые займы.

Формат финансовой поддержки, когда Россия буквально субсидирует Беларусь как дотационный регион, складывался не один год. По оценкам Международного валютного фонда (МВФ), только с 2005 по 2015 годы белорусская экономика получила 106 млрд долларов от России. По просьбе DW эксперты объяснили, из чего сейчас складывается финансовая помощь республике.

Миллиарды за льготные цены на нефть и газ

Экономическую подпитку Беларуси российскими деньгами, как правило, эксперты разделяют на два больших потока - легальный и теневой. Оба, по их оценкам, носят нерыночный характер и приводят к упущенной выгоде для бюджета России. Самая ощутимая субсидия - энергетическая. Она включает или включала более низкие цены на поставляемый Минску газ, неуплату Беларусью таможенных пошлин на нефть, беспошлинный импорт нефтепродуктов из России и так называемую "перетаможку" российской нефти (компенсацию РБ за высокую цену на газ, позволяющую ей зачислять в бюджет таможенную пошлину от нефти. - Ред.).

"За последние 20 лет лишь дважды цена на газ для Беларуси приближалась к ценам на газ для Европы. И в такие моменты Беларусь обычно переставала платить и требовала дополнительных скидок", - указывает Сергей Кондратьев, замруководителя экономического департамента Института энергетики и финансов. Суммарно, по оценкам института, с 2011 по 2020 годы за счет низких цен на сырье Россия субсидировала Беларусь на 35 млрд долларов (нефть) и 19 млрд (газ).

Россия - лучший банк для Беларуси

Еще один легальный формат субсидирования - льготные кредиты Беларуси, срок действия которых Москва постоянно продлевает, а условия займов - пересматривает. Наиболее яркий пример такой поддержки - кредит на строительство Белорусской АЭС в 10 млрд долларов. "Страна получила и очень длительную отсрочку от платежей, и возможность платить по пониженной ставке. Такие условия, ставки и сроки выплат Беларусь не могла получить на открытом финансовом рынке", - уверен Кондратьев.

Как при этом тратятся нецелевые кредиты от России, неизвестно. Минск использует их по своему усмотрению. Но, как предполагает член президиума Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько, новые кредиты часто предоставляются, чтобы попросту расплатиться по старым. "Большая часть последнего транша в 500 млн долларов точно была направлена на погашение долгов перед российскими же корпорациями", - указывает Безпалько.

Третий важный механизм легальной помощи белорусской экономики - это преференциальные условия доступа на российский рынок. Другие партнеры России, например по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), не получают таких условий, как предприятия из Беларуси. Это позволяет, полагают аналитики, существовать целым отраслям белорусской промышленности - в первую очередь, пищевой и машиностроению. Вместе с льготными кредитами преференции при допуске на российский рынок, по расчетам Института энергетики и финансов, принесли экономике Беларуси с 2011 по 2020 годы 11 млрд долларов.

"Сигареты в удобрениях и санкционка": нелегальные каналы

Следующий вид поддержки едва ли можно назвать добровольным со стороны России. По объему он заметно меньше, чем легальные субсидии, но также ложится бременем на бюджет России. Речь о контрабанде, которая становится возможной благодаря упрощенному пограничному контролю и привилегированному статусу Беларуси. К ней относится ввоз в РФ из стран Европы через Беларусь продукции, которая попала под российские антисанкции, с последующей перемаркировкой и подменой таможенных деклараций. Или же поставка товаров без уплаты акцизных платежей.

"Это просто деньги, которые Беларуси удается зарабатывать. Хороший пример - белорусские сигареты. Партии, которые достигают миллиона упаковок, ввозятся в Россию без уплаты акцизов. Одна из популярных схем, которую вы могли встречать в новостях, - спрятать сигареты в грузы с минеральными удобрениями", - продолжает Кондратьев. Всего с 2011 по 2020 год потери России от нелегального ввоза табачной продукции на ее территорию из Беларуси составили приблизительно 2,6 млрд долларов, от ввоза подсанкционной продукции (с 2014 по 2020 год) - 4,2 млрд долларов.

Еще один источник дохода для Минска - конфискация собственности российских компаний на территории Беларуси. Самый яркий пример - ситуация с Белгазпромбанком в 2020 году. "Введение временной администрации привело к очень серьезному оттоку вкладов и активов, нанесло серьезный ущерб российским акционерам. И это не единичный случай. Мы знаем также примеры конфискации грузов российских отправителей, которые идут транзитом через Беларусь", - поясняет Кондратьев.

"Не существует стран, которые бы Россия поддерживала больше, чем Беларусь. Эти средства ощутимы для российского бюджета. При этом едва ли можно сказать, что белорусская экономика возрождается за счет таких вливаний и эффективно их использует. Напротив, мы наблюдаем сплошную стагнацию", - подвел итог Богдан Безпалько.

Автор Елена Барышева   

https://p.dw.com/p/3xkk4


Об авторе
[-]

Автор: Ирина Халип, Елена Барышева

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 24.07.2021. Просмотров: 40

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta