Четвертый день массовых протестов в Казахстане. Главное

Содержание
[-]

В Казахстане уже четвертый день люди выходят на массовые акции протеста 

Штурм здания городской администрации и резиденции президента, захват аэропорта, отключение интернета, разгром редакций и режим ЧП.

В Казахстане уже четвертый день люди выходят на массовые акции протеста. Все началось с роста цены на сжиженный газ, а к настоящему моменту демонстрации переросли в столкновения с силовиками, захваты зданий администраций в крупных городах, отключение интернета по всей стране и погромы в редакциях телеканалов. Подробно о последних событиях в соседней республике — в обновляемом материале «Новой газеты».

РЕЖИМ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ ВВЕЛИ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ КАЗАХСТАНА

С сегодняшнего дня будет действовать запрет на митинги и другие массовые собрания людей. Кроме того, вводится комендантский час с 23.00 до 07.00. На въезд и выезд из населенных пунктов действует ограничение.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев выступил с обращением к нации

Он заявил, что вступил в должность председателя Совета безопасности, который ранее возглавлял экс-президент страны Нурсултан Назарбаев. Кроме того, Токаев сказал, что будет «действовать максимально жестко». «Это вопрос безопасности государства. Я буду находиться в столице вместе с народом», — заявил он. Токаев также заявил, что среди силовиков в результате столкновений с протестующими есть убитые и раненые. «Толпы бандитствующих элементов избивают военнослужащих, издеваются над ними: голыми водят по улицам, подвергают насилию женщин, грабят магазины. Обстановка угрожает жителям Алматы. Терпеть нельзя», — добавил Токаев. В результате протестующим в Талдыкоргане удалось снести памятник бывшему президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву.

Отставка правительства

Утро 5 января в Казахстане началось с отставки правительства на фоне общенациональных протестов из-за роста цен на газ. Врио премьера Казахстана стал бывший первый вице-премьер Алихан Смаилов. Министры будут исполнять свои обязанности до назначения нового кабмина. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев назначил замглавы своей администрации Мурата Нуртлеу первым зампредом Комитета национальной безопасности, а своего помощника Ерлана Карина — госсекретарем.

После этого Токаев провел совещание по вопросам социально-экономической ситуации в стране. Он раскритиковал ход реализации своего поручения по строительству нового завода газа в Мангистауской области, отметил отсутствие системного подхода к реформированию отрасли и в итоге поручил ввести госрегулирование цен на газ, топливо и продукты.

Штурмы правительственных зданий в Алматы

С утра протестующие ворвались городскую администрацию (акимат) Алматы. В здании начался пожар.

Кроме того, штурмовать начали резиденцию президента. Корреспондент ТАСС передает с места событий, что оба здания охвачены огнем, протесты продолжаются. Как сообщает агентство, силовики применяют светошумовые гранаты. У резиденции президента также слышна сильная стрельба. ТАСС отмечает, что силовики покинули здание. Ранее сообщалось, что в Алматы загорелось здание прокуратуры.

Корреспондент РИА Новости сообщает, что протестующие в Алматы отобрали у полиции огнестрельное оружие, щиты и дубинки. Группы протестующих по 30-50 человек направляются к площади Республики, слышны разрывы светошумовых гранат и выстрелы, передает Sputnik Казахстан. При этом полиции в городе не видно.

Отключение интернета и разгром телевизионных редакций

По всему Казахстану отключили интернет, следует из данных сервиса NetBlocks. Ранее сообщалось, что интернет отключил оператор Казахтелеком. К 21:00 по мск в Алматы заработал интернет. Также сообщается, что проводной интернет начал работать в Нур-Султане и Актау. На площади Революции протестующие захватили здание телеканала «Мир24» и потребовали выхода в прямой эфир. В помещение, как пишет Orda, ворвались люди с дубинками, которые примерно час удерживали сотрудников телеканала и журналистов других СМИ. Спустя некоторое время их вывели из здания.

При этом председатель МТРК «Мир» Радик Батыршин опроверг сообщения о требованиях выйти в эфир.

«В офис ворвались неизвестные. Они разгромили спутниковую аппаратную, рабочие места журналистов. Сообщение о том, что кто-то потребовал выхода в эфир, не соответствует действительности», — сказал он. «Sputnik Казахстан» пишет, что корреспондент издания также был в захваченном здании, в котором расположены корпункты республиканских телеканалов. По его словам, помещения редакций разгромлены.

«Медиазона*. Центральная Азия» сообщила, что протестующие начали строить баррикады в Алматы. По словам журналиста издания, митингующие ведут себя агрессивно, некоторые из них пьяны. По информации Orda, неизвестные ворвались в здание филиала национального государственного телеканала «Казахстан» в Алматы и подожгли его. 

Погромы происходят не только в редакциях, но и в магазинах. Очевидцы сообщили, что на проспекте Назарбаева в Алматы громят магазины косметики Mon Amie и уносят продукцию.

Захват аэропорта в Алматы

Аэропорт Алматы захвачен, сотрудников эвакуируют, сообщает Orda со ссылкой на очевидцев. В пресс-службе аэропорта также подтвердили захват. «По предварительным данным в аэропорту сейчас находятся около 45 захватчиков. Как они зашли, наши сотрудники покинули аэропорт. В момент захвата пассажиров в терминале не было», — рассказали в пресс-службе. Кроме того, Sputnik Казахстан передает, что протестующие пытаются взять штурмом здание Ауэзовского РОВД.

В соцсетях распространилось видео, на котором, как утверждается, гибнет один из военных. Baza сравнила кадры и выяснила, что события на видео происходили возле резиденции президента Казахстана в Алматы, которое ранее захватили протестующие. При этом официального подтверждения того, что человек на видео получил ранение или погиб, нет. За все время протестов не было ни одного официального сообщения о гибели митингующих. Портал Orda сообщал без указания источника, что один из демонстрантов погиб в Атырау.

Во время беспорядков в Казахстане погибли восемь сотрудников полиции и военнослужащих Нацгвардии. Еще 317 человек получили ранения, пишут местные СМИ со ссылкой на данные МВД. В Павлодаре полиция разогнала около тысячи протестующих с главной площади, пишет «Sputnik Казахстан». По словам очевидцев, жители пытались штурмовать здание местного акимата. В сообщении издания говорится о «массовых задержаниях», однако детали не уточняются.

Реакция России

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков: Убеждены, что наши казахстанские друзья могут самостоятельно решить свои внутренние проблемы.

МИД РФ: Выступаем за мирное решение всех проблем в рамках конституционно-правового поля и диалог, а не через уличные беспорядки и нарушение законов.

«ОВД-Инфо»** сообщает, что у посольства Казахстана в Москве задержали Антона Мальгаждарова, который устроил одиночный пикет.

Токаев обратился к лидерам стран ОДКБ: «Полагаясь на договор о коллективной безопасности, я сегодня обратился к главам государств ОДКБ — оказать помощь Казахстану в преодолении этой террористической угрозы. На самом деле это уже не угроза, это подрыв целостности государства и самое главное — это нападение на наших граждан, которые просят меня, как глава государства в срочном порядке оказать им помощь», — заявил Токаев в эфире телеканала Хабар 24 (цитата по Vlасть).

Токаев отметил, что аэропорт и пять самолетов в Алматы захвачены «террористами». Тем времнем новым главой Комитета национальной безопасности назначили Ермека Сагимбаева. Карим Масимов отправлен в отставку.

* «Медиазона» включена Минюстом в перечень СМИ, выполняющих функцию иностранного агента

**Внесен Минюстом в реестр незарегистрированных объединений, выполняющих функцию иностранного агента

Автор: «Новая газета», редакция

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/01/05/chetvertyi-den-massovykh-protestov-v-kazakhstane-glavnoe

***

Комментарий: Жителей Казахстана взбесили повышенные цены на топливо и продукты — и они вышли на улицы.

Теперь демонстранты хотят полностью сменить режим, а власть совершает ошибку за ошибкой. Казахстанские власти — живое воплощение фразы «жизнь ничему не учит». В 2011 году президент Назарбаев сознательно игнорировал протест нефтяников из-за низких зарплат в Жанаозене, а потом его силовики просто расстреляли протестующих. В 2016 году земельные митинги, прокатившиеся по всей стране, привели к мораторию на непопулярный закон об аренде земель иностранцами. Тремя годами позже протест многодетных матерей привел к отставке правительства.

Во всех случаях речь шла об экономических требованиях, но власти раз за разом продолжали допускать ошибки в социальной политике, доводя ситуацию до крайностей. В 2022 году Акорда собрала революционное комбо: экономический протест опять начался в самом непокорном городе страны, а неспособность на него правильно отреагировать привела к требованию отставки всей властной верхушки.

Солнце встает на западе

Последние несколько лет жители Казахстана стремительно нищали, но на западе страны, особенно в Жанаозене, это было заметно особо. Город нефтяников и газовиков — крайне неуютное место для жизни (либо страшная жара, либо страшный холод — и почти всегда пронизывающий ветер) — называется благополучным из-за статистически высоких средних зарплат. Но по факту зарплаты большинства жителей не всегда дотягивают даже до 300 долларов (примерно 130 тысяч тенге). И уж точно почти все автомобилисты заправляют машины газом: это сравнительно дешево. Было дешево. Пока в один момент не приняли решение поднять цены с 60 тенге до 120 тенге за литр.

Формально за повышение цен отвечает газовый оператор «КазМунайГаз», логика которого проста: с 2019 года сжиженный газ в Казахстане — биржевой товар, но только с этого года им и вправду начали торговать на бирже. На самом деле цена должна быть даже выше — но это если исходить из реалий рынка. Для людей все биржевые игры стали абсолютным ударом по личным кошелькам — и они вышли на улицу.

Жанаозен вышел первым, но уже к вечеру 2 января митинговала вся Мангистауская область. Требования протестующих, которых изначально было не очень много — не больше 2‒3 тысяч по всему региону, — исключительно экономические, и достаточно было сразу отреагировать на них, чтобы протест максимально локализовался. Но региональные власти ситуацию игнорировали до последнего, а президент Касым-Жомарт Токаев отозвался только поздно ночью через твиттер: «Дал поручение правительству срочно рассмотреть ситуацию в Жанаозене с учетом экономической целесообразности в правовом поле. Демонстранты не должны нарушать общественный порядок».

Более неудачного способа коммуникации, пожалуй, и придумать было нельзя.

— По содержанию обращения в твиттере технически были плохо исполнены. Они не были направлены на то, чтобы выстроить диалог с протестующими, в них немного содержалось угрозы о том, что протесты должны быть в рамках закона. Одними твитами в этой ситуации не отделаться, нужно проявить понимание и пойти навстречу людям, особенно тем, которые живут в достаточно плохих условиях. Для них малейшее колебание цены на газ или на продукты — чувствительны. При этом нужно учесть, что большая часть из них находится в кредитной зависимости. Поэтому эти моменты в такой ситуации необходимо было хорошо проработать. Токаев и команда свою задачу здесь провалили, — объясняет политолог Димаш Альжанов.

Твиттер-дипломатия в общении со своим народом дала сбой: на следующий день количество протестующих выросло в несколько раз. Но ситуацию все еще можно было разрешить мирным путем: достаточно было выйти «в народ» и публично объясниться. Вместо этого министр энергетики Магзум Мирзагалиев перенес свою пресс-конференцию, при этом он заявил, что до прежних показателей цены все равно не упадут. И ведь формально он был прав — но в таких ситуациях эти слова не могут сработать иначе как детонатор. В пожарном порядке цены для Мангистауской области все-таки снизили — до 85 тенге за литр: за счет «КазМунайГаза» в рамках «социальной ответственности бизнеса». Но было уже поздно: такую уступку люди восприняли как насмешку — и вскипели. Более того, вскипели другие регионы: ведь цены снизили только для Мангистау.

Тут надо сделать короткое отступление, чтобы объяснить общую диспозицию протестов в Казахстане. Многие годы в стране он был разобщен — в общем, с самого расстрела нефтяников в том же Жанаозене в 2011 году — и, начавшись в одном регионе, митинги и демонстрации практически там и затухали. Исключений было всего два (они описаны в первом абзаце), но даже в этом случае количество демонстрантов редко превышало тысячу человек в сумме. Слабость протеста явно расхолодила власть — и она пропустила куда более мощный выпад.

Уже 4 января вслед за Мангистауской областью поднялся соседний Атырауский регион. В этот же день — Уральск: 500 человек прошли по городу и встали напротив здания областной администрации — акимата, — а к вечеру их стало около 2000 человек. Это в Уральске — где и 50 протестующих найти всегда было тяжело. Эстафету на западе Казахстана замкнул Актобе: несколько тысяч человек (по свидетельству очевидца — см. ниже, — к ночи с 4 на 5 января их число оценивалось приблизительно в пять тысяч человек) также прошли по городу и встали напротив здания администрации. 

Главное — изменились лозунги: все регионы резко подняли ставки и потребовали отставки правительства, президента Токаева и — самое важное — полного ухода из политики первого президента Нурсултана Назарбаева, чье семейство, по мнению протестующих, по-прежнему оказывает ключевое влияние на политику и экономику страны. Возглас «Шал, кет!» («Старик, уходи!») быстро заменил собой первоначальный «Газ елу!» («Газ — по 50!»). 

Власть к вечеру 4 января уже согласилась на газ по 50 тенге — но опять-таки только для жителей Мангистауской области. И с этого момента любое ее действие или заявление стало восприниматься исключительно как отговорка, а протест полностью перестал быть экономическим. 

— Сейчас люди понимают, что дело не только в цене на газ (это уже следствие), они ставят вопрос таким образом, чтобы в Казахстане произошла смена политического режима: чтобы Нурсултан Назарбаев был отстранен от власти, а президент Касым-Жомарт Токаев добровольно покинул свой пост, — говорит журналист и активист Лукпан Ахмедьяров, участвующий в протесте в Уральске. — И чтобы в Казахстане было сформировано переходное правительство, которое обеспечит нормальные честные выборы в местные органы власти, в парламент, ну и, соответственно, выборы руководства страны, — такое требование у протестующих сейчас. 

Протест тем временем расширился, и с аналогичными требованиями вышли в южных регионах: Кызылорде, Шымкенте, Таразе и даже Талдыкоргане (пожалуй, самом непротестном городе страны). Большая группа протестующих образовалась в Алматы. И хотя власти технически к этому были готовы (в частности, заблокировали весь интернет и ряд независимых СМИ — как и не было токаевской «оттепели», когда соцсети работали даже во время протестов), именно в Алматы протест радикализировался до максимума. 

Если западные регионы жестко соблюдали протестный политес — недопущение хоть малейших провокаций, снятие обуви перед вставанием на скамейки и в целом максимально сплоченное и дружелюбное отношение друг к другу, — то алматинское шествие быстро переросло в погромы. Силовики применили слезоточивый газ и светошумовые гранаты, в ответ протестующие подожгли несколько полицейских машин и захватили акимат (его быстро отбили обратно). 

В этот самый момент президент страны Касым-Жомарт Токаев, которого звали в Жанаозен, но он проигнорировал требование, записал видеообращение к протестующим. «Власть не падет», — зловеще заявил он, призвав проявить «благоразумие» и пообещав, что пожелания протеста «будут учтены». 

С ночи 5 января в Мангистауской области и в Алматы на две недели было введено чрезвычайное положение — неслыханная мера с первого Жанаозена. В Алматы на центральную площадь и вовсе была заведена военная техника, в городе большие проблемы со связью. Под утро 5 января собрание людей было также разогнано в Уральске — тоже светошумовыми гранатами и с большим количеством задержанных. 

На утро 5 января было созвано экстренное совещание у Токаева с тем, что делать дальше. Президент устроил показательную порку и отправил-таки в отставку правительство целиком, а также заменил госсекретаря и первого зама главы Комитета национальной безопасности (а это, между прочим, был племянник самого Назарбаева Самат Абиш: когда-то его называли одним из будущих преемников Елбасы). Введено госрегулирование цен на топливо и жизненно важные продукты, запрещено повышать тарифы на комуслуги. 

Но, кажется, теперь протестующим и этого мало: в ряде городов протесты продолжаются, а отношения между властью и обществом испортились совсем. С самого утра в Алматы продолжились крупные стычки людей и силовиков, с новыми сожженными машинами и перехватом военной техники. А в Актобе полиция, наоборот, отказалась применять силу к митингующим, после чего те пошли на штурм акимата. Система начинает трещать.

Танцы на граблях 

Чем бы ни закончился в итоге протест — самый масштабный за всю историю независимого Казахстана, — очевидно, что это большой удар по легитимности всего правящего режима.

— Природа проблем, с которыми сталкивается Казахстан сегодня, лежит гораздо глубже. Значительная часть общества действительно очень бедная. Поэтому нужны серьезные реформы — как в политике, так и в экономике. Придут ли к этому действующие власти и протестующие? Я не уверен. Скорее всего, Казахстан будет двигаться по пути перманентных конфликтов и кризисов, будет идти постепенно к смене политического руководства и серьезным политических реформам, — говорит политолог Димаш Альжанов. — В авторитарной стране политические реформы практически невозможно проводить сверху, поскольку у политического руководства нет стимулов для этого, и, как правило, политическая система в какой-то момент приходит к кризису. Если посмотреть на то, что происходило в других постсоветских странах со схожей авторитарной моделью управления — это Украина, Молдова, Грузия, Кыргызстан, — траектория ясна: авторитарная модель приходит к невозможности саму себя реформировать, в стране проходят определенные волнения, затем власть меняется, и общество получает возможность двигаться дальше. Примерно в таком замкнутом круге находится и Казахстан. 

Беда в том, что большая часть последних решений властей принималась без учета общественных интересов, многие реформы проводились исключительно ради реформ. Более того, принимаемые властями шаги либо непоследовательны, либо подразумевают под собой совсем не то, что в них говорится изначально. Даже в случае с откатом к цене «50 тенге за литр» очевидно, что это лишь временная уступка, и долго на нее власти соглашаться не будут. «Если речь о непосредственно проблеме с ценами на газ, то, вероятнее всего, власти будут предлагать переходный период, в ходе которого поэтапно поднимут цены до рыночных, — говорит экономический аналитик Сергей Домнин. — Но протесты все более и более политизируются, поэтому решение вопроса с ценами на газ может и не привести к сворачиванию протестной активности. Несколько лет устойчиво высокой инфляции, санитарные ограничения, отсутствие активных демократических реформ (не просто активных, а заметных обывателю демократических реформ) — все это привело к возбуждению протестной активности. Опыт протестов в РК в 2019-м показывает, что протестная активность может быть достаточно устойчивой — импульс может держаться несколько месяцев подряд». 

Гасить импульс наверняка будут двумя способами: отставками и посадками. «После событий декабря 2011 года в отставку ушло почти все руководство Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына», его портфельной компании «КазМунайГаз», а также аким Мангистауской области», — напоминает Домнин. Сейчас масштаб чисток во власти даже выше, но есть ощущение, что это все — лишь судорожные попытки хоть как-то удержаться самому Токаеву. «Власти могут пойти на кардинальные меры: отставили премьер-министра и, предположим, уволят акимов протестных регионов. Но дело в том, что казахстанцев вряд ли устроит такой исход, они не поведутся на такое решение. Оно ничего не изменит», — уверен активист Ахмедьяров. 

Это, очевидно, понимают и в Акорде, так что репрессий не избежать. Уже в ночь с 4 на 5 января к независимому журналисту Махамбету Абжану пришли силовики и пообещали пустить в его квартиру газ, если он не откроет дверь. Заблокировано как минимум два крупных интернет-СМИ: агентство «КазТАГ» и Orda.kz. В Мангистаускую область были переброшены дополнительные силы внутренних войск (представить, что там будут стрелять, не так уж и сложно: режим однажды это уже испробовал, а выходов у него не так и много). Самая большая проблема для протестующих еще и в том, что «революцию голодных» поддержали не все регионы, и это сильно ограничивает их влиятельность в этом противостоянии. 

— Все, что касается северной и северо-восточной частей Казахстана (такие города, как Усть-Каменогорск, Петропавловск, Павлодар), — они наверняка не будут сильно протестовать, потому что казахстанский протест, особенно в последние десять лет, в массе своей казахоязычный, — объясняет активист Ахмедьяров. — Такое положение вещей было сформировано той идеологией, которую насаждал Назарбаев все 30 лет: все это время он позиционировал себя гарантом межнационального согласия. На самом деле он таким образом вкладывал в головы русскоязычного населения, что любые протестные проявления против него чреваты для них, что только при нем русскоязычному населению в Казахстане будет хорошо. И сегодня у нас русские в протестном плане по большей части купированы, не активны. Да, они могут поддержать протест в социальных сетях, но не более того. 

Без сомнений, Токаев, как прямой преемник Назарбаева, будет пользоваться этим приемом. Более того, после 4 января 2022 года у него не осталось других вариантов, кроме как быть жестким авторитарным лидером: все стремления строить «слышащее государство» разрушены в одно мгновение. Силовой арсенал для создания такого образа у Токаева также остался от предыдущего президента: политические преследования, жесткие тюремные сроки для всех несогласных, тотальный контроль над медиаполем и новая зачистка оппозиции — кажется, самое простое, на что может решиться президент. 

Но нюанс нынешней ситуации в том и заключается, что даже после предыдущего бетонирования политического режима сама власть взрастила новый протест — и этот протест стихийный, его рождают не активисты, а отчаявшиеся от безнадеги обычные люди. Токаев пытается свалить организацию протестов на внешние силы: в первую очередь на главный жупел нынешней власти — опального олигарха Мухтара Аблязова. Но Аблязов лишь паразитирует на протесте, он вообще не является моральным лидером для нынешних демонстрантов. Вот только Токаев для них еще хуже. А это значит, что, какой бы следующий шаг ни сделала власть — пусть он даже будет максимально миролюбивым, — люди больше ей верить не будут. 

Для режима это — приговор. Но это для нормального режима. А для стареющей и не желающей меняться автократии — проблем особых вроде как и нет. Союзники по Евразийскому экономическому союзу — Россия и Беларусь — не дадут соврать. Белорусские пропагандисты уже вовсю предлагают казахстанским друзьям проверенные способы, как искоренить «майдан». Эти могут и воспользоваться. Дурной пример заразителен — особенно когда ты сам хочешь его повторить.

Авторы Вячеслав Половинко, Риза Хасанов, «Новая газета»

***

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Усталость от Назарбаева физически ощущается»

Говорит Ермен «Анти» Ержанов, лидер рок-группы «Адаптация», город Актобе, Западный Казахстан: 

— Все началось пару дней назад в соседней с нами Мангистауской области, когда в два раза выросли цены на сжиженный газ. Поднялись водители «газелей». Начались волнения в Жанаозене и Актау, потом перекинулось к нам.

Я только что (вечером 4 января. — Ред.) вернулся с площади, видел, как народ окружил здание акимата, это наша администрация. Там около пяти тысяч человек, но, несмотря на сильный мороз и снег, никто не расходится, жгут костры, устанавливают юрты, раздают еду. Полиция выстроилась в оцепление, но протестующих пока не трогают, задержаний нет. Задерживали утром, когда на площади было человек 100‒150, а сейчас пять тысяч, это много, они побаиваются.

Люди самые разные. Много интеллигенции, пришли вахтовики-нефтяники. Много водителей «газелей» — с них, собственно, началось, они вышли в знак солидарности с Мангистау. Движение пошло с района Жилгородок, а дальше росло, как снежный ком. У нас на улице мужики стояли, общались, узнали, что происходит, и тоже пошли всей толпой на площадь. Настроены очень решительно, скандируют: «Шал, кет!» («Старик, уходи!»). И понятно, что этот лозунг обращен не к новому президенту Токаеву, а к Назарбаеву. Все безумно устали от того, что у власти столько лет находится один человек. Эта усталость просто физически ощущается.

Я боялся и боюсь националистических проявлений, поэтому специально обратил на это внимание: на площади не только казахи, много русских, все держатся дружно, никакого национализма, дай бог, чтобы и дальше не было. Проблема, из-за которой вышли, касается всех, всех граждан страны.

Дело, конечно, не только в газе, это просто было последней каплей. Протест витал в воздухе, спичку поднесли и полыхнуло. Последние несколько месяцев шел сильный рост цен, почти в два раза, в первую очередь на продукты питания. Подсолнечное масло стало стоить в два раза дороже, яйца, картошка, морковь. Даже среднему классу тяжело выживать, а уж тем более беднякам, которых у нас очень много. Терпели долго, и вот не вытерпели. Такого, как сейчас, в Казахстане не было никогда.

Записал Ян Шенкман, «Новая»

***

Авторы Вячеслав Половинко, Риза Хасанов, Ян Шенкман

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/01/05/otmorozhennyi-kholodilnik

***

Мнение эксперта: «Иногда народ реагирует на картели быстрее государств»

О схожести проблем и рисков в Казахстане и России — мнение бывшего начальника управления по борьбе с картелями ФАС России Андрея Тенишева. 

Триггером волнений в Казахстане стали цены на газ, по одной из версий — ценовой сговор поставщиков газа. Народ отреагировал на картель быстрее, чем государство. А что в России? В России цены тоже растут, причем на базовые товары. И картелизация экономики достаточно высока. И борьба с ценовыми сговорами в последнее время заметно ослабла. Так что потенциальные риски в России — те же, в наличии. Смотрите, что говорит Андрей Тенишев, до мая 2021 года он занимал должность начальника управления по борьбе с картелями ФАС России. 

Андрей Тенишев, экс-начальник управления по борьбе с картелями ФАС России: 

— Целый ряд факторов вызвал волнения в Казахстане, но триггером стали цены на газ, по одной из версий — ценовой сговор поставщиков газа. И одно из первых поручений президента Казахстана Генеральной прокуратуре и Агентству по защите конкуренции — требование расследовать этот газовый картель.

Народ, как видим, в этом случае отреагировал на картель быстрее, чем государство. Замечу, что в уголовном кодексе Казахстана есть ст. 221 — об уголовной ответственности за монополистическую деятельность, но ее еще ни разу не применяли. Агентство по защите конкуренции Республики Казахстан — молодой антимонопольный орган, он только осваивает современные методы борьбы с картелями. Уверен: у них все получится.

А что у нас? В России цены тоже растут, причем на базовые товары. За минувший год бензин поднялся почти на 9%, обогнав инфляцию. Дизтопливо подорожало более чем на 10%. Тот же пресловутый «борщевой набор» — лидер роста среди продуктов питания. Следом за ростом цен на стройматериалы (более всего — на металл, песок и пиломатериалы; по некоторым видам рост составил более 100%) повышается в цене жилье (22%). Ставки фрахта на океанские контейнерные перевозки за год увеличились в среднем на 800%, а в некоторых случаях — до 1000%. Россети и РЖД пытаются ввести тарифы по принципу «инфляция+», включить в них дивиденды и отойти от их долгосрочного планирования. Если ФАС поддержит такие решения, это будет хорошо для компаний, но крайне негативно для экономики страны. Рост цен опережает рост доходов населения.

И картелизация экономики достаточно высока. И уровень недовольства населения безудержными ценами тоже нарастает. Так что потенциальные риски в России — те же, в наличии. И ведь неслучайно впервые стараниями предыдущей командой ФАС картелизация экономики попала в Стратегию национальной безопасности как одна из угроз экономической и государственной безопасности страны. То, что в Казахстане происходит, — вполне наглядный пример происходящего при недооценке данного фактора. Это первое. А второе — прошедший год показал, что внятной антимонопольной политики у нас нет. Практически перестал применяться проактивный метод выявления антиконкурентных соглашений (то есть не бить по хвостам, не ждать, когда картель всех вокруг оберет и кто-либо из его участников сам сдастся — таковы традиционные реактивные методы, а самим искать — это методы проактивные, они наиболее эффективны). ФАС была одна из первых в мире служб, начавших применять такие методы, и вполне успешно. И в целом борьба с картелями постепенно сходит на нет.

Вот показатели.

В 2020-м было возбуждено 625 дел об антиконкурентных соглашениях, в т.ч. 269 дел о картелях. В 2021 году дел стало почти в два раза меньше.

Мало того, крупных дел вовсе нет. Все нынешние дела возбуждены территориальными органами в отношении локальных картелей, а на общефедеральных товарных рынках не выявлено ни одного. В 2020-м дел о сговорах с госзаказчиком на торгах было 98, в прошлом году — меньше почти втрое.

Где дела о ценовых сговорах по стройматериалам? Где дела о картелях торговых сетей, поставщиков продовольствия? Делом о картеле нефтетрейдеров, повысивших цены на бензин в 2018-м, ФАС отчитывается до сих пор, но это дело возбуждено в феврале 2019-го. Отсутствие жесткой антикартельной политики — прямая угроза экономической, если не государственной безопасности.

Вице-премьер Хуснуллин недавно заявил относительно подорожания стройматериалов: это «чисто картельный сговор». Диагноз, хоть и верный, поставлен с огромным опозданием. И строителем, а не специалистами. Все признаки картельных соглашений были видны еще полгода назад. Но должных мер принято не было, и цены продолжали расти.

Вот так у нас реагирует государство. Народ соображает и делает выводы быстрее. Не всегда выходит на улицы и площади, но молчание копится.

Автор Алексей Тарасов, oбозреватель

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/01/05/inogda-narod-reagiruet-na-karteli-bystree-gosudarstv

***

Мнение политолога: Лукашенко приготовиться!

Павел Латушко — о том, чем похожи ситуации в Беларуси и Казахстане.

В демократии создается система, при которой люди через выборы выбирают своих представителей во власти. Еще есть оппозиция, которая может собирать людей на митинги, которые не разгоняются силой и которые не забрасывают гранатами. Народ, если он не согласен с чем-то, передает свои требования представителям власти через оппозицию в парламенте. Если представители власти не выполняют условия, то на следующих или досрочных выборах их место может занять оппозиция.

Это нормальная процедура сменяемости власти, это передача энергии от недовольных граждан представителям власти, которая обеспечивает внутреннюю и внешнюю безопасность государства и развитие страны. В диктатурах это невозможно, поэтому это превращается в протесты, которые проходят в Беларуси с августа и сейчас в Казахстане. Здесь могут быть разные причины — в Беларуси это фальсификация выборов, в Казахстане — повышение цен на газ. Но причина — это несменяемость власти, невозможность прихода к власти оппозиции.

События в Беларуси и в Казахстане показывают, что процесс изменений уже не остановить. Так будет на всем постсоветском пространстве. Происходящее в Казахстане дает четкий сигнал Лукашенко, что никакие попытки транзита власти или новые псевдо-конституции не позволят ему удержать власть.

Автор Ян Шенкман, обозреватель

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/01/05/lukashenko-prigotovitsia


Об авторе
[-]

Автор: Вячеслав Половинко, Риза Хасанов, Ян Шенкман, Алексей Тарасов

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.01.2022. Просмотров: 57

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta