Белaрусь: год после протестов

Содержание
[-]

Социально-политический процесс в республике поставлен на паузу 

Летом и осенью прошлого года в Беларуси прошли самые массовые протесты в истории страны. Белорусский народ попытался вернуть себе право быть субъектом политики. Несмотря на то что власть сумела подавить протесты, они оказали огромное влияние на всю общественно-политическую жизнь страны.

Прошлый год убедительно показал, что белорусская социальная модель, созданная Александром Лукашенко четверть века назад, является тупиковой, она исчерпала свой ресурс и стала тормозом развития страны. Эта модель не способна адаптироваться к изменившимся условиям, а предназначена только исключительно к удержанию власти за счет консервации социального статус-кво.

Социально-политический процесс, начатый летом 2020 года, не закончен, скорее он поставлен на паузу. Политический кризис не разрешен, он загнан вглубь, превращается в перманентный. Этот кризис невозможно преодолеть в рамках существующего политического режима, ибо он не может быть решен силовыми методами, а других способов власти не признают. Белорусский социум никогда не будет прежним. Вернуться в условный май 2020 года уже невозможно. Это касается как власти, так и общества. 

Авторитарный режим, чтобы выжить, по необходимости должен стать более жестким и недемократичным, чем прежде. Он вынужден все время находиться в воинственной позе по отношению к внутренним и внешним противникам. Власть сосредоточена исключительно на решении проблем выживания, находится в постоянном напряжении и поэтому не способна решать другие проблемы и актуальные задачи, встающие перед страной. 

Изменилось и общество. Хоть инфраструктура протеста (чаты и др.), организации гражданского общества методично уничтожаются режимом, но наработанный опыт совместных действий, солидарности, спонтанной самоорганизации никуда не делся. Возрос отложенный спрос на демократию, правовое государство, гражданский мир. 

Подтвердилось предположение, что белорусский режим абсолютно ригидный, не способный к изменению, расширению своей социальной базы. В момент кризиса режим перестал быть популистским, отказавшись от попыток искать взаимопонимание с обществом. Выявилась его органическая неспособность к позитивной повестке дня. У власти нет никакого нарратива будущего и даже нет понимания его необходимости. 

Происходит ускоренный процесс десакрализации власти. Большинство населения воспринимает государство, включившее на полную мощность механизм репрессий, как опасность, угрозу для общества. Цена удержания власти Лукашенко уже оказалась очень высокой для Белоруссии и продолжает расти, прежде всего за счет усиления экономических санкций и международной изоляции. 

В противостоянии режима с протестами произошел частичный дефолт государственных функций. То есть государственные учреждения перестали выполнять свои обязанности. Фактически разрушается внешняя политика Белоруссии, страна оказалась в глухой изоляции, теряет свою международную субъектность. Полностью разрушена правовая система и институты правосудия, без чего невозможно существование полноценного современного государства. Сейчас оказалось, что государство не в состоянии выполнять функцию охраны границ, предоставив полную свободу пересекать ее мигрантам из Ближнего Востока. 

Государственные институты, призванные удовлетворять потребности общества, переориентируются на самообслуживание, защиту собственных интересов от претензий со стороны общества. Произошла редукция государства до политического режима. 

Вслед за частичной редукцией государства до политического режима власти пытаются осуществить редукцию общества до относительно узкого конгломерата своих сторонников. То есть за граждан, народ они считают только тех людей, которые поддерживают Лукашенко. Всех, кто против режима, автоматически зачисляют во враги, западные агенты, на них вешают ярлыки «экстремисты», «террористы» и «нацисты». Ликвидируется легальное поле для действий оппозиции и гражданского общества. Противники Лукашенко фактически оказались пораженными в правах. Законы на них не распространяются. Этих людей можно не только сажать за решетку, бить, подвергать пыткам, не впускать на территорию Белоруссии, но даже безнаказанно убивать. Теперь это в Белоруссии не считается преступлением. 

За счет широких чисток, избавления от нелояльных произошла консолидация режима. Он стал более монолитным. Это усиливает его в краткосрочной перспективе. Но одновременно вследствие этого ухудшается способность властей адекватно реагировать на вызовы. Отключается система отбраковки ошибок. Соответственно увеличивается количество «самострелов», то есть действий во вред себе. И самое главное, осложняется возможность легального выхода из тупика. 

Предыдущие 20 лет власти проводили политику демобилизации и деполитизации общества. Режим держался благодаря апатии, аполитичности, неучастия людей. Теперь все радикально поменялось. Последний год власти взяли курс на политическую мобилизацию. С помощью госаппарата, государственных СМИ проводится искусственная политизация общества. В трудовых коллективах людей заставляют подписывать разные петиции в поддержку режима. Уклониться от политики стало невозможным, что означает тренд на тоталитаризацию общества.

В первые месяцы белорусского протеста доминировала точка зрения, что у него нет геополитического контекста в том смысле, что он не прозападный и не пророссийский, это чисто внутренний конфликт. На за год ситуация сильно поменялась. Запад поддерживает стремление белорусского общества к демократическим переменам, Россия же оказывает активную помощь правящему режиму. Белорусский конфликт приобрел геополитическое измерение просто в силу логики политического процесса.

Белорусский политический кризис перерастает в региональный. Нерешенная внутрибелорусская проблема и даже ее обострение выплескиваются за пределы Белоруссии, создавая проблему региональной и международной безопасности в целом. В качестве примера можно привести миграционный кризис на белорусско-польской и белорусско-литовской границах. Это уже не просто внутренний гуманитарный вопрос одной страны. Причем пружина конфронтации с Западом закручивается все сильнее.

Автор Валерий Карбалевич

Источник - https://www.ng.ru/dipkurer/2021-12-12/11_8324_belorussia.html

***

Комментарий. Белорусский писатель Артур Клинов: Пора начинать диалог, на кону - независимость Беларуси

Известный писатель из Беларуси Артур Клинов поговорил с DW о белорусском "идеальном шторме", ошибках оппозиции, влиянии санкций против режима Лукашенко и пути возврата к нормальности.

Известный белорусский писатель и архитектор Артур Клинов, автор книги "Минск: путеводитель по Городу Солнца", создатель журнала "pARTisan" и арт-деревни Каптаруны находится в Берлине по литературной стипендии, которую получил для работы над новой книгой. В интервью DW он рассказал о своем восприятии революции против Лукашенко и самом большом личном потрясении в 2020 году, об ошибках оппозиции и способе выхода из кризиса.

Deutsche Welle: - Артур, как вы оцениваете события, произошедшие в Беларуси в 2020 году?

Артур Клинов: - То, что случилось в Беларуси в 2020 году, конечно, по масштабам и по влиянию на общество можно назвать революцией. Хотя точнее было бы назвать это народным восстанием. Потому что революция - это то, что выводит общество на новый уровень социального развития. Тут скорее мы имеем ситуацию, когда общество было откинуто назад. А еще мне нравится такое модное теперь выражение - "идеальный шторм". То есть стихия, которая становится результатом наложения нескольких крайне неблагоприятных факторов и которая оказывает катастрофическое воздействие на экономику или на общество. 

- Что лично вас потрясло больше всего? 

- Бессмысленные по жестокости разгоны и пытки и, конечно, арест дочери Марты (она была задержана 8 августа 2020 года на 10 дней. - Ред.), который внес в общую драму еще и личный характер. Одно дело, когда ты дистанционно наблюдаешь за событиями, другое дело, когда они приходят конкретно в твой дом. 

- В 1980-е, 1990-е вы участвовали во многих акциях протеста в Беларуси. Чем вы объясняете особую жестокость силовиков сейчас в сравнении с 1990-ми? 

- Тогда мы только пережили эпоху перестройки, которая дала неплохой заряд анти-ГУЛАГа. Тогда открывались архивы, и общество во всем Советском Союзе было в шоке от того, что происходило 1930-е годы. У нынешнего поколения правоохранителей прививки от ГУЛАГа нет. Они не помнят и не знают, что ГУЛАГ - это конвейер, где жертвами рано или поздно становятся все - и жертва, а потом и ее палач. 

- Вы считаете белорусскую революцию 2020-го года преждевременной? 

- Это была стихия, которую невозможно было остановить. Но в общем-то она могла и не случиться, потому что все последние годы Беларусь шла по пути постепенной либерализации. Это был такой медленный, но уверенный дрейф в Европу. Все больше становилось свобод, возможностей, демократических институтов. Очень активно развивался средний класс, ИТ-сектор, независимая культура. В интернете независимые медиа уже имели безусловный перевес над государственными. И в общем-то уже назревал вопрос о транзите власти. Финиш был очевиден. И было очевидно также, что следующий человек, который придет к власти, будет более прозападным и более демократически ориентированным. Я был сторонником как раз вот этого эволюционного пути. То, что случилось в 2020 году, привело Беларусь к точке абсолютного нуля. 

- Какие ошибки допустила оппозиция? 

- Сейчас белорусская оппозиция разделилась на новую и старую. Какую ошибку совершила новая оппозиция? Она недооценила масштаб и сложность задачи. Ей казалось, что эту систему можно победить моральным превосходством. То есть: если я прав, и это очевидно всем, то этим оружием я могу победить. Это оказалось, увы, не так. Что не так сделала старая оппозиция? Она, как раз понимала сложность задачи. Но у меня такое ощущение, что она могла бы больше об этом говорить, а не молчать. 

Беларусь сегодня находится в тупике, причем как власть, так и общество. Очевидно, что в этой ситуации, с одной стороны, власть не может победить большинство. Она только смогла заставить его замолчать. Но это недовольство просто загнано под ковер, оно никуда не пропало. С другой - большинство не может победить вооруженное меньшинство. Единственный вариант выхода из этой ситуации - это начинать говорить. 

- Чем обусловлена необходимость диалога? 

- Если бы это была просто ситуация тупика, которая может тянуться бесконечно долго, можно было спустить ее на волю случая. Но, к сожалению, эта ситуация по-своему динамична, потому что чем позже этот диалог начнется, тем больше Беларусь потеряет суверенитета, который в последнее время слетает с нее все большими кусками. Если Беларусь независимость утратит, то шансов на демократическое общество в будущем у ее народа нет. Я категорически не верю в возможность построения демократии в колониальном квазигосударстве. 

- Помогут ли санкции Запада? 

- Я очень скептически отношусь к санкциям, хотя понимаю аргументы тех людей, которые выступают за них. Но, на мой взгляд, это очень рискованная игра, и ее результат может быть совершенно не тот, который ожидают сторонники санкций. Это немного напоминает русскую рулетку: может быть пронесет, а может, и убьет. Однако об этой игре с неизвестным финалом уже можно сделать два вывода. Первый: эти санкции не снесут режим. Беларусь - не изолированный остров, за ее спиной стоит Кремль. Москва всегда подставит плечо, найдутся пути обхода, поэтому я не думаю, что они сильно подорвут белорусскую экономику. Второй, и это еще более точно: эти санкции все больше и больше нас привязывают к Москве, а значит, несут колоссальную опасность для белорусского суверенитета. 

- Как Евросоюз может помочь Беларуси? 

- Роль Европы в возможном диалоге, в нормализации ситуации в Беларуси может быть огромной. Сейчас, наверное, вопрос преодоления кризиса зависит от нее. Потому что вряд ли на первом этапе эта власть будет разговаривать с оппозицией, по крайней мере, с новой оппозицией. И тут, наверное, Европа как раз могла бы сделать первый шаг для диалога. Конечно, когда градус ненависти в обществе настолько высок, начать разговор очень тяжело. Очевидно, что и с той, и с другой стороны будут непримиримые, которые будут этот диалог торпедировать. Но также очевидно, что от этого кризиса устали все. Людей, готовых к диалогу, достаточно как в обществе, так и во власти. Надо потихоньку возвращаться к нормальности. Пора выпускать политзаключенных и начинать говорить. Я очень надеюсь, что этот процесс начнется.

Автор Ольга Капустина

Источник - https://p.dw.com/p/442zb


Об авторе
[-]

Автор: Валерий Карбалевич, Ольга Капустина

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.12.2021. Просмотров: 40

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta