Африка обладает огромными сырьевыми ресурсами, но их разработка не приносит процветания африканцам

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Экономика стран Африки на современном этапе  

***

Богатый бедный континент

По ряду позиций доля Африки превышает 30% мировых ресурсов: до 35% по хрому, более 40% по бокситам, 50% по кобальту и марганцу, 90% по металлам платиновой группы. 

Африка — это показательный пример того, как уживаются богатство и нищета. Страны континента, в первую очередь лежащие к югу от Сахары, плотно обосновались в нижней части всех рейтингов сравнительных характеристик, будь то экономика, социальное положение, грамотность и многое другое. Само название континента стало нарицательным именем бедности и неустроенности. 

Между тем естественных предпосылок для такого положения дел нет. Даже наоборот: континент располагает огромными природными богатствами. На Африку, по некоторым оценкам, приходится до 30% минеральных ресурсов мира: 7% мировых запасов природного газа, 8% запасов нефти и т. д. 

Среди других континентов и частей света Африка занимает ведущее место по запасам металлов платиновой группы, хромовых, марганцевых руд, кобальта, золота, алмазов, бокситов, фосфоритов. Значительны африканские запасы флюорита, руд циркония, урана, тантала, бериллия, титана, никеля, меди, ванадия, лития, сурьмы, драгоценных камней. 

Естественно, природные ресурсы Черного континента не могут не привлекать к себе внимания, особенно в условиях роста новых индустриальных держав, обострения противоречий между различными мировыми центрами силы. 

Рассмотрим подробнее, где на континенте расположены самые ценные природные ресурсы и кто сегодня управляет их разработкой. Отдельно отметим ресурсные проекты, в работе которых участвует российский бизнес. 

Африка – кладовая природных ресурсов

Уголь

Совокупные запасы угля на африканском континенте оцениваются британским Energy Institute в 14,8 млрд тон, или в 1,5% мировых запасов. Впрочем, это довольно осторожная оценка, есть и куда более оптимистичные, дающие Африке запасы угля в размере свыше 109 млрд тонн. Львиная доля этих запасов приходится на ЮАР (9,9 млрд тонн), где в отсутствие нефти, газа и незначительности гидроэнергии уголь традиционно играет важнейшую роль в энергетике (до 84% электроэнергии здесь вырабатывается на угольных электростанциях). 

Добыча угля в ЮАР по итогам 2022 года составила 225,9 млн тонн (2,5% мировой добычи) при пиковом показателе 254 млн тонн в 2019 году. Крупнейший каменноугольный бассейн страны — Witbank. Открытый во второй половине XIX века, он разрабатывается с конца того же века, но все равно еще далек от истощения. Его достоверные запасы оцениваются в 49 млрд тонн, предполагаемые ресурсы могут достигать 115 млрд тонн. 

Около трех четвертей угледобычи ЮАР сосредоточено в руках нескольких крупных компаний, среди которых есть как национальный капитал (Exxaro, Sasol) так и зарубежные корпорации (британская Anglo American, швейцарская Glencore International, австралийская South32). В Зимбабве в 2022 году было добыто 3,9 млн тонн, в других странах Африки (Нигерия, Нигер, Танзания и т. д.) угледобыча невелика, осуществляется силами местных компаний и служит источником топлива по месту добычи. 

Восходящая звезда африканской угольной отрасли — Мозамбик. В стране обнаружены значительные запасы угля, в том числе высококачественного коксующегося. Особенно выделяется угольный бассейн Моатизе (Moatize). В отличие от почтенной угольной индустрии ЮАР, где сложился и собственный угольный капитал, местная угледобыча — это дела недавних дней и вотчина иностранного капитала. Так, в 2004 году бразильская горнодобывающая корпорация Vale взяла Моатизе в концессию сроком на двадцать пять лет. Для вывоза угля за рубеж компания построила 930-километровую железную дорогу и морской порт Накапа-а-Велья, вложив свыше 1,5 млрд долларов. Объемы угледобычи за этот период были доведены с чисто символических до 11 млн тонн в 2021 году (преимущественно угли коксующихся марок) с планами увеличения до 18 млн тонн в год. 

Впрочем, бразильцы, несмотря на общность языка (обе страны — бывшие португальские колонии), в Мозамбике не прижились, и в декабре 2021 года мозамбикские угольные активы были проданы бразильцами структурам индийской Jindal Group (также присутствовала в мозамбикской угледобыче, но с менее амбициозным проектом в Чиродзи). Характерно, что вездесущих китайцев угольные активы в Африке не заинтересовали. 

Нефть и газ

Совокупные запасы нефти в Африке оцениваются британским Energy Institute в 16,6 млрд тонн (7,2% мировых запасов). Они сконцентрированы прежде всего на севере континента (Ливия располагает 6,3 млрд тонн, Алжир — 1,5 млрд), а также на шельфе Гвинейского залива. Здесь особо выделяется Нигерия (5 млрд тонн), потенциалом открытия месторождений и развития нефтедобычи обладают Камерун, Кот-д’Ивуар, Гана, Того, Бенин. Значительными нефтяными ресурсами располагают также прилегающие к атлантическому побережью Ангола (1,1 млрд тонн), Республика Конго (0,4 млрд), Габон (0,3 млрд), континентальные Чад и Южный Судан (0,2 и 0,5 млрд тонн соответственно). 

Добыча нефти на африканском континенте по итогам 2022 года оценивалась в 332 млн тонн (7,5% мировой добычи), и в последние полтора десятилетия мы видим понижательный тренд. Так, в конце 2000-х пиковые значения достигали 490 млн тонн (12,3% мировой добычи). Спад был обусловлен значительным сокращением добычи у традиционных лидеров отрасли: Нигерия сократила ее до текущих значений с пиковых 122 млн тонн в 2010 году (на 43%), Ангола — на 35%, Ливия — на 40%. И если в последнем случае мы имеем дело с последствиями войны, обрушившей в том числе нефтяную отрасль страны, то в иных случаях речь идет об исчерпании запасов при недостаточных геологоразведочных работах и дефиците инвестиций в поддержание добычи. 

Ряд африканских стран (Алжир, Ливия, Нигерия, Ангола, Республика Конго, Габон, Экваториальная Гвинея) входят в состав нефтяного картеля ОПЕК и, соответственно, участвуют в соглашениях ОПЕК+. Но роль африканских стран там не очень велика, да и квоты для них не слишком строгие, порой выше реальных объемов добычи. Например, последние квоты позволяют Нигерии добывать 1,38 млн баррелей в сутки при реальном объеме добычи в мае 1,4 млн баррелей в сутки, у Анголы квота 1,28 млн баррелей в сутки при фактической добыче 1,1 млн баррелей в сутки. 

Нефтегазовый сектор стран Африки сосредоточен в первую очередь на разработке уже разведанных запасов, и конкуренция за них может усилиться. Мировой энергетический кризис и конфликт с Россией (в том числе попытки заблокировать российский энергетический экспорт) активизировали попытки стран Запада переориентировать экспорт африканских ресурсов на собственные рынки. При этом России удается расширять поставки нефтепродуктов на север континента. 

Запасы газа в Африке оцениваются Energy Institute в 13,9 трлн кубометров (6,9% мировых запасов). Географически разведанные газовые запасы континента сконцентрированы в Нигерии (5,5 трлн кубометров), Алжире (2,3 трлн кубометров), Египте (2,1 трлн кубометров), Ливии (1,4 трлн кубометров). По объемам добычи газа на континенте лидирующие позиции принадлежат Алжиру (98,2 млрд кубометров в 2022 году), Египту (64,5 млрд кубометров), Нигерии (40,4 млрд кубометров). Ливия же не слишком активно вовлекает в разработку свои газовые ресурсы, объем добычи здесь никогда не превышал 15 млрд кубометров в год. 

Алжир традиционно был важным экспортером газа на рынки Европы, мощная газовая индустрия здесь сформировалась еще в 1970-е. Однако в последние годы страна сокращает объемы своего газового экспорта ввиду роста собственного потребления (оно практически удвоилось, с 25 до 44 млрд кубометров, только за последнее десятилетие). На удовлетворение внутреннего спроса направлена и газовая отрасль Египта. 

Зато в числе африканских экспортеров газа наряду с традиционной Нигерией в последние годы взошли две новые звезды — Ангола и Мозамбик. Экспорт (посредством СПГ) из Нигерии в 2022 году оценивался в 19,6 млрд кубометров (при пиковых значениях 2019 года 28,8 млрд кубометров), из Анголы — 4,1 млрд кубометров (поставки осуществляются с 2013 года). Наконец, летом 2022 года международный консорциум в составе итальянской Eni (оператор проекта), американской ExxonMobil, китайской CNPC, португальской Galp, корейской Kogas и Национальной углеводородной компании Мозамбика (Empresa Nacional de Hidrocarbonetos) запустил СПГ-завод Coral South мощностью 3,4 млн тонн. По некоторым оценкам запасов газа в стране, Мозамбик может войти в десятку крупнейших экспортеров СПГ в мире. 

Организационно и технологически африканская нефтегазодобыча за редким исключением (вроде Алжира) опирается на зарубежные корпорации — либо через прямой контроль над месторождениями (в небольших странах), либо через соглашения о разделе продукции (СРП), заключаемые с национальными (государственными) нефтяными компаниями. 

В Алжире практически вся добыча углеводородов находится под контролем национальной корпорации Sonatrach, хотя иностранные партнеры также могут привлекаться для адресной реализации тех или иных проектов. Например, в 2003 году китайская Sinopec договорилась о совместной с Sonatrach разработке месторождения Зарзайтин (Zarzaitine), в 2009 году — на разработку участков месторождения Тайрет (Tairet). Структуры другой китайской нефтяной компании, CNPC, построили здесь НПЗ (в Адраре) и получили лицензию на разработку месторождения Хасси-Бир-Рекаиз (Hassi Bir Rekaiz). 

Россия присутствует здесь с недавних пор: Sonatrach тесно сотрудничает с «Газпромом» в разработке двух недавно открытых месторождений в районе Ум-Эль-Ассель, а в июле этого года генеральный директор Sonatrach Туфик Хаккар объявил, что его компания планирует разработать совестно с «Газпромом» два месторождения углеводородов, расположенных к юго-востоку от Хасси-Мессауда. Но алжирская модель для континента скорее исключение. Обычно зарубежные корпорации либо стремятся получить контроль над месторождениями напрямую, либо формально сотрудничают с местными нефтяными компаниями. 

Например, в Нигерии формально есть национальная корпорация Nigerian National Petroleum Corporation (NNPC). Фактически свыше половины добычи на условиях СРП контролирует Royal Dutch Shell, прочее — американские Exxon Mobil, Chevron и ConocoPhillips, итальянская Eni, французская Total. Национальный капитал, по сути, ограничен лишь сбытом нефтепродуктов (причем Нигерия, будучи крупным экспортером сырой нефти, нефтепродуктами себя не обеспечивает, западные компании не заинтересованы в развитии здесь нефтепереработки). 

Другой крупный экспортер, Ангола, формально передает исключительные права не углеводороды национальной корпорации Sonangol. Практически вся добыча обеспечивается на условиях СП или СРП с зарубежными корпорациями (наши старые знакомые Chevron, ExxonMobil, Total, BP, Eni, а также китайские Sinopec и China National Offshore Oil Corporation). К слову, этот крупный экспортер сырой нефти тоже не обеспечивает себя нефтепродуктами и зависит от их импорта. Впрочем, это еще не самые плохие варианты. В ряде случаев у африканских государств нет даже таких формальных «прокладок». 

Западные корпорации активно практиковали вмешательство во внутреннюю политику африканских государств, вплоть до разжигания локальных конфликтов и поддержки сепаратизма ради еще большего ослабления местных властей. Поэтому избегающие политики китайцы пришлись здесь ко двору и в последние годы активно наращивают свое присутствие.

Популярным форматом взаимодействия китайцев с Черным континентом стала обкатанная на местной нефтянке «ангольская формула». Суть ее в следующем. В 2004 году между правительствами Китая и Анголы было заключено соглашение, по которому в рамках программы восстановления экономики после 27-летней гражданской войны Китай предоставил Анголе заем на сумму два миллиарда долларов. В сентябре 2007 года Китай выдал ей второй заем на два миллиарда долларов. Оплачивать кредиты предполагалось не деньгами, а поставками нефти. Сами кредиты тоже выдавались не живыми деньгами «на руки», но большей частью в виде контрактов с китайскими же фирмами-подрядчиками. То есть «инфраструктурные работы в обмен на нефть». 

Подобная схема китайцам понравилась и далее активно тиражировалась как в других странах континента, так и с другими видами ресурсов. Например, уже в 2007 году было подписано соглашение с Демократической Республикой Конго (ДРК) о китайских инвестициях в размере 9,5 млрд долларов (которые, не забываем, получили китайские же подрядчики) в обмен на поставки в Поднебесную 10 млн тонн меди и 600 тыс. тонн кобальта. 

Россия на рынках африканских углеводородов действует не слишком масштабно. Хотя подвижки в последнее время есть. Например, «ЛУКойл» с 2009 года работает в Египте (проект West Esh El-Mallaha); в 2014 году компания вошла (с долей 30%) в глубоководный проект на шельфе Камеруна, с долей 18% — в глубоководный проект на шельфе Нигерии; компания также ведет работы на шельфе Ганы (последние три проекта — в районе Гвинейского залива). В 2019 году «ЛУКойл» приобрел 25% в проекте по добыче углеводородов на шельфе Республики Конго (Конго-Браззавиль). Проект разрабатывается на условиях соглашения о разделе продукции на срок до 2039 года (Eni — 65%, оператор; Société Nationale des Pétroles du Congo — 10%). 

«Роснефть» с 2015 года присутствует в нефтяной отрасли Мозамбика (20% в составе консорциумов). В 2019 году компания подписала меморандум о взаимопонимании с мозамбикской Empresa Nacional de Hidrocarbonetos по вопросу разработки шельфовых месторождений природного газа. Наконец, в июле 2023 года по итогам встречи замминистра энергетики России Сергея Мочальникова с послом Мозамбика Жозе Матеушем Муарией Катупхой было заявлено об интересе сторон к сотрудничеству в сфере геологоразведки и добычи нефти и газа, а также к реализации проектов в сфере гидроэнергетики и ВИЭ. 

Черные металлы

Африка обладает значительными рудными запасами, в том числе для черной металлургии. Запасы железной руды на континенте достигают 45,1 млрд тонн (9,6% мировых). Важное значение для мировой металлургической отрасли имеют ЮАР и Мавритания. ЮАР, по оценке Геологической службы США (USGS) располагает запасами железной руды в размере порядка 1 млрд тонн. Объем добычи в 2022 году составил 76 млн тонн (пятое место в мире). Руды хорошие, богатые, с содержанием железа до 67%. Страна использует их для нужд собственного металлургического комплекса, а также экспортирует. Ведущая роль в добыче железных руд здесь принадлежит компании Kumba Iron Ore («дочка» корпорации Anglo American), но в отрасли традиционно присутствовали и местные игроки (например, African Rainbow Minerals, Assore). 

Заметным поставщиком железной руды на мировой рынок выступает Мавритания: в 2022 году она отгрузила 13 млн тонн. Руды различного качества (от 38 до 68% содержания железа). В отсутствие собственной металлургии вся добываемая руда поступает на экспорт. Добычу осуществляет национальная корпорация Société Nationale Industrielle et Minière. 

Перспективы развития железорудного комплекса Африки могут быть связаны с освоением месторождений Либерии. Запасы железной руды в этой стране превышают 3 млрд тонн, но в силу политической нестабильности и постоянно разрывавших Либерию локальных конфликтов их освоение было затруднено. В настоящее время интерес к либерийским рудам проявляет международный конгломерат Arcelor Mittal индийца Лакшми Миттала.  Российское присутствие в африканской железорудной отрасли началось в 2011 году: «Северсталь» зашла в рудный проект Putu в Либерии (по данным компании, порядка 3,2 млрд тонн запасов при содержании металла 34%). Однако этот проект пока так и не вышел на проектную мощность. 

Еще более велика роль Африки в мировой добыче хрома и марганца. Так, добыча хрома в ЮАР в 2022 году составила 18 млн тонн — 44% мировой. По разведанным запасам хромовых руд, как сообщает USGS, с ЮАР сравним только Казахстан (36 и 41% мировых запасов соответственно). Перспективы развития хромовой отрасли на континенте могут быть связаны с расширением разработки месторождений Зимбабве. Располагающийся здесь рудоносный массив Great Dyke — один из крупнейших в мире. Месторождения разрабатываются с начала XX века открытым и подземным способами. Ресурсы хромовых руд — свыше 1 млрд тонн, разведанные запасы — порядка 70 млн тонн при содержании Cr2O3 35‒49% (в коренных месторождениях) и 15‒20% (в россыпях). 

Крупные месторождения марганцевых руд имеются на территории ЮАР, Ганы; в Габоне и ДРК, на Мадагаскаре, в Анголе, Гвинее, Египте, Нигерии. Всего на континенте сосредоточено свыше 62% мировых запасов марганца. По оценке USGS в 2022 году в ЮАР было добыто 72 млн тонн марганца (36% мировой добычи), в Габоне — 4,6 млн тонн (23%). На Гану и Кот-д’Ивуар пришлось еще 4,7 и 1,8% мировой добычи соответственно. Марганцевые ресурсы Африки привлекают внимание российского капитала. Так, «Ренова» Виктора Вексельберга еще с 2005 года развивает проект в ЮАР (49% в United Manganese of Kalahari, остальное — у местной Majestic Silver Trading). Производственные мощности компании достигают 3,5 млн тонн в год. 

Цветные металлы

На Африку приходится свыше 10% мировых запасов меди, около 30% мировых бокситов и свыше 40% кобальта. Важнейшие медные месторождения Африки приурочены к Меденосному поясу Центральной Африки, расположенному на территории ДРК и Замбии. Пояс протягивается на 450 км (при ширине 45‒75 км) от Замбии по восточным районам ДРК. Выявленные ресурсы меди оцениваются в 130 млн тонн, подтвержденные запасы — порядка 45 млн тонн. B промышленных концентрациях руды содержат также кобальт, цинк, уран, кадмий, германий, радий, свинец, серебро, золото, платину, палладий. 

По оценке USGS, в 2022 году в ДРК было добыто 2,2 млн тонн меди (10% мировой добычи), в Замбии — 770 тыс. тонн. Добыча представлена такими компаниями, как La Générale des Carrières et des Mines (ДРК, государственная), ZCCM (Замбия, государственная) а также канадская Anvil Mining, южноафриканская Metorex, швейцарская Glencore, Eurasian Resources Group (ERG, происходит из Казахстана, ныне «прописана» в Люксембурге). 

Запасы бокситов в Африке представлены в различных странах, но львиная доля все же приходится на достаточно ограниченную область, известную как Западно-Африканская бокситоносная провинция. Она охватывает территории Гвинеи (большую часть), Гвинеи-Бисау, Сьерра-Леоне, Либерии, Мали, Ганы, Того, Кот-д'Ивуара, Буркина-Фасо — всего порядка 1,7 млн кв. километров. Доказанные запасы бокситов на этой территории составляют 7 млрд тонн (около 40% мировых запасов), ресурсы могут достигать 20 млрд тонн. 

Первое месторождение (в районе Фриа) открыто и разрабатывается с XIX века открытым способом. Выявлено свыше сотни месторождений, запасы отдельных из них составляют от 5 до 200 млн тонн и более. Наиболее крупные месторождения (Диан-Диан, Синтиуру, Уорбе, Сангареди) с высоким качеством руд сосредоточены в западной части Гвинеи. Большинство бокситов высокого качества: содержание Al2O3 — 50–60%. По оценке USGS, добыча бокситов в Африке была сосредоточена в Гвинее и в 2022 году составила 86 млн тонн (22,6% мировой добычи), уступая по этому показателю Австралии (100 млн тонн) и Китаю (90 млн тонн). Практически все добываемое сырье экспортируется без переработки, алюминиевая промышленность на территории Африки (в том числе в Гвинее) имеет незначительное развитие. 

Бокситы привлекли внимание российского капитала. Компания «Русал» владеет алюминиевым заводом в Нигерии (ALSCON, с 2007 года, 193 тыс. тонн в год) и ресурсными активами в Гвинее (с 2001 года). В последней расположены компания «Бокситы Киндии» (первенец присутствия «Русала» в Гвинее, сформирована из активов гвинейской компании SBK) мощностью 3,5 млн тонн в год, боксито-глиноземный комплекс Friguia (с 2002 года под управлением, с 2006-го — в собственности, под управлением «Русала» прошел через комплексную реконструкцию производства) мощностью 2,1 млн тонн бокситов и 0,6 млн тонн глинозема, Диан-Диан (новый проект, с 2018 года, в который компания вложила 350 млн долларов) мощностью 3 млн тонн. В общем, «Русал» контролирует небольшую, порядка 10%, долю гвинейских бокситов. 

Лидирующую роль в гвинейской добыче бокситов играют Compagnie des Bauxites de Guinée (совместная собственность государства с долей 49%, а также западных корпораций Alcoa и Rio Tinto Alcan) и Société Minière de Boké (подконтрольна консорциуму, в который входят сингапурская Winning Shipping, китайский производитель алюминия Shandong Weiqiao и правительство Гвинеи). 

В Африке, по данным USGS, обнаружено более 50% мировых запасов кобальта. Доля африканских стран в мировой добыче превышает 75%. Наиболее выделяются такие страны, как ДРК (130 тыс. тонн, 68% мировой добычи), Мадагаскар (3 тыс. тонн), Марокко (2,3 тыс. тонн). Добыча ведется пока на 13–15 месторождениях Большая часть добытого металла вывозится в виде концентрата в Китай. Ведущие роли в кобальтовой промышленности Африки занимают китайские компании Huayou Cobalt и China Molybdenum. Добычу кобальта здесь также ведут швейцарская Glencore и международный холдинг с казахстанскими корнями ERG. 

Месторождения титанового сырья в Африке представлены прибрежно-морскими россыпями титаномагнетита, ильменита, рутила, иногда с цирконом или монацитом, в Сьерра-Леоне, Египте, Сенегале, Сомали, ЮАР, Мозамбике. Всего свыше 11% мировых запасов. По данным USGS, ведущую роль в африканской добыче ильменита играли Мозамбик (1,2 млн тонн, или 13,5% мировой добычи), ЮАР (10,1%), Сенегал (5,8%), Мадагаскар (3,4%), Кения (2%). Добыча рутила была сосредоточена в Сьерра-Леоне (22% мировой добычи), ЮАР (16,1%), Кении (12,4%), Сенегале и Мозамбике (1,5 и 1,4% соответственно). Перспективы роста добычи титанового сырья связаны с вовлечением в разработку рутиловых россыпей Мадагаскара и Танзании. В настоящее время ведущую роль в освоении титановых ресурсов Африки играет австралийско-британская компания Rio Tinto. 

Золото, платиноиды, уран

С давних пор на территории Африки велась добыча золота. Со времен древних фараонов и до римской эпохи добыча золота в довольно значительных количествах велась в Египте, Нубии (современный Судан), Эфиопии. На золоте поднялась средневековая империя Мали. После Великих географических открытий в оборот было вовлечено золото Гвинеи, давшее название английской золотой монете гинее (guinea), и Золотого Берега (современная Гана). В настоящее время многие древние месторождения уже исчерпаны, но благородный металл продолжает играть важную роль в числе сырьевых богатств Африки. 

Можно отдельно отметить расположенный на территории ЮАР рудный район Витватерсранд с уникальными начальными запасами руд золота и урана. Добыча золота здесь ведется с 1886 года (она дала имя национальной валюте ЮАР — ранду), уран добывается с 1952 года. Подтвержденные запасы золота в районе Витватерсранд составляют 16 тыс. тонн, общие геологические запасы — 31 тыс. тонн. Уникальные для отрасли объемы. Подтвержденные запасы U3O8 здесь составляют 232 тыс. тонн при среднем содержании его в рудах 0,02–0,05%. Кроме того, из руд ежегодно попутно извлекают серебро (десятки тонн) и осмистый иридий (первые десятки килограммов). Добыча золота на пике (в 1970-е) здесь превышала 500 тонн в год, но с тех пор снижается. 

По данным USGS, в 2022 году ряд африканских стран входили в число ведущих поставщиков золота на мировой рынок. Так, в ЮАР было добыто 110 тонн (3,5% мировой добычи), в Гане — 90 тонн (2,9%), в Буркина-Фасо — 70 тонн (2,3%), в Танзании — 60 тонн (1,9%), в Мали и Судане — по 50 тонн (1,6%). Из числа ведущих игроков рынка можно отметить работающие в разных странах континента южноафриканские AngloGold Ashanti, Sibanye Gold, Harmony Gold, Metallon Corporation, Caledonia Mining Corporation, британско-южноафриканскую Asa Resources Group. Россия здесь представлена активами компании Nordgold в Буркина-Фасо и Гвинее, «ГПБ Глобал Ресорсиз», «М-Инвест» и «Русдрагмет» в Судане. 

По данным World Nuclear Association (WNA), в числе обладателей крупнейших в мире запасов урана есть африканские страны, такие как Намибия (470 тыс. тонн, или 8% мировых запасов), ЮАР (320,9 тыс. тонн, 5%), Нигер (311,1 тыс. тонн, 5%), Ботсвана и Танзания (по 1%). Африканские страны есть и в числе ведущих производителей урана. Так, в 2022 году в Намибии было добыто 5,6 тыс. тонн (третье место в мире после Казахстана и Канады), в Нигере — 2 тыс. тонн, в ЮАР — 200 тонн. Можно отметить, что потенциал урановой сырьевой базы африканского континента используется довольно слабо. Несмотря на обширные ресурсы, объемы добычи здесь падают, иногда катастрофически. Так, добыча урана в Нигере за период с 2013 года сократилась более чем вдвое (с 4,5 до 2 тыс. тонн), в ЮАР — с пиковых значений 670‒690 тонн до текущих 200 тонн. 

Как правило, добыча урана в Африке осуществляется силами неафриканских компаний. В настоящее время ведущими производителями урана на континенте являются нигерский SOMAЇR (фактически под контролем французской Orano — бывшей Areva — при миноритарном участии национальной Office National des Ressources Minières), намибийские производственные комплексы Rössing (China National Nuclear Corporation) и Husab (China General Nuclear Power Corporation). 

Структуры нашего «Росатома» (Uranium One) также предпринимают попытки выйти на африканский континент в качестве разработчика уранового сырья. В частности, в Намибии с 2010 года (фактически, из-за политических ограничений местных властей, с 2018-го) реализуется проект «Крылья» по разведке и вовлечению в разработку местных запасов урана. Кроме того, с 2012 года структуры «Росатома» становятся оператором разработки уранового рудника Mkuju River в Танзании. Правда, проект затянулся, начало работ неоднократно откладывалось, и лишь весной этого года здесь была начата опытная добыча (порядка пяти тонн в годовом измерении). 

Алмазы

В Африке сосредоточена бóльшая часть ресурсов алмазов мира. Коренные месторождения алмазов связаны с протерозойскими и меловыми трубками и дайками кимберлитов в ЮАР, Ботсване, ДРК, Анголе, Танзании, есть россыпные месторождения в ДРК, Анголе, Гане, ЮАР, а также на шельфе Атлантического океана в Намибии и ЮАР. По оценке USGS, ряд африканских стран играют ведущую роль в мировом производстве натуральных алмазов промышленного назначения — в частности, в 2022 году в ДРК было добыто 11 млн карат (24% мировой добычи), в Ботсване — 7 млн карат (15%), в ЮАР — 6 млн карат (13%), в Зимбабве — 1 млн карат (2%). 

Алмазы ювелирного качества традиционно добываются в ЮАР и Намибии, главным образом под контролем корпораций De Beers (первопроходец промышленной добычи алмазов в мире) и Petra Diamonds. В Намибии добыча ведется при активном участии государства (СП государственных предприятий с зарубежными корпорациями), но в большинстве случаев отрасль полностью под контролем крупных западных корпораций. 

De Beers — формально южноафриканская компания (фактически входит в группу Anglo American). Это первая в мире специализированная алмазная компания, созданная еще в 1888 году легендарным британским географом и первооткрывателем Сесилем Родсом. В лучшие времена компания контролировала до 80% мирового алмазного рынка, став фактически синонимом алмазной отрасли как таковой. Иронично, что этот флагман мировой алмазной индустрии носит имя людей, к алмазам не имеющим никакого отношения (семьи африканерских фермеров, на земле которых Родс начал первые разработки алмазов). Petra Diamonds официально «прописана» в британском офшоре Джерси, фактически работает в ЮАР и Танзании. 

В Ботсване, еще одном крупном игроке мирового алмазного рынка, отраслью управляет компания Debswana, принадлежащая на паритетных началах корпорации De Beers и национальному правительству. De Beers утверждает, что с учетом налогов фактически до 80% реальной выручки от реализации местных алмазов уходит властям Ботсваны. Последние, однако, настаивают, что существующие условия сильно ограничивают страну и пришло время пересмотреть формат развития отрасли. С учетом непрозрачного ценообразования на алмазном рынке это мнение вполне может быть правдой. 

Российская «Алроса» с 1993 года присутствует в Анголе, ей принадлежат 41% акций горнорудного общества Catoca и 55% в уставном капитале Hydrochicapa, которое в 2008 году запустило ГЭС в провинции Лунда Сул. В 2013 году дочерние структуры «Алросы» и британской компании Botswana Diamonds создали предприятие Sunland Minerals Pty Ltd. для разведки перспективных площадей в Ботсване. 

На африканском континенте сосредоточены богатые запасы металлов платиновой группы. По данным USGS, в 2022 году среди мировых лидеров по добыче платины были ЮАР и Зимбабве. В ЮАР было добыто 140 тонн (74% мировой добычи), в Зимбабве — 15 тонн. Что интересно, львиная доля неафриканской добычи платины в мире приходится на Россию. Основные месторождения африканской платины относятся к Бушвелдскому рудному комплексу. Добыча в ЮАР сосредоточена в руках трех корпораций: национальной Impala Platinum Holdings, а также британских Anglo American и Lonmin. В Зимбабве работают национальная Zimbabwe Platinum Mines, британская Anglo American, южноафриканские Sibanye-Stillwater и Implats Platinum. 

Эти же страны играли ведущую роль в мировой добыче палладия: 80 тонн (38% мировой добычи) в ЮАР и 12 тонн (6%) — в Зимбабве. Здесь компанию Черному континенту тоже составляет Россия (42% мировой добычи). Африка известна своими крупнейшими месторождениями комплексных руд тантала, ниобия, лития, цезия, связанными с редкометалльными гранитными пегматитами (месторождения в Намибии, ЮАР, Мозамбике и др.). В пегматитах также находятся значительные количества бериллия, олова, висмута, драгоценных и поделочных камней (изумруд, аквамарин, топаз, амазонит и др.). 

Важнейшие источники тантала и ниобия (имеют важнейшее значение в электронике) — россыпи (отрабатываются в ДРК и Нигерии) и массивы карбонатитов (месторождения в ДРК, Уганде, Танзании, Анголе, ЮАР и др.). По оценке USGS, в 2022 году в ДРК было добыто 860 тонн тантала (43% мировой добычи), в числе мировых лидеров также отметились Руанда (350 тонн, или 17,5%), Нигерия (110 тонн, 5,5%), Бурунди (39 тонн), Уганда (38 тонн), Эфиопия (24 тонны). 

Литий и редкоземы

В Африке разведаны значительные запасы лития. По данным USGS, подтвержденные запасы лития составляют 3 млн тонн (11,5% мировых) в ДРК, 840 тыс. тонн в Мали, 690 тыс. тонн в Зимбабве, 230 тыс. тонн в Намибии, 180 тыс. тонн в Гане. Однако в настоящее время эти ресурсы практически не вовлечены в разработку. Добыча ведется пока только в Зимбабве, где в 2021 году на руднике Аркадия австралийская компания Prospect Resources добыла 1200 тонн лития, что составило 1% мировой добычи. По состоянию на 2021 год, в Африке на различных этапах реализации находилось девять проектов по освоению месторождений лития: четыре в Зимбабве, два в Мали и по одному в ДРК, Намибии и Гане. Известны перспективные участки в Сенегале, Нигерии и др. Месторождения и залежи лития в Африке разведаны довольно плохо, поэтому есть значительный потенциал увеличения ресурсной базы в результате проведения геологоразведочных работ. 

Черный континента также располагает значительными ресурсами редкоземельных металлов, что в существующих реалиях конфликта ряда развитых стран с Китаем делает Африку особенно лакомой добычей. К редкоземельным металлам (РЗМ) в соответствии с российской стратегией развития отрасли РЗМ до 2035 года относятся 15 лантаноидов (с атомными номерами от 57 до 71 в периодической системе элементов Менделеева): церий, празеодим, неодим, прометий, самарий, европий, гадолиний, тербий, диспрозий, гольмий, эрбий, тулий, иттербий, лютеций, а также скандий и иттрий. 

Критическая зависимость мировой высокотехнологичной промышленности от добычи РЗМ в КНР, ее политики квот и тарифов на фоне растущего противостояния США, стран ЕС и КНР заставляет первых искать альтернативные источники металлов, в том числе в Африке. Контроль над основными активами сохраняется за компаниями из стран Запада, в первую очередь его англоязычной части: капиталом из Австралии, Великобритании, Канады и США. Рассматривают возможность или уже готовятся начать разработку месторождений РЗМ в Африке Tantalum Holding (США), Premier African Minerals (Того, британский менеджмент), Rift Valley Resources (Канада), Mkango Resources (Канада), Lynas (Австралия), Frontier Rare Earth (США), Steenkampskraal Holdings (ЮАР). 

Добыча РЗМ в Африке уже ведется (в Бурунди с 2017 года), однако в незначительном количестве. В 2021 году компания Rainbow Rare Earth, зарегистрированная на острове Гернси и с листингом на Лондонской бирже, добыла на руднике Гакара в карбонатите 100 тонн РЗМ, что составило 0,03% мировой добычи. Добыча началась в 2017 году, оператор планирует достичь уровня около 10 тыс. тонн концентрата в год, однако сроки реализации проекта неоднократно переносились. 

Соли и удобрения

В Африке сосредоточено немногим менее половины мировых запасов фосфоритов. Основные запасы заключены в уникальных осадочных месторождениях Аравийско-Африканской фосфоритоносной провинции, которая занимает северные части Африки и Аравийского полуострова, охватывая в совокупности площадь свыше 9 млн кв. километров. Общие разведанные запасы P2O5 составляют свыше 9,5 млрд тонн при среднем содержании Р2О5 в рудах 30%. Провинция открыта в 1885 году, ее промышленная эксплуатация ведется с начала XX века преимущественно открытым способом. 

Провинция включает в себя восемь крупных бассейнов: Марокканский (запасы Р2О5 около 5 млрд тонн); Восточно-Средиземноморский (Ближневосточный, 2 млрд тонн), Алжиро-Тунисский (0,8 млрд тонн), Египетский (0,75 млрд тонн), Западно-Сахарский (0,7 млрд тонн), а также Сенегальский, Того-Нигерийский и Мали-Нигерский (запасы каждого — от 100 до 200 млн тонн). Руды легкообогатимые. Сопутствующими компонентами иногда являются уран и редкоземельные элементы. 

По оценке USGS, в 2022 году значимую роль на мировом рынке фосфоритов играли Марокко (40 млн тонн, или 18% мировой добычи), Египет (5 млн тонн), Тунис (4 млн тонн), Сенегал (2,6 млн тонн), ЮАР (1,6 млн тонн), Того (1,5 млн тонн). Что интересно и нехарактерно для сырьевого комплекса Африки, здесь преобладает национальный капитал. Так, у отраслевого лидера, Марокко, вся добыча и переработка фосфорных руд сосредоточена в руках государственной корпорации Office Chérifien des Phosphates. 

В Африке найдены месторождения калийных солей, которые, однако, еще слабо разведаны и не вовлечены в промышленную разработку. Можно отметить значительные перспективы развития калийного производства у Эритреи и Эфиопии (пустыня на стыке этих стран), Габона, Марокко, Ботсваны. Наиболее близки к разработке калийные ресурсы Эритреи. Здесь в 2010-е годы был запущен проект Colluli (СП национальной Eritrean National Mining и австралийской Danakali на паритетных началах) по освоению калийного месторождения с совокупным объемом запасов 1,1 млрд тонн. 

В 2018 году российский «Еврохим» подписал соглашение на условиях «бери или плати» на покупку до 100% ожидаемого в будущем объема производства сульфата калия Colluli в течение десяти лет. Однако фактически промышленная разработка еще не началась. 

Гидроресурсы

Ресурсы — это не только полезные ископаемые. Основу хозяйственной деятельности также создают агроклиматический потенциал (он у Африки велик, но катастрофически недоиспользуется из-за примитивных методов хозяйствования), лесные ресурсы (они огромны и среди прочего включают в себя особо ценные сорта древесины: красное, черное, железное дерево, тик и т. д.), гидроэнергопотенциал. На последнем остановимся отдельно. 

Объем выработки электроэнергии на ГЭС в Африке составил по итогам 2022 года 156,7 ТВт⋅ч (3,6% мировой гидрогенерации). В целом на ГЭС пришлось 17,5% всей выработки электроэнергии в Африке. Отрасль активно развивается, объем гидрогенерации на континенте только за период с 2010 года вырос в 1,5 раза, с 1990 года — в 2,7 раза. По понятным причинам отрасль имеет ярко выраженную географическую привязку: ГЭС следует искать на крупных реках, но не в Сахаре или в степях Южной Африки. 

Среди крупнейших ГЭС континента можно отметить построенную силами СССР Асуанскую ГЭС в Египте (2,1 ГВт), также располагающиеся на Ниле ГЭС «Мероэ» (1,25 ГВт) и «Сеннар» (0,57 ГВт) в Судане, недавно (в феврале 2022 года) введенную в эксплуатацию ГЭС «Хадысе» («Возрождение») мощностью 5,15 ГВт в Эфиопии. За пределами Нильской долины можно отметить ГЭС «Кагора-Басса» (2,1 ГВт) в Мозамбике, ГЭС «Кариба» (1,6 ГВт) на границе Замбии и Зимбабве (на момент ввода обе были частью британской колонии Родезия), ГЭС «Акосомбо» (1,1 ГВт) в Гане, каскад «Инга» в ДРК (1,8 ГВт). 

Гидроэнергопотенциал континента используется лишь в малой степени, в ряде стран (Камерун, Либерия, Сьерра-Леоне, ЦАР, ДРК, Ангола, Мозамбик и др.) он мог бы стать основой местной энергетики, в том числе для экспорта электроэнергии соседям. Однако уже сейчас реализуется ряд проектов по его дальнейшему освоению, в том числе при активном участии китайского капитала. В числе крупнейших проектов можно отметить строительство ГЭС «Мамбила» (3,1 ГВ) в Нигерии (консорциум China Civil Engineering Construction Corporation, Sinohydro и CGCOC). 

Россия тоже присутствует на этом рынке. Например, «Русгидро» получила контракт на реконструкцию ГЭС «Каинджи» и «Джебба» суммарной мощностью 1,3 ГВт в Нигерии, институт «Гидропроект» и «Силовые машины» участвуют в развитии ГЭС в Судане (в частности, «Гидропроект» проектировал крупнейшую ГЭС страны — «Мероэ», запущенную в 2009 году). В октябре 2022 года на полях Российской энергетической недели было объявлено об интересе российского капитала к реализации проектов строительства ГЭС в Африке. Интерес к континенту проявляют «Силовые машины», «Технопромэкспорт» и институт «Гидропроект».

Ведущие позиции по гидроэнергопотенциалу на континенте занимает ДРК. Особо можно отметить предложенный национальной компанией Societe Nationale d'Electricite проект Grand Inga. В случае его реализации этот гидроэнергетический комплекс на водопадах Ливингстона в нижнем течении реки Конго будет обладать мощностью 39 ГВт, что почти вдвое опережает ныне крупнейшую ГЭС в мире — китайскую «Санься» («Три ущелья»).

Автор: Сергей Кудияров, специальный корреспондент журнала «Эксперт»

Источник - https://expert.ru/expert/2023/30/bogatiy-bedniy-kontinent/


Дата публикации: 23.08.2023
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 151
Комментарии
[-]
 ihostVPS | 23.08.2023, 09:36 #
cheap VPS server refers to a virtual private server that is affordable and cost-effective. It offers you a dedicated portion of server resources at a lower price compared to dedicated servers. Despite being budget-friendly, cheap VPS servers still provide reliable performance and control over your hosting environment.

 OKBet sports betting | 30.08.2023, 05:31 #
We have a site for sports games. You must be interested. OKBet
ava
No nick | 12.09.2023, 08:00 #
friseureinrichtung outlet is a store that offers discounted furniture and equipment for hair salons. Here, hairstylists can acquire high-quality furnishings at more affordable rates.Discover fantastic deals and discounts on hair salon furnishings at our Hair Salon Furnishings Outlet. Whether you're a salon owner looking to revamp your space or a hairstylist in need of high-quality equipment, our outlet is your one-stop destination for affordable and stylish salon furnishings.
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta