Закон Украины о «ворах в законе»

Содержание
[-]

Пожизненное с конфискацией за «преступное влияние»

«Слуги» принимают закон, по которому смогут сажать любого. Речь идет о законопроекте, известном, как "о "ворах в законе"", пишет издание "ТЕКСТИ". Причем эти самые «воры» (это не русизм, а термин из законопроекта) упоминаются здесь лишь «в том числе». Не говоря уже об отсутствии определения, кто они такие. А жестоким репрессиям на основании таких формулировок полиция сможет подвергнуть практически любого.

17 января 2020 года, в последние минуты работы второй сессии Верховной Рады в парламенте неожиданно появился заместитель министра внутренних дел Антон Геращенко. Почему, стало понятно после того, как спикер Рады Дмитрий Разумков предложил вне очереди рассмотреть и принять в целом законопроект №2513 (стенограмма заседания начиная с 12 ч 48 мин.: https://iportal.rada.gov.ua/meeting/stenogr/show/7333.html, видео заседания: https://youtu.be/yE6NgL3_3-c?t=7414).

«Председатель комитета сказал, что нет возражений», - заявил Разумков. Поддержал спикера и председатель комитета Денис Монастырский (в прошлом созыве, кстати, помощник депутата Геращенко; подробнее - в публикации ОПГ Авакова "в законе"): «Мы согласовали почти все позиции с вами. Если есть поддержка зала, давайте проголосуем его сегодня и закроем вопрос».

Только громкое возмущение депутатов оппозиционных фракций, которое показало - возражений более чем позволило сорвать эту заготовку и заставило «слуг народа» и руководство МВД отложить вопрос. Но ненадолго. Законопроект 2513 будут рассматривать уже в первый день работы новой сессии - 4 февраля. По личной просьбе президента, которую озвучил сегодня на согласительном Раде первый вице-спикер Руслан Стефанчук.

- Что же это за законопроект, который так спешит протащить правящее большинство?

Руслан Стефанчук: - Проект 2513 внес 2 декабря президент Владимир Зеленский, определив его как неотложный. Его официальное название - «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно ответственности за преступления, совершенные преступным сообществом», но более известный он как «проект о ворах в законе». Официальной целью документа, которую декларируют офис президента и МВД, является борьба с организованной преступностью и криминальными авторитетами.

Однако представители правозащитных организаций и оппозиционные депутаты, проанализировали проект, сразу забили тревогу, утверждая, что настоящая его цель - совсем иная. Как и многие другие проекты, внесенные Зеленским, этот документ направлен на построение в Украине авторитарного режима.

«То, что предлагается, - путь к полицейскому государству!», - заявил известный правозащитник, руководитель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров - «Правоохранительные органы хотят под предлогом борьбы с «ворами в законе» получить широкие дополнительные возможности для задержания и привлечения к ответственности того, кого они считают в чем-либо виноватыми. Это же значительно проще и комфортнее, чем пытать или подбрасывать наркотики».

На эту угрозу обратил внимание и депутат от «Европейской солидарности» Владимир Вьятрович, поправки которого были отклонены комитетом. «Если эти изменения примут, то в Уголовном Кодексе будет присутствовать не только уголовный жаргон, но и очень странные составы преступления с умышленно размытыми формулировками. И без того полиция, чтобы повесить преступления на невиновных людей, легко объединяет их в вымышленные преступные группы. А в случае принятия проекта 2513 возможность записывать в преступные сообщества гораздо больше людей и без реальных доказательств будет ограничиваться исключительно фантазией следователей или прокуроров. Причем сажать людей можно будет не только за какие-либо преступления или подготовку к ним, а просто за сам факт «принадлежности» к «преступному сообществу».

Собственно, в этом и кроется главная опасность проекта, который уже 19 декабря был проголосован за основу. Готовя законопроект ко второму чтению, профильный комитет Рады существенно переписал его текст, словно реагируя на критику юридического сообщества. Однако все ключевые опасности в тексте, который выносится для окончательного принятия парламентом 4 февраля, сохранились, а некоторые даже усилились. Ниже мы будем цитировать именно текст, предлагаемый ко второму чтению.

Наличие в законе демократического государства уголовного жаргона (в первом чтении это были «злодії в законі», а во втором – вже «вори в законі»») - хотя и возмутительная, но далеко не самая большая опасность. Проект вносит изменения в статью 255 Уголовного кодекса, дополняя понятие преступной группы новыми понятиями «преступное сообщество», «преступное влияние» и «повышенное преступное влияние». Лицо будет привлечено к ответственности даже за само участие в преступной организации, независимо от совершения реальных преступлений. Отсутствие четких критериев такого участия в сочетании с санкцией, более суровой, чем за убийство, открывает колоссальные возможности для судебно-полицейского произвола:

«Действия, предусмотренные частями первой, второй или четвертой настоящей статьи, совершенные лицом, осуществляющим преступное влияние или являющимся лицом, находящимся в статусе субъекта повышенного преступного влияния, в том числе в статусе «вора взаконе»,- наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до пятнадцати лет или пожизненным лишением свободы с конфискацией имущества».

То есть «воры в законе» упоминаются здесь лишь «в том числе» (не говоря уже об отсутствии определения, кто они такие, эти «воры»). А вообще жестоким репрессиям на основании таких формулировок полиция сможет подвергнуть практически любого. Людей смогут сажать на сроки от 7 до 10 лет с конфискацией имущества за «установление, усиление и распространение в обществе преступного влияния». Для этого в Уголовный Кодекс вносят новую статью 255-1.

Причем «Под преступным влиянием в этой статье и статьях 255, 255-2 настоящего Кодекса следует понимать любые действия лица, которое благодаря авторитету, другим личным качествам или возможностям, способствует (создает условия), побуждает, координирует или осуществляет иное воздействие на преступную деятельность, организует или непосредственно осуществляет распределение средств, имущества или других активов (доходов от них), направленных на обеспечение такой деятельности».

У вас большой авторитет или возможности, выдающиеся личные качества? Полиция идет за вами. А пришить Вас влияния на абстрактную преступную деятельность - раз плюнуть. Все равно неясно, что это такое. Еще больший срок - от 12 до 15 лет с конфискацией имущества смогут дать за «пребывание в статусе (sic!) субъекта повышенного преступного воздействия, в том числе в статусе «вора в законе».

Опять же, «воры в законе» здесь лишь через запятую и «в том числе».

В целом же «Под лицом, находящимся в статусе субъекта повышенного преступного воздействия, в том числе в статусе «вора в законе», в этой статье и статье 255 настоящего Кодекса следует понимать лицо, которое благодаря авторитету, другим личным качествам или возможностям, координирует преступную деятельность лиц, осуществляющих преступное влияние».

- Как Вы думаете, насколько будет сложно деятелям из ГБР или полиции, используя эту формулировку, объявить «субъектом повышенного преступного влияния» любого политика, общественного активиста или предпринимателя?

Еще одна новая статья, которая вносится в Уголовный Кодекс - 255-3:

«Обращение к лицу, которое осуществляет преступное влияние». За «обращение к лицу, которое заведомо для виновного может осуществлять преступное влияние, с целью применения такого влияния», предполагает заключение на срок «от трех до шести лет с конфискацией имущества или без таковой». А если Вы обратились к лицу, которое «находится в статусе субъекта повышенного преступного влияния» - такое уже наказывается «лишением свободы на срок от пяти до семи лет с конфискацией имущества или без таковой».

Еще раз: речь идет не о давно определенных в Уголовном Кодексе понятии преступного сговора, планирования или исполнения преступлений в соучастии, не о заказчиках, организаторах и тому подобное. Речь идет о совершенно новых и очень размытых составах преступления, под которые можно при желании подвести любое «обращение» и любое «влияние».

И это - вещи, просто немыслимые в правовом государстве. Главное научно-экспертное управление парламента, которое резко раскритиковало проект, отмечает в своем заключении, что «уголовное наказание ... должно применяться не за «статус» или «состояние» определенного лица, а за деяния, которые наносят ущерб или создают угрозу причинения вреда правопорядку».

«Предложенный законопроект №2513 является калькой с аналогичного российского закона, который действует с 1 апреля 2019 года. Или вы, уважаемые правоохранители, действительно хотите возвращения к «русскому миру»?»- спрашивает в своей статье лидер ХПГ Евгений Захаров. Более того, готовя законопроект ко второму чтению, лоббисты МВД во главе с председателем профильного комитета Монастырским внесли в его текст поправки, которые значительно усиливают ведомство Авакова.

Например, в статью 208 Уголовно-процессуального кодекса вносится возможность без решения суда задерживатьлицо, «если есть обоснованные основания полагать, что возможно бегство с целью уклонения от уголовной ответственности лица, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного статьями 255, 255-1, 255-2 Уголовного кодекса Украины».

Сейчас такое право есть действует только в трех случаях:

1) если лицо застигнуто при совершении преступления или покушения на его совершение;

2) если непосредственно после совершения преступления очевидец, в том числе потерпевший, или совокупность очевидных признаков на теле, одежде или месте происшествия указывают на то, что именно этот человек только что совершил преступление;

3) если есть обоснованные основания полагать, что возможно бегство лица, подозреваемого в совершении тяжкого или особо тяжкого коррупционного преступления.

Масштабные изменения планируется внести в Закон «Об организационно-правовых основах борьбы с организованной преступностью». Эти изменения предоставляют не только СБУ, как сейчас, но и полиции возможности задействовать под предлогом борьбы с оргпреступностью спецподразделения, привлекать негласных сотрудников, вести прослушивание и тому подобное.

Подытоживая, можно констатировать, что борьба с пятнадцатью «ворами в законе» (а именно такую цифру озвучил по состоянию на июль прошлого года тогдашний первый заместитель председателя Нацполиции - начальник криминальной полиции Вячеслав Аброськин) - лишь яркая обертка для доверчивых избирателей и депутатов. Настоящей же целью проекта 2513 является превращение Украины в полицейское государство, в котором каждый человек может быть схвачен и брошен на длительный срок за решетку, не совершив никакого реального преступления. Понятно, что при нормальных обстоятельствах такой проект не имел бы шансов на принятие в парламенте. Однако в условиях, когда президентская партия имеет абсолютное большинство и бездумно голосует за любые инициативы Зеленского, угроза демократии и правам человека - более чем реальна. Похоже, только чудо может спасти Украину от полицейской диктатуры.

Автор: Тарас Шамайда, опубликовано в издании ТЕКСТИ, Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/pozhiznennoe-s-konfiskatsiei-za-prestupnoe-vliyanie

***

Kогда же вернется здравый смысл?

Правоохранители всегда хотят создать такие условия, чтобы им легче работалось. Но то, что предлагается - путь к полицейскому государству! Недаром предложенный законопроект №2513 является калькой с аналогичного российского закона, который действует в РФ с 1 апреля 2019 года. Или вы, уважаемые правоохранители, действительно хотите возвращения к “русского мира"?

Когда же вернется здравый смысл? Невольно задаешь себе этот вопрос, когда смотришь на законопроект №2513, внесенный 2 декабря 2019 года на рассмотрение парламента Президентом как неотложный, одобренный 18 декабря профильным Комитетом по вопросам правоохранительной деятельности, проголосованный уже 19 декабря в первом чтении, который на всех парах тянут к принятию во втором чтении и в целом.

А у меня такое впечатление, что здравый смысл промоутеров этого законопроекта таки покинул. Не учитывают они на возражения многих экспертов, государственных и негосударственных, трезвомыслящих специалистов, бывших правоохранителей и политиков и очень спешат.

В законопроекте вносятся изменения в Уголовный кодекс (УК) Украины, предусматривающие привлечение к ответственности уголовников за наличие статуса «вора в законе, за участие в сходках «воров в законе», за преступления, совершенные преступной сообществом с участием «воров в законе» и др. Но никаких конкретных данных относительно общественной опасности этой категории никто не приводит. На заседании профильного Комитета задали вопрос представителю Национальной полиции Украины - сколько приговоров было вынесено в Украине в прошлом году относительно «воров в законе» - и получили ответ: «один». Почему-то не спросили, а кто такие вообще «воры в законе», и сколько их насчитывается в Украине.

Новая ч. 5 статьи 28 УК гласит, что«преступление признается совершенным преступным сообществом, если оно совершено устойчивым иерархическим объединением нескольких лиц (пять и более), участником, организатором, руководителем и/или координатором которой является "вор в законе"».То есть «преступное сообщество отличается от «преступной организации», которая уже давно присутствует в УК, только наличием этого специального субъекта. Далее ч.5 статьи 28 УК содержит следующее определение: «"вором в законе” признается лицо, которое придерживается присущих преступной среде традиций и правил поведения, пользуется авторитетом среди лиц, совершивших уголовные преступления, руководит, координирует и/или организует деятельность преступного сообщества или его части или является участником такого сообщества.» Итак,чтобы доказать, что преступление совершено именно преступным сообществом, надо доказать, что один из соучастников является «вором в законе» в соответствии с предоставленным определением.

Но оно совершенно неприемлемо! Что такое «присущие преступной среде традиции и правила поведения», законопроект не определяет - понимай, как хочешь. Другое оценочное суждение - «пользуется авторитетом среди лиц, совершивших уголовные правонарушения» - можно толковать очень широко. Например, правозащитник или адвокат, защищающий права заключенных, естественно, пользуется среди них авторитетом и обязательно принимает во внимание неписаные правила поведения осужденных и существующие традиции, иначе его ждет фиаско. А уже привязать правозащитника или адвоката к преступному сообществу мастера найдутся! Сколько раз я слышал такое в свой адрес! То же самое могут сказать, вообще говоря, о журналисте или офицере уголовно-исполнительной службы. Последний, например, «организует деятельность преступного сообщества» на рабочих местах в учреждении исполнения наказаний - вполне возможно толкование!

Следовательно, такое определение только усложнит доказывание совершения преступления преступным сообществом и создаст почву для злоупотреблений правоохранителей. Желание авторов законопроекта наказать «вора в законе» за сам этот статус (статья 255-1 УК законопроекта) привело к тому, что они фактически проигнорировали статью 2 УК, по которой единственным основанием уголовной ответственности является совершение виновным лицом общественно опасного деяния, содержащего состав преступления. Как совершенно справедливо указано в заключении Главного научно-экспертного управления Верховной Рады, «уголовное наказание ... должно применяться не за «статус» или «состояние» определенного лица, а за деяния, которые наносят ущерб или создают угрозу причинения вреда правопорядку».

Статья 255-2 УК в законопроекте, которая наказывает за обращение к «вору в законе» «с просьбой совершить преступление и/или оказать влияние в любой форме на третьих лиц с целью принятия ими решений или совершения или несовершения ими действий», также совершенно неприемлема, так как под оценочное суждение «оказать влияние в любой форме на третьих лиц» можно при желании подвести вообще любое лицо, которое имело контакт с «вором в законе» - чиновника, адвоката, правозащитника, журналиста. Кроме того, эта статья не предусматривает, что «просьба» обязательно должна повлечь за собой негативные, общественно опасные последствия и причинение вреда. В чем же тогда заключается преступление?

Вообще непонятно, зачем легитимизировать в УК жаргонные понятия тюремной субкультуры, признавать их на государственном уровне? Это приведет только к их популяризации. Но в этом есть и другой серьезный недостаток: законопроект существенно подрывает терминологическую определенность украинского уголовного права, которая всегда была его сильной стороной. Законопроект нельзя принимать в таком виде еще и по этой причине.

Больше всего «воров в законе» в начале 2000-х было в Грузии - более 400, пока президент Грузии Михеил Саакашвили в 2005 году не инициировал закон, аналогичный тому, что сейчас пытаются принять у нас; он считал, что «воры в законе» имеют задачи из России лишить его власти. Утверждается, что сейчас в странах бывшего СССР в целом 432 «вора в законе», в том числе 242 ранее действовавших в Грузии. В российском интернете указывают, что в России существует 227 «воров в законе», из них на свободе - 168, в розыске - 9, под следствием - 16, а отбывают наказание в заключении - 59. Правда, информационное агентство «Прайм Крайм», которое специализируется на изучении криминала, дает значительно меньшие цифры: в России на свободе около 70 «воров в законе», в заключении - 37. в Беларуси действует 6 «воров в законе», в Казахстане - 2, а в Украине - 15. Такую цифру неоднократно озвучивал бывший первый заместитель председателя Национальной полиции Вячеслав Аброськин, который перечислил их всех, рассказав о сферах их влияния, где они живут, предоставил фотографии. Правда, есть еще много «понаехавших» из Грузии и России, но о них ничего не слышно, сколько их - непонятно, и, похоже, пока они выжидают.

Поэтому для принятия изменений в УК, по которым будет преследоваться отдельная малочисленная группа уголовников, нужны факты, демонстрирующие их существенную общественную опасность. Пока можно слышать только слова. Ссылки на законодательство Италии, Японии, Китая, как мне кажется, не имеют смысла: «воры в законе» - сугубо отечественное явление, рожденное еще в Российской империи и продолженное в империи советской, которое усилилось в 90-е годы уже в новых независимых государствах. Они имеют мало общего с итальянскими мафиози или японскими якудза.

Если же у правоохранителей есть опасения относительно тех, кто переехал в Украину недавно, то при чем тут новый закон? Этот вопрос, скорее, к службам, которые предоставили возможность «ворам в законе» легально проживать в Украине. Мы хорошо знаем, как трудно получить в ГМС вид на жительство искателям убежища из России и Грузии! И поэтому это уважение к «ворам в законе», которые хотят поселиться постоянно в Украине, непонятно. Судя по сообщениям в СМИ, в последние годы лишают права легально жить в Украине 5-6 «воров в законе» ежегодно, поэтому зачем было это право давать? Или кому-то они здесь очень нужны для различных сделок?

Создается впечатление, что правоохранительные органы хотят под предлогом борьбы с «ворами в законе» получить широкие дополнительные возможности для задержания и привлечения к ответственности того, кого они считают в чем-то виновными. Это же значительно проще и комфортнее, чем пытать или подбрасывать наркотики. Правоохранители, как и все остальные, всегда хотят создать такие условия, чтобы им легче работалось. Но то, что предлагается - путь к полицейскому государству! Недаром предложенный законопроект №2513 является калькой с аналогичного российского закона, который действует в РФ с 1 апреля 2019 года. Или вы, уважаемые правоохранители, действительно хотите возвращения к “русского мира"?

Автор: Евгений Захаров, Харківська правозахисна група, Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/zakon-o-vorakh-v-zakone-kogda-zhe-vernetsya-zdravyi-smysl

***

Беззаконие «в законе»?..

Многие квалифицированные юристы уже успели раскритиковать недавно принятый Верховной Радой Украины закон о т.н. «ворах в законе». Кроме очевидной юридической безграмотности, обращает на себя внимание также непонимание законодателями самой природы этого явления и украинской специфики предмета. Такое чувство, будто депутаты с наскока пытаются побороть оргпреступность, знакомую им исключительно по кинофильмам и интернет-мемам.

Во-первых, «воры в законе» это несколько устаревший феномен криминальной культуры. Классический «вор в законе», например, не имеет права заниматься наркоторговлей, убийствами, не должен иметь личную собственность и т.д. С середины 90-х годов этот статус стал терять былое содержание и уступать место другим формам лидерства. Многие современные «генералы криминального мира» вообще не имеют ни воровского статуса, ни, соответствующего образа жизни, ни даже, судимостей. Местом, где еще хоть как-то сохраняется данная субкультура и пиетет к ней, остается, РФ и отдельные республики Кавказа. Теперь, если быть последовательными, то вслед за принятием этого закона, в Украине нужно «увековечить» не только всю пирамиду криминальных статусов («положенцев», «смотрящих» и пр.), но также «понятия», «общак», идеологию «АУЕ», «феню» и прочие основы блатного мира. Зачем формализовывать подобный дискурс в нашей стране, которая как известно «не Россия» – абсолютно не понятно!...

Во-вторых, в Грузии «до Саакашвили» и в РФ периода «буйных 90-х» криминальные сообщества и «воры в законе» действительно контролировали целые отрасли производства и отдельные регионы. Но в Украине их влияние никогда не было ни определяющим, ни более-менее ощутимым. По словам ветеранов украинского криминального сыска, у нас никогда не было и по сегодняшний день нет ни одного криминального клана, нет и никогда не было собственной воровской традиции, а все более-менее значимые «новые имена» преступного мира приобрели свой статус благодаря влиянию олигархов и в качестве их доверенных лиц. Давайте говорить откровенно, что представители правоохранительных органов, не говоря уже про олигархов, в этом отношении, стояли на несколько голов выше и круче. В структуре украинского ВВП традиционный криминальный «бизнес» не идет ни в какое сравнение с доходами «газовой», «таможенной», «лесной», «янтарной» и многих других мафий, которыми руководят не татуированные с ног до головы уголовники, а высокопоставленные чиновники с бронзовым загаром.

В-третьих, по словам главы Нацполиции Игоря Клименко, в 40-миллионной Украине на сегодняшний день проживает около 15-20 человек с подобным статусом. Еще около 50 «воров в законе», периодически приезжают в Украину из-за границы. Знатоки криминального мира считают оценки нынешнего руководителя Нацполиции несколько преувеличенными и говорят, что из этого числа «действующими» является только половина, а классических, общепризнанных во всем преступном мире «воров»-украинцев - всего 3 человека, 2 из которых обитают в основном за границей. Остальные – это, либо лидеры неофициальных «силовых» подразделений крупных финансово-промышленных групп, либо уроженцы Кавказа, которые обосновались в Украине, оформив гражданство или другие документы на проживание. Каждая из таких личностей, как не трудно догадаться, пребывает под пристальным контролем правоохранителей не только Украины, но и других стран, а также международных полицейских институций. Возникают логичные вопросы: Стоит ли принимать отдельный закон ради нескольких персон? Можно ли их «заворачивать» еще на границе? Что мешает бороться с теми, кто продает поддельные паспорта и документы общественно опасным элементам? Почему сразу не выдавать нежелательных лиц тем странам, где они находятся в розыске?

В-четвертых, квалифицированные юристы практически единогласно отмечают, что для борьбы с профессиональной преступностью в Украине данный закон абсолютно не нужен и существующей законодательной базы вполне достаточно, при условии ее грамотного и беспристрастного применения. Возможной причиной внезапного появления и стремительного принятия данного закона, несмотря на негативные выводы экспертного управления ВРУ и негодования юридической общественности, чаще всего называют то обстоятельство, что отныне правоохранители смогут более широко использовать весь арсенал негласных оперативно-розыскных мероприятий в отношении фигурантов «воровских» производств. Раньше такие мероприятия реализовывались в ходе расследования тяжких преступлений, но благодаря новому закону, их можно будет проводить более произвольно и без наличия тяжелой классификации.

Раз уж правоохранителям, действительно, так не хватало данного закона, то можно предположить, что теперь уж точно пойдет на спад наркоторговля, торговля оружием и людьми, квартирные кражи, угоны, уличная преступность и пр. Если этого не произойдет, то это будет означать только одно – у этого «бизнеса» банально сменилась «крыша».

В-пятых, главная же проблема данного закона заключается в его возможных негативных последствиях как для вполне законопослушных, так и для однажды оступившихся людей. Вместо искоренения тотального воровства и преступности, обществу будут демонстрировать статистику борьбы с «ворами» и «авторитетными преступниками», что, мягко говоря, не совсем одно и то же. Закономерным станет расширение оперативно-технических возможностей для недореформированных, не вполне профессиональных и пока еще не обладающих достаточным общественным доверием правоохранителей. Существенно усилятся коррупционные возможности у сотрудников оперативных подразделений и следствия при определении статуса фигурантов криминальных производств. Широко трактуемые и недоказуемые оценочные суждения типа «авторитет», «личные качества», «возможности влияния» и пр. станут основанием для реализации всего арсенала негласных оперативно-розыскных мероприятий и применения вполне реальных более жестких санкций. Нормализуется практика криминального преследования граждан за их неформальный статус, а не за реальные деяния или намерения, что противоречит европейским традициям и больше похоже на произвол тоталитарных режимов.

Но хуже всего то, что после совсем недавних антикоронавирусных нарушений законов и Конституции Украины, за которые так никто так и не понес никакой ответственности, у власти может сложиться ошибочное впечатления, что «в законе» теперь любые ущемления базовых прав человека и гражданина, если они оправданы риторикой борьбы.

Автор: Константин Кривопуст, адвокат, Киев, «Аргумент»

http://argumentua.com/stati/bezzakonie-v-zakone


Об авторе
[-]

Автор: Тарас Шамайда, Евгений Захаров, Константин Кривопуст

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.06.2020. Просмотров: 52

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta