Закарпатье: ставка на Геннадия Москаля. О борьбе с современным феодализмом в крае

Содержание
[-]

Закарпатье: ставка на Москаля 

Кто бы ни правил в столице и какую бы ни ставил себе цель, с Закарпатьем у него должен быть особый разговор, учитывая местный колорит. И ни в коем случае не на повышенных тонах. По крайней мере, так было до недавнего времени. Расклад позиций клана Балог и его противников в регионе.

В июле 2015 года, когда в Мукачево вдруг произошло то, что перевернуло все с ног на голову вследствие мелких междоусобиц, мир открыл для себя уникальное современное феодальное образование, выстроенное заботливыми руками закарпатской “элиты”. Именно тогда о регионе снова вспомнили и заговорили, а шок от этих откровений генерировал, казалось бы, необратимые процессы перемен. Власть в Киеве отреагировала как никогда строго, полетели ключевые фигуры, область получила нового-старого главу Геннадия Москаля с невероятными полномочиями. Но уже через пять месяцев оказалось, что всего этого мало.

Более 15 лет с небольшими перерывами Закарпатье было вотчиной команды Виктора Балоги. Она расставляла здесь кадры и была основным игроком, с которым должны были договариваться все, кто имел в регионе какие-либо дела. Впрочем, на недавнем заседании областного совета произошло нечто совершенно неожиданное и по позициям Балоги был нанесен тяжелый удар. Председателю ОГА Москалю удалось перетянуть в свой ​​лагерь на базе БПП - «Солидарность» Партию венгров и с помощью этой «золотой акции» избрать председателем облсовета бывшего заместителя руководителя облгосадминистрации, члена «Солидарности» Михаила Ривиса. Похожая история случилась и в некоторых районах области. В частности, в Береговском и Виноградовском, где позиции Балоги пошатнулись. Впрочем, как утверждают знатоки местной политической кухни, праздновать победу Геннадию Геннадьевичу еще явно рано.

Команда Балоги оформлена в партию «Единый центр» - классический клуб, основу которого составляют три родных брата Балоги: Виктор, Павел и Иван, а также их двоюродный - Василий Петевка, и в который входят их многочисленные родственники и партнеры. Клуб небольшой. Кроме братьев на уровне области есть только с десяток раскрученных игроков и еще около 20 районного масштаба.

ЕЦ - команда, работающая слаженно и действующая как бизнес-структура, говорят местные. Даже братья друг с другом ведут себя как классические бизнесмены. Область между ними четко разделена, и в деловых кругах их очень уважают. «Эти ребята, даже зная, что идут с тобой на дно, не бросают». Правда или нет, но и в непростые времена из команды Балоги, как утверждают, редко идут ее адепты. Причина проста - уже не раз, мол, была возможность убедиться: что бы ни случилось, Балога остается, поэтому какой смысл куда-то переходить? Во времена регионалов из шести нардепов от Закарпатья трое были членами клуба. Сегодня в него входят четыре. В Тячевском и Раховском районах, которые до сих пор под ЕЦ, по рассказам местных активистов, даже муха не летает без ведома Петевки. При том, что появляется он здесь редко, работает очень системно, как, впрочем, и все братья Балоги.

 «Скоро будет Новый год, и, хотя выборы прошли, а следующие далеко, многие получат подарки». Понимают братья и важность сотрудничества с церковью, которая в крае играет ключевую роль. Еженедельно отправляют автобусы паломников в святые места, постоянно помогают общинам и храмам, невзирая на конфессии. А поэтому им не надо объяснять, кто они такие и что делали предыдущие годы. Все знают, что у Бога есть свои помощники. Наконец, и поддержку Порошенко на выборах президента организовали эти ребята, а потом всей семьей примкнули к БПП.

Впрочем, события в Мукачево все изменили. Киев, который всегда пытался покорить область и иметь здесь сильную руку, решил воспользоваться неожиданной возможностью, поэтому Москаль получил не только карт-бланш на наведение порядка, но и особую задачу - подвинуть Балог с постамента. Виктор Иванович и К°, конечно, обиделись, но в панику не впали. На это тоже есть свои причины, и одна из них - провальная ситуация с партийным строительством в области, в частности - в состоянии партии власти. БПП, по свидетельству очевидцев, - мизерная структура, которая ни на что не влияет. Получив с приходом Москаля прекрасную возможность расстроиться, поставить везде своих людей, она успешно ее провалила и сейчас дошла до раскола. Теперь в закарпатской партии власти вырисовывается минимум два руководителя, и это если не учитывать собственно Москаля, который пытается как-то выправить ситуацию как арбитр от президента.

В общем политсилы на Закарпатье, как и по всей Украине, больше декоративные, чем настоящие; они проявляются в момент выборов, а затем расползаются под конкретные фигуры. И БПП здесь не исключение. Не лучше ситуация и у «Батькивщины»: она тоже напоминает своеобразный клуб имени председателя местного отделения Александра Каменяша, который в 2010 году так подчистил всех инакомыслящих, особенно в Ужгороде, что сегодня может спокойно по своему усмотрению согласовывать партийные дела, например, с Виктором Балогой, который охотно поддержал его кандидатуру на председателя областного совета. Таковы местные особенности.

После Майдана, правда, возникло несколько общественных структур с прицелом на политическую деятельность, но, желая испытать свою судьбу на выборах, они вынуждены были влиться в списки БПП, и естественно, что в связи со сложной электоральной системой ни одного мандата никто из них так и не получил.

Отдельного упоминания достойны местные регионалы, которые, по утверждению политологов, здесь не такие, как везде. Областная парторганизация ПР сформировалась в 2000-2001 годах как альтернатива и оппозиция к всевластию в области СДПУ(о) Медведчука. Бизнесмены среднего и мелкого пошиба, недовольны им, шли в ПР в надежде, что Янукович их прикроет. Затем с такой же надеждой туда отправились те, кто оппонировал Балоге. Как следствие - местная ПР преимущественно наполнялась несогласными, а потому политические конфигурации в Закарпатье очень отличаются от тех, что существуют на всеукраинском уровне, и серьезно упрекать этих людей в чем-то трудно, потому что они, дескать, были борцами с монополизмом. Сейчас эти борцы зашли в областной совет под тремя брендами: «Возрождение», Оппоблок и, конечно, БПП «Солидарность».

На самом деле последние выборы в Раду не очень изменили политические расстановки в области. Настоящей неожиданностью стала разве что послевыборная ситуация, в которой ключевую роль сыграли венгерские партии, объединенные в единый фронт. Именно они в ряде советов вносят финальный штрих при выборе председателя. Так произошло, в частности, в областном совете. Но говорить, что их союз с партией власти надолго, рано.

Венгров в Закарпатье около 150 тыс., более 10% населения. Это довольно закрытая община, которая доверяет только своим лидерам. Эти люди живут, будечи нацеленными на Будапешт, и их не волнует украинская политическая кухня. Есть села, которые не знают, кто президент и кого вообще выбирают, но с их лидерами всегда можно договориться, и политсилы этим не раз пользовались.

В 2010-м максимальную поддержку Януковичу на Закарпатье дали именно венгерские районы. Он приехал сюда только раз и только в Берегово, где выступил на большом митинге. Сомнительно, что венгры тогда оценили его ораторские способности и поддержали именно поэтому. Вероятно, сработал пиар-ход, связанный с определенной лингвистической манипуляцией, о котором любят рассказывать на Закарпатье. У мадьяр, мол, очень популярны фамилия Ковач и имя Ян, а потому, голосуя за Яна Ковача, они голосовали за своего. В 2012 году на выборах в ВР венгры также «сделали» регионалам мажоритарщика Ивана Бушко в Береговском районе, получив взамен по их списку в ВР своего Иштвана Гайдоша - мэра Берегового.

Времена меняются, а «золотая акция» остается, и сейчас она сработала в пользу БПП. Почему? На это ответил сам Геннадий Москаль, рассказав, что ездил в Будапешт, где встречался с властными кругами. А поскольку закарпатские венгры всегда оглядываются на столицу Венгрии, то вполне вероятно, что такой выбор им посоветовали сделать именно оттуда. Конечно, были еще серьезные переговоры, обещаны высокие должности в исполнительной власти, возможно, даже вице-губернатора, но это уже детали.

Сумеет ли Москаль воспользоваться нынешней маленькой победой, даже если все влияние Киева на область будет сосредоточено именно на нем, пока не ясно. Местные очень положительно восприняли его назначение, помня как он лихо когда руководил милицией, а затем и областью в целом. Надеялись, что положит конец всесилию Балог и приструнит регионалов, наберет нормальных людей и начнет их назначать на должности, что будут перенаправлены финансовые потоки и это тоже пойдет на пользу людей, но всего этого не произошло. Никакой конкретики в делах, контрабанда не исчезла, лес вывозят и дальше, а также раскулачить Балогу у Москаля не получилось. Поэтому большая часть публики разочарована, а выборы еще больше все испортили. Чтобы хоть как-то выкрутиться и выйти на результат, Москалю, говорят, пришлось сотрудничать с кем попало. Партия пережила немало скандалов, протаскивая по своим спискам регионалов или тех, кто им симпатизировал, и часто доходило до абсурда, как в Межгорье, где председатель поселкового совета Щур с очень неоднозначной репутацией должен был вести сразу три штаба: «Нашего края», РПЛ и БПП «Солидарность», лишь бы не прошли в районе люди Балоги.

Реально у президента в Закарпатье сегодня нет сильной руки, кроме Москаля. И, соответственно, иного варианта, кроме как держать его здесь еще очень долго. Впрочем, самого Геннадия Геннадиевича, по мнению местных активистов, воспринимают в области уже скорее как политического интригана. У него, к сожалению, не произошло вживания в образ закарпатского руководителя, он уже не чувствует региона и находится под влиянием стереотипов, которыми начал мыслить, работая на Востоке. Полагает, что, как и на Луганщине, здесь можно криком и хохмой что-то решить. Игра на публику с увольнением также не прибавила ему баллов, потому что все понимали, что речь идет о пиаре для усиления авторитета. Может, он и сыграл блестящую роль в «договорняках» и несколько подвинул Балогу, но не более. Теперь вопросы, конечно, будут решаться не в пользу последнего, только все еще ​​может измениться. В этом и заключается политика региона. Здесь дружат с тем, «у кого колбаска жирная».

А переломить закарпатский современный феодализм можно лишь с появлением реальной политической альтернативы, которой сейчас не хватает. То, что возможность есть, показывают результаты выборов, особенно парламентских. В округах, где выигрывали братья Балоги, очень низкая явка и высокие результаты. Приходит только их избиратель, а тот, кто против, выборы игнорирует.

 


Об авторе
[-]

Автор: Роман Малко

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.12.2015. Просмотров: 174

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta