Южный Кавказ: Нагорный Карабах спустя четыре месяца мира

Содержание
[-]

***

Геополитическая ситуация в Закавказье

Трехстороннее мирное соглашение, прекратившее вторую карабахскую войну, изменило геополитическую ситуацию в Закавказье. При этом реально подведена черта под происходившими в сентябре – ноябре прошлого года событиями, обозначен сценарий действий по экономическому развитию региона, реализации инфраструктурных проектов. Потенциально это должно привести к изменению политической ситуации в Азербайджане и Армении.

Как сообщила пресс-служба президента России, Владимир Путин провел телефонные переговоры с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняном. Прошло четыре месяца со дня подписания 9 ноября 2020 года мирного трехстороннего соглашения, прекратившего вторую карабахскую войну. И главный итог, зафиксированный Кремлем: «Режим прекращения огня, неукоснительно соблюдается, а обстановка в регионе остается в целом стабильной и спокойной».

Теперь дело за практической реализацией достигнутых при посредничестве России договоренностей по Нагорному Карабаху. На этом направлении действуют созданные после переговоров лидеров Азербайджана, Армении и России 11 января 2021 года рабочие группы, которую возглавляют вице-премьеры трех стран. Они проводят заседания, где обсуждают ход разблокирования всех экономических и транспортных связей в регионе. Тут не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Официальный представитель МИД России Мария Захарова, комментируя заявление Алиева на XIV саммите Организации экономического сотрудничества о том, что «новый транспортный коридор пройдет через историческую территорию Азербайджана — Зангезур и соединит основную часть Азербайджана с неотъемлемой частью страны — Нахчыванской Автономной Республикой — и Турцией», напомнила, что «главная задача трехсторонней рабочей группы — это реализация достигнутых на высшем уровне договоренностей о разблокировании всех экономических и транспортных связей в регионе». Она указала, что Москва «рассчитывает, что такая же нацеленность на позитив и поиск приемлемых точек соприкосновения будет превалировать как в официальных комментариях, так и в медиапространстве Азербайджана и Армении».

Действительно, в Москве, Ереване и Баку компетентные органы приступили к инвентаризации международных договоров, заключенных в рамках СНГ и с третьими странами, по вопросам осуществления перевозок в регионе и обеспечения соответствующего контроля за ними. Как сообщил журналистам вице-премьер России Алексей Оверчук, такая рекомендация профильным ведомствам была дана по итогам завершившегося в Москве третьего заседания трехсторонней рабочей группы под совместным председательством вице-премьеров трех стран. Это понимает и Алиев, когда призывает «соседние страны активно включаться в создание транспортных коридоров и создание разветвленной сети транспортных артерий в регионе». Но его игра только на «нахичеванской гитаре» сбивает настрой всего геополитического оркестра. Понятно, что переход от войны к мирному сосуществования всегда и везде процесс сложный. Для того, чтобы конфликтующие стороны перешли к конструктивному сотрудничеству, необходимо избавляться от психологического состояния конфронтации. В Баку должны понимать, что переход к долгосрочному миру требует отказа от прежней информационной войны и поисков выхода на диалог с Ереваном, без чего реализация пунктов мирного соглашения по части разблокирования коммуникаций в регионе представляется проблемной.

Тем более что в Армении и так тяжело переживаются итоги карабахской войны. Республика оказалась в жестком политическом кризисе, что затрудняет принятие практических решений. Да и Азербайджану предстоит восстановление из руин вернувшихся под его контроль районов, на что необходимы немалые средства и историческое время. Помимо того, необходима и новая дипломатия. Известно заявление заместителя председателя Совета безопасности России Дмитрия Медведева о статусе Нагорного Карабаха. По его мнению, этот вопрос «лучше отодвинуть на будущее, а не обсуждать сейчас». Потому что «любая электризация этого поля обсуждений вокруг статуса приводит к тому, что возникает мощнейший разряд, и сейчас это сделать невозможно». Кстати, Медведев не случайно напомнил, что «Армения ведь не признавала независимость Карабаха, и об этом почему-то как-то забывают». Тем не менее министр иностранных дел Армении Ара Айвазян в интервью информационному агентству «Аль-Арабия» заявил, что вопрос о статусе Нагорного Карабаха остается в повестке дня, так как он не затронут в мирном соглашении 9 ноября 2020 года, и связывает возобновление переговорного процесса с Минской группой ОБСЕ, которая, кстати, хранит по этому поводу пока молчание. Скорее всего, связано это с тем, что сопредседатели понимают, что введение на данном этапе переговорной конструкции по статусу Нагорного Карабаха затруднит реализацию договоренностей по выполнению позиций мирного соглашения.

Другое дело, что все понимают: со временем нужно будет переходить к мирным соглашениям иного типа и содержания, для чего должны появиться соответствующие политические и иные условия, когда вопрос о статусе Нагорного Карабаха не будет таким «остро чувствительным». До этого еще очень далеко. Но как бы то ни было, мирное соглашение 9 ноября 2020 года принципиальным образом изменило геополитическую ситуацию в Закавказье, как и горизонты планирования дальнейших действий со стороны внешних игроков и самих непосредственных участников конфликта. Реально подведена черта под тем, что происходило в сентябре — ноябре прошлого года, обозначен сценарий действий по экономическому развитию региона, реализации инфраструктурных проектов. Потенциально это должно, конечно, не сразу, привести к изменению настроений политиков и общества в Азербайджане и Армении, выстроить новый облик всего региона. Правда, так не считает глава МИД Армении Айвазян, заявляя, что «агрессия, развязанная Азербайджаном, не создает основу для разрешения конфликта и не дает возможность для регионального сотрудничества». Но такая позиция ни к чему хорошему сейчас не приведет. Пусть и в усеченном виде, но Нагорный Карабах продолжает существовать, решение его дальнейшей судьбы еще впереди. После войны, унесшей тысячи жизней, необходимо смотреть в будущее и думать о том, как сделать Нагорный Карабах зоной мира и процветания.

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3214012.html

***

Турция берет под жесткий контроль миротворцев России в Карабахе

Открытый в субботу в Агдамском районе Азербайджана российско-турецкий мониторинговый центр (находится в 8 км от линии соприкосновения сторон карабахского конфликта) практически полностью копирует функции, которые выполняют в регионе российские миротворцы на 27 наблюдательных постах (НП). Представители Анкары при этом не скрывают, что готовы поддерживать своих союзников силой, а опыт Сирии показал, что турецкие военные не склонны учитывать интересы российских коллег в конфликтных зонах.

Ранее Минобороны РФ уже сообщало, что по штату в миротворческих частях и соединениях есть расчеты беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). В случае необходимости наблюдение за объектами в Нагорном Карабахе ведется из космоса, а также с использованием других видов воздушной и наземной разведки. Российско-турецкий центр, как считает военный эксперт, полковник запаса Шамиль Гареев, был создан для достижения политических целей, чтобы Москва могла поддерживать партнерские отношения с Баку и Анкарой. «Но очевидно, – отмечает эксперт, – что путем такого дубляжа Турция с помощью своих расчетов БПЛА вместе с аналогичными российскими подразделениями будет контролировать не только армянское население, но и всех российских военных, действующих в Нагорном Карабахе».

С учетом того, что в Азербайджан кроме военнослужащих, задействованных в центре (около 60 солдат и офицеров), введены и другие турецкие контингенты войск, это тревожный фактор. Тем более что, судя по заявлениям руководства Турции, ее войска в зоне карабахского конфликта и на границе с Арменией готовы к силовой поддержке своих союзников.

Как сообщило 30 января турецкое агентство Anadolu, министр национальной обороны Турции Хулуси Акар, обсуждая по телефону с азербайджанским коллегой Закиром Гасановым значимость открытия в зоне карабахского конфликта мониторингового центра, подчеркнул, что Анкара продолжит защищать права братского азербайджанского народа. «Мы (Турция. – «НГ») встали на сторону наших азербайджанских братьев, исходя из принципа «одна нация и два государства», и мы будем продолжать делать это», – заявил Акар. Он выразил надежду на то, что мониторинговый центр в Карабахе поможет обеспечить непрерывность режима прекращения огня, мира и стабильности в регионе.

Что-то подобное Акар заявлял года два назад, когда обсуждал с представителями Минобороны РФ функции совместных мониторинговых российско-турецких акций в Сирии. Но это не избавило от конфликтных ситуаций, которые не раз случались между российскими и турецкими подразделениями. Как сообщили, к примеру, в субботу сирийские СМИ, «артиллерия Вооруженных сил Турции продолжала обстреливать город Айн Исса, близ которого расположены наблюдательные пункты российской военной полиции».

Турецкие подразделения, задействованные в мониторинговой работе центра, тоже будут использовать БПЛА. И нельзя исключать возможности применения их в качестве летального оружия разведывательно-ударных дронов Bayraktar TB2, хорошо зарекомендовавших себя в недавней карабахской войне. Замминистра национальной обороны Турции Юнус Эмре Караосманоглу, участвуя в церемонии открытия турецко-российского центра в Карабахе, сообщил, что в его задачи «будут входить контроль за режимом прекращения огня, регистрация случаев нарушения режима прекращения огня, рассмотрение жалоб и проблем сторон, принятие мер по предотвращению нарушений». «Последнюю фразу о «принятии мер по предотвращению» можно рассматривать и как настрой турецких миротворцев применить свои БПЛА в ударном варианте по тем или иным, с их точки зрения, проблемным объектам в Нагорном Карабахе. И будут ли они там советоваться с российской стороной, с учетом их поведения в Сирии, это большой вопрос», – считает Гареев.

Ряд экспертов полагает, что Турция настроена на реализацию в Закавказье более экономически и геополитически выгодных для себя проектов. «Анкара продолжает использовать «мягкую силу» и социально-экономические проекты для укрепления своего влияния на территории Карабаха», – говорит военный эксперт, генерал-лейтенант запаса Юрий Неткачев. Он обращает внимание на то, что президенты Турции Реджеп Тайип Эрдоган и Азербайджана Ильхам Алиев, обсуждая открытие мониторингового центра в Агдамском районе, говорили об участии турецких компаний в восстановительных работах на перешедших под контроль Баку территориях. «Важным для Эрдогана являются проекты, связанные с передачей Арменией Азербайджану территорий, где расположен Сотский золотой рудник, который ранее эксплуатировался российскими компаниями, а вся конечная продукция тогда оставалась в Армении. Теперь обстоятельства меняются, и не исключено, что Турция поможет Азербайджану, чтобы Сотский золотой рудник отошел именно ему», – отмечает эксперт.

Другой важный проект для Турции, по мнению Неткачева, связан с созданием новых транспортных маршрутов Закавказья к Каспию, которые в минувшую субботу обсудили в Москве представители Азербайджана и Армении. «Москва открывает зеленую улицу, чтобы Анкара имела еще большее влияние в регионе и далее – в Центральной Азии», – сказал эксперт.

Заметим, что и в Армении при поддержке ее партнеров в новой администрации США сейчас, видимо, формируется новый вектор внешней политики. «Новый госсекретарь США Энтони Блинкен уже угрожал запретить военное сотрудничество с Азербайджаном. Он, как известно, на прошлой неделе выступил за активное участие Вашингтона в разрешении ситуации вокруг Нагорного Карабаха, пообещал помощь в сфере безопасности, а также активные действия в формате Минской группы ОБСЕ», – отметил Неткачев. Ранее Блинкен также заявил, что «достижение прочного мира на Кавказе возможно с учетом интересов всех вовлеченных сторон, а не только России, Азербайджана и Турции».

Неткачев обращает внимание на рост антироссийской риторики в материалах информационных агентств Армении, что связывают с позицией главы Армении Никола Пашиняна, который два года назад уже предлагал вывести 102-ю российскую военную базу из Армении. Неткачев учитывает и слова председателя Европейской партии Армении Тиграна Хзмаляна, который говорит, что «результатом войны (прошедшей в Карабахе. – «НГ») станет то, что Армения отвернется от России и начнет интегрироваться в ЕС и НАТО».

Автор Владимир Мухин, oбозреватель «Независимой газеты»

https://www.ng.ru/armies/2021-01-31/2_8070_world1.html

***

Посол Азербайджана в России Полад Бюльбюль-оглы: "У нас есть лишь огромное желание быстрее вернуться к своим очагам и отстроить все заново"

Несмотря на то что боевые действия в Карабахе формально завершились, а азербайджанские власти уже начали восстановление инфраструктуры региона, обстановка там остается непростой. О том, как идет процесс восстановления мирной жизни и что ему мешает, журналисту Алексею Рожкову рассказал посол Азербайджана в РФ Полад Бюльбюль-оглы.

Издание „ng.ru“: – Господин посол, военные действия в Карабахе были не только фактами политической истории, но и событиями, касающимися вас лично. Расскажите об этом подробнее.

Полад Бюльбюль-оглы: – Для всего азербайджанского народа и для меня лично прошлый год был прежде всего годом победы и долгожданного возвращения наших земель. Около миллиона азербайджанских беженцев с нетерпением ждали возвращения домой. Для нас это была отечественная война, поскольку мы освобождали свои исконные земли в пределах установленных международным правом границ. Хочу подчеркнуть: нога азербайджанского солдата никогда не ступала на чужие территории.

Теперь о моей личной истории. Мой отец, известный ханенде и оперный певец, народный артист СССР Бюльбюль родился и вырос в Шуше, для получения дальнейшего образовании переехал вначале в Гянджу, потом в Баку, а затем несколько лет стажировался в Италии. Но на всю жизнь он сохранил горячую любовь к своей малой родине. Вместе с отцом я часто бывал в Карабахе, в Шуше и храню об этом счастливом времени самые теплые воспоминания. Впоследствии, став министром культуры, я организовал в Шуше фольклорный фестиваль «Хары Бюльбюль», который успешно функционировал вплоть до начала карабахской войны. Как известно, когда говорят пушки, музы молчат.

В 80-х годах в доме Бюльбюля был создан дом-музей. С огромной горечью должен отметить, что во время 30-летней оккупации Карабаха дом этот был разорен, а стоявший во дворе музея памятник отца разбит кувалдами. Масштабы разрушений на освобожденных территориях колоссальны. Назову лишь одну цифру: из 67 мечетей, оставшихся на оккупированных территориях, в относительной сохранности осталось только три. Некогда цветущие, благоустроенные города сегодня напоминают города-призраки. Ситуация настолько ужасающа, что кто-то из зарубежных журналистов назвал Агдам «кавказской Хиросимой». Но в нашем народе нет отчаяния, озлобленности, а лишь огромное желание как можно быстрей вернуться к своим очагам и отстроить все заново. Впрочем, о Карабахе, о Шуше могу говорить бесконечно, этой теме можно посвятить отдельное интервью…

– Война закончена, подписано заявление лидеров трех стран – России, Азербайджана и Армении. Присутствие российских миротворцев в Карабахе призвано окончательно стабилизировать обстановку в регионе. Но, к сожалению, информация, которую мы ежедневно получаем оттуда, все еще похожа на сводки боевых действий. Происходят локальные столкновения, люди подрываются на минах… Как долго, по вашему мнению, это будет продолжаться?

– Я абсолютно убежден, что прежде всего надо остановить бессмысленные убийства мирных граждан, которые продолжаются и по сей день. Вы, наверное, знаете, что в ходе второй карабахской войны во время бомбардировок погибло свыше 100 мирных жителей, были разрушены жилые кварталы в городах Гянджа, Барда, Тертер, Нафталан и других. Но самое страшное, что и после окончания войны люди продолжают погибать, подрываясь на минах, которыми буквально засеяны наши земли. По самым оптимистическим прогнозам специалистов, полное разминирование освобожденных земель может занять от 10 до 15 лет и потребует значительных материальных вложений, при том что азербайджанская сторона использует самое современное оборудование, максимально оберегая своих саперов. В этой опасной работе нам помогают и российские миротворцы, один из которых также недавно подорвался на мине, а несколько других получили ранения. К этой работе привлечены также и турецкие специалисты. Но при этом армянская сторона категорически отказывается предоставить карты минных полей.

К сожалению, могу лишь отметить, что армянские диверсионные группы активно используют взрывчатые вещества и в мирное время. Москвичи старшего поколения хорошо помнят серию терактов в 1977 году в виде трех взрывов в общественных местах: в вагоне метро на станции «Измайловская», в зале продмага на Лубянке и в другом продмаге, на улице 25 октября. В результате этих взрывов погибли 7 человек и 37 человек были ранены. Организаторы преступления, члены Национальной объединенной партии Армении Степан Затикян, Акоп Степанян, Завен Багдасрян были осуждены и приговорены к высшей мере наказания. Интересно, что эта террористическая группа была схвачена при попытке закладки очередной бомбы в поезд, следовавший по маршруту Москва–Баку. Самодельные взрывные устройства и далее активно использовались армянскими диверсионными группами против мирного населения на территории Азербайджана.

Надо сказать, что террористические акты против мирного населения Азербайджана и азербайджанского населения Армении проводились армянскими националистами на протяжении многих лет регулярно и планомерно. Не хочу утомлять читателей длинным перечнем преступлений армянских сепаратистов, но интересующимся этим вопросом могу порекомендовать книгу Олега Кузнецова «История транснационального армянского терроризма в ХХ веке», в которой все эти факты изложены достаточно подробно. Могу также посоветовать по этой теме ссылку на genocide.preslib.az

Взрывы в автобусах, поездах, подрывы промышленных и инфраструктурных объектов, мостов и многое другое. Только два взрыва в бакинском метро унесли 27 жизней, и около 100 пассажиров были ранены. В результате другого взрыва, произошедшего на морском пароме «Советская Калмыкия», осуществлявшего перевозку пассажиров из туркменского Красноводска (нынеТуркменбаши) в Баку, погибли 25 человек, ранено 88 человек. В целом в 1988–1993 годах в результате террористических актов были убиты 1250 человек, ранены 1283 человека, пропали без вести 65 человек. Таких фактов много, и они ужасают. Ужасают своей жестокостью, цинизмом, бессмысленностью.

– В недавнем выступлении на мероприятии, посвященном Ходжалинской трагедии, вы подчеркнули, что для правильного понимания и освещения армяно-азербайджанского конфликта очень важно восстановить правильную хронологию событий. Что вы имели в виду?

– Это действительно очень важно, поскольку в последнее время в российской прессе стали появляться утверждения о том, что первая карабахская война якобы началась с сумгаитских событий, а Ходжалинская трагедия стала ответом на Сумгаит. Это не так! Хочу напомнить, что первая кровь пролилась задолго до Сумгаита. Так, например, 24 апреля 1983 года армянские националисты под предлогом «мщения в день геноцида» напали на поселок Улуханлы Зангибасарского района (ныне Масиского района Армении), ворвались на свадьбу азербайджанской семьи Гафаровых, убили четырех человек и ранили десятки азербайджанцев.

В целом с середины 80-х годов провокации, акции устрашения, дискриминация азербайджанцев по этническому принципу были запущены в ход в качестве важных инструментов этнической чистки. В результате этого азербайджанское население, которое в середине 80-х годов составляло свыше 200 тыс., было полностью выдавлено из Армении. Этот процесс значительно ускорился в октябре 1987 года, после отстранения Гейдара Алиева от должности первого заместителя председателя Совета министров СССР. В конце 1987-го и начале 1988 года выдворение азербайджанского населения из Армении шло по нарастающей: закрывались азербайджанские школы, шли массовые увольнения азербайджанцев с работы, они не принимались на лечение в больницах, звучали постоянные угрозы на улицах и в общественных местах.

А в январе 1988 года азербайджанские беженцы из Армении – раненые, измученные, напуганные – тысячами стали прибывать в Баку. В общей сложности только с территории Армении было изгнано более 200 тыс. азербайджанцев. Все эти люди, потерявшие в одночасье свое имущество, концентрировались в Баку и Сумгаите. Азербайджанская сторона старалась снять социальное напряжение, однако боль, гнев, обида, тяжесть утраты от смерти родных и близких не могли быть забыты. Хочу особо обратить внимание на факт, произошедший 22 февраля 1988 года в Аскеранском районе Азербайджана, где армянами были убиты двое молодых азербайджанских парней. Этот случай вызвал широкий общественный резонанс в Азербайджане и послужил поводом для серьезных волнений. И только после всего этого 27–28 февраля произошли трагические события в Сумгаите, которые, как впоследствии выяснилось, были организованы этническим армянином, ранее трижды судимым Эдуардом Григоряном и его двумя братьями. Он принимал активное участие в грабежах, изнасилованиях и лично совершил убийство шести армян. В ходе следствия его вина была полностью доказана, он был осужден и приговорен к тюремному заключению.

Все эти факты дают основание полагать, что сценарий сумгаитских событий был откровенной провокацией, необходимой для дальнейшего разворачивания военных действий в Карабахе и оправдания творимых там жестокостей. Изгнание азербайджанцев с территории Армении было лишь началом большого плана армянских сепаратистов. На втором этапе последовала этническая чистка Нагорного Карабаха, а затем и семи районов, издревле населенных азербайджанцами.

– Не могу не задать вопрос о 62 гражданах, которых армянская сторона считает военнопленными, а азербайджанская – террористами. Хотелось бы услышать более детализированную позицию вашей страны.

– В первую очередь хотел бы сказать, что азербайджанская сторона на официальном уровне неоднократно выражала свое отношение к данному вопросу. Идентичное мнение также озвучил министр иностранных дел Российской Федерации на онлайн-пресс-конференции 18 января сего года. Но противоположная сторона не слышит наших аргументов и пытается оказать международное давление на нашу страну. Суть вопроса в следующем.

Военнослужащие из Армении были захвачены в результате антитеррористической операции спецслужб Азербайджана. Эта диверсионная группа была заброшена на наши территории в конце ноября 2020 года с целью совершения террористических актов против Вооруженных сил Азербайджана и гражданских лиц. Они успели убить четырех военнослужащих азербайджанской армии и одного гражданского. Члены диверсионной группы были обезврежены в декабре прошлого года в Ходжавендском районе Азербайджана, то есть спустя месяц после окончания войны и подписанного заявления. Все они привлечены к уголовной ответственности, и в настоящее время расследование продолжается. Совершенно очевидно, что эти лица ни по каким международным конвенциям не могут рассматриваться в качестве военнопленных и на них не распространяются положения вышеуказанного трехстороннего соглашения от 10 ноября 2020 года.

Будучи приверженной нормам международного гуманитарного права и исходя из принципа добросовестного выполнения взятых на себя международных обязательств, азербайджанская сторона полностью выполнила соглашение от 10 ноября, передав в разы больше солдат и офицеров, так как со стороны нашей армии было захвачено гораздо больше военнопленных. Также переданы практически все найденные тела убитых военнослужащих армянской армии.

При участии миротворческих сил России и представителей Международного комитета Красного Креста принимаются все меры для нахождения тел армянских военных на азербайджанских территориях, и мы проявляем в этом вопросе беспрецедентный конструктивизм и открытость к сотрудничеству.

Таким образом, утверждения армянской стороны о нарушении Азербайджаном 8-го пункта совместного заявления являются безосновательными. В качестве жеста доброй воли, насколько я знаю, по просьбе российской стороны уже дважды было возвращено по несколько человек, а в преддверии 8 Марта была выпущена и отправлена на свою родину в Ливан единственная женщина-пленная, которая, кстати, отказалась вернуться в Армению.

– Возвращаясь к Ходжалы… Насколько мне известно, на сегодняшний день собрано достаточное количество материалов, показаний очевидцев, есть кино- и фотодокументы, свидетельствующие о масштабе трагедии, ряд стран на официальном уровне резко осудили произошедшее. Однако виновные так и не найдены?

– А их и искать не надо. И заказчики, и исполнители вышеперечисленных преступлений известны, а некоторые из них с невероятным цинизмом еще и описывают свои «геройства» в книгах, мемуарах и интервью. К сожалению, их действиям до сих пор не дана правовая оценка.

Хочу подчеркнуть, что Ходжалы – самая кровавая, самая масштабная, но далеко не единственная трагедия, произошедшая за годы первой карабахской войны. Аскеран, Кафан, Гюмри, Зенгибасар, Гукарк, Гарадаглы, Агдабан, Ходжалы – за каждым из этих названий десятки и сотни невинно убиенных мирных жителей…Главным принципом уголовной ответственности считается принцип неотвратимости наказания. Именно этот принцип является залогом того, что в будущем такие преступления нигде не повторятся. Мы должны приложить максимум усилий для того, чтобы весь мир узнал и осудил чудовищные преступления против человечности, совершенные на нашей земле во время карабахского конфликта. Думаю, что это важно не только для нас, но и для всех стран мира, дабы исключить возможность повторения таких событий где бы то ни было.

Автор Алексей Рожков

https://www.ng.ru/cis/2021-03-16/5_8103_16032021.html

***

Смогут ли азербайджанцы и армяне мирно жить рядом?

«Газпром экспорт» и Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики сообщили о подписании краткосрочного контракта на транспортировку российского газа в Армению через территорию Азербайджана. Граждане Азербайджана отнеслись к этому факту лояльно, «с пониманием».

Глава министерства обороны России Сергей Шойгу в интервью казахстанскому агентству Tengrinews, говоря о взаимоотношениях между Азербайджаном и Арменией после второй карабахской войны, заявил, что «сейчас пришло время для того, чтобы они уже переходили на двусторонние контакты и говорили друг с другом, начинали разговаривать».

Если оценивать ситуацию с формальной точки зрения, то конфликтующие стороны всегда или почти всегда находились в состоянии диалога: были личные встречи лидеров, проводились переговоры между главами МИД при посредничестве Минской группы ОБСЕ. Но это был опыт всё же конфронтационной дипломатии со своей спецификой, когда она распадалась на закрытую и публичную части с разными стратегиями действий. Не случайно эксперты до сих пор не могут выявить «привязку друг к другу таких стратегий, когда один тип ее вроде бы дает позитивные результаты, а второй приводит к серьезному сбою в их реализации». Действительно, до недавнего времени Баку и Ереван вели переговоры по карабахскому урегулированию на основе так называемых Мадридских принципов, с которыми обе стороны вроде бы согласны. Потом выяснялось, что стороны по-разному понимают этот документ, и в сфере публичной дипломатии приходилось иметь дело только с «выхлопами» ведущейся информационной войны, стремлением сторон представить нужную для себя картину ситуации.

Но трехстороннее мирное соглашение между Россией, Азербайджаном и Арменией от 9 ноября 2020 года — это уже другой тип дипломатии, когда сложилась чрезвычайная платформа для опосредованного диалога между Баку и Ереваном при участии Москвы. Территории вокруг Нагорного Карабаха были возвращены под контроль Баку, Степанакерт не получил чаемого статуса, гарантии его безопасности взяли на себя российские миротворцы. При этом армянская сторона проиграла войну, а не пошла на какие-то уступки. С одной стороны, это вроде бы развязало сложный клубок противоречий, с другой — создало новые, связанные со сложным переходом от состояния войны к мирному диалогу и конструктивному сотрудничеству. Как пишет в своем аналитическом обзоре московский Центр Карнеги, конфликтующие стороны оказались в разном морально-психологическом и политическом состоянии. Армения в жестком политическом кризисе и еще долгие годы будет ощущать последствия поражения. Что касается Баку, то если бы президенту Ильхаму Алиеву завтра нужно было переизбираться, он наверняка выиграл бы с гигантским отрывом.

По оценке экспертов Карнеги, «он неожиданно получил намного больше, чем мог себе представить», но теперь «ему необходимо сменит агрессивную риторику на более умеренный тон и подавать себя как сторонника мира, а не войны», чтобы начать реализацию пунктов соглашения по разблокированию коммуникационных коридоров в регионе. По замыслу, только так можно будет обеспечить там долгосрочную мирную перспективу, и для Алиева проблема «выхода из войны», быть может, более сложна, чем проблема «вхождения» в нее. Необходимо изменить политическое и психологическое состояние граждан республики, избавить их от сложного «карабахского синдрома», адаптировать к новым условиям. Тем более что карабахская война для обеих сторон была кровопролитной, и очевидно, что далеко не всё решается военной силой. Сейчас надо думать о людях, их судьбах и их благополучии и заниматься нейтрализацией немалого конфликтного карабахского потенциала, который копился на протяжении последних 30 лет в отношениях между Арменией и Азербайджаном, Арменией и Турцией. Только так можно будет со временем перейти от конфликтной модели отношений друг к другу к прагматичному экономическому сотрудничеству.

Как ни крути, но правы те эксперты, которые считают, что фактор Нагорного Карабаха был во многом системообразующим в идеологии Азербайджана и Армении, и единовременная пропажа его как ключевого фактора снижает мобилизующую часть государственного нарратива. Тут, конечно же, возникает вопрос, в первую очередь для Армении: с чем развиваться дальше, как двигаться, что будет ключевым политическим объединяющим в скреплении государства? Со временем, как предполагает старший научный сотрудник Carnegie Europe Томас Де Ваал, «Баку и Ереван должны выйти на подписание полноценного мирного соглашения с Азербайджаном». И есть уже и первая ласточка. «Газпром экспорт» и Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики сообщили о подписании краткосрочного контракта на транспортировку российского газа в Армению через территорию Азербайджана, пока прежний маршрут через Грузию приостановлен из-за планового ремонта газопровода «Северный Кавказ — Закавказье».

Граждане Азербайджана отнеслись к этому факту лояльно, «с пониманием». Напомним, что ранее Армения открыла свое воздушное пространство для самолетов Азербайджана и Турции. 14 марта Алиев на встрече с председателем ОБСЕ Анн Линде заявил, что Баку и Ереван начали обсуждать возобновление транспортного сообщения, что «может стать поворотной точкой» для ситуации в регионе. В конце концов, азербайджанцам и армянам в любом случае придется жить бок о бок.

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3218499.html


Об авторе
[-]

Автор: Станислав Тарасов, Владимир Мухин, Алексей Рожков

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.03.2021. Просмотров: 44

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta