Военно-политическая обстановка в странах Северной Африки продолжает обостряться

Содержание
[-]

***

Ливия снова погрузилась в состояние неопределенности 

Запланированные на 24 декабря прошлого года президентские выборы, которых ливийцы ожидали как панацеи от всех бед, так и не состоялись. Решение об их переносе на следующий год было принято еще за неделю до даты голосования, но населению сообщили об этом только накануне голосования. Очевидно, боялись, что почувствовавший себя в очередной раз обманутым народ бурно отреагирует.

Ливийцы, однако, сильно протестовать не стали, хотя отдельные политики, не очень известные и влиятельные, пытались вывести людей на улицы. Да и народ за 10 лет порядком устал от вражды и выяснения отношений, от опасений, что любой скандал может легко перерасти в крупное кровопролитие. Только в Бенгази, Дерне, Тобруке, Мисурате и Гуне на акции протеста вышли по нескольку сот человек, но все они прошли более или менее спокойно.

В то же время перенос выборов на более поздний срок отвечает интересам некоторых политиков-тяжеловесов как на востоке, так и на западе Ливии. В таких условиях политики, особенно те из них, чей авторитет подкреплен еще и силой вооруженных формирований, вполне могли договориться, чтобы сообща поддерживать порядок на своих подконтрольных территориях.

Свидетельством такого взаимодействия даже между вчерашними заклятыми врагами может стать состоявшаяся в середине прошлой недели неожиданная поездка в Бенгази к главкому Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршалу Халифе Хафтару представительной делегации во главе с Фатхи Башагой, бывшим министром внутренних дел в правительстве Фаиза Сараджа. Вместе с ним в Бенгази к Хафтару летали еще с десяток политиков из лагеря сторонников Высшего государственного совета. О чем конкретно они договаривались с главкомом ЛНА, не сообщается, но есть предположения, что речь могла идти о своего рода пакте о ненападении между двумя политическими лагерями, представленными этими политиками.

Некоторые наблюдатели считают, что Хафтар и Башага могли договориться и о создании некоего временного альянса, направленного против главы переходного правительства Абдель Хамида Дбейбы, обещавшего не баллотироваться на президентских выборах, а также против сына бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи Сейфа аль-Ислама.

Высшая избирательная комиссия предложила перенести президентские выборы на 24 января 2022 года, а парламентские выборы провести 15 февраля. Однако последнее слово остается за парламентом. Для этого в понедельник специально соберется ПП, которая и определит конкретные даты выборов. Кроме того, ПП должна привести к общему знаменателю и согласовать два главных вопроса, по которым между востоком и западом не были достигнуты договоренности, что и стало причиной переноса президентских выборов. Во-первых, вопрос о единых правилах и законах, касающихся проведения выборов, а также о полномочиях президента и предъявляемых к кандидатам в президенты требованиям. Иначе говоря, речь шла о создании конституционной основы для проведения выборов. Отсутствие такой законодательной базы на деле приводило к тому, что одни судебные инстанции по просьбам региональных избиркомов принимали решения о снятии тех или иных кандидатов с предвыборной гонки, а другие суды, главным образом апелляционные, наоборот, этих же кандидатов потом восстанавливали в правах.

Во-вторых, решить вопрос о так называемых спорных кандидатах, в числе которых оказались довольно влиятельные фигуры, вроде Халифы Хафтара, Сейфа аль-Ислама Каддафи, Абдель Хамида Дбейбы. Их тоже снимали с гонки, а потом восстанавливали. Хафтара и молодого Каддафи – за совершение военных преступлений и их преследование со стороны Международного уголовного суда, Дбейбу – за нарушение сроков подачи заявки на участие в президентских выборах.

В свое время спикера парламента Агилу Салеха обвиняли в том, что он, пользуясь своим авторитетом, фактически продавливал принятие законов, которые позволяли Хафтару и другим «нужным» людям обходить различные юридические препятствия. В связи с этим возникает вопрос: готовы ли влиятельные политики соглашаться с законом, который не совпадает с их интересами, и тем более соглашаться с итогами голосования, если они будут не в их пользу? Ведь если такой готовности нет, то ждать придется не один месяц, а то и несколько лет.

Не исключено, что на заседании парламента будут обсуждаться и вопросы об избрании или и переформировании нового переходного правительства вместо кабмина во главе с Дбейбой. Слишком многим политикам он перешел дорогу и стал неугоден. Премьера могут обвинить в конфликте интересов, связанном с его деловыми связями с Турцией.

Между тем западные державы, Турция, арабские страны и международные организации настаивают на скорейшем проведении выборов в Ливии. Об этом заявил квинтет в составе США, Британии, Франции, Германии и Италии, а также советник генсека ООН Стефани Уильямс. Западные страны полагают, что до проведения выборов Дбейба должен возглавлять переходное правительство в Ливии. Далеко не все ливийцы разделяют такую точку зрения. В связи с этим они обвиняют Лондон, ряд других западных столиц, а также ООН в попытках диктовать свою волю в Ливии. Некоторые политики считают, что Уильямс специально развязали руки и начали клеветническую кампанию против спецпредставителя генсека ООН по Ливии Яна Кубиша. Его заподозрили в коррупции и вынудили уйти в отставку.

Держит руку на пульсе происходящих в Ливии событий и Москва. По словам главы российской дипломатии Сергея Лаврова, ничего страшного не будет, если выборы состоятся довольно быстро. Обстановку в Ливии обсудили по телефону Владимир Путин и президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси. Главы обоих государств подчеркнули необходимость активизировать усилия, направленные на скорейшее урегулирование ливийского кризиса, проведение выборов в ближайшее время. Особый акцент Путин и ас-Сиси сделали на усиление борьбы с незаконными вооруженными формированиями и террористическими организациями в Ливии.

Автор Равиль Мустафин

Источник - https://www.ng.ru/world/2021-12-26/6_8336_libya.html 

***

На северо-востоке Африки запахло большой войной

По меньшей мере шесть человек погибли в бою между суданскими и эфиопскими войсками. Оно произошло в спорном районе Аль-Фашака, где вплоть с декабря 2020 года по апрель 2021 года уже шли вооруженные столкновения между военными двух стран.

По мнению экспертов, происходящее – общая часть убыстряющего процесса дестабилизации обстановки на северо-востоке Африки. США больше не заинтересованы в сохранении мира в этом регионе. О боях в спорном районе сообщила суданская армия. Она передает о том, что в районе Аль-Фашака отряд суданских военных подвергся «нападению группы солдат эфиопской армии и ополченцев, которые стремились запугать фермеров и испортить сезон урожая». По суданским данным, нападение было отбито, потери суданцев составили шесть человек, эфиопские войска потеряли много больше. Отношения между двумя странами последнее время заметно обострились. Судан частично закрыл границу с Эфиопией, где идет гражданская война: правительственные вооруженные силы ведут боевые действия против «Народного фронта освобождения Тыграя» (НФОТ). Суданцы опасаются, что вместе с беженцами на их территорию перейдут и боевики этой организации.

Мятежный Тыграй находится рядом со спорным районом Аль-Фашака, который считают своим и Судан, и Эфиопия. С конца зимы и вплоть до конца апреля этого года между двумя странами шли настоящие боевые действия за контроль над этим важным сельскохозяйственным регионом. В апреле столкновения, в которых применялась бронетехника и авиация, прекратились. Но сейчас, когда в Эфиопии несколько снизился темп боевых действий между правительственными силами и НФОТ, могут возобновиться вновь.

Боевые действия между двумя странами проходят на фоне некоторого потепления эфиопско-американских отношений. В середине ноября США заявили о том, что они откладывают введение дальнейших санкций против Эфиопии из-за нарушения прав человека в Тыграе. Цель – содействовать переговорам по мирному урегулированию, посредником в которых выступает Африканский союз. Одновременно с этим, кстати, США рекомендовали американцам покинуть страну, что вызвало негодование властей Эфиопии. Они считают, что тем самым американские власти умышленно нагнетают обстановку. Эфиопские власти категорически отрицают, что НФОТ, действующий в союзе с восемью другими повстанческими группировками, такими как «Армия освобождения оромо», в состоянии организовать наступление на столицу страны, Аддис-Абебу. Впрочем, если Судан откроет второй фронт, эфиопские власти действительно окажутся в отчаянной ситуации.

По мнению заместителя директора Института Африки РАН Леонида Фитуни, возможный конфликт между Суданом и Эфиопией надо рассматривать в более широком контексте. Он обращает внимание на то, что северо-восток Африки оказался полем соперничества глобальных держав – в первую очередь Китая и США. «Если на каком-то этапе внешние силы готовы были сдерживать существующие в этом регионе конфликты, в том числе экономическими вливаниями, то сейчас этой заинтересованности нет», – сказал он в комментарии «НГ». По мнению Фитуни, в первую очередь играют на обострение США. Китай, отличающийся умением налаживать отношения с любыми африканскими режимами, в том числе явно не соответствующими стандартам демократии, сложившееся статус-кво в этом регионе в принципе устраивало.

Фитуни обращает внимание на то, что на северо-востоке Африки имеется множество тлеющих конфликтов. Есть территориальные споры между странами, есть споры из-за пользования водой Нила и его притоков. Наконец, не только в Эфиопии, но и в Судане идет вялотекущая гражданская война, которая может в любой момент приобрести более ожесточенный характер.

Интересное совпадение: конфликт на границе двух государств происходит в момент, когда в Пекине проходит саммит Форума по китайско-африканскому сотрудничеству. Там обсуждается в том числе усиление присутствия КНР в странах Африканского Рога и севернее него.

Автор Геннадий Петров

Источник - https://www.ng.ru/world/2021-11-28/6_8312_africa.html

***

Сахара раздора: политический кризис в Алжире и Марокко

Противостояние между Марокко и Алжиром — двумя ведущими государствами Северной Африки — грозит перерасти в полномасштабную войну, в которую так или иначе будут вовлечены все страны региона.

Внешнеполитический кризис сопровождается серьёзными внутренними проблемами в Алжире и Марокко. С какими вызовами сталкивается регион Магриба и есть ли шанс на их мирное преодоление — во втором материале REGNUM из цикла «Сахара раздора».

Глобальный экономический кризис и падение мировых цен на нефть и энергоносители серьёзно ударили по региону Ближнего Востока и Северной Африки, поскольку экспорт нефти традиционно является главной статьёй дохода для большей части стран региона. Вторым вызовом для экономики региона стала пандемия COVID, которая оставила пляжи и отели региона без туристов. И каждый новый месяц кризиса всё более усугубляет экономическую обстановку в регионе.

Но это лишь один из аспектов регионального кризиса. В Марокко экономические проблемы обнажили многие внутренние политические противоречия. Правительство оказалось неспособным обуздать кризис и предложить новые рабочие места для сотрудников туристического сектора. На поддержку турбизнеса идут прямые инвестиции из экономических резервов страны, которые, увы, далеко не безграничны. 

Более того, в стране усилились голоса сторонников реформ, требующих упразднения монархии. Продемократическое движение в Марокко получило множество сторонников, которые полагают, что экономические проблемы страны — во многом связаны с коррупцией должностных лиц, приближенных к королевской семье. Не добавило стабильности в стране недавнее решение властей Марокко о нормализации отношений с Израилем. Представители ряда политических сил резко осудили подобное решение и призвали сторонников к антиправительственным выступлениям в поддержку Палестины. 

Многие демонстранты отказываются использовать государственный флаг Марокко, связывая его с королевской династией Марокко и правящим режимом в стране. К недовольству внутренней и внешней политикой правительства добавляется несогласие с мерами по борьбе с пандемией, которые предприняли власти королевства. Многие марокканцы сочли недостаточным объём компенсаций, полученных туристическим бизнесом страны. Демонстранты выступают против введения «паспортов вакцинации» и других аналогичных мер. 

Каждая из причин народного недовольства подстёгивает другую, что в итоге выливается в масштабные антиправительственные выступления по всей стране. Девизом протеста стала кричалка «Народ требует смены режима», скандируемая толпами на улицах Рабата, Марракеша и Касабланки. К внутренним выступлениям в Марокко добавляются демонстрации жителей Западной Сахары, которая де-факто находится под марокканским протекторатом. В Буждуре и других городах региона проходят митинги в поддержку независимости региона, участники которых также выступают в поддержку Палестины и против нормализации отношений с Израилем. 

Традиционно лояльной правящей династии Марокко остаётся армия страны. Однако история знала ряд прецедентов, когда марокканские военные становились лидерами движения за установление в стране демократической формы правления. 

Иначе обстоит ситуация в Алжире. Несмотря на то, что страна смогла избежать судьбы Ливии или Туниса и не скатиться в хаос на фоне «арабской весны», внутренняя обстановка в стране остаётся напряжённой. В 2019 году на волне народного протеста, свой пост покинул президент Алжира Абдель Азиз Бутефлика, правивший страной почти 20 лет. Новый глава государства Абдельмаджид Теббун провёл в стране ряд демократических реформ, которые помогли снизить социальную напряжённость. Однако часть продемократически настроенных оппозиционеров считает, что новое правительство продолжает следовать курсу на построение авторитарной демократии, взятому ещё при Бутефлике. Более того, в стране традиционно сильна «зелёная» (исламистская) оппозиция, которая, впрочем, серьёзно сдала позиции на недавних муниципальных выборах в стране. 

Ещё одна внутренняя проблема Алжира — активность международных террористических организаций, в первую очередь — «Аль-Каиды в странах Арабского Магриба» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Борьба со «спящими ячейками» боевиков, укрывающимися в пустынных районах страны, требует от властей страны постоянного напряжения сил и увеличения затрат на финансирование армии и полиции. 

Другой угрозой внутренней стабильности остаётся берберский сепаратизм. Берберы — потомки коренного населения Северной Африки, выступают за создание собственной автономии в противовес правительству Алжира, преимущественно состоящему из арабов. Власти Алжира традиционно обвиняют марокканские спецслужбы в поддержке местного сепаратизма. В 2021 году впервые было заявлено о том, что сепаратисты и исламисты получают оружие и боеприпасы со стороны израильских спецслужб. По информации алжирских властей, на территории Марокко была создана постоянная агентура МОССАДа, которая занимается вербовкой и обучением боевиков. Кстати, в качестве ответной меры Алжир в 2022 году решил провести на своей территории саммит всех групп палестинского сопротивления.

В целом внутриполитическая ситуация в Алжире может показаться более прочной. Во многом благодаря своевременно проведённым реформам — с одной стороны, а с другой — благодаря деятельности местных спецслужб, считающихся одними из самых мощных во всём арабском мире. Однако ещё совсем недавно (в исторической перспективе) в Алжире шла гражданская война, стоившая жизней сотен тысяч человек. И об этом тоже не стоит забывать, оценивая перспективы глобального военного конфликта в регионе.

Для обеих стран региона кратковременная победоносная война могла бы стать хорошей возможностью выплеснуть народное недовольство. Поэтому единственной гарантией мира в регионе остаётся военный паритет Алжира и Марокко. В случае, если одна из сторон получит ощутимое преимущество над противником, начало «маленькой победоносной войны» в Западной Сахаре станет лишь вопросом времени. Как может выглядеть гипотетическая война между Марокко и Алжиром и кто выйдет из неё победителем — в следующем материале из цикла «Сахара раздора».

Автор Джон Доу

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3456486.html

***

Между Алжиром и Марокко назревает война

Алжир настолько обеспокоен крепнущим военным сотрудничеством между Марокко и Израилем, что всерьез задумывается о подготовке войны с Рабатом, сообщает французская газета Opinion. С целью деэскалации ситуации в регион прибыл личный посланник генсека ООН по Западной Сахаре Стафан де Мистура.

«Напряженность между Алжиром и Марокко нарастает с каждым днем все больше, вплоть до того, что многие обозреватели всерьез начинают говорить о войне между двумя странами Магриба как о вполне возможном событии», – говорится в статье Opinion. Газета цитирует источники, близкие к алжирским военным, которые заявляют, что не хотят войны с Марокко, но к такому развитию событий готовы.

Источником острой тревоги алжирцев послужил израильско-марокканский меморандум о взаимопонимании в области обороны и безопасности. Свои подписи под документом еще в декабре прошлого года поставили министр обороны Израиля Бенни Ганц и министр-делегат премьер-министра по делам национальной обороны Марокко (после попытки госпереворота в 1972 году должность министра обороны аннулирована) Абделлятыф Лудийи. Меморандум предусматривает поставку в Марокко израильской системы противодействия беспилотникам Skylock Dome.

Ранее СМИ сообщали о том, что израильская компания Israel Aerospace Industries (IAI) заключила сделку на поставку в Марокко партии дронов-камикадзе на сумму 22 млн долл. Интрига заключается в том, что главой компании стал бывший министр обороны Израиля Амир Перец, родившийся в Марокко, что создавало для алжирцев, как считает Opinion, дополнительные опасения и подозрения.

По мнению не названных газетой американских экспертов, поставка в Марокко партии израильских систем радиоэлектронной борьбы и дронов-камикадзе может резко нарушить военно-технический баланс между Алжиром и Марокко в пользу последнего. Хотя в целом за последние 10 лет Алжир закупил оружия и военной техники на сумму в два с лишним раза больше, чем Марокко: на 10 млрд долл. против 4,5 млрд. 

На протяжении нескольких десятилетий между Марокко и Алжиром продолжается борьба за лидерство в регионе. Последние несколько лет они и так живут в состоянии между миром и войной, а с прошлого года – без дипотношений. Борьба эта усугубляется главным образом спором вокруг Западной Сахары, этой криво нарезанной безводной полоски ни на что не годной земли. С 1975 года, когда ушли испанцы, там разворачивались кровопролитные бои между марокканцами и бойцами ПОЛИСАРИО (Народный фронт за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро), претендующими на независимость, которых поддерживает Алжир. Война закончилась в 1991 году после того, как было подписано соглашение о перемирии с Марокко и введены миротворцы ООН. Тем не менее противоборствующие стороны продолжали убивать и калечить друг друга. Партизаны ПОЛИСАРИО нападали на небольшие отряды и гарнизоны марокканских военных, сбивали их самолеты и вертолеты. Те в долгу не оставались, устраивали засады на партизан, правда, стараясь не привлекать внимание международной общественности.

Хотя Рабат с тех пор фактически приватизировал территорию Западной Сахары, никто планов ООН о проведении плебисцита, на котором местные жители должны будут решать будущее этих территорий, не отменял. Но каждый раз, когда ООН намеревается собрать западных сахарцев на «вече», происходит нечто важное, требующее отмены плебисцита и его переноса.

Впрочем, США, многие страны Европы, арабского мира, Латинской Америки официально признали марокканскую аннексию Западной Сахары без всяких резолюций. Вашингтон вроде бы сделал это для того, чтобы отдать свои долги марокканским монархам, которые еще в 1777 году первыми признали только что родившиеся США. Многие тем не менее уверены, что Вашингтон пошел на такой шаг исключительно ради того, чтобы поощрить Рабат нормализовать отношения с Израилем.

На этой неделе северо-западный регион Африки посетил известный еще по сирийскому урегулированию итало-шведский дипломат Стафан де Мистура. На этот раз он прилетел в качестве личного представителя генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша. В программе его турне встречи с официальными лицами Марокко, Алжира, Мавритании, ПОЛИСАРИО и непризнанной Сахарской Арабской Демократической республики (САДР). От опытного дипломата ожидают хотя бы минимальных подвижек в разрешении проблемы Западной Сахары.

Автор Равиль Мустафин

Источник - https://www.ng.ru/world/2022-01-19/6_8349_algeria.html


Об авторе
[-]

Автор: Равиль Мустафин, Геннадий Петров, Джон Доу

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.01.2022. Просмотров: 42

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta