Украина стоит на энергетическом перекрестке

Содержание
[-]

Современные украинские энергетические планы

Старая система в украинской энергетике разрушается с невероятной скоростью: происходит поворот от природного газа и угля к использованию атомной энергии и возобновляемых источников энергии. Но неясно, удастся ли, и если да, то когда, достичь амбициозных целей, включая полную энергетическую независимость от России. Какие у Украины планы и цели в этой отрасли?

Современные украинские энергетические планы можно описать как отход от природного газа и угля в пользу большего использования атомной энергии и возобновляемых источников. Разумеется, речь не идет о полном исключении природного газа из энергетического комплекса. Скорее, ожидается изменение долей отдельных источников в энергетическом балансе: проект правительственной стратегии на период до 2035 года закрепляет эти изменения следующим образом.

Если в 2013 году доля природного газа в основном энергопотреблении составляла одну треть, то в 2035 году на него должна приходиться одна четверть. Поскольку одновременно общее энергопотребление возрастет на 15%, абсолютное сокращение будет немногим меньше. Вместо 47,5 миллиардов кубометров, потребленных в 2013 году, запланирован 41,1 миллиард (для сравнения: ЧР в прошлом году потребила 7,3 миллиарда). Предполагается, что в угольной отрасли сокращение будет таким же.

Освободившееся место должна заполнить атомная энергия и возобновляемые источники. За счет энергии с АЭС в 2035 году Украина хотела бы удовлетворять 25% своего энергопотребления (в 2013 году покрывались 20%), а возобновляемые источники с современного минимума планируется довести до 15%.

Энергосбережение

Изменения в энергетическом балансе будут сопровождаться радикальным энергосбережением. Если оценивать исключительно с точки зрения энергопотребления, то украинская «энергетика» примерно в три раза больше чешской. И хотя по сравнению с 1990 годом потребление сократилось на половину, но из-за того, что после распада СССР снизились и экономические показатели, украинская экономика остается очень энергоемкой.

С учетом разных уровней цен украинцам для производства одного американского доллара нужно в два раза больше энергии, чем чехам, и в три раза больше, чем немцам. Такая же картина получается, если сравнивать эмиссионную интенсивность экономики — выбросы парниковых газов в зависимости от экономических показателей. Поэтому будущий экономический рост должен быть менее энергоемким, иначе Украина вряд ли избавится от геополитически опасной зависимости от энергетического импорта.

Энергетическая отрасль в украинской экономике была одной из наиболее коррумпированных и наименее эффективных. Это отражалось и на больших объемах энергетического импорта, который ослаблял украинскую экономику извне. Так, в 2013 году Украина импортировала нефти и газа на 18 миллиардов долларов (10% ВВП). Без этого импорта Украина завершила бы год с положительным сальдо торгового баланса.

Кроме того, энергетическая отрасль серьезно обременяла государственную казну из-за дотаций на энергию для домохозяйств — до 5% ВВП. Но Майдан дал надежды на перемены, и если некоторые экономические и политические реформы буксуют, то в энергетике можно отметить значительный прогресс. По мнению аналитиков, в последние два года украинское правительство предприняло в энергетике столько разумных шагов, сколько не делало никогда.

Молчание об успехах

Андерс Асланд из американского аналитического центра Atlantic Council называет две причины того, почему об этих успехах мало говорят даже на самой Украине. Центральной темой реформ является выравнивание цен для конечных потребителей, то есть их значительное увеличение, и правительственные политики не очень хотят этот момент акцентировать. В свою очередь, оппозиция, часто связанная с прошлым режимом, якобы молчит потому, что постепенно всплывают головокружительные суммы, которые с благословления тогдашних политиков получали разные перекупщики и посредники.

Не очень популярное выравнивание цен, точнее отказ от исключений и специальных тарифов для разных групп потребителей, не единственный путь к достижению основной цели реформ — сокращению необоснованной траты энергии, хотя на Украине зачастую нет технических возможностей для энергосбережения.

Симптоматичная ситуация сложилась в сфере отопления жилья. Здесь энергопотребление на квадратный метр в два раза выше, чем в европейских странах с аналогичными климатическими условиями. Неудивительно, ведь большинство украинских домохозяйств может регулировать температуру в квартире только проветриванием, а 80% из них оплачивает отопление не по реальному потреблению, а по метражу.

Старая новая стратегия

Настоящая статья основана, прежде всего, на двух стратегических документах. В том, что касается украинской энергетики до 2035 года, основную роль играет Энергетическая стратегия Украины на период до 2035 года, которая была подготовлена для Министерства энергетики и угольной промышленности. Ведущим институтом, участвовавшим в ее подготовке, был киевский Национальный институт стратегических исследований. Современные проблемы украинской энергетики и необходимость реформ отражены также в Новой стратегии Украины на период до 2020 года, которую для бывшего премьера Арсения Яценюка подготовили украинские и западные эксперты.

Документы отличаются в нескольких аспектах. Например, согласно второму материалу, к 2020 году предполагается скорейший отход от природного газа, а также меньшее энергопотребление вследствие большей энергоэффективности. И хотя ни один из этих документов пока не получил статус официального, можно предполагать, что в обозримом будущем их синтез станет правительственной стратегией и заменит прежнюю стратегию 2013 года. Этот документ, принятый еще при Викторе Януковиче, в основных аспектах не отличается от новых стратегий: большая энергоэффективность, меньше газа, больше возобновляемых источников, но в нем не перечислены шаги для достижения этих целей.

Кроме того, тогда не было политической воли для введения необходимых мер. Успехи реформ последних двух лет доказывают, что если есть желание, все получается. К тому же если при Януковиче что-то и начинало развиваться в правильном направлении, тут же вмешивалась Россия, чтобы этот процесс не заходил слишком далеко.

Сложные отношения с Россией

Наиболее интересной для СМИ частью украинской энергетики является газовая отрасль — прежде всего частые конфликты с Россией, нередко называемые «газовой войной», которые закрепились в памяти европейских читателей зарубежной хроники. Текущая российская агрессия против Украины, связанная с оккупацией Крыма и де-факто части Донбасса, возродила эту тему. Украина традиционно зависела от российских поставок газа, и через ее территорию Европейский Союз закупает у России примерно 16% своего потребления.

Сложные отношения с российским агрессором усугубляет договор от 2009 года, который крайне невыгоден для Украины. Из-за него и параллельного транзитного соглашения Москва и Киев ведут тяжбу в Стокгольмском арбитражном суде за астрономические суммы: украинский Нафтогаз требует от российского Газпрома 26,6 миллиарда, а россияне, в свою очередь, — 38,7 миллиарда долларов. Поэтому неудивительно, что «избавление от зависимости от импорта газа из России» — это мантра украинской энергетической политики.

Но энергетическая стратегия на период до 2035 года идет еще дальше: предполагается, что в целевом 2035 году Украина вообще не будет импортировать газ. Помимо стремления не отягощать импортом внешнеторговый баланс, за этой целью, несомненно, скрывается тот факт, что даже покупаемый у ЕС газ на самом деле является российским, и не существует причин, способных в будущем коренным образом поменять эту ситуацию. Порядок действий ясен: ограничить необоснованные траты и за счет этого довести потребление до разумного уровня, резко увеличить собственную добычу, а в процессе избавиться от зависимости от газа, поставляемого прямо из России.

По плану к целевому 2035 году Украина будет потреблять около 42 миллиардов кубометров газа, которые добудет сама. В 2013 году потребление составляло 50 миллиардов, причем 27 миллиардов кубометров пришлось импортировать из России. Что касается потребления, Украина выполняет план больше, чем на 100% — по крайней мере судя по тому, что даже энергетические стратегии 2014 и 2015 года в этом отношении уже устарели. В 2015 году Украина потребила всего 33,8 миллиарда кубометров, а в этом году потребление может сократиться до 30 миллиардов. Однако у этого успеха есть два «но».

Снижение потребления

Роль мер по энергосбережению, связанных с резким ростом цен, не стоит преуменьшать, и, тем не менее, две другие причины «успеха» заключаются в довольно мягкой зиме и спаде ВВП, прежде всего промышленного производства. Следующая зима не обязательно будет такой же теплой, поэтому потребление может опять возрасти, а радоваться сокращению потребления газа в промышленности, вызванному кризисом, было бы странно (только часть сокращения обусловлена потерей промышленных мощностей на востоке страны, о котором Киев может на ближайшее время «забыть», и не только в энергетическом отношении).

Благодаря сокращению потребления Украине нужно импортировать намного меньше газа. В прошлом году достаточно было закупить всего 15,4 миллиарда кубометров, а в этом году планируется — 13 миллиардов. В 2017 году импорт может сократиться еще на два миллиарда или больше. Помимо этого, Украине удалось ввести в эксплуатацию газопроводы для импорта газа из ЕС, которые могут полностью уловлетворить украинское потребление. Поэтому в текущем году Киеву не понадобится импортировать из России ни одного кубометра (в последний раз украинский Нафтогаз импортировал газ из России в ноябре 2015 года).

Разумеется, важна цена. Если российское предложение окажется более выгодным, чем импорт из ЕС, Украина готова вновь закупать газ с востока. Но существование альтернативы, несомненно, укрепляет украинскую позицию в переговорах с Россией. Уже отмечалось, что украинское правительство возлагает большие надежды на внутреннюю добычу: только к 2020 году в идеале она должна увеличиться с нынешних 20 до 27 миллиардов кубометров. Ассоциация украинских поставщиков газа настроена столь же оптимистично и предполагает, что с правильно налаженным регулированием и с инвестициями около 1,5 миллиарда долларов в год этой цели можно достичь.

Старые украинские месторождения в значительной мере истощены, а новые — меньше и более разрозненны, но газа, вероятно, там достаточно. Большие надежды связываются со «сланцевой революцией» на Украине — по примеру США: технически пригодный потенциал оценивается в 1,8 триллиона кубометров. Этого Украине хватило бы на 60 лет. С другой стороны, неясно, найдется ли достаточно инвесторов, готовых вкладывать в страну с разрушающейся экономикой и отягощенную конфликтом с Россией.

Подобные сомнения высказываются и относительно того, когда удастся утвердить новое законодательство, и насколько хорошо оно будет проработано. Недавние препирательства по поводу налогообложения добывающих компаний не оставляют особенных надежд, и Александр Домбровский, член парламентской топливно-энергетической комиссии, считает, что даже сохранение современного уровня добычи уже будет хорошим результатом.

Черное золото с черным будущим

Уголь, в отличие от газа, СМИ обошли стороной. Однако именно этот энергоноситель Россия может использовать против Киева как «энергетическое оружие». Уголь, который на Украине используется преимущественно для производства электроэнергии (в теплоснабжении преобладает газ), в основном добывается в восточно-украинских регионах, отчасти де-факто оккупированных Россией. При этом до 40% украинских электростанций работают лишь на качественном антраците, добываемом только на Донбассе.

Единственная альтернатива — поставки антрацита в украинские порты из США, Казахстана, Австралии и других стран. Наиболее простой и дешевый способ — экспортировать его из России, однако таким образом формируется новая зависимость от мощного соседа. Кстати, несколько раз Москва уже блокировала поставки или по крайней мере их задерживала. Целью было не столько энергетически «истощить» Украину, сколько заставить Киев покупать уголь у сепаратистов и тем самым экономически поддерживать их псевдореспублики.

В мае 2016 года министр по делам оккупированных территорий признался, что Украина закупает уголь в регионах, подконтрольных сепаратистам, но подчеркнул, что все это предприятия, зарегистрированные на Украине, что они платят налоги украинскому государству, в том числе «военный налог». С другой стороны, в 2015 году половина импортированного угля была закуплена в России. То есть так же, как и в газовой отрасли, здесь Москва выбирает путь сотрудничества.

Военный конфликт на востоке Украины и экономический кризис сократили добычу угля. Украинская угольная отрасль продолжает страдать от тех же проблем, что и газовая сфера: низкая эффективность, устаревшая инфраструктура, непрозрачные отношения и рынок, искаженный дотациями. Не помогают и природные условия: некоторые месторождения расположены глубоко, но при этом слои там тонкие. Поэтому украинская угледобыча неконкурентноспособна и, согласно Новой энергетической стратегии на период до 2020 года, является наименее эффективной и безопасной в мире.

Поэтому расчет делается на постепенный отказ от угля, а вместе с этим и всей угольной отрасли: в 2035 году доля угля в энергопотреблении будет составлять четверть против трети в 2013 году. Однако это не означает, что угольная отрасль обречена и в нее вообще ничего не вкладывалось. Одно только сохранение добычи в ограниченных объемах потребовало больших расходов, а сегодня акцент делается на развитие регионов, подконтрольных киевскому правительству. Также прилагаются усилия для изменения технологии сжигания на электростанциях, чтобы можно было использовать и другие виды угля, помимо дефицитного антрацита, а также для обеспечения достаточных импортных поставок на случай необходимости.

Ставка на атом

Несмотря на чернобыльскую катастрофу 30 лет назад, атомная энергетика на Украине по-прежнему играет ведущую роль. 15 реакторов общей мощностью 13,8 гигаватт (Чехия располагает четырьмя ГВт) такого же типа, как на АЭС «Дукованы» и АЭС «Темелин», в 2013 году произвели 42,8% электроэнергии, и только уголь опередил этот показатель. Но частичная нехватка топлива изменила порядок, и в 2015 году атом уже стал «чемпионом»: на АЭС приходилось 57% производства электроэнергии. Среди других способствовавших этому факторов была засуха, которая снизила производство на ГЭС.

Подобная ситуация сложилась в 1993 — 1995 годах, когда из-за экономического кризиса не хватало средств на закупку угля. Вместе с системой электропередач атомная отрасль стала спасательным кругом для украинской правительственной партии. Низкие цены на электричество для домохозяйств, ставшие следствием, в том числе, низких закупочных цен для АЭС, оказались долгожданным предвыборным подарком. Всего 11% закупочной цены предназначалось для инвестиций. 52% — поглотила закупка и последующая ликвидация ядерного топлива. В результате эта отрасль столкнулась с недостаточным финансированием.

Согласно планам правительства, атомную отрасль ожидают большие перемены. В долгосрочной перспективе производство на АЭС должно увеличиться в два раза. Отчасти этому скачку будет способствовать оптимизация эксплуатации. Дело в том, что некоторые реакторы подсоединены к сети некорректно и, кроме того, используются для ее выравнивания. А это из-за их недостаточной гибкости неэкономично. К тому же ожидается строительство новых блоков мощностью до четырех ГВт (приблизительно четыре больших реактора).

Два реактора на Хмельницкой АЭС уже строятся, и их завершение намечено на 2025 год. Проблема в том, что только достройка этих блоков обойдется в четыре миллиарда долларов, а в 2015 году это были около 4,5% украинского ВВП. В частности поэтому правительство обсуждает целесообразность скорейшей достройки. Но недавние изменения в украинской энергетике, например сокращение потребления электричества, смешивают даже те планы, которые были подготовлены всего два года назад.

Ядерное топливо

Украинское правительство хочет продолжать реформы в области снабжения ядерным топливом. Раньше Украина закупала его исключительно у российского «ТВЭЛ». Но с 2008 года на украинские АЭС поставляется и продукция японо-американской компании Westinghouse, которая сегодня снабжает топливом три из 16 реакторов, однако на всех по-прежнему продолжается использование и российского топлива. По плану, с 2020 года на шести реакторах будет использоваться исключительно топливо японо-американского концерна.

Украина стремится диверсифицировать или взять под непосредственный контроль остальные производственные этапы ядерного топлива. Так, в 2015 году была достигнута договоренность с французской компанией Arevа о поставках обогащенного урана, который перерабатывает Westinghouse. Кроме того, рассматривается возможность расширения украинской добычи урана в сотрудничестве с Казахстаном. На сегодня собственной добычей Украина удовлетворяет примерно две трети своего потребления.

Некоторые специалисты хотели бы видеть на Украине завод по производству ТВЭЛов, однако прибыльность подобного шага спорна, и рассматриваемые прежде варианты совместного российско-украинского завода забыты. Изменения происходят на другом конце топливной цепочки: в Чернобыльской зоне будет построен склад отработанного топлива. Это поможет сэкономить до 100 миллионов долларов в год, а также снизить зависимость от российских компаний, которые до сих пор занимались отработанным топливом.

Возобновляемые источники

На Украине есть предпосылки для производства энергии из возобновляемых источников: технически достижимый потенциал соответствует почти 70% энергетического потребления в 2013 году. Однако то, что достижимо технически, не всегда целесообразно экономически, поэтому оценка, изложенная в исследовании зеленой энергетики на Украине Международной организации по возобновляемым видам энергии, более осторожна. В 2030 году за счет возобновляемых источников Украина могла бы удовлетворить приблизительно 25% своего нынешнего спроса. Но к тому моменту, вероятно, процент будет чуть меньше, поскольку прогнозируется рост потребления.

Разные специалисты рекомендуют Украине своеобразную форму немецкой энергетической революции, потому что эта политика решила бы ряд проблем, включая зависимость от импорта природного газа. Однако, согласно украинским планам, в обозримом будущем возобновляемые источники энергии не будут вырабатывать треть электроэнергии, как в Германии. И хотя, например, освещенность на Украине лучше, пока не она не может позволить себе такое же массовое распространение солнечных панелей и ветряных турбин.

Значительное удешевление производства электричества из солнечного света и ветра может коренным образом изменить энергетическую карту Украины, но пока планы у правительства на этот счет осторожные. Энергетическая стратегия базируется на другой отрасли, где у Украины неоспоримое преимущество — на биомассе. Планируется, что в 2035 году она будет удовлетворять 10% энергетического потребления страны с акцентом на теплоснабжение, где заменит природный газ.

На Украине много сельскохозяйственных угодий: по сравнению с Чехией их в десять раз больше — около 42 миллионов гектаров. Поэтому сельскохозяйственных отходов: соломы, сена, шелухи подсолнечника и навоза — для производства биогаза на Украине в достатке, а на западе страны к ним также можно причислить отходы от деревообрабатывающей промышленности. В скором времени украинское сельское хозяйство может значительно увеличить свою производительность. Однако необходимой предпосылкой является отмена запрета на продажу угодий, который блокирует эффективное использование земель, поэтому многие поля остаются под паром.

 


Об авторе
[-]

Автор: Якуб Кучера

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.10.2016. Просмотров: 128

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta