Украина - Россия: Затишье перед бурей? Прогноз развития военно-политической обстановки

Содержание
[-]

Затишье перед бурей? 

В начале этого года в итоговых отчетах (оценках за 2015 год и прогнозах развития военно-политической обстановки на 2016 год), в части, касающейся российско-украинского конфликта, подавляющим большинством как правительственных, так и неправительственных зарубежных и украинских аналитических центров прогнозировалось сохранение перманентного напряжения в зоне антитеррористической операцию (постоянные обстрелы, вооруженные столкновения, попытки выдавливания друг друга из «серой зоны» и захват в ней населенных пунктов, объектов инфраструктуры и тому подобное) без эскалации противостояния до широкомасштабных военных действий России против Украины с привлечением всего контингента войск.

Не исключено, что на формирование именно таких оценок и прогнозов по данному («украинскому») вопросу повлияло установление в конце 2015 года так называемого «режима тишины». Так, 22 декабря 2015 года в Трехсторонней контактной группе по урегулированию ситуации на Донбассе договорились ввести безоговорочный режим тишины в зоне антитеррористической операции (АТО), начиная с 00:00 в ночь с 22-го на 23 декабря 2015 года.

Вместе с тем, уже со второй половины февраля с. г. в отдельных оценках иностранных и украинских экспертов, аналитиков и военных специалистов наблюдается ряд прямых и опосредствованных признаков угрожающей тенденции в развитии ситуации вокруг российско-украинского конфликта.

Сегодня уже ни для кого не секрет, что договоренности в рамках Минского переговорного процесса (Минск-2) не выполняются ни Россией, ни так называемыми ЛНР/ДНР, а наоборот:

  • тяжелая техника и вооружение российско-террористических сил на Донбассе днем демонстративно «отводились» с линии столкновения, а ночью скрытно возвращались в зону боевых действий и там размещались и маскировались;
  • продолжались скрытые перебрасывание и накапливание вооружения, военной техники (только за февраль с. г. несколько десятков РСЗО «Град» и «Ураган») и боеприпасов (до 200 тыс. тонн) для российско-террористических сил в зоне боевых действий на основных оперативно-тактических направлениях (в т. ч. в районах Мариуполь, Дебальцеве, Моспино и других вблизи линии разграничения сторон);
  • продолжались перманентные провокационные обстрелы позиций украинских войск (в т. ч. с применением тяжелого вооружения; количество обстрелов иногда достигало более 100 в сутки), а также диверсионно-разведывательные рейдовые действия российско-террористических сил в зоне АТО.

Резонно возникает вопрос: для чего все это осуществляется российско-террористическими силами и именно в военной сфере?

***

По оценкам экспертов «Борисфен Интел», аналогичные или подобные действия российско-террористических сил, прежде всего, способствуют выполнению и отработке следующих задач:

  • первая — сохранение фактора постоянного военно-политического давления на украинскую сторону, особенно накануне переговоров или форумов по вопросам урегулирования российско-украинского конфликта;
  • вторая — выявление (с помощью разведки боем) сильных и слабых сторон в системе обороны украинских войск — для их учета при планировании предстоящих наступательных действий (операций) на соответствующих оперативно-тактических направлениях;
  • третья — сохранение постоянного напряжения непосредственно на линии столкновения сторон с целью постоянного физического и психологического истощения украинских силовиков и провоцирования их на огневые действия в ответ с последующим обвинением украинской стороны перед представителями специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ;
  • и, главное, четвертая — скрытная подготовка к возможным широкомасштабным наступательным боевым действиям российско-террористических сил и Вооруженных сил России против Украины, заблаговременно согласованных по времени, направлениям, объектам и привлекаемым силам и средствам.

В этом же контексте следует тщательным образом и очень внимательно рассматривать переформирование 12 командования резерва Южного ВО (в рамках мероприятий по реорганизации и усовершенствованию системы управления российскими оккупационными войсками на Востоке Украины) в Центр территориальных войск Южного ВО ВС РФ с непосредственным подчинением ему 1 АК (второе название — корпус «народного ополчения ДНР», штаб — г. Донецк) и 2 АК (второе название — корпус «народной милиции ЛНР», штаб — г. Луганск). Сегодня активно «ходят слухи» и о начале формирования нового (резервного; по другим источникам — специального назначения) — 3 АК со штабом в г. Ростов-на-Дону (по другим источникам — в г. Новочеркасск). Особенностью мобилизационных планов этих трех армейских корпусов Центра территориальных войск Южного ВО является то, что все их соединения и части укомплектовываются преимущественно этническими украинцами — как добровольцами, так и мобилизованными из Крыма, Донбасса, а также Кубани и с других приграничных с Украиной областей России.

При этом, декларируя готовность к выполнению положений Минских договоренностей, командование российских оккупационных войск активизирует мероприятия по наращиванию боеспособности соединений и частей 1 и 2 АК Центра территориальных войск Южного ВО. Направленность и содержательность последних мероприятий боевой подготовки, во время которых отрабатывались задачи наступательного/контрнаступательного характера, объективно свидетельствуют, что противник не отказался от планов расширения контролируемых территорий на Донбассе и использует «режим тишины» фактически для подготовки к возобновлению силового противостояния, в т. ч. широкомасштабного характера.

***

Последние новости относительно вышеотмеченных армейских корпусах, а именно — указ от 12 февраля с. г. «главы ДНР» Захарченко о переформировании 9-го отдельного мотострелкового полка 1 АК в 9-й особый мотострелковый полк морской пехоты (г. Новоазовск), а также усиление его подразделениями из состава 810-й отдельной бригады морской пехоты Береговых войск Черноморского флота РФ могут свидетельствовать как о легализации пребывания российских морских пехотинцев на Востоке Украины и высокой вероятности активизации диверсионно-разведывательных действий на Приморском направлении, так и об оперативной маскировке планов подготовки к проведению морской десантной операции на этом же направлении.

Особого внимания заслуживает и последнее заявление В. Путина о задачах, которые, по его словам, практически возлагаются на авиационную группировку ВКС ВС РФ в Сирии, а именно — тренировка летно-подъемного состава боевых самолетов для действий в экстремальных условиях современной войны. Даже после предварительного анализа этого заявления возникает целый ряд вопросов. Тренировка — для чего? Для действий — где и против кого конкретно? В современной войне — в каком регионе и на каком направлении? При этом мы должны учитывать, что до настоящего времени российские оккупанты практически еще не применяли боевую авиацию (кроме разведывательной и армейской) на украинском направлении.

Также не следует забывать, что российская сторона уже дважды применила крылатые ракеты Х-101 с самолетов стратегической авиации Ту-22М3 и «Калибр» с надводных и подводных лодок России из акватории Каспийского и Средиземного морей, прежде всего, с демонстрационно-провокационной целью, а по существу — провела тестирование их боевого применения на большие расстояния. То есть, Россия практически отработала и такой метод нанесения ракетно-воздушных ударов по территории противника.

***

Еще одним тревожным признаком возможной подготовки российско-террористических сил для ведения наступательных боевых действий в ближайшее время стала последняя информация о принудительном высвобождения мест в прифронтовых местных больницах, а также о начале мобилизации медицинских работников в ДНР/ЛНР.

Что касается группировки российских оккупационных войск в Крыму, то, по разным источникам, она насчитывает от 23-х до 25-ти тысяч военнослужащих (в составе наземного, воздушного и морского компонентов) и имеет устойчивую тенденцию к увеличению путем дополнительного развертывания носителей ядерного оружия, береговых ракетных комплексов большой дальности, сил и средств ПВО, а также надводного и подводного корабельного состава.

В последнее время российское военное командование значительно усилило группировку войск вдоль Крымского перешейка, за счет переброски в этот район подразделений из состава бронетанковых, воздушно-десантных войск и сил специального назначения, мотивируя при этом тем, что Североатлантический альянс усиливает свое присутствие в Восточной Европе. Во время активных мероприятий по боевой подготовке этих подразделений отрабатываются задачи их боевого слаживания и взаимодействия, а также задачи наступательного и контрнаступательного характера.

То есть, с большой степенью достоверности можно утверждать, что в настоящее время на Донбассе присутствуют все признаки того, что Россия готовится к активным военным действиям, а с приходом теплого времени их вероятность будет только возрастать. При этом сегодня на линии разграничения сторон на разном удалении от нее накоплено столько вооружения, что его хватит для уничтожения колоссального военного потенциала, причем — с обеих сторон. Казалось бы, что это должно было как-то отрезвить В. Путина, Кремль и в целом российскую сторону. Вместе с тем, даже если Россия и не отважится на широкомасштабный конфликт, то это не значит, что она не будет раздувать огонь боевых действий вдоль всей линии разграничения сторон.

Тогда логично возникает вопрос: когда и где конкретно начнется наступление российско-террористических (оккупационных) сил?

Ответ на него может быть следующий (и он будет правильный!) — когда угодно и где угодно, так как российско-террористические (оккупационные) силы сегодня достаточно хорошо оснащены, натренированы и практически подготовлены для наступательных боевых действий в любой момент. Но все-таки ответ хотелось бы получить более конкретный и обоснованный.

Так, по оценкам экспертов «Борисфен Интел», прекращение боевых действий на Донбассе и вывод оттуда российско-террористических формирований фактически будет означать конец «гибридной политики» В. Путина и его политическую смерть. При таких обстоятельствах он понимает, что ему обязательно надо что-то предпринять, так как любой застой или промедление приведет к тому, что российско-террористические (оккупационные) войска на Донбассе (да в целом и в украинском Крыму!) будут безусловно деморализованы и потеряют свою боеспособность. Именно поэтому, по его мнению, их необходимо постоянно держать в «тонусе» — крайне напряженном состоянии, при одновременной организации и активной поддержке внутренней дестабилизации в Украине.

В то же время не следует забывать и о хищном нраве наглой, загнанной в глухой угол, но готовой в любой момент броситься на своего противника «ленинградской крысе».

***

Варианты возобновления наступательных действий российско-террористических (оккупационных) сил и механизмы их реализации, по оценкам экспертов аналитического центра «Борисфен Интел», будут зависеть от многих конкретных обстоятельств и условий, а именно:

  • первый вариант — ограниченные наступательные действия российско-террористических сил с целью установления контроля над всей территорией Донецкой и Луганской областей. Этот вариант наиболее возможен к началу запланированных лидерами ДНР/ЛНР местных выборов на контролируемых ими территориях этих областей;
  • второй вариант — нанесение оперативно-тактических ударов российско-террористическими силами на Мариупольском и Донецком направлениях, проведение морской десантной операции на Приморском направлении, при поддержке оккупационных сил с Крымского полуострова, которые по сходящимся направлениям выходят в районе Новая Каховка, — основном транспортно-технологическом узле сосредоточения и распределения воды, газа и электроэнергии для Крыма. При благоприятных условиях, в дальнейшем — с введением оперативных резервов — продолжение наступления в направлении Николаев-Одесса с выходом на Приднестровье. Этот вариант наиболее возможен весной или в начале лета — накануне окончания срока действия «донецкого пакета» международных санкций против России (31 июля 2016 года);
  • третий вариант — полномасштабные боевые действия (полномасштабная война) — сочетание второго варианта с нанесением ударов российских войск на Харьковском, Сумском и Черниговском направлениях с применением всего спектра вооружений сухопутных, морских и воздушных сил, а также ракетно-воздушных ударов на определенную глубину. Этот вариант наиболее возможен в случае военно-политического поражения России в Сирии, потери единства позиций западных стран по отношению к России и Украине, а также резкого обострения внутриполитических и социально-экономических проблем в Украине.

То есть, вариант развертывания крупномасштабных боевых действий (полномасштабной войны) России против Украины не снимается с повестки дня. По большому счету — сегодня Россия фактически уже серьезно «увязла» в гражданской войне в Сирии и все ее планы по сотрудничеству «на равных» с США и Европой для возобновления своего статуса большого государства не находят у них поддержки. К тому же, сегодня Россия имеет еще и целый спектр опасных вызовов и угроз для своей национальной безопасности как в Евразии, так и в Европе.

Таким образом, В. Путин не намерен менять свою «гибридную политику» относительно действий на Донбассе. Более того, путинская политика постоянного, всестороннего и целенаправленного давления на Украину будет проводиться именно для того, чтобы помешать процессам европейской и евроатлантической интеграции нашей страны.

Военное противостояние и насилие вдоль линии разграничения сторон на Донбассе, отделяющей занятые российско-террористическими силами районы, безусловно, будет по-прежнему значительно усложнять поиск политического решения. При этом потенциал для эскалации в зоне АТО не только сохраняется, но и ощутимо возрастает.

Можно утверждать, что варианты и масштабы развертывания наступательных боевых действий российско-террористических сил на Донбассе или, напротив — сохранения хрупкого перемирия, безусловно, будут зависеть как от военных достижений/неудач России в Сирии и ее успехов/провалов в диалоге с Европейским Союзом, США, так и уровня дестабилизации внутриполитической и социально-экономической ситуации в Украине, а также степени ее поддержки Западом.

При этом В. Путин и дальше будет пытаться использовать сирийский конфликт и призывы к США о сотрудничестве в противостояния с ИГ («Исламским Государством»), а также разного рода «геополитические предложения» по объединению усилий в борьбе с международным терроризмом и «миграционным кризисом» в Европе с целью, чтобы продвигать статус России как большого и влиятельного государства, а такжепрекратить ее международную изоляцию.

Для того, чтобы Россия не возобновляла плановпо захвату Юго-Восточной Украины или полномасштабной войны против нее, Украинское Государство и его Вооруженные Силы должны непрестанно укрепляться. Пока что Украина балансирует на пределе: что в наших силах и к чему мы стремимся. Но защита и сохранение Украинского Государства — это задача не Западного мира, а, прежде всего, наши решительность и возможности по оказанию достойного отпора врагу.

 


Об авторе
[-]

Автор: Ю. Радковец

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.03.2016. Просмотров: 317

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta