Турция-Россия: стратегический консенсус отложен из-за политической нестабильности в Турции

Содержание
[-]

Турция-Россия: стратегический консенсус отложен 

Ключевым внутриполитическим событием, определяющим сегодня развитие ситуации в Турецкой Республике, является потеря правящей Партией справедливости и развития (ПСР) доминирующих электоральных позиций среди турецкого населения, из-за чего в недалеком будущем страну может охватить перманентная политическая нестабильность.

Это не позволит реализовать инициированную президентом Р. Эрдоганом конституционную реформу (предусматривающую значительное расширение президентских полномочий), а также усилит негативные тенденции в турецкой экономике (прежде всего на 16 процентов обесценит турецкую лиру), сократит внешнее инвестирование и увеличит задолженность. Безработица возрастет до 11,2 %, в т. ч. среди молодежи на 20 %, что уже в ближайшее время может стать для нового турецкого правительства острейшей проблемой.

7 июня с. г. на парламентских выборах ПСР не удостоилась (впервые с 2002 года) права единолично формировать правительство (согласно турецкого законодательства, для этого необходимо получить, как минимум, 276 депутатских мандатов против 258 — сейчас имеющихся у правящей «президентско-премьерской» партии). Кроме того, президент Реджеп Таип Эрдоган оказался в неприятной для себя ситуации, так как уменьшились его возможности по реализации предлагаемой им концепции конституционной реформы, направленной на установление в Турции президентско-парламентской формы правления. Так как для того, чтобы внести необходимые изменения в Конституцию страны, ему необходима поддержка 367 депутатов.

Такие итоги парламентских выборов ускоряют также внутренние центробежные процессы правящей политической силы. В частности, некоторые члены ПСР обвиняют председателя партии премьер-министра Ахмета Давутоглу в том, что он излишне увлекся идеологией евразийства и неоосманизма, в частности, «излишне демократическими подходами» к решению курдского вопроса.

В то же время в предвыборных программах всех прошедших в парламент партий есть пункты, где отмечается значимость поддержки конструктивных отношений с Россией. Это объясняется, прежде всего, заметным уровнем антизападных настроений в турецком обществе и политикуме, причем, независимо от партийной принадлежности или личных симпатий. В частности, наличие определенных пророссийских ориентиров в курдской среде можно объяснить, как традиционными связями курдов с Россией (сопредседатель Демократической партии народов Селахаттин Демирташ в конце 2014 года посетил Москву), так и стремлением представителей этого народа расширить культурно-автономные права с помощью разнообразных механизмов волеизъявления, в т. ч. по аналогии с «крымским сценарием».

С другой стороны, в формировании лояльных к России отношений заметную роль играет активная деятельность государственных и медийных организаций, специальных служб и подконтрольных им структур в сфере пропаганды, системной и долговременной работы с кадрами, целевыми группами в политикуме, научной среде и СМИ (в т. ч. получение образования гражданами Турции в учебных заведениях Российской Федерации, приглашение их к участию в конференциях, исследовательских программах), которые получают финансовую и материальную поддержку.

Одним из ярких примеров результативности работы россиян на турецком направлении может быть предвыборное заявление одного из кандидатов в депутаты парламента от Демократической партии народов М. Окана (получил высшее образование в РФ). Он потребовал признать результаты «референдума» в Крыму, поскольку, по его мнению, такая форма волеизъявления населения является проявлением демократии. Он также отметил, что «проблемы в отношениях между Украиной и Россией необходимо решать без вмешательства третьих стран, виновных в украинском кризисе».

Такая турецкая тактика в рамках политико-экономических контактов с РФ предполагает рациональное давление на Кремль, в частности, манипулирование готовностью замедлить двухсторонний диалог. Так, именно по инициативе турецкой стороны в мае с. г., было перенесено на период послепарламентских выборов в Турции запланированное в г. Анталия заседание турецко-российской группы стратегического планирования под председательством министров иностранных дел двух стран. Приостановлена также и практика регулярных телефонных контактов между Р. Эрдоганом и В. Путиным. Кроме того, официальная Анкара прибегла к нескольким демаршам, призванным продемонстрировать ее небезосновательную обеспокоенность положением крымских татар в АР Крым.

Некоторое искусственное «охлаждение» взаимоотношений с Россией должна также продемонстрировать и негативная реакция Р. Эрдогана на крайне чувствительное для турецкого политикума участие В. Путина в состоявшихся в Ереване 24 апреля с. г. мероприятиях по чествованию жертв геноцида армян.

Также Анкара не может не реагировать на запланированные Москвой активное развертывание достаточно мощной наземной военной группировки и модернизацию Черноморского флота РФ в аннексированном Крыму, в том числе надводных кораблей, подводных лодок и авиации. Это серьезный вызов, который Турция не может себе позволить проигнорировать как на национальном уровне, так и на уровне НАТО. Как считает руководство ЕС и НАТО, современные военные силы россиян в Черноморском регионе могут стать ударными, вектор направленности которых — Ближний Восток, Балканы и Центральная Европа.

Невзирая на то, что Турция не присоединилась к экономическим санкциям Запада против Российской Федерации, в этом году наблюдаются тенденции дальнейшего сокращения объемов двухсторонней торговли. По данным Союза экспортеров Турции, турецкий экспорт в Россию в І квартале этого года уменьшился на 34,8 % (в прошлом году сокращение составило 14,6 %), особенно в таких важных для Турции экспортноориентированных секторах, как автомобилестроительная и текстильная промышленность (минус 55 % и 43 % соответственно), вследствие девальвации российского рубля и падения покупательной способности российского населения. При этом турецкие производители плодоовощной продукции постоянно жалуются на придирки при проверках их товаров на границе представителями «знаменитого» «Россельхознадзора», что, как они считают, спровоцировано лоббистскими мероприятиями российских операторов рынка.

Это привело к росту цен на «связанные с Россией» виды продукции на внутреннем рынке Турции, что негативным образом сказалось на увеличении уровня потребительской инфляции и сократило производство в сельскохозяйственном секторе.

Ожидается и значительное сокращение потока туристов из России в Турцию (спад в І квартале с. г. составил 47 %), что ощутимо снизит доходы в розничной торговле сувенирами, текстилем, кожей и тому подобное. Для того, чтобы частично нивелировать такие риски, турецкая сторона решила взять на себя некоторые расходы российских туристических операторов (оплата за авиационное топливо, заправка автомобилей для трансфера, сервис в аэропорту), произведя расчеты в турецкой валюте.

Вместе с тем, возможное заключение соглашения о торговом и экономическом партнерстве в сфере услуг и инвестиций (российская сторона готова подписать его до конца 2015 года), без учета пункта «торговля товарами», не сможет вывести турецко-российское экономическое сотрудничество на качественно новый уровень, так как закупка углеводородов из РФ составляет основную статью импорта Турции — 70 %.

Поскольку политико-экономические санкции Запада против России продлены, то из-за своих внутренних финансово-экономических проблем Москве будет непросто профинансировать заявленные проекты на территории Турции. К тому же, по уровню привлеченных в экономику Турции инвестиций, Россия к началу с. г. оставалась лишь на 7-ом месте ($ 56 млрд), существенно уступая США ($ 337 млрд), Гонконгу ($ 150 млрд), Китаю ($ 116 млрд) и другим инвесторам.

При таких обстоятельствах, как Анкара, так и Москва не спешат с консенсусом в стратегически важных вопросах, откладывая их рассмотрение и ограничиваясь при этом лишь незначительными уступками. В частности, российская сторона отмечает, что для полноценного перехода на взаиморасчеты в национальных валютах необходимо решить проблему колебаний курса рубля и лиры, а также создать специальные инвестиционные фонды, что упростит процедуру использования национальных денежных единиц.

Трубопровод «Турецкий поток»

Исходя из своих реальных возможностей, Анкара существенно концентрирует внимание на вопросе предоставления Москвой скидок на газ в качестве уступки за право провести трубопровод «Турецкий поток» по территории Турции. Однако российская сторона пока игнорирует требования Анкары и пытается отложить рассмотрение этого вопроса. В свою очередь, Турция, на фоне санкций Запада против Москвы и низкой ликвидности продукции «Газпрома», начинает сомневаться в возможностях России оплатить проект. Кроме того, россиянам в настоящее время непросто найти в Европе партнеров для осуществления проекта «Турецкий поток», в частности, потому, что Брюссель не удовлетворен планами его строительства без межправительственного разрешения. Это придает дополнительную негативную расцветку российско-турецкому сотрудничеству в рамках этого газогона.

Как же реагирует Запад на нынешние турецко-российские связи? Прежде всего отметим, что Анкаре, манипулируя фактором «сближения с РФ», удалось договориться с Евросоюзом о начале процесса обновления условий и содержания двухстороннего (Турция-ЕС) соглашения о таможенном союзе. Кроме того, Еврокомиссия обязалась проинформировать турецкую сторону о том, как проходит переговорный процесс по созданию Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства между ЕС и США (так называемой «зоны свободной торговли между ЕС и США, которую условно еще называют «экономическим НАТО»), и поддержать подключение Турции к конечному соглашению.

Предусматривается, что в случае реализации соответствующих планов Анкара может рассчитывать на более благоприятные условия своей деятельности на европейском рынке. Это должно обеспечить качественный и количественный рост уровня турецко-европейских торгово-экономических отношений, а также усилить степень интеграции Турции с ЕС и улучшить перспективы получения этой страной полноправного членства в Европейском союзе.

Сегодня руководство США и ЕС попытается воздержаться от мер, которые могут негативно отразиться на достаточно шаткой внутриполитической ситуации Турции в условиях относительно бесконфликтного завершения электоральной кампании.

Такую позицию Брюсселя и Вашингтона можно объяснить их стремлением исключить появление дополнительных оснований для усиления прогнозируемого взаимодействия в послевыборный период между правящими турецкими и российскими кругами, которые пытаются объяснить ухудшение политической обстановки в Турции и России каким-то «заговором» между странами Запада с целью свержения/ослабления режимов В. Путина и Р. Эрдогана.

Ожидаемое же «погружение» турецкого политикума в процессы решения прежде всего внутренних вопросов будет заметно снижать активность Анкары в контексте развития украинско-турецкого политического и экономического диалогов, оставляя в фокусе приоритетного внимания Турции в основном лишь проблемы крымских татар.

 


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.07.2015. Просмотров: 145

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta