Трудный путь российского консерватизма

Содержание
[-]

Российский консерватизм отличается от западного отказом от либеральной идеологии

Любимым интеллектуальным развлечением наших политологов и экспертов-обществоведов является размышление о том, что же за общественно-политический строй создан в России, и в какую сторону он развивается. По этому вопросу существуют два полюса. На одном из них требуют соединения с Западом в области базовых ценностей и институтов, на другом — констатации своей самобытности и признания вредным копировать чужие социальные теории без привязки к местности.

Любая социальная теория — вещь не отвлечённая, не искусство ради искусства, а сугубо прикладная и практическая. Социальная теория должна служить улучшению общего благосостояния и повышению уровня жизни людей. Без этого даже самые распрекрасные общественные теории выбрасываются на помойку истории, что подтверждает судьба первой версии социалистического проекта в России и мире.

Не будучи в состоянии обеспечить удовлетворение растущих материальных потребностей общества, сопоставимое с уровнем потребления в развитых капиталистических странах, социализм породил огромную армию своих могильщиков, и главный их центр находился как раз среди политического ядра мировой социалистической системы — в верхушке коммунистических партий и номенклатурно-хозяйственной элиты, казалось бы, самых главных выгодополучателей.

Но они были главными зачинщиками уничтожения социализма не потому, что им не хватало благополучия (им-то как раз его хватало), а потому, что в их распоряжении было мало финансово-технологических ресурсов сохранения господства.

Они проигрывали конкурентную борьбу с буржуазными политическими элитами Запада, и, считая такое положение недопустимым, пошли на слом социализма как системы. Они захотели заменить его капитализмом, который, по их мнению, давал больше возможностей удержания господства и получения властного ресурса. Другими словами, социализм не позволял партийной и другой правящей верхушке обогащаться с капиталистическим размахом в отрыве от уровня благосостояния простых людей.

Общемировая тенденция состоит в том, что есть две силы, влияющие на прогресс (факт прогресса надо признать, так как процесс изменений абсолютно нагляден, и даже если это изменения в сторону духовной деградации, то так выражается оборотная сторона прогресса технологического). Эти две силы имеют черты мобилизационного и стабилизирующего характера.

Первые толкают прогресс вперёд, другие адаптируют его к сложившимся ранее отношениям и придерживают до корректировки его основных постулатов. Так возникли два полюса — прогрессисты в лице либералов и традиционалисты в лице консерваторов. В каждом из этих сегментов возникли умеренные и радикальные фракции, но именно два этих течения определяют развитие цивилизации последние три столетия.

Западный консерватизм сложился в 18-м веке и являлся попыткой дворянства и феодалов сохранить своё господствующее экономическое положение в борьбе с нарождающейся буржуазией, использовавшей либеральные теории для своего продвижения.

Когда буржуазия победила, и капитализм сменил феодализм, произошло слияние консерватизма и либерализма, создав единый фронт обеспечения защиты интересов крупной буржуазии и транснациональных корпораций.

Консерватизм взял на вооружение главные постулаты либерализма и стал отличаться от него лишь некоторыми техническими нюансами. Это подтверждено союзом неоконов и демократов в США против Трампа, классического консерватора.

Консервативные партии смогли лучше защитить интересы глобальных монополий и транснациональных корпораций, чем это делали либералы. Их пропаганда называет это разными маскирующими эвфемизмами типа «смогли эффективнее адаптироваться к современному уровню развития западных обществ». Дескать, общество само из себя развивается, без воздействия на него внешних принуждающих сил, а вот буржуазные партии только адаптируются к этому. И вот консерваторы смогли сделать это лучше, чем либералы и социалисты.

Своя большая ложь есть не только у либерализма, как писал К. Победоносцев, но и у консерватизма. Для полноты картины нужно сказать, что и социализм (и его радикальная версия — коммунизм) не свободен от своей большой лжи, что означает, что все социальные теории не совпадают с реальностью своего применения. И для этого есть абсолютно объективные и рациональные причины. Однако сейчас нас интересует именно консерватизм, так как в мире происходит его реинкарнация и наблюдается некоторая тенденция к консервативному реваншу.

Первая разновидность консерватизма — традиционализм — требует сохранения социальных устоев и культурных традиций, присущих как феодализму, так и рыночному капитализму.

Эволюция такой разновидности консерватизма шла в сторону слияния с либертарианством, требовавшим борьбы с приматом государства (радикальный антиэтатизм), неограниченной индивидуальной свободы, примата интересов индивида над интересами коллектива, недопустимостью вмешательства государства в экономику и рассматривавшего регулирующую и социальную функцию государства как вариант социализма.

Консерватизм трансформировался в неоконсерватизм, ставший очень близким к либерализму. Известно три версии неоконсерватизма:

  1. Либерально-консервативная англо-американская, где в единой правой партии завершилось слияние консерватизма с либерализмом.
  2. Западногерманская христианско-демократическая, признающая, в отличие от англосаксонской версии, некоторое вмешательство государства в поведение людей.
  3. Авторитарный консервативный национализм, требующий сильного государства для защиты консервативных ценностей.

Националистами признаётся право государства на вмешательство в экономику, а личность и рынок считаются носителями стремления к анархии. Эта версия консерватизма опирается на популизм и во главу угла ставит вопросы «крови и почвы» — главенствующее значение национальной традиции, национального единства и национальной гордости.

Англо-американская версия очень влияет на германскую, и они в настоящее время сближаются. Националистическая версия считается маргинальной и практикуется в недоразвитых государствах типа Украины и отчасти Польши. Европа в первой половине ХХ века прошла через эту стадию, и теперь консервативный национализм считается уделом люмпенов, не доросших до понимания ценности благ демократии.

Все три типа консерватизма содержат ряд общих постулатов:

  1. Универсальный моральный порядок существует и опирается на религию.
  2. Природа человека неразумна и греховна.
  3. Неравенство людей — вещь естественная и вытекает из разного уровня физического и умственного развития.
  4. Попытки установить социальное равенство с помощью закона бесперспективны (рост госрасходов на 5% влечёт падение ВВП на 1% и в дальнейшем снижает всеобщее благосостояние).
  5. Частная собственность — основа личной свободы и социального порядка.
  6. Прогресс ненадёжен и должен опираться на традицию.
  7. Разум ограничен, и потому важны традиции, институты, символы, ритуалы и даже предрассудки.
  8. Разделение властей способствует предотвращению тирании.

В российском консерватизме не произошло подобной дифференциации, и потому он органично носит в себе в нераздельном виде все три версии. Передел собственности завершён, правящий класс сложился, и потому он естественно нуждается в охранительных теориях.

Так возник российский просвещённый консерватизм, воплощённый в самых разных лицах от Дугина и Проханова до Грызлова и Матвиенко. Владимир Путин занимает правоцентристскую позицию, что помогает ему совмещать элементы либерализма с элементами правого консерватизма. С национально-консервативными символами Владимир Путин чрезвычайно осторожен. Так же он осторожен и символами социал-демократии.

Задача России в представлении право-консервативной части её правящей элиты (так называемые «силовики») состоит в сохранении институтов государства, собственности, религии, семьи, традиции, исторической преемственности. Отсюда органично вытекает требование суверенитета, понимаемого как духовное пространство, свободное от воздействия космополитических сил и идей. Стабильность и порядок — основа для развития, потому что это позволяет очищаться от вредных элементов постепенно, без риска разрушения социальной системы и государственности.

Исторически российский консерватизм сохранил Россию от распада, в который она оказалась ввергнутой сначала социалистами, а потом либералами. Под защитой консерватизма в России правящая элита медленно очищается от компрадорства и коррупции, где все эти пороки густо сконцентрированы в либеральном сегменте, преодолеваются ультралиберальные инструменты организации макроэкономики, создаётся социальная база для общенационального консенсуса.

Наравне с неудачами в экономике, проходящей через период структурных реформ, возникают кластеры развития, наподобие Дальнего Востока, где начались процессы возникновения новых производств и перетока квалифицированных кадров из других регионов России. Там создано 1500 новых предприятий, 27 000 новых рабочих мест, за 5 лет появится ещё 137 000. Вокруг этих данных нет шума, негативный пиар намного сильнее позитивного, но тем не менее это факт. То, что поломал либерализм, удаётся как-то исправить консервативными методами.

Однако консерватизм в России никак не оформлен ни идейно, ни организационно. Это говорит о том, что сегмент крупной национальной буржуазии, формирующей запрос на такую теорию и практику, сам пока находится в стадии формирования и вычленения из общелиберальной элитной массы. И по мере его созревания в России будут создаваться консервативные партии с идеологией и социальной базой.

Российский консерватизм прошёл трудный путь, но самые трудные 27 лет у него позади. Сейчас он не столько сливается с либерализмом, сколько дистанцируется от него. И в этом состоит главная особенность российского консерватизма и его отличие от консерватизма на Западе.

Задачи индустриального технологического рывка, то есть прогресса, в России призваны решать не либералы, как везде, а консерваторы. Это их миссия и исторический парадокс, но так как Россию, как известно, умом не понять, то нужно признать, что прогресс в России происходит не так, как на Западе, и содержанием его в России является не то, что на Западе принято считать прогрессом.

Россия именно так всегда решала задачи своего развития, и ничего менять в этом порядке вещей нельзя. Западный путь к успеху в России всегда означал катастрофу.

В России парадокс настолько стал неотъемлемой частью национального духа, что даже её главный революционер сформулировал главный лозунг консерваторов, сказав: «Мы пойдём другим путём». Именно на этом, другом пути российский консерватизм сейчас решает задачи, успешно не решённые российскими революционерами и либералами. Но такова уж наша особенность, и что-то менять в этом порядке вещей нам не дано.

 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Халдей

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.06.2019. Просмотров: 292

Комментарии
[-]
 Rusia Is great | 03.06.2019, 21:19 #
Thanks for sharing such post with because Russia is my love and i Geek Squad Customer Service with all Russian people
 Geek Squad Tech Support | 11.07.2019, 11:54 #
Get the best technical help guidance at  Geek Squad Tech Support regarding your computer, tablet, printer many more then call at 1-888-722-1666. Our customer support team are always available for your service,
office.com/setup,
 geek squad customer service
 Geek Squad Support


 Escort service in mahipalpur | 07.11.2019, 08:25 #
We are best service provider in over all Delhi/NCR area. If you wanna be a Call Girl For making your night Romantic and memorable, contact us for loving and independent Call girls in Mahipalpur. Our Escort  Service  In  Mahipalpur are available 24x7. we provide young and beautiful girls then call me on +91-9773622641
mahipalpur escort
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta