Трагедия Украины растянулась на столетие

Содержание
[-]

Киевская грусть: Трагедия Украины растянулась на столетие

Окончание Первой мировой войны стало счастливым моментом в исторической судьбе многих народов Центральной и Восточной Европы. Империи распадались одна за другой. Народы, считавшиеся малыми, обретали собственные государства. Но попытка украинцев не увенчалась успехом! Что помешало? Соседи, спешившие поделить территорию Украины, которая могла бы стать крупным европейским государством? Самим украинцам не хватило воли и желания? А может быть, подвели лидеры?

Харьков против Киева

Революция пробудила большие надежды среди национально мыслящих украинцев. Открылся редчайший шанс стать самостоятельными. После февраля в Киеве появилась собственная власть — Центральная Рада, которая объединила социалистические партии, культурные и общественные организации и превратилась в парламент самостоятельной Украины.

В Киеве спорили, какой должна быть Украина. Независимой? Или остаться частью России? Центральная Рада занимала умеренную позицию — Украина образует федерацию с новой Россией. Но после Октября Рада потребовала от советской власти признать независимость Украины. Большевикам с их лозунгом «самоопределения народов» возразить было нечего. Однако и отпускать Украину не хотели.

— Мы скажем украинцам: вы можете устраивать у себя жизнь, как вы хотите, — сказал Ленин. — Но мы протянем руку украинским рабочим и скажем им: вместе с вами мы будем бороться против вашей и нашей буржуазии.

Оставшиеся в меньшинстве украинские большевики из Киева, где власть принадлежала Центральной Раде, перебрались в Харьков. Здесь 13 декабря 1917 года Всеукраинский съезд Советов провозгласил Украинскую Советскую Республику, назвал ее «федеративной частью России» и образовал правительство — Народный секретариат. Многие в ту пору недоумевали: что это за украинское правительство, члены которого не знают украинского языка и знать не хотят?

Эту власть Москва признала и обещала братскую помощь. 4 января 1918 года большевистский Харьков объявил войну самостийному Киеву. На помощь двинулась Красная армия.

Ответом стал Четвертый универсал Центральной Рады, принятый в ночь на 12 января: «Отныне Украинская Народная Республика становится самостоятельной, независимой, вольной, суверенной Державой украинского народа. Народная Украинская Держава должна быть очищена от направленных из Петрограда наемных захватчиков».

Одна Украина пошла войной на другую.

Германия не помогла

Но Центральную Раду признали Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария. В ночь на 9 февраля 1918 года они поставили свои подписи под мирным договором с Украиной. Киев обещал поставить оголодавшей Германии и Австро-Венгрии около миллиона тонн зерна и полмиллиона тонн мяса. И попросил Берлин прислать войска для защиты от наступавших большевиков. Однако тактический выигрыш обернулся стратегическим поражением. Национальная власть сама призвала на Украину чужеземную армию. Этого ей не простили. Рада продержалась всего месяц.

 Власть взял бывший генерал царской армии Павел Петрович Скоропадский. Он выражал интересы зажиточных крестьян, помещиков, промышленной, финансовой и интеллектуальной элиты. На Украине установилась жизнь, близкая к нормальной. В Киев из России устремились все, кто бежал от советской власти. В Москве на Рождественском бульваре, где находилось украинское консульство, выстроились очереди ходатайствующих о разрешении выехать в Киев.

«Я не буду описывать ни тех впечатлений, ни того настроения, которое охватило меня при путешествии по Украине, — вспоминал один из бежавших. — Они всякому понятны, кто побывал под режимом большевиков и вырвался из этого сумасшедшего дома. Киев по контрасту с городами Совдепии производил самое благоприятное впечатление. Нормальный уклад жизни, торговля, обилие продовольствия, правовые отношения — все это было целительным бальзамом для измученных физически и нравственно беженцев».

Скоропадский расcчитывал на поддержку Берлина, которому была нужна сильная Украина — как противовес России и Польше. Но революция, разразившаяся в Германии в ноябре 1918 года, перечеркнула его надежды.

Неудача Петлюры

После ухода немецких войск и бегства гетмана Скоропадского Киев заняли солдаты Симона Петлюры, который был в ту пору, пожалуй, самым знаменитым и популярным украинским вождем.

 «Я ожидал увидеть конные эскадроны в украинской форме, — вспоминал очевидец, — но вместо них моему взору предстали тысячи саней и повозок, окруженные восставшим народом. Это был марш крестьянской революции».

Восставшие крестьяне с наслаждением грабили большие города и вагонами отправляли домой чужое добро.

«В Киеве неукраинское население просто горело ненавистью к украинской власти, — вспоминал Владимир Винниченко, глава первого украинского правительства. — Издали приказ: в три дня организовать украинизацию вывесок. Симон Петлюра самодовольно ездил по улицам и радовался украинским надписям над магазинами. Для атаманской (и особенно петлюровской) психики этого было достаточно: лишь бы была показная, декоративная сторона».

Противостоять набиравшим силу большевикам армия Симона Петлюры не могла, потому что, как и всякое крестьянское войско, добившись первого успеха, она сразу же начала распадаться. Крестьяне, взяв Киев, решили, что дело сделано, и двинулись назад, в родные деревни.

Но жизнь под большевиками мало кому понравилась — аресты, бессудные расстрелы. Советская власть рассматривала Украину как огромный амбар, откуда надо черпать зерно, чтобы решить продовольственные проблемы революции. Большевики в глазах крестьянина превратились в еще одну чужеземную армию, которая их грабит.

В 1919 году произошел мощный всплеск национальных чувств под лозунгом «Украина для украинцев». Восстание носило характер социального протеста — против тех, кто забирал хлеб, и национального — против чужаков, не украинцев. Национальное самосознание пробудилось в самой грубой и примитивной форме: этнические чистки, погромы. Врагами стали московские большевики, русские и польские помещики, немецкие колонисты и, как водится, евреи.

Страна развалилась. Авантюристы и маленькие диктаторы обзавелись собственными армиями. Самой знаменитой была крестьянская республика Нестора Махно в Гуляй-Поле. Договориться между собой атаманы не могли. Как гласит пословица: «Где собираются два украинца, появляются три гетмана».

Осенью 1919 года Киев взяла Белая армия генерала Деникина. Но украинцы не поддержали Деникина потому, что белые требовали восстановления «единой и неделимой России». Не признавали существования украинской нации и считали украинских националистов сепаратистами.

В последней попытке сохранить власть Симон Петлюра обратился к Польше. 7 мая 1920 года объединенные украинско-польские войска заняли Киев. Но чужеземцев встретили враждебно. Поляки продержались полтора месяца и были выбиты из города наступавшей Красной армией. Петлюра бежал.

«Малороссы, хохлы и сознательные»

Владимир Винниченко делил украинцев на «малороссов» (полностью русифицировались), «хохлов» (знают язык, но не более того) и «сознательных украинцев», которые не пропали для общенационального дела и готовы за него сражаться.

Среди жителей Киева в 1917 году украинцы составляли всего двадцать процентов. Остальные — русские, поляки, евреи. В восточной части Украины, например, в Харькове, русских было еще больше. Попытка сторонников национальной идеи создать самостоятельное государство не удалась не только потому, что Ленин и Троцкий двинули на Украину Красную армию, а потому, что немалая часть населения Украины пожелала остаться с Россией. Националисты своим радикализмом оттолкнули русских жителей Украины, которые не захотели жить под их властью.

«Удивительно мало кругом веры в силу духовного возрождения Украины, и всюду стремление проводить силой то, что может проводиться только жизнью, — писал академик Вернадский. — Безумная и безудержная политика украинцев с их неверным и фальшивым образом действий, ярым шовинизмом, идеологией, построенной на ложных, выдуманных положениях. Я во многом понимаю то настроение ненависти, какое здесь замечается среди русских по отношению к ним, и чувствую больно, насколько вредит всему движению низкий моральный уровень украинских деятелей».

Голодомор

Большой голод стал прямым следствием сталинской политики коллективизации и раскулачивания. Зерно — единственный экспортный товар — гнали за границу, когда люди умирали от голода. Крестьяне не отдавали хлеб, и государство объявило им войну. На Украине не было того количества зерна, которое Сталин распорядился собрать. Но вождь требовал вести заготовки любыми средствами: хлеб есть, но враги, кулаки, его прячут.

«В 1933 году многие земляки умерли от голода, — вспоминал Федор Моргун, который в более позднее время стал первым секретарем Полтавского обкома и Героем Социалистического Труда. — Погибла моя младшая сестра. Родственники помогли тяжелобольной матери определить нас в детдом. В 1933 году умирали и воспитанники детдома. Умерших хоронили в больших могилах, чаще навалом и голыми».

Писатель Олесь Гончар, Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской и Ленинской премий, пометил в дневнике: «1933-й — это был геноцид! Полдеревни выморено голодом за одну весну. Семья Булата-кузнеца, где дети старше поели меньших… А Галещанская фабрика окорока отправляла на экспорт. Нет, это преступление Сталина, которому нет и никогда не будет оправдания».

Киевские чекисты информировали центр: «Людоедство переходит «в привычку». В пораженных людоедством селах с каждым днем укрепляется мнение, что возможно употреблять в пищу человеческое мясо. Это мнение распространяется особенно среди голодных и опухших детей».

Местные органы получили секретное письмо ОГПУ, союзной прокуратуры и Наркомата юстиции: «Ввиду того, что существующим уголовным законодательством не предусмотрено наказание для лиц, виновных в людоедстве, все дела по обвинению в людоедстве должны быть переданы местным органам ОГПУ».

Мысль о том, что Москва угнетает украинцев, будоражила национальные чувства: «А все-таки жаль, что мы не сумели создать свое государство». Эти настроения еще дадут о себе знать. И в советские времена на Украине немалая часть украинской интеллигенции с горечью говорила о судьбе своего народа и вину возлагала на политику Москвы. Разговоры эти шли вполголоса, в своем кругу, что фиксировали органы КГБ. Национально мыслящие украинцы ждали своего часа.

А что же на Западе?

Разница между восточной и западной частями Украины остро ощущается и сегодня. А сто лет назад казалось, что между западными и восточными украинцами — непреодолимая пропасть. Украинцы долго оставались разделенным народом. Одни были подданными Российской империи, другие находились по ту сторону государственной границы.

Галиция до Первой мировой принадлежала Австро-Венгерской империи: четыре миллиона человек, которых украинские авторы именуют украинцами, а российские — русскими малороссийской ветви. Львов был центром Галиции, здесь находился краевой сейм, здесь выходили газеты на украинском языке.

Российская империя отвергала идею самостоятельной украинской нации. Правительство в Санкт-Петербурге считало: «Никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может».

В 1876 году император Александр II подписал указ, фактически запрещавший украинскую литературу и театр: «Не допускать ввоза в пределы Империи каких бы то ни было книг и брошюр, издаваемых на малороссийском наречии. Печатание и издание в Империи оригинальных произведений и переводов на том же наречии воспретить. Воспретить также различные сценические представления и чтения на малороссийском наречии, а равно печатание на таковом же текстов к музыкальным нотам. Не допускать к исполнению никакие пьесы и чтения на малороссийском наречии».

Когда рухнула Австро-Венгрия, западные украинцы попытались образовать свое государство. 18 октября 1918 года во Львове украинцы — депутаты австро-венгерского парламента и местных собраний, представители культурных и общественных организаций сформировали Национальную Раду и заявили о переходе власти к украинскому народу. На следующий день Рада объявила, что объединяет Галицию, Северную Буковину и Закарпатье в единое государство.

Западно-Украинская Республика отправила делегацию в Париж, где после разгрома кайзеровской Германии и ее союзников открылась мирная конференция. Победители, страны Антанты, переустраивали Европу. На карте появилась Польша, она сразу вступила с соседями в спор за земли. Поляки доказывали союзникам, что украинцы в Галиции неспособны к самоуправлению: они нуждаются в польской власти и польской культуре.

Варшава и не позволила украинцам создать собственное государство. 4 ноября 1918 года на Западно-Украинскую Республику двинулись польские войска, атаковали Львов и в ночь на 22 ноября взяли город. Вот почему украинские националисты с горечью говорили, что после Первой мировой войны поляки получили свое государство, а украинцы — нет.

Появляется Бандера

В Варшаве западно-украинские земли именовали Восточной Малопольшей. Не признавали за украинцами права на автономию. Это породило отчаяние и озлобление среди западных украинцев. Европейские политики их утешали: под польским правлением лучше, чем под сталинским.

Галиция тяготилась ролью заброшенной австрийской, а затем польской провинции. Здесь украинская национальная идея обрела воинственные, агрессивные черты. Самые деятельные и радикальные сторонники освобождения и воссоединения всех украинских земель вошли в Организацию украинских националистов (ОУН). Мечтали о своем государстве, в котором избавятся от поляков, русских, евреев и останутся, наконец, одни! Вождем ОУН стал Степан Бандера. Его люди приняли приветственный жест (правая рука поднимается вправо и наискось — чуть выше головы) и формулу приветствия, которой члены организации должны были встречать друг друга:

 — Слава Украине!

 — Героям слава!

Для нас Бандера — соучастник гитлеровских преступлений. Для западных украинцев Бандера — защитник свободы и независимости украинского народа. Как же получилось, что на Западной Украине восхищаются Бандерой, которого мы ненавидим?

До войны ОУН вела борьбу против польского угнетения. Боевики Бандеры убивали польских чиновников и полицейских. Во время Второй мировой пытались провозгласить независимое государство. После войны старались остановить изгнание украинцев с польских земель. Тогда украинские деревни окружали польские войска, давали несколько часов на сборы и вывозили. Юго-восточная Польша, где украинцы жили веками, стала этнически чистой территорией.

Бандеровцы пытались этому противостоять, что придало им героический ореол. И они же сражались с советской властью, которая ускоренными и жесточайшими методами (раскулачивание, массовые аресты, высылки целых деревень, ликвидация униатской церкви) проводила советизацию западных областей. Эту часть истории плохо знают в России. А на Западной Украине не хотят вспоминать, что Бандера и его люди сознательно сотрудничали с Третьим рейхом. Они видели, как ведут себя немцы на оккупированных территориях, но это их не смущало. Приветствовали военные победы вермахта и уничтожение мирного населения. Действовали такими же преступными методами.

Люди Степана Бандеры убивали не только чекистов и милиционеров. Стреляли в учителей и врачей, считая их агентами Москвы. В структурах, подчиненных Бандере, выделилась хорошо организованная служба безопасности — наводившая страх безпека. Это были фанатично безжалостные боевики, уничтожавшие всех, кого подозревали в сотрудничестве с «москалями». Убивали без всякой жалости, часто с особым садизмом.

Защищая Степана Бандеру, говорят: как же его обвинять в работе на немцев, если он почти всю войну провел в концлагере Заксенхаузен? Но Бандера и некоторые его соратники оказались в концлагере (а кого-то из них и расстреляли) не потому, что они были противниками нацистов: им предназначалась роль подручных, а они претендовали на большее. Им разрешили уничтожать евреев (что они с удовольствием делали и без команды немцев), давить поляков, а они попытались летом 1941 года провозгласить во Львове собственное государство. Но Гитлеру не нужна была самостоятельная Украина! Недисциплинированных подручных наказали. Если связался с преступниками, не удивляйся, что сам стал их жертвой.

А как расценить действия бандеровцев в конце войны, когда они сопротивлялись советской власти? Для кого-то это подвиг: еще одна попытка завоевать самостоятельность Украины. Но ведь отряды Украинской повстанческой армии отвлекали немалые силы Красной армии от войны с вермахтом. Тем самым бандеровцы помогали немцам держать Восточный фронт. А пока вермахт держал фронт, внутри Третьего рейха продолжалось уничтожение невинных людей. Вот в чем, в частности, вина бандеровцев.

В истории Украины всё, о чем умалчивали, окрасилось в героические цвета. История превращена в инструмент текущей политики. Помнят одно и не хотят вспоминать другое. Чтобы понять происходящее на Украине, надо начинать с изучения ее запутанной истории.

Оригинал

 


Об авторе
[-]

Автор: Леонид Млечин

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 28.06.2014. Просмотров: 290

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta