Торгово-экономическое противостояние Вашингтона и Пекина

Содержание
[-]

***

Импорт американской гражданской аэрокосмической продукции

Стремление Дональда Трампа восстановить величие Америки, в том числе за счет активного наращивания военного экспорта, где Белый дом снял многие существовавшие ранее ограничения, привело к обратному эффекту: второй год подряд продажи американского оружия ощутимо падают.

В то же время торговая война между Вашингтоном и Пекином не помешала последнему нарастить импорт американской гражданской аэрокосмической продукции и даже стать клиентом № 1 для компаний из США. Именно такой вывод можно сделать на основе данных, представленных в новом отчете ассоциации AIA. Впрочем, если наращивание поставок американской аэрокосмической продукции в Поднебесную сомнений не вызывает, то ситуация с военным экспортом Америки в действительности не так однозначна.

Аэрокосмический сектор – вне конкуренции

Ассоциация аэрокосмической промышленности (Aerospace Industries Association – AIA) создана 100 лет назад, в 1919 году, и объединяет на сегодня в своем составе топ-менеджеров почти из 340 компаний и организаций, тем или иным образом занятых в данном секторе промышленности Соединенных Штатов. Работа ассоциации осуществляется в рамках тематических советов и комитетов, а ее основная задача – выработка рекомендаций госорганам США по вопросам, касающимся текущей деятельности и дальнейшего развития военного и гражданского сегментов национальной аэрокосмической промышленности.

Одним из направлений деятельности ассоциации является подготовка различных аналитических отчетов и докладов по ситуации в отдельных сегментах аэрокосмической промышленности Америки, а также по выявленным тенденциям их дальнейшего развития. Затрагиваются и более глобальные вопросы. Так, недавно эксперты AIA совместно со специалистами компании IHS Markit подготовили отчет «2019 Facts & Figures: U.S. Aerospace & Defense», в котором изложили результаты анализа деятельности аэрокосмического и оборонного секторов промышленности США по итогам 2018 года.

Согласно документу, совокупная выручка компаний данных секторов промышленности США по итогам 2018 года превысила 929 млрд долл., что на 4,17% лучше аналогичного показателя предыдущего года. «Влияние этого роста на валовый внутренний продукт страны было существенным», – подчеркивается в отчете и указывается, что рост выручки в годовом выражении наблюдается в рассматриваемых секторах уже восьмой год подряд.

Более половины совокупной выручки за 2018 год, около 471 млрд долл., или почти 51%, пришлось на поставщиков конечной продукции, тогда как остальные 459 млрд долл., или чуть более 49%, – это вклад комплектаторов различного уровня, а также других компаний, являющихся участниками цепи поставок. Правда, не совсем понятно, засчитывается ли в выручку  поставщиков комплектующих стоимость той продукции, которая включена в конечную продукцию, поставляемую американскими компаниями. Ведь в таком случае зачет этих поставок идет дважды: сначала как выручка от поставки самих комплектующих, а затем еще и как часть выручки, полученной за конечный продукт. К сожалению, пояснений на этот счет авторы документа не дают.

Рассматривая годовую выручку поставщиков конечной продукции по тематическим направлениям, можно без труда увидеть, что безусловным лидером в минувшем году стали компании, выпускающие гражданскую и военную авиатехнику: на их долю пришлось 361 млрд долл., или 76,6% совокупной выручки поставщиков конечной продукции за 2018 год. Второе место заняли разработчики и производители вооружений и военной техники для армии и флота (55 млрд долл., или 11,7%), а «бронзу» взяла космическая отрасль (39 млрд долл., или 8,3%). На последнем же месте оказались компании, занятые в киберсфере, хотя 16 млрд долл. (3,4%) выручки по итогам года для этого довольно молодого направления – это весьма неплохо.

Поднебесная зависимость

Впрочем, главная сенсация заключается не в том, что годовая выручка американских авиастроителей и оборонщиков вплотную приблизилась к отметке в 1 трлн долл., а в том, что главным зарубежным потребителем их продукции по итогам минувшего года стал Китай: экспорт США в эту страну в 2018 году достиг отметки 18,8 млрд долл., что составило 14,3% общего объема экспорта гражданской аэрокосмической техники США в отчетном периоде (оружие Вашингтон сейчас Пекину не продает, по крайней мере напрямую). И это несмотря на ту воинственную риторику и все новые «удары» в виде пошлин, которыми обмениваются Вашингтон и Пекин.

Для сравнения, стоящая на втором месте Франция получила американской аэрокосмической и военной продукции на сумму 14,1 млрд долл., а верный союзник Америки – Великобритания – занял третье место, получив такой продукции на сумму около 12,6 млрд долл. Остальные семь мест в десятке крупнейших покупателей аэрокосмической техники и вооружений, производимых американскими компаниями, заняли: Канада (9,9 млрд долл.), Германия (9,4 млрд долл.), Япония (7,1 млрд долл.), Сингапур (6,5 млрд долл.), Бразилия (6,5 млрд долл.), Мексика (4,7 млрд долл.) и Объединенные Арабские Эмираты (3,9 млрд долл.).

И хотя американский экспорт в Китай включает только гражданскую аэрокосмическую продукцию, постоянный рост закупаемой КНР техники с маркировкой «Сделано в США» говорит о многом. Судя по всему, американские промышленники и их китайские партнеры работают по принципу: война войной, но бизнес – как обычно. Тому есть и практическое подтверждение: если в 2016 году экспорт американской гражданской аэрокосмической продукции в Поднебесную, по данным AIA, составил 14,7 млрд долл., то в 2017-м – 16,3 млрд долл., а в 2018-м достиг, как отмечалось выше, 18,8 млрд долл.

В целом же необходимо отметить, что пока китайская авиапромышленность не вывела на рынок свои новейшие узко- и широкофюзеляжные авиалайнеры (а именно их преимущественно и закупает КНР), закупке такой техники и сопутствующего оборудования у США и Европы альтернативы нет. Кроме того, компании Boeing и Airbus активно вовлекают китайский авиапром и в свои производственные цепочки: в 2018 году заказчику был поставлен первый авиалайнер Boeing 737 MAX, собранный в центре по сборке и поставке самолетов семейства 737 в Чжоушане, а предприятие Airbus в Тяньцзине передало клиентам в минувшем году уже 400-й самолет семейства А320.

С другой стороны, гражданская составляющая аэрокосмической промышленности Америки в итоге оказалась в сильной зависимости от действий Поднебесной и, как следствие, от итогов торговой войны между Вашингтоном и Пекином. «В ситуации, когда Китай, с учетом его ненасытного аппетита к авиалайнерам,  является для отрасли иностранным клиентом № 1, американские производители аэрокосмической техники могут сильно пострадать от торговой войны, – подчеркивает Сидней Фридберг в статье Aerospace Sales To China Rise; Defense Exorts to World Drop: AIA, размещенной 9 сентября с.г. на онлайн-ресурсе Breaking Defense. – Более того, независимо от того, насколько сильно Трамп подталкивает продажи оружия, никакое возможное увеличение военных поставок союзникам США не может компенсировать крах гражданского экспорта в Китай».

Если же брать страны, где США закупают аэрокосмическую и военную продукцию, то список топ-10 выглядит так: Франция – поставлено американцам продукции на 12,7 млрд долл., Канада – 9,8 млрд долл., Япония – 7,8 млрд долл., Германия и Великобритания – по 5,5 млрд долл., Мексика – 3 млрд долл., Италия – 2,9 млрд долл., Сингапур и Бразилия – примерно по 2,2 млрд долл., Польша – 1,2 млрд долл.

«Импорт позволяет американским компаниям получить доступ к лучшим комплектующим и технологиям, имеющимся на мировом рынке, и по наилучшей цене, – указывается в отчете AIA. – Эти компоненты затем применяются в составе более крупных образцов американской продукции гражданского и военного назначения, которые являются лучшими системами, продаваемыми на мировом рынке».

Проблемы военного экспорта

По итогам 2018 года компании аэрокосмического и оборонного секторов промышленности США экспортировали продукции на сумму более 151 млрд долл., что превысило показатель предыдущего года на 5,81%, а импортировали такой продукции – на сумму 61,5 млрд долл. (прирост по сравнению с 2017 годом 8,08%), что дало положительное сальдо почти в 89,6 млрд долл. При этом львиную долю экспорта заняла аэрокосмическая продукция гражданского назначения – на нее пришлось 131,5 млрд долл., или около 87% всей выручки.

Следует особо отметить, что превышение экспорта над импортом наблюдается в рассматриваемых сегментах промышленности уже восьмой год подряд: 2010 год – 50,5 млрд долл., 2011-й – 54,4 млрд долл., 2012-й – 66,4 млрд долл., 2013-й – 71,4 млрд долл., 2014-й – 76,1 млрд долл., 2015-й – 81,6 млрд долл., 2016-й – 90,4 млрд долл., 2017-й – 85,9 млрд долл., 2018 год – 89,6 млрд долл.

В то же время авторы отчета зафиксировали тенденцию сокращения экспорта американской продукции военного назначения (табл. 1). Причем, к примеру, в 2017 году падение экспорта было вызвано сокращением поставок аэрокосмической техники военного назначения и авиационного вооружения: если в 2016 году такой продукции, по подсчетам экспертов AIA, Соединенные Штаты экспортировали на 16,2 млрд долл., то в 2017 году – уже менее чем на 13,9 млрд долл. (падение на 14,2%). Основные потери здесь, по информации, приведенной в отчете U.S. Defense Exports: Statistical Overview and Economic Impact Analysis for 2018, опубликованном ассоциацией AIA в январе 2018 года, понесли вертолетная техника (2016 год – 2266 млн долл., 2017 год – 783 млн долл.) и военно-транспортные самолеты (1411 млн и 779 млн долл. соответственно). А вот экспорт неавиационного вооружения вырос с 6,1 до 6,2 млрд долл. Действительно, отчетные данные ведущих американских компаний, выпускающих вертолетную технику, свидетельствуют, что в 2017 году на экспорт было поставлено менее полусотни военных вертолетов: компания Sikorsky экспортировала всего 9 военных вертолетов, Bell – около 15, а концерн Boeing и вовсе поставил за год всем своим заказчикам лишь 20 новых машин.

В то же время у военных по всему миру по-прежнему высок спрос  на российские вертолеты, которые, может, и проигрывают где-то в комфортабельности, но зато существенно выигрывают в надежности и боевой мощи бортового комплекса вооружения. А для войны последние два показателя – самые главные. «Востребованность российских боевых самолетов и вертолетов на мировом рынке является дополнительным подтверждением общеизвестного факта – в боевых действиях российское оружие эффективно и надежно», – подчеркнул в интервью автору этой статьи накануне авиасалона МАКС-2019 генеральный директор «Рособоронэкспорта» Александр Михеев (см. «НВО» от 23.08.19). Кстати, именно в 2015–2016 годы Россия начала поставки на рынок новых типов военных вертолетов (Ми-28НЭ, Ка-52, Ми-26Т2), что, конечно, можно посчитать простым совпадением, но результат налицо:  серьезное падение экспорта американских боевых винтокрылых машин в 2017 году.

Впрочем, ситуация с общим военным экспортом США выглядит все же не столь однозначной, как это представляется по отчету AIA. Дело в том, что не совсем ясно, какие конкретно поставки американского оружия за рубеж брались в расчет авторами данного документа. Вполне возможно, что среди них нет – полностью или частично – тех поставок, которые осуществлялись в отчетный период по линии Агентства по военному сотрудничеству Минобороны США (Defense Security Cooperation Agency – DSCA, часто также именуется «Управление военного сотрудничества МО США»).

Продажа оружия союзникам и партнерам Соединенных Штатов по линии DSCA является важной, а в последние годы, по некоторым оценкам, наиболее объемной в количественном и денежном выражении составляющей военного экспорта Америки. Причем наибольшее число сделок проводится здесь в рамках программы Foreign Military Sales (FMS), в соответствии с которой продажа продукции и услуг оборонного назначения, входящих в утвержденный Список вооружений США (U.S. Munitions List), осуществляется на межправительственном уровне через госпосредника – Пентагон. При этом Госдепартамент определяет список стран, которым разрешено участвовать в этой программе. Осуществляется экспорт американской военной продукции и услуг также и в рамках ряда других программ.

При этом необходимо учитывать, что, во-первых, в данном случае подсчет идет по финансовому году (начинается 1 октября предыдущего года и заканчивается 30 сентября отчетного), а во-вторых, здесь применяются два показателя – стоимость заключенных в течение финансового года соглашений и контрактов на поставку продукции военного назначения и стоимость реально поставленного в данный период оружия. Обычно представители Госдепартамента и Минобороны США приводят первый из них, поскольку он почти всегда выше. Однако более представительным является все же второй показатель: часть контрактов и соглашений обычно либо исполняется со значительной отсрочкой, либо и вовсе аннулируется по причинам различного характера.

С другой стороны, проследить динамику и сделать определенные выводы можно по обоим показателям. И как можно видеть, она здесь несколько иная, чем в отчете AIA  (табл. 2). Возможно, что в последнем случае речь идет только о тех поставках, которые осуществляются в рамках прямых продаж вооружений зарубежным заказчикам (Direct Commercial Sales), на что необходимо просто получить разрешение в Госдепартаменте. Согласно пресс-релизу последнего, в 2018 финансовом году таких разрешений было выдано на сумму 136,6 млрд долл., тогда как годом ранее – на 128,1 млрд долл. (прирост 6,6%). Впрочем, реальные поставки оружия по данным разрешениям, в которых обычно применяется термин «возможная поставка» (равно как и в случае с объявлениями о соглашениях по программе FMS), будут осуществлены позже.

Работа над ошибками

Как видно из представленной выше информации, динамика экспорта продукции военного назначения, произведенной американскими компаниями, довольно  противоречива, что может быть объяснено разве что различными методиками подсчета. Однако это совершенно не умаляет тех проблем, которые в последнее время возникают у Вашингтона в сфере оружейного экспорта. Ведь падение последнего на 15,8% в 2018 году по сравнению с предыдущим отчетным периодом зафиксировал и Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (SIPRI).

Как представляется, главная причина неприятностей у американских экспортеров оружия – все более активная деятельность ряда других стран, в частности России. Так, например, как сообщил журналистам в июне с.г. на Петербургском международном экономическом форуме генеральный директор «Ростеха» Сергей Чемезов, по итогам 2018 года российский оружейный экспорт достиг рекордных 13,7 млрд долл., а портфель заказов превысил 50 млрд долл. При этом, как отметил, в свою очередь, в ходе работы авиасалона МАКС-2019 генеральный директор «Рособоронэкспорта» Александр Михеев, в текущем году экспорт продукции российского ОПК уже превысил отметку 8,5 млрд долл.

Серьезно растет и китайский военный экспорт, хотя точных официальных данных по его объемам нет, а потому оценить динамику здесь можно только по тем контрактам и поставкам оружия из Поднебесной, которые стали известны экспертам или журналистам. И здесь, судя по всему, сказывается конкурентное преимущество китайской продукции по цене: к примеру, многие страны не могут себе позволить купить оригинальный американский разведывательно-ударный беспилотник, а потому приобретают его аналог у Поднебесной. Покупая же оружие, страна тем самым еще и «подсаживается» на его послепродажное обслуживание, поставку соответствующих средств поражения и подготовку личного состава. И стимула переходить затем на американское или какое-то иное оружие нет.

Впрочем, в Вашингтоне негативную тенденцию осознают, а потому в минувшем году объем федеральных средств, направленных на различного рода научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) по линии Пентагона вырос по сравнению с предыдущим годом на 28,4% (с 71,9 млрд до 92,3 млрд долл.), а по линии агентства НАСА – на 13,3% (с 12 млрд до 13,6 млрд долл.). Выросли расходы на НИОКР и в бюджете самих компаний: если в 2017 году они составили 16,6 млрд долл., то в 2018 году – уже 17,08 млрд долл., что дает прирост год к году 2,9% .

«Научные исследования и разработки являются ключевым фактором роста аэрокосмической и военной промышленности, который обеспечивает будущие технологические инновации. Исторически США были мировым лидером по расходам на НИОКР, причем в 1960 году только на американские оборонные НИОКР приходилось более трети общемировых расходов», – указывают авторы отчета 2019 Facts & Figures: U.S. Aerospace & Defense, отмечая, что в последние десятилетия в США по целому ряду причин, включая принятый в 2011 году «Закон об управлении бюджетом», государственные инвестиции в НИОКР неуклонно снижались. Как итог, расходы на НИОКР только по линии Пентагона в период 2010–2015 годов снизились на 17,8% – с 81,8 млрд до 67,2 млрд долл. «Между тем глобальные конкуренты Америки значительно увеличили свои инвестиции в НИОКР. Китай, например, с 2012 года увеличил свои совокупные расходы на НИОКР почти на 71%», – указывается в отчете AIA.

В начале 2019 года Конгресс разрешил исключить действие закона от 2011 года при составлении бюджета на 2019 и 2020-й финансовые годы, поэтому федеральные ведомства сразу нарастили расходы на НИОКР. Конечно, быстрых результатов даже при таком серьезном росте расходов на НИОКР ждать в данных сегментах промышленности все же не приходится, но со временем американский военно-промышленный комплекс сумеет значительно обновить свою экспортно ориентированную продуктовую линейку. Но ведь и Россия с Китаем не будут стоять на месте. К тому же Москва уже предлагает своим партнерам по военно-техническому сотрудничеству вооружение и военную технику последнего поколения, такие как, например, зенитная ракетная система С-400 и истребитель Су-57Э.

Автор: Владимир Щербаков – заместитель ответственного редактора «НВО».

http://www.ng.ru/ideas/2019-09-16/7_7677_ideas.html

***

Приложение. Какого уровня достигли ракетные технологии Китая?

1 октября 2019 года в Китае прошёл грандиозный военный парад в честь 70-летия образования Китайской Народной Республики. Этот парад стал самым многочисленным за всю историю Китая. По Тяньаньмэнь, центральной площади Пекина, прошли 15 тысяч солдат и 580 единиц различной наземной техники, а в воздушной части парада приняли участие 160 самолётов.

Леонид Нерсисян, 10 октября 2019, 10:43 — REGNUM 1 октября 2019 года в Китае прошёл грандиозный военный парад в честь 70-летия образования Китайской Народной Республики. Этот парад стал самым многочисленным за всю историю Китая. По Тяньаньмэнь, центральной площади Пекина, прошли 15 тысяч солдат и 580 единиц различной наземной техники, а в воздушной части парада приняли участие 160 самолётов.

Но наибольшее внимание к параду привлекла демонстрация сразу множества образцов новейшей китайской ракетной техники. Рассмотрим наиболее значимые военные новинки, продемонстрированные Китаем.

Баллистическая ракета средней дальности DF-17 с гиперзвуковым боевым блоком

Демонстрация баллистической ракеты средней дальности (БРСД) DF-17 и её боевой части — гиперзвукового планирующего боевого блока (так называемого глайдера), пожалуй, приковала к себе наибольшее внимание. Фактически, Китай впервые открыто продемонстрировал образец гиперзвукового оружия. При этом по площади Тяньаньмэнь проехало сразу 16 мобильных пусковых установок с ракетами DF-17, а это означает, что, скорее всего, изделие уже принято на вооружение армией КНР и начато его серийное производство.

Гиперзвуковой глайдер, который является боевым оснащением этой ракеты, вероятно, и есть то самое изделие под индексом DF-ZF, об испытаниях которого Китай заявил ещё в 2014 году. Уже к 2016 году, согласно американским оценкам, Китаем было выполнено 7 успешных испытательных пусков. По данным западных СМИ со ссылкой на разведку США, испытания ракеты DF-17 проводились с 2017 года, в том числе и с боевой частью в виде гиперзвукового глайдера. Таким образом, скорее всего, представленные образцы являются уже полностью боеготовыми.

По имеющимся оценкам, дальность полёта новой ракеты составляет до 2500 км. Скорость, которую глайдер DF-ZF способен развивать, оценивается в М=5−10 (М — число Маха, равное скорости звука). Отделение глайдера от ракеты-носителя происходит на высоте 60 км, после чего он планирует к цели на гиперзвуковой скорости, совершая различные манёвры. Высота отделения от ракеты-носителя, которая ниже минимальной границы зоны действия кинетических перехватчиков американских противоракет семейства SM-3, непредсказуемость траектории и возможность выполнения противоракетных манёвров делают практически невозможным перехват этого боевого блока существующими средствами противовоздушной и противоракетной обороны.

Стратегическая сверхзвуковая крылатая ракета DF-100

Другой, не менее интересной новинкой, стали продемонстрированные мобильные пусковые установки с крылатыми ракетами DF-100, также известные под индексом CJ-100. На пусковой установке смонтировано два огромных контейнера квадратного сечения, внутри которых располагается ракета. Судя по обрывочным данным, Китай создал уникальный образец нового вооружения, который не имеет аналогов ни в России, ни в США, ни в Европе. По данным зарубежных СМИ DF-100 — это сверхзвуковая крылатая ракета, имеющая дальность полёта в пределах 2−3 тысяч километров. Ракета имеет высотный профиль полёта, большая часть которого проходит в верхних слоях стратосферы. При этом скорость, достигаемая ракетой, составляет M=3−4. Вероятно, ракета способна и выполнять различные манёвры на траектории. Огромная высота полёта, проходящая на границе досягаемости по высоте современных зенитных ракет, а возможно, и превышающая её, в совокупности с огромной скоростью делают перехват такой цели по меньшей мере крайне затруднительным.

Назначение ракеты до конца не ясно. По одним оценкам, основное назначение DF-100 — точечное поражение стратегически важных наземных целей на территории противника, по другим — эта ракета предназначена для поражения крупных надводных целей, в первую очередь авианосцев. Вполне возможно, что ракета оснащена активной головкой самонаведения и может поражать, как надводные, так и крупные наземные цели.

Межконтинентальная баллистическая ракета DF-41

На параде 1 октября 2019 года Китаем был продемонстрирован и новый подвижный ракетный комплекс с межконтинентальной баллистической ракетой (МБР) DF-41. Этот комплекс имеет очень давнюю историю — его разработка стартовала ещё в конце 1980-х годов, но лишь недавно комплекс дошёл до этапа принятия на вооружение. Фактически этот комплекс является практически полным аналогом известнейшего российского подвижного ракетного комплекса «Тополь». К слову, как и у ракеты российского «Тополя», максимальная дальность полёта DF-41 составляет около 12 тысяч км.

Прошедший парад в честь 70-летней годовщины образования КНР наглядно демонстрирует огромный прогресс в ракетных технологиях, достигнутый Китаем за последние годы. Не сдерживаемый никакими договорами об ограничении ракетных технологий, в отличие от США и России, Китай успешно создал и принял на вооружение новые и во многом уникальные ракетные комплексы, действительно не имеющие аналогов в мире. Новые ракетные технологии представляют наибольшую угрозу для вооружённых сил США и их союзников в Тихоокеанском регионе, меняя существующий баланс сил в пользу Китая.

Китайский парад 1 октября 2019 открыл, по сути, новую страницу в истории военного дела, эпоха гиперзвукового оружия становится текущей реальностью. Уже в обозримом будущем развитие новых образцов сверх‑ и гиперзвукового ракетного оружия способно кардинально перевернуть способы ведения боевых действий и вынудит создавать новые средства для противодействия этому оружию, в частности принципиально новые средства противовоздушной и противоракетной обороны.

Автор: Леонид Нерсисян

https://regnum.ru/news/polit/2743745.html


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Щербаков, Леонид Нерсисян

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.10.2019. Просмотров: 54

Комментарии
[-]
 busba | 13.11.2019, 07:49 #
The hottest games at the moment

>> สล็อตxo
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta