Талибы 20 лет спустя: oт разрозненных банд – к военно-политической организации

Содержание
[-]

Организационно-штатная структура радикального исламистского движения «Талибан» с 2001 года претерпела существенные изменения  

Организация превратилась из сплоченной группы местных командиров ополчения в организованное политическое и военное движение.

***

ДОГОВОР САМ ПО СЕБЕ, ВОЙНА САМА ПО СЕБЕ

Поскольку в данный момент талибы официально контролируют более половины районов Афганистана, представляется возможным утверждать, что руководство движения уже не считает необходимым выполнять договоренности, заключенные с официальными представителями США в Катаре. В феврале 2020 года стороны заключили соглашение, в котором было четко прописано, что «Талибан» обязуется уважать права человека и не допускать иностранных боевиков и наемников на подконтрольные ему территории. Однако недавние сообщения СМИ опровергают утверждения «Талибана» об отсутствии иностранных боевиков в Афганистане. Тысячи бойцов – в основном пакистанцев – сражаются под знаменем талибов. 

Правозащитная организация Human Rights Watch сообщила, что боевики «Талибана» в Газни, Кандагаре и других афганских провинциях захватывают военнослужащих ВС ИРА, полицейских и гражданских лиц, подозреваемых в связях с афганским правительством. После чего казнят их без суда и следствия. Подобные сообщения вызывают сомнения международных наблюдателей в том, имеет ли политический офис талибов в Дохе реальное влияние на командиров боевиков и лиц, реально принимающих решения на подконтрольных талибам территориях. Официальный представитель «Талибана» Забиулла Муджахид утверждает, что при нынешней организационной структуре Комиссия по политическим вопросам в Дохе не имеет прямого контроля над боевиками, захватившими обширные территории в последние месяцы. По его словам, политический офис в Дохе представляет лишь одно из почти двух десятков комиссий и представительств, которые служат своего рода кабинетом министров при верховном лидере талибов Маулави Хайбатулле Ахунзаде. 

КТО РЕАЛЬНО РУКОВОДИТ БОЕВИКАМИ 

Согласно информации, предоставленной Муджахидом региональной редакции Радио «Свобода», отдельная ветвь в структуре руководства «Талибана» – Комиссия по военным вопросам – контролирует всю военную иерархию движения вплоть до уровня провинций и округов. Ахунзаде, по его словам, является «высшим авторитетом» талибов по религиозным, политическим и военным вопросам и имеет в подчинении трех заместителей. Заместитель Ахунзаде по политическим вопросам Абдул Гани Барадар возглавляет Комиссию по политическим вопросам и переговорную группу талибов в Дохе. 

По информации СМИ, заместитель руководителя южных провинций мулла Мохаммад Якуб, сын покойного основателя «Талибана» муллы Омара, также руководит наступательными операциями талибов. Заместитель по восточным провинциям Сираджаддин Хаккани одновременно является главой базирующейся в Пакистане террористической сети «Хаккани» (запрещена в РФ). Военная организация талибов находится в ведении Комиссии по военным вопросам, в которой Якуб и Хаккани занимают доминирующие позиции. Каждый командир районного уровня подчиняется командованию на уровне провинций. По словам Муджахида, существует семь региональных групп, каждая из которых отвечает как минимум за три командования провинций. 

Эти региональные группы контролируют два заместителя руководителя Комиссии по военным вопросам. Один из них отвечает за 21 провинцию в «западной зоне» талибов. Другой курирует командование в 13 провинциях «восточной зоны». Также известно, что Комиссия по военным вопросам отвечает за подбор кадров, назначения и дальнейший контроль над всеми командующими провинций и округов. 

РАСКОЛ И ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЕ 

Талибы разделились на конкурирующие фракции после смерти муллы Омара в 2013 году. Ключевые изменения в руководстве произошли в момент раскола. Эти разногласия являются продолжением длительной борьбы за власть между пуштунскими племенными объединениями. После смерти основателя движения одна сторона поддержала сына Омара Якуба как его преемника. В данный момент у него есть последователи в западном и южном Афганистане. Подтверждено, что он занимал руководящие должности в высшем консультативном и директивном совете талибов, известном как Кветта Шура. 

На другой стороне оказались командиры талибов в восточном Афганистане и Пакистане, связанные с сетью «Хаккани», которая, в свою очередь, имеет прочные связи с руководящими советами Пешавар Шура на северо-западе Пакистана и Миран Шах Шура в племенных районах Северного Вазиристана. Впоследствии с целью сгладить фракционные разногласия руководство «Талибана» преобразовало командную структуру организации, создав более сплоченное военно-политическое движение. В результате боевики смогли взять под свой контроль больше территорий. 

Для этого была создана система теневого управления «Талибаном» – шаг, который позволил полевым командирам из различных фракций назначать «должностных лиц» теневого правительства на подконтрольных территориях. Этот теневой принцип имел несистематизированный характер. Тем не менее были выработаны правила, определяемые приоритетами отдельных командиров – как в верхушке организации, так и на местах. Сегодня один из ключевых вопросов, влияющих на будущее Афганистана, заключается в том, сможет ли «Талибан» сохранить нынешнюю организационно-штатную структуру. Будет ли она укрепляться или децентрализоваться. И выйдет ли она с регионального на общенациональный уровень. 

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ СИЛЫ И СРЕДСТВА 

По официальным оценкам, «Талибан» значительно превосходит силы национальной безопасности Афганистана численно, но уступает им технологически. Однако аналитики предупреждают, что это может не соответствовать действительности. Если рассматривать войска Министерства обороны и полицию Министерства внутренних дел, цифры говорят о том, что численность правительственных сил как минимум в три раза превосходит предполагаемое количество активных боевиков «Талибана». Специальный генеральный инспектор США по восстановлению Афганистана (SIGAR) сообщил в своем последнем отчете Конгрессу, что общая численность Афганских национальных сил безопасности, включая армию, спецназ, военно-воздушные силы, полицию и офицеров разведки, составляет около 307 тыс. человек. 

Несмотря на вывод сил международной коалиции, Афганистан продолжает получать материально-техническую помощь со стороны США, которые в совокупности потратили около 83 млрд долл. на создание, оснащение и обучение афганских сил безопасности после свержения режима талибов в конце 2001 года. Военнослужащие афганской армии получили от США бронетехнику, самолеты и многоцелевые вертолеты, артиллерию, штурмовые винтовки, приборы ночного видения и беспилотные летательные аппараты. SIGAR подтверждает, что на вооружении афганских ВС находятся 167 воздушных судов, включая боевые вертолеты. 

Однако вооружение, поставляемое в Кабул в течение последних двух десятилетий, и то, что теперь на практике применяется в боевых действиях, – две разные вещи. Полная информация о текущем состоянии фактического афганского арсенала засекречена. Но неофициальные данные говорят, что многое из того, что было доставлено афганскому правительству и проправительственным ополченцам, либо уже не функционирует, либо попало в руки боевиков «Талибана». 

ЧЕМ РАСПОЛАГАЮТ БОЕВИКИ 

Анализ фотоматериалов позволяет говорить о том, что арсенал талибов уже сейчас включает штурмовые винтовки, бронемашины и приборы ночного видения западного производства. На вооружении боевиков также находится легкое стрелковое вооружение, наводнившее страну после афгано-советской войны 1980-х годов: советские автоматы АК-47, реактивные гранатометы и минометы. В то же время талибы с переменным успехом пытаются применять зенитное и противотанковое оружие. Небольшие ракеты, террористы-смертники и самодельные взрывные устройства являются одними из самых смертоносных видов оружия, используемых талибами. Черный рынок также является богатым источником оружия для боевиков. Известно, что химикаты для удобрений, привезенные из Пакистана, широко использовались талибами для изготовления взрывных устройств на юге и востоке Афганистана. Однако Исламабад отрицает обвинения Кабула в тайном снабжении афганских талибов оружием и оказании им иных видов поддержки. 

КТО ВОЮЕТ ЗА ТАЛИБОВ 

Некоторые западные аналитики считают, что «Талибан» больше не представляет собой пуштунское этнонационалистическое движение. И действительно, в отличие от 1990-х годов в данный момент в его рядах находятся тысячи боевиков непуштунского происхождения. Среди них велик процент этнических узбеков, таджиков и туркмен, которые являются гражданами Афганистана и официально состоят в движении. В последние годы «Талибан» глубоко вклинился в эти общины. 

Среди тысяч иностранцев, сражающихся на стороне талибов, есть боевики из стран Ближнего Востока, которые являются частью террористической организации «Аль-Каида» (запрещена в РФ), а также боевики из Пакистана и Центральной Азии. В недавнем отчете Группы аналитической поддержки и наблюдения за санкциями Совета Безопасности ООН сообщается, что из примерно 85 тыс. активных боевиков «Талибана» в Афганистане около 10 тыс. считаются иностранцами. Таким образом, существует большая разница между нынешним «Талибаном» и организацией талибов до событий 11 сентября 2001 года.

Однако, несмотря на изменение структуры, принципов управления и этнического состава движения, ряд признаков указывает на то, что его руководство по-прежнему пытается воссоздать исламский эмират и навязать афганскому народу радикальную форму законов шариата. Об этом, в частности, свидетельствует нежелание руководства талибов разорвать связи с «Аль-Каидой», как того требуют соглашения в Дохе. Отношения между двумя группировками остаются тесными, так как основаны на идеологическом единстве, общей борьбе и смешанных браках. 

НА СЕВЕРНОЙ ГРАНИЦЕ 

Что касается недавнего захвата провинций на севере Афганистана, существуют неофициальные свидетельства того, что талибы назначили командира боевиков из Таджикистана возглавлять пять районов, недавно захваченных ими на таджикской границе. 25-летний командир, известный под псевдонимом Махди Арсалон, родился в селе Шербегиен в восточной части Раштской долины Таджикистана. Арсалон и его боевики известны в Афганистане как «таджикские талибы». На самом деле они являются членами «Джамаат Ансаруллах» – экстремистской группировки, основанной десять лет назад бывшим командиром таджикской оппозиции с целью свержения правительства в Душанбе. «Джамаат Ансаруллах» признана в Таджикистане террористической организацией.

На данный момент также имеется неофициальная информация о присутствии в северо-западных районах Афганистана узбекских боевиков, связанных с запрещенным Исламским движением Узбекистана (ИДУ). Губернатор афганской провинции Бадгис Хосамуддин Шамс сообщил таджикской новостной службе Радио «Свобода», что узбекские боевики руководят войной талибов в некоторых частях на севере и на западе страны. Шамс заявил, что семьи около 80 узбекских боевиков прибыли в провинцию Бадгис из Пакистана в 2018 году и в настоящее время дислоцируются в районе Бала-Мургаб. По его словам, большинство узбекских талибов – потомки боевиков ИДУ, бежавших в Пакистан в конце 2001 года, после того как годом ранее они оказывали талибам поддержку в борьбе с Северным альянсом в провинции Тахар.

Северные соседи Афганистана обеспокоены тем, что боевики из Центральной Азии в конечном итоге попытаются вернуться на родину с целью начать мятеж. Похоже, талибы используют их потому, что в настоящий момент у них объективно не хватает кадров для управления всеми территориями, которые они захватили. С большой вероятностью «Талибан» продолжит отрицать присутствие иностранных боевиков в своих рядах. Сообщения о том, что уйгурские боевики из Западного Китая используются талибами в северо-восточной афганской провинции Бадахшан, тревожат Пекин. Ведь в будущем Китай может сыграть ведущую роль в восстановлении Афганистана. Пока идет борьба за власть между афганским правительством и «Талибаном», власти Поднебесной заняли выжидательную позицию. Похоже, Пекин будет готов сотрудничать с любой стороной. Но присутствие в движении «Талибан» иностранных боевиков, особенно уйгуров, способно нанести существенный урон отношениям между талибами и Китаем в будущем.

Aвтор Самуил Положенчик, военный эксперт

https://nvo.ng.ru/realty/2021-08-19/10_1154_afganistan.html

***

Мнение политолога: Kто может управлять Афганистаном

Издание "ZN.ua" пересказывает статью газеты "The Washington Post" о том кто может управлять Афганистаном.

Человек, который, вероятно, станет следующим лидером Афганистана, въехал в Кандагар с колонной белых внедорожников. Конвой встречали тысячи афганцев, несколько человек из которых были с гранатометами в руках. В течение многих лет политические лидеры “Талибана” были призраками, невидимыми стратегами мощного повстанческого движения, а теперь по стране открыто ехал конвой с муллой Абдулом Гани Барадаром, лидером политического крыла талибов. Некоторые люди в толпе аплодировали. Многие другие просто смотрели вперед, застыв на месте.

Барадар провел более половины своей взрослой жизни в роли повстанца или пленника. Однажды он был настолько уверен в своем поражении, что подготовил официальную капитуляцию после вторжения США, последовавшего за терактами 11 сентября 2001 года. Но в этот раз он вышел из своего конвоя, как сила, победившая Соединенные Штаты и их союзников. Никто точно не знает, сколько лет Барадару - это один из многих нерешенных вопросов о нем. Сейчас, пожалуй, самый насущный: Как будет управлять страной, где все государственные структуры испарились в один день, тот, кто провел последнее десятилетие в пакистанской тюрьме и роскошном отеле в Дохе?

Барадар был близким другом основателя “Талибана” Мохаммада Омара. Оба они боролись против советского вторжения в Афганистан и поднялись к политической власти после вывода советских войск. В конце 1990-х годов Барадар был губернатором нескольких провинций под властью талибов, одним из лидеров, возглавлявших режим, который правил с помощью репрессий и насилия. И все же после того, как на этой неделе талибы захватили Кабул, Барадар выступил с видеообращением, сняв очки и посмотрев в камеру: "Теперь наступает испытание", - сказал он. "Теперь речь идет о том, как мы будем служить и защищать наш народ и обеспечивать его будущее". 

Когда США вторглись в Афганистан в 2001 году и начали бомбить “Аль-Каиду” и “Талибан”, именно Барадар вел переговоры о капитуляции талибов с Хамидом Карзаем, который вскоре должен был стать президентом страны. Подполковник в отставке Джейсон Америн, в то время капитан спецназа США, вспоминал, как в ноябре того года сидел рядом с Карзаем в Пакистане и разговаривал с Барадаром по спутниковому телефону. "Это был вежливый разговор. В нем не было никакого напряжения", - вспоминает Америн. "Если прислушаться к тону голоса, то казалось, что [Карзай] разговаривает с кем-то из своих знакомых. Я не знал, что он разговаривает с одним из старших лидеров Талибана". Через пару недель Барадар отправит отряд, чтобы попытаться убить Карзая и его людей. Однако к началу декабря, под сильными американскими бомбардировками, он предложил сдаться. 

В первые годы войны, когда талибы начали перегруппировываться, Барадар, как говорят, был особенно возмущен авиаударом США, в результате которого погибли десятки людей на свадьбе его родственников в 2002 году в его родной провинции Урузган, сказала газете сотрудник ООН в Афганистане. "После этого он сбежал в Пакистан и стал жить в Карачи", - сказал этот человек. К 2010 году, когда администрация Обамы направила в Афганистан десятки тысяч новых войск, Барадар стал военным лидером “Талибана”. Укрепленные американские, австралийские и голландские военные базы там часто подвергались обстрелам со стороны боевиков. 

Тем временем Барадар вел переговоры с правительством Карзая через племенные связи, которые он поддерживал с бывшим президентом. Когда в феврале 2010 года он был арестован в ходе совместной операции ЦРУ и пакистанских сил в Карачи, это было воспринято как попытка Пакистана сорвать мирные переговоры. Барадар провел годы в пакистанской тюрьме до своего освобождения в 2018 году - период, который только укрепил его политическую легитимность, сказал Томас Руттиг, бывший немецкий дипломат и аналитик по Афганистану. 

"Талибан" обычно называют марионетками Пакистана, но так никогда не было. “Они очень сильно зависят от него, и Пакистан имеет на них влияние, но талибы также являются самостоятельными игроками", - сказал Руттиг. "И я думаю, что опыт Барадара в пакистанских тюрьмах не сделает его человеком, который выполняет пакистанские приказы". После того, как Барадар был освобожден из тюрьмы по просьбе американских и афганских лидеров, некоторые из его коллег по “Талибану” задавались вопросом о его психическом состоянии, учитывая условия, в которых он, вероятно, находился, сказала Бетт Дам, голландский эксперт по “Талибану”. 

Когда в прошлом году он прибыл в Катар на переговоры о разделении власти в Афганистане, он был немногословен и менее заметен, чем другие члены талибского контингента. Его длинная борода начала седеть. Он носил струящийся шальвар-камиз и тюрбан, что контрастировало с туристками в бикини в отеле Дохи, где проходила встреча участников переговоров. Он использовал язык примирения, заявив, что “Талибан” стремится к "исламской системе, в которой все люди нации могут участвовать без дискриминации и жить гармонично друг с другом в атмосфере братства".

Несмотря на то, что нападения талибов продолжались на протяжении всего переговорного процесса, американские чиновники убедились в значимости Барадара. В ноябре он позировал для фотографии с тогдашним госсекретарем Майком Помпео на фоне стульев с золотой окантовкой. Руттиг сказал, что за эти годы Барадар оказался более влиятельным, чем некоторые ожидали, и "развил и продемонстрировал политическое понимание". "Я бы сказал, что он является чем-то вроде противовеса более ястребиным людям в движении "Талибан". И хорошо, когда есть такой человек", - сказал он. "Похоже, что Барадар будет иметь огромное влияние в новом правительстве “Талибана”, и его роль там недооценивают".

Но то, как Барадар может управлять страной - и даже его способность консолидировать власть в Кабуле - невозможно предсказать. Несмотря на то, что в последние дни он и другие лидеры "Талибана" сформулировали более либеральное видение государства, признаки репрессивных методов "Талибана" проявились снова. В некоторых районах страны поступают сообщения о закрытии школ для девочек. Распространяются и другие истории о том, что талибы захватывают имущество и нападают на мирных жителей.

Попытается ли Барадар остановить эти инциденты? Если да, то будет ли он успешен? Неясно даже, где он будет жить, отмечает газета. В Кабуле талибы захватили шикарный многомиллионный президентский дворец, восстановить который помогли американские фонды. Барадару, который когда-то олицетворял собой образ аскета-воина “Талибана”, придется решать, спать ли ему там, в бывшем доме тех, с кем он воевал два десятилетия.

Источник: The Washington Post

http://argumentua.com/stati/afganskaya-istoriya-na-etom-ne-zakonchilas

***

Приложение. Талибы создают непризнанное правительство

Cтало известно о формировании движением «Талибан» (запрещено в РФ) некоего совета, который будет исполнять функции правительства. Новые власти Афганистана, получается, создают государственные органы, с которыми могло бы взаимодействовать мировое сообщество. Тем временем в ООН талибов обвиняют в серьезных нарушениях прав человека.

Издание Foreign Policy, сообщившее о создании совета движения, утверждает, что он будет состоять из 12 человек. Из них трое – это те, кого в прессе чаще всего называют фактическими лидерами «Талибана». О первом из них, мулле Абдул Гани Барадаре, известно больше всего. Он возглавляет политический офис движения в столице Катара, Дохе, и играет роль своеобразного министра иностранных дел талибов. Второй, мулла Мухаммед Якуб, – сын основателя «Талибана» муллы Омара и главный военный руководитель. Третий, Халил Хаккани, может быть назван ответственным за контакты с Пакистаном. Его сторонники имеют сильные позиции в Зоне племен, слабо контролируемой официальным Исламабадом, он отвечает за переброску местных пуштунов на афганские фронты.

Во вторник так и не разрешилась интрига, будет ли участвовать в правительстве хоть в каком-то качестве кто-либо из представителей свергнутой власти. Нет подтверждений, в частности, что посты в совете предложены командующему силами в Панджере Ахмаду Масуду. Во вторник агентства сообщили, что в совете нашлось место бывшему президенту страны Хамиду Карзаю, а также его бывшему сопернику на президентских выборах Абдулле Абдулле. Называется имя и командующего уже фактически не существующих вооруженных формирований Исламской партии Афганистана Гульбеддина Хекматиара. Он тоже войдет в талибское «правительство». Впрочем, как заметил в беседе с «НГ» директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар, участие этих людей в работе совета будет чисто символическим. «Талибы нуждаются в некоей администрации, потому что экономическая ситуация в стране ухудшается. Однако это не значит, что они готовы делиться властью», – предполагает эксперт.

Показательно, что талибы не говорят о проведении каких-либо выборов и даже о созыве лойя-джирги – традиционного для Афганистана собрания старейшин и вождей племен. Не следует также забывать недавних заявлений членов движения. На первой после захвата Кабула пресс-конференции представитель «Талибана» Вахидулла Хашими однозначно заявил, что «демократическая система не подходит Афганистану».

Саммит «большой семерки», проходивший во вторник в режиме онлайн, на момент подписания номера не завершился. Однако еще не одна встреча на высшем уровне потребуется, чтобы был решен один из самых важных, если не самый важный, для остающихся в Афганистане вопросов: о международной финансовой помощи. С момента захвата талибами Кабула США заморозили госрезервы правительства страны. Весной этого года МВФ оценивал резервные активы Афганистана в сумму около 9,4 млрд долл. Большинство из них находилось в американских банках. Следует добавить, что все 20 лет нетеневая экономика страны существовала за счет западной помощи. Только Германия на 2021 год планировала выделить Афганистану 430 млн евро. Что теперь будет с этими деньгами, неясно.

Впрочем, у «Талибана» исторически существовали другие источники финансирования, нежели иностранная помощь. В первую очередь это плата за охрану контрабандных путей. Контрабандная торговля расцвела благодаря пакистано-афганскому соглашению, по которому Афганистану как стране, не имеющей выхода к морю, предоставлялась возможность на беспошлинный ввоз более половины предназначенных стране товаров. В результате товары, ввозившиеся беспошлинно через пакистанские порты, довозили до Афганистана, а потом через Зону племен перебрасывали обратно, в Пакистан, где их и продавали. Доход от этой комбинации у «Талибана» был намного выше, чем от торговли наркотиками. Поэтому, собственно, во время первого прихода к власти талибы могли себе позволить бескомпромиссную борьбу с наркобизнесом. Насколько эта схема будет работать сейчас, неясно.

А тем временем Совет ООН по правам человека, собравшийся на сессию в Женеве, поставил в вину талибам нарушение прав человека. Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет заявила, что сообщения о массовых казнях, устроенных «Талибаном», «заслуживают доверия». Такие действия движения как минимум затруднят контакты с ним для Запада. А значит, стабилизация обстановки в Афганистане будет нескоро.

Автор Геннадий Петров

https://www.ng.ru/world/2021-08-24/6_8233_afganistan.html


Об авторе
[-]

Автор: Самуил Положенчик, Геннадий Петров 

Источник: nvo.ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 23.08.2021. Просмотров: 28

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta