Сохранит ли целостность испанское государство?

Содержание
[-]

Каталония: выхода нет

На 1 октября в Каталонии назначен референдум о независимости от Испании, и он, заверяют местные политики, состоится, несмотря на все угрозы Мадрида. Правительство Испании, в свою очередь, категорически против и грозит сепаратистам самыми жесткими мерами. Корреспондент "Огонька" за неделю до голосования пытался выяснить, готовы ли стороны идти до конца.

Испания на пороге глубочайшего политического кризиса, какого не видела с окончания гражданской войны в 1936 году. Премьер-министр Мариано Рахой и глава правительства Каталонии Карлес Пучдемон все больше напоминают военных летчиков, которые идут друг на друга в лобовую атаку. А в ней, как известно, победа за тем, у кого крепче нервы и больше решимости идти до конца.

За неделю до референдума ни одна из сторон ни на йоту не отступила от курса на фронтальное столкновение. Оно и понятно: уж очень высоки ставки. Как не раз говорил Мариано Рахой, референдум в Каталонии может привести к развалу Испании как единого государства, поскольку ее примеру могут последовать Страна Басков, Арагон, Галисия, Канарские острова. И что тогда останется от Королевства Испания?

В свою очередь, глава каталонского правительства Карлес Пучдемон называет нынешний референдум последним шансом Каталонии завоевать независимость. По его словам, другого шанса в обозримом будущем не представится. И это тоже факт. После лишенного юридической силы опроса о выходе из Испании, который в 2014-м предыдущее правительство Каталонии провело вместо обещанного референдума, провал еще одной попытки плебисцита будет означать поражение сепаратистов. А это снимет вопрос о независимости — как минимум до прихода к власти следующего поколения каталонских политиков.

В общем, отворачивать от столкновения в такой ситуации — все равно, что направить свой самолет в землю. И как выпутываться?

Независимость, как это делается

По законам физики, тяжесть тела зависит от его веса и скорости движения. С точки зрения политического веса пришедший недавно к власти Карлес Пучдемон, в прошлом директор регионального новостного агентства, совсем не тяжеловес. Но скорость, до которой он разогнал процесс, впечатляет.

Вот выжимки из секретного проекта каталонского "Закона о юридическом переходе" — добравшаяся до этого документа неведомыми путями испанская El Pais называет его подробным сценарием выхода Каталонии из состава Испании. Итак: если большинство каталонцев на референдуме проголосуют за независимость региона, в течение 48 часов Каталонию провозгласят республикой. С этого момента начнется двухмесячный период создания новой Конституции, который, по сути, будет процессом создания парламентской республики Каталония. Сразу после принятия новой Конституции будут выбраны органы власти.

Особое внимание El Pais обращает на один из последних пунктов: "Если испанское правительство эффективно воспрепятствует проведению референдума, этот закон вступит в силу полностью и немедленно после того, как парламент (Каталонии) констатирует наличие такого препятствия". Иными словами, даже если референдум будет сорван, каталонцы намерены выйти из состава Испании. Если же события пойдут по схеме, прописанной в секретном "Законе", то через два месяца на карте Европы появится новое государство. Понимая всю остроту момента, официальный Мадрид жмет тоже на все педали. На прошлой неделе испанские власти резко ужесточили угрозы в отношении сепаратистов.

"Референдум о независимости Каталонии не состоится ни при каких обстоятельствах",— пообещала министр обороны страны Мария Долорес де Коспедаль. Власти, сказала она, готовы действовать, применяя все необходимые законные средства. Какие именно? От конкретизации власти уходят, но официальный представитель правительства Мендес де Виго разъяснил: чтобы прекратить "игру региона в самостоятельность", правительство "не отказывается ни от чего".

Мендес де Виго подчеркнул также, что правительство Испании убедительно просит всех 948 мэров Каталонии серьезно подумать о последствиях, прежде чем совершать противозаконные действия. Похоже, призыв возымел действие. Избирательные участки решили открыть у себя лишь 75 процентов муниципальных округов региона. Остальные, включая барселонский, либо еще принимают решение, либо вообще отказались от плебисцита.

Впрочем, Мадрид убеждает не только словами. Конституционный суд Испании признал незаконными все документы по поводу референдума, принятые правительством и парламентом Каталонии (членов президиума парламента ждет уголовная ответственность). Мадрид также взял на себя контроль над финансами Каталонии, то есть, попросту говоря, заблокировал 1,4 млрд евро налоговых поступлений из этой автономии. Мало того, Гражданская гвардия Испании провела серию рейдов и обысков в провинции Таррагона в типографиях и редакциях, где предположительно находились напечатанные к референдуму материалы и бюллетени. Затем последовали обыски и изъятия документов в здании каталонского правительства, ряде других учреждений в Барселоне. В связи с подготовкой к референдуму на момент подписания номера задержано 14 человек.

Тут же подвернулось и дело о коррупции. Прокуратура заявила, будто сторонники независимости финансировали свою деятельность за счет поборов с бизнеса. Были арестованы 18 бизнесменов, которые, по мнению следствия, давали откаты на "поддержку идей независимой Каталонии, открывающих широкие перспективы для предпринимательства". Мало того, у следствия есть данные, что часть этих незаконно собранных средств еще и тратилась не по назначению. То есть не на пропаганду, а на развлечения. В деле, сообщает испанская пресса, фигурируют крупные счета на оплату зарубежных турне, морских круизов и охоту в экзотических странах.

Коррупционный скандал в преддверии референдума, конечно, впечатляет, но спешить с выводами аналитики не советуют: почти все главы правительств Каталонии двух последних десятилетий обвинялись в коррупции, причем всякий раз после того, как они поднимали вопрос о независимости.

Похоже, Мадрид и в этот раз пытается усилить давление на каталонских политиков в надежде, что у тех сдадут нервы, как это уже было в 2014 году. Напомню: объявившее в тот раз референдум о независимости правительство Артура Маса имело куда большую поддержку в каталонском парламенте, чем нынешнее, да и сам Мас относился к политикам-тяжеловесам. Тем не менее стоило Мариано Рахою проявить жесткость и объявить референдум вне закона, как сепаратисты дали задний ход и вместо референдума провели ни к чему не обязывающий опрос. Больше того: Артур Мас оказался на скамье подсудимых. Суд постановил взыскать с него 4,5 млн евро, потраченных на проведение опроса. Кроме того, Масу и его соратникам запретили два года заниматься любой политической деятельностью.

Мадрид и на сей раз действует жестко. Но все дело в том, что и каталонцы извлекли уроки из противостояния трехлетней давности. Карлес Пучдемон неспроста высказался в том смысле, что предыдущий референдум не состоялся не потому, что Мадрид был грозен и непреклонен, а потому, что Мас и его команда не сумели должным образом подготовиться к "разводу" с Испанией. Чтобы осечек не было на сей раз, Пучдемон и его соратники предусмотрели все до мелочей. Так, в новом законе о референдуме говорится, что для принятия решения достаточно простого большинства. Отменен порог явки: ставка — на активность сторонников независимости и принципиальное нежелание участвовать в незаконном плебисците ее противников.

Карлес Пучдемон не раз заявлял, что референдум пройдет в любом случае, разрешит его Мадрид или нет. При этом давал понять, что ему реально грозит тюрьма, но ради независимой Каталонии он готов и на это. "Каталонские политики,— констатирует французская Figaro,— не боятся оказаться за гранью закона".

Тайны каталонского двора

Чтобы понять, почему дело зашло так далеко, необходим экскурс в историю. Борьба каталонцев (7,5 млн) за выход из испанского королевства (46,5 млн) идет несколько веков: даже национальный день Каталонии, 11 сентября, напоминает о том, что 300 лет назад она свою независимость потеряла. Автономия была восстановлена лишь в 1979 году, но полностью каталонцев не удовлетворила, и они подчеркивают национальную идентичность всеми способами. Основания для этого есть: в самом деле, каталонский язык заметно отличается от испанского. А в разговорах с иностранцами местные непременно напомнят и то, что Каталония всегда больше тяготела к Франции, чем к Испании.

Впрочем, главный камень преткновения не самобытность, а экономика. Автономная область Каталония с населением в 16 процентов от общего населения Испании дает свыше четверти валового национального продукта страны — и при этом она на грани банкротства: долг Каталонии перевалил за 51 млрд и она больше не может его обслуживать. Этим, собственно, каталонцы и недовольны: они платят в национальный бюджет на 16 млрд евро больше, чем получают обратно. Радикально настроенные сепаратисты (их прозвали catalibans — "каталибы") утверждают: "Мадрид нас грабит!". Этот лозунг и стал главным катализатором сепаратистских настроений, желания отделиться от королевства любой ценой, через референдум или без него.

В начале сентября (за месяц до референдума) 47 процентов каталонцев были за отделение от Испании и 44,4 — против. Разница — в пределах допустимой погрешности.

Но вот вопрос на засыпку: есть ли гарантия, что на референдуме победят сторонники независимости? Для тех, кто видел, как миллион каталонцев каждое 11 сентября выходят на улицы Барселоны и скандирует "Не-за-ви-си-мость!", этот вопрос праздный: и так ясно. Но вот бесстрастная статистика дает иную картину. По данным опроса Instituto DYN, в начале сентября этого года (за месяц до голосования), 47 процентов каталонцев были за отделение от Испании и 44,4 — против. По сравнению с декабрем 2016-го рост сепаратистских настроений налицо: тогда за независимость было 44,9 процента, против — 45,1. Но обратите внимание: и в том, и в другом случае разница в симпатиях умещается в допустимую погрешность.

Кто же против курса на отделение? Прежде всего оппозиция в парламенте Каталонии — депутаты от партии сторонников национального единства "Граждане" (Ciudadanos). Важная деталь: в ключевой момент эти парламентарии демонстративно покинули зал, оставив сторонников независимости голосовать за проведение референдума в одиночестве. К слову, отступники нашлись и в самом каталонском правительстве: перед намеченным референдумом Пучдемон отправил в отставку четырех членов своего кабинета.

Что касается избирателей Каталонии, то здесь расклады такие. Благополучный средний класс (хорошо оплачиваемые врачи, адвокаты, банковские служащие, профессура) о независимости говорят уклончиво. А вот деловые люди, предприниматели в подавляющем большинстве резко против развода. Что объяснимо: 80-90 процентов продукции, производимой в Каталонии, реализуется на испанском рынке.

Напротив, у сепаратистов полно сторонников в массах, особенно среди безработных и людей с низкими доходами. Объясняется это тем, что малоимущие хотят перемен, а независимость воспринимают как шанс их добиться. Кто-то ждет, что жилье и продукты станут дешевле, когда новые власти сократят поток туристов, взвинчивающих цены. Кто-то рассчитывает на трудоустройство: независимой Каталонии только новых чиновников понадобится свыше 70 тысяч. Как констатирует сотрудник Instituto DYN Хуан Игнасио Мингес, идеи независимости особенно популярны у лиц с неполным средним образованием, среди безработных, у людей с невысоким достатком, а также у жителей сельской местности. А еще у лиц до 40 лет. Напротив, за то, чтобы остаться в Испании, по словам социолога, выступают более образованные и состоятельные.

Минимальный разрыв между противоборствующими сторонами, социальная поляризация — это вам ничего не напоминает? Вспомните, так же выглядела расстановка сил в Великобритании накануне Brexit. Пример англичан, которые на том голосовании совершили то, во что никто не верил, придал второе дыхание каталонским сепаратистам. Но вот парадокс: если английский Brexit — это уход из ЕС, то каталонцы, мечтая о разводе с Испанией, не представляют свое будущее без Евросоюза. И здесь их ждут серьезные разочарования.

Брюссель не раз давал понять, что к попыткам добиться независимости относится холодно и в автоматическом режиме место в ЕС независимая Каталония не получит. Логика очевидна: если каталонцы сумеют добиться независимости, Европу ждет парад суверенитетов, от Бельгии до Италии.

Счет на часы

Градус противостояния нарастает, но большинство аналитиков верит, что исход будет мирным: Мариано Рахой и Карлес Пучдемон в последний момент уйдут от фронтального столкновения. Выглядеть это может так: Мадрид пойдет на политические и экономические уступки, а Барселона пощадит целостность испанского государства.

К слову, лидеры сепаратистов будут выглядеть последовательными борцами, даже если референдум не состоится. Их логика: мы обещали вам бороться за независимую Каталонию и сделали все, что могли. Но вынуждены отступить, так как нам противостоял мощный репрессивный аппарат: полиция, спецслужбы, органы правосудия. Но не расстраивайтесь: у нас в руках остается такой мощный рычаг давления на Мадрид, как отложенный на неопределенное время референдум о независимости. В общем, тот самый вариант, когда и "овцы остаются целы, и волки сыты".

Но есть и негативный прогноз — мол, Рахой и Пучдемон зашли так далеко, что пути к отступлению отрезаны и столкновение неизбежно. Каковы в этом случае будут действия сторон, предсказать сложно. Допустим, официальный Мадрид решит пойти на крайний шаг, ввести в действие 116-ю статью Конституции, которая предполагает применение армии для наведения конституционного порядка. Вы представляете себе войска на улицах Барселоны? И кто отдаст приказ об их вводе? Мариано Рахой, которого считают одним из самых либеральных политиков Европы? Пожалуй, более реалистичным в критической ситуации был бы арест лидеров сепаратистов. Но тогда они обретут ореол мучеников, а Мадрид — славу душителя демократии. На чьей стороне будут симпатии либеральной Европы, понятно.

Не проще ситуация и у лидеров сепаратистов. Допустим, дойдет до того, что они призовут своих "каталибов" отстаивать независимость с оружием в руках. Но тогда на перспективах вступления независимой Каталонии в ЕС, и без того туманных, можно будет поставить жирный крест. Как и на возможности ее признания любым, отдельно взятым европейским государством.

Даже беглое сопоставление сценариев убеждает: любая из сторон, попытавшись решить затянувшийся конфликт силой, получит результат, противоположный ожидаемому,— тупиковую ситуацию, из которой нет выхода. Чтобы не загнать себя в этот "силовой тупик", официальному Мадриду и властям Каталонии на принятие взвешенного решения остаются считанные дни и часы. Похоже, это единственное, что ясно сегодня.


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Панкратов

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 28.09.2017. Просмотров: 98

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta