Согнется ли дуга «Россия-Китай»?

Содержание
[-]

Согнется ли дуга «Россия-Китай»?

«Россия должна рассматриваться как уникальная и самобытная цивилизация, не относящаяся ни к Западу, ни к Востоку. Она должна отказаться от принципов мультикультурализма и толерантности и отвергнуть культурные проекты, «навязывающие чуждые обществу ценностные нормы», — сказано в «Основах государственной культурной политики». Как вам это нравится? Что это значит?

Чего хочет Россия?

С началом агрессии России против Украины и после аннексии Крыма можно с некоторой долей уверенности утверждать, что все мы вошли в резкий геополитический вираж. Президент В. Путин повел Россию в поход не только против Украины и Восточной Европы. И даже, вполне вероятно, не только против мировых позиций США. Он пошел против всего мира! Он примеряет мантию «собирателя земель»? Объединяет вокруг себя русский народ, разделенный границами после развала СССР?

Что подстегивает Путина? Приближение НАТО к границам России? Украинский Майдан и горячее желание украинского народа, покончив с зависимостью от «старшего брата», строить новую Украину и жить по-европейски в мире и спокойствии? А возможно быстрый рост влияния Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) и опасение «не успеть стать великой державой от Тайги до Британских морей»? Наверное, что все вместе взятое.

Быстрый рост цен на нефть как следствие кампаний в Афганистане и Ираке, «арабская весна» и еще много других факторов обеспечили мощный поток золотовалютных средств в российскую казну, позволив вкладывать немалые деньги в экономику и оборону.

Сегодня В. Путин утверждает, что Россия готова возглавить «новую идеологическую борьбу между развращенным Западом под руководством США и традиционалистским миром», а его новая доктрина, по которой «любая территория с русским населением должна стать частью России», заставляет серьезно задуматься о будущем нашего мира.

Россия, вступив в борьбу с мировым правопорядком ищет союзников на Востоке для создания «дуги безопасности»

Итак, Россия, вступив в борьбу с мировым правопорядком и активно используя против государств Европы газ в качестве оружия, ищет союзников на Востоке для создания «дуги безопасности». Союзниками вполне могут стать Иран, Индия и Китай.

Вот на этом фоне разворачивается борьба за Китай, от позиции которого зависит многое, если не все. В мае 2014 года намечен визит В. Путина в КНР и подписание договора о поставках китайцам российского газа. Как известно, переговоры об этом велись давно, а главным камнем преткновения была цена на топливо. При всей осторожности и взвешенности в подходах, это соглашение одинаково выгодно обеим сторонам. Китай, разумеется, заинтересован в надежных поставках энергоресурсов для своей экономики. К тому же гарантировать безопасность таких поставок с континента будет на порядок легче.

Для России привлечение надежного потребителя ее углеводородов в лице Китая более чем актуально, особенно после введения санкций и заявлений президента США Б. Обамы о возможности обеспечения Европы американским сланцевым газом. И хотя, как утверждают эксперты, по чисто техническим причинам Запад сможет в полной мере реализовать подобные проекты не ранее 2020 года, Россию уже сегодня беспокоят последствия этих проектов для своей экономики.

В рамках БРИКС Москва и Пекин также прощупывают позиции друг друга на предмет договоренностей о создании общего банка развития.

Кроме того, как стало известно, сейчас они готовят соглашение о военном сотрудничестве, идущее гораздо дальше подписанного в 2001 году В. Путиным и Цзяном Цзэминем договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Сегодня Китай является рынком сбыта для почти четверти российского оборонного экспорта. На практике это будет означать, что длящиеся уже много лет переговоры по российско-китайским экономическим и военно-техническим проектам, вероятно, наконец-то будут спешно завершены. Не исключено, что к предстоящему визиту Путина в Пекин будут подготовлены контракты не только о поставках в Китай российского газа, но и истребителей Су-35С.

Тем не менее, у этих общих интересов есть и свои пределы. Прежде всего — соперничество, играющее роль тормоза в развитии отношений.

Чего хочется Китаю?

В дни, когда напряженность в отношениях США и Западной Европы, с одной стороны, и россиян — с другой с аннексией Крыма достигла своего апогея, лидер КНР Си Цзиньпин отправляется в турне по Европе. Безусловно, торгово-экономические связи, а не ситуация в Украине были основным вопросом на переговорах Си Цзиньпина в Париже, Берлине, Гааге и Брюсселе. Сейчас, когда России грозят новые санкции Запада, Пекин пытается углубить отношения с европейскими государствами и Европейским Союзом, руководству которого Си Цзиньпин нанес свой первый визит после вступления в должность. Это говорит о многом. Новый лидер Китая продемонстрировал свои приоритеты.

Не секрет, Китайское руководство с тревогой воспринимает нарушение суверенитета и территориальной целостности государств. Поведение Пекина крайне сдержанно, особенно когда в 2008 году Россия напала на Грузию и отрезала от нее Абхазию и Южную Осетию. «Право народов на самоопределение», которое Москва бесстыдно использовала для оправдания аннексии Крыма, кажется Китаю крайне опасным прецедентом, так как в перспективе это право может возникнуть на Тибете или в Синьцзянь-Уйгурском автономном районе. В этой ситуации не следует забывать и о проблеме с Тайванем. И хотя отношения Пекина и Тайбэя в последнее время заметно улучшились, руководство материкового Китая по-прежнему официально считает Тайвань 21-й провинцией КНР.

Именно опасаясь этого, Пекин не поддержал РФ на голосовании по Украине в Совете безопасности и Генеральной ассамблее Организации Объединенных Наций. Представитель Китая предпочел воздержаться. А Россию поддержали лишь два ее постсоветских преданных вассала — Белоруссия и Армения. Остальные т.н. члены Содружества независимых государств, созданного Россией после распада СССР, предпочли взять пример с Китая.

Китайское руководство сегодня не без удовольствия отмечает, что Россия бросает вызов идеологической гегемонии Запада. В тоже время оно прекрасно осознает, что именно существующая сегодня глобализированная система, правила которой были установлены Западом, обеспечила Китаю серьезный экономический рост в течение двух последних десятилетий, позволив стать второй экономической державой мира. К тому же Китай намеревается и в дальнейшем использовать такие благоприятные условия, тем более что России до сих пор так и не удалось этого сделать.

Китай всегда крайне осторожен в своих заявлениях по поводу пересмотра международной экономической системы. Достаточно вспомнить финансовый кризис 2007–2008 годов, когда китайская официальная пропаганда ругала несостоятельность капитализма, а в это же время власти страны проводили антикризисную политику, позволившую спасти им необходимую международную финансовую систему.

В краткосрочной перспективе все внимание Китая сегодня сосредоточено на тихоокеанском регионе, где китайские интересы все более вступают в конфликт с интересами Вашингтона и его союзников. В случае открытого кризиса Пекину понадобится серьезная поддержка, именно этим и объясняется его стремление задобрить Россию, но при этом не вступать ради нее в международные споры.

При всем при этом Китай максимально выгодно для себя использовал события в Украине. С одной стороны, отказавшись официально поддержать Россию, Пекин сохранил возможность вести свои дела как с западными партнерами, так и с новыми киевскими властями. С другой стороны, оказанная Москве неофициальная поддержка укрепила и без того достаточно тесные отношения с Россией.

В чем интерес ЕС?

На сегодняшний день Китай является вторым по величине торговым партнером ЕС. Страны Евросоюза, экономика которых пребывает в состоянии рецессии, крайне заинтересованы в китайских инвестициях, а ему, как всегда, необходимы рынки для сбыта своей продукции. Но, ко всему прочему, Пекин рассчитывает получить доступ к передовым западным технологиям для осуществления перехода к инновационной модели экономического развития, как залога будущего благосостояния и процветания.

Еще одним важным вопросом для Китая является рост роли юаня в международных расчетах, что в перспективе позволило бы перейти к его свободной конвертации. Сейчас это делается в основном посредством двухсторонних договоров о валютных свопах, но позиция Великобритании в этом вопросе может существенно изменить состояние дел в пользу Пекина. По словам британского министра финансов Джорджа Осборна, Лондон намерен стать мировым центром торговли и инвестиций в китайской валюте, о чем свидетельствуют результаты визитов Осборна и Кэмерона в КНР, состоявшихся осенью-зимой 2013 года.

В целом, европейская политика Китая в своей долгосрочной перспективе нацелена на создание китайско-европейской зоны свободной торговли, которая станет основой для совместного развития и взаимного стимулирования. При этом ключевую роль в этом процессе Пекин отводит Лондону. Заместитель директора Центра изучения ЕС, профессор Института международных отношений Народного университета Китая Ван Ивэй заявил по этому поводу следующее: «Если будет возможность объединить усилия, то китайско-европейское сотрудничество принесет с собой евразийскую интеграцию и придаст новое содержание глобализации».

Весьма маловероятно, что евразийская интеграция в китайском формате будет отвечать интересам России, для которой это направление внешней политики имеет первостепенное значение. Альтернативный проект, связывающий воедино Восток и Запад с огромными потенциалами Китая и ЕС, оставляет Россию на обочине.

Чего хотят США?

На сегодняшний день конфликт интересов КНР с Вашингтоном во всех ключевых для неё вопросах, начиная от территориального конфликта с Японией и заканчивая состоянием дел в Тибете (в феврале текущего года Б.Обама провел встречу с Далай-ламой, в связи с чем, Пекин выразил официальный протест), явно не способствует сближению их внешнеполитических позиций.

С учетом этого Вашингтон в выстраивании своих отношений с Китаем избрал тактику «мягкой» дипломатии. Соединенные Штаты преследуют вполне определенную цель — заручиться симпатией китайского народа. Для этого они пытаются использовать все доступные средства, и это притом, что и Пекин, и Вашингтон видят друг в друге основного соперника. Америка серьезно опасается, что КНР бросила им вызов в борьбе за мировое господство. Именно в таком ракурсе расценивается позиция США о приоритете своих интересов в АТР.

Китай, в свою очередь, обвиняет США в проведении политики сдерживания в отношении себя и чрезвычайно озабочен усилением позиций Вашингтона, прежде всего в Юго-Восточной Азии (ЮВА), так как этот регион является своеобразной «горловиной» КНР, через которую проходят транспортные коридоры по импорту товаров и ресурсов и осуществляется экспорт товаров.

В отличие от Великобритании, Вашингтон не приветствуют идею усиления роли юаня в международной торговле, усматривая в нем вполне реальную угрозу для доллара. Не смотря на тесную взаимосвязь двух ведущих экономик мира, Америка продолжает ревностно защищать свои передовые технологии, являющиеся одним из основных ее преимуществ в современном мире. Это выражается, в частности, в установлении жестких торговых барьеров и ряда ограничений на экспорт высокотехнологичной продукции в Китай.

Выводы и прогнозы

В сегодняшней сложившейся в мире ситуации Китай, поддерживающий идею многополярного мира, заинтересован в усилении России, что может ослабить позиции Вашингтона на мировой арене. Но он вряд ли отважится на открытый союз с Москвой против Запада. Почему же Пекин на это не отважится?

Во-первых, КНР не станет рисковать уже сложившимися экономическими отношениями с Евросоюзом и США.

Во-вторых, выбор Китая в пользу России или Запада окончательно разрушит мир в геополитическом плане.

Все дело в том, что, примкнув к любой из этих сторон нынешней конфронтации, Китай сформирует основу для военно-политического альянса по линии «Китай-Россия» против США и ЕС или «Китай-США-ЕС» против России, что отбросит всю геополитическую расстановку сил в мире на 75 лет назад.

А война на данном этапе Китаю абсолютно не нужна. Равно как и любые международные санкции по отношению к нему. Не лишним будет напомнить, что высшее руководство КНР объявило курс на построение к 2020 году среднезажиточного общества (сяокан). Кроме того, Китай вступает в период экономических и политических реформ и международная стабильность для него чрезвычайно важна. Именно поэтому Пекин так настаивает на мирном политическом урегулировании ситуации вокруг Украины и Крыма. При этом Пекину не суть важно в чью именно пользу разрешится данный конфликт. Главное — предотвратить военные действия и минимизировать санкции, осложняющие торгово-экономические связи и несущие убытки китайской экономике.

Китай и в дальнейшем будет развивать взаимовыгодную торговлю со всеми международными игроками, поддерживая в геополитическом плане существующий баланс сил

Сегодняшняя глобализация, в первую очередь экономическая, выгодней Китаю даже больше, чем Западу, продвигавшему ее в своих интересах.

Исходя из этого, можно предположить, что Китай и в дальнейшем будет развивать взаимовыгодную торговлю со всеми международными игроками, поддерживая в геополитическом плане существующий баланс сил, и направлять свои усилия на постепенное уменьшение роли США и укрепление России и ЕС.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Онлайн-журнал „Борисфен Интел“, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.05.2014. Просмотров: 215

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta