США: И какова цель?

Содержание
[-]

США: И какова цель?

Соединенные Штаты потратили миллиард долларов на разработку оружия, не имеющего четкого предназначения. И в процессе этого начали гонку вооружений с Китаем.

В 1961 году, когда Америку захлестнула космическая лихорадка, впервые появился вымышленный астронавт по имени Майк Марс. На протяжении восьми книг этот любящий попить молочка летчик ВВС делает все то, что можно от него ожидать: он побеждает своего главного врага — другого астронавта, который занимается своей работой исключительно ради денег, одерживает верх над подлыми и трусливыми коммунистами, и летает в космос и обратно практически на каждом космическом корабле того времени.

Большая часть техники из этих книг, включая капсулу «Меркурий» и ракету «Атлас», хорошо известна истории (или, по крайней мере, любителям космоса, которые в то время были в детском возрасте). Но тема пятой книги «Майк Марс летит на Дайна-Соре» (Mike Mars Flies the Dyna-Soar) является примечательным исключением. Любой современный читатель наверняка подумает, что Дайна-Сор со своими стремительными сверхзвуковыми маневрами и бесхитростным названием (как динозавр) - это чистой воды выдумка.

И тут он ошибется. Задуманный первоначально в Министерстве обороны США в 1957 году как пилотируемый межконтинентальный бомбардировщик, этот «разгонно-планирующий» аппарат со своим черным цилиндрическим корпусом и стреловидными крыльями должен был летать на скорости, в пять раз превышающей скорость звука. Для запуска «динозавра» в космос планировалось использовать большую ракету. Затем, вместо того, чтобы высоко взмыть над Землей подобно баллистической ракете, этот аппарат должен был быстро вернуться в атмосферу и спланировать к своей цели без тяги, покрыв при этом большое расстояние. Его создатели думали о дальности до 19 000 километров. Замысел был простой, однако осуществить его на практике оказалось дьявольски сложно. Потратив более 400 миллионов долларов (сегодня это около 3 миллиардов), Пентагон в 1963 году решил, что преодолевать инженерные трудности, связанные с созданием Dyna-Soar, просто очень дорого, и отменил этот проект еще до первого испытательного полета аппарата.

Но интерес к разгонно-планирующим системам вооружений полностью не угас. Спустя 40 лет после закрытия программы Dyna-Soar Соединенные Штаты возобновили попытки создания такой техники.

К 2003 году военные планировщики США забеспокоились по поводу того, что обычные виды оружия большой дальности, такие, как крылатые ракеты, слишком медленно летят к отдаленной гипотетической цели, которую надо срочно уничтожить. Хотя у США имеются баллистические ракеты наземного и морского базирования, способные летать гораздо быстрее и могущие нанести удар по противнику за 30 минут и менее, все они оснащены ядерными боезарядами. Поэтому Пентагон запустил программу Prompt Global Strike (быстрый глобальный удар) в целях создания неядерного оружия, способного достигать целей в любой точке земного шара «в считанные минуты или часы». Разгонно-планирующие системы, на сей раз в виде беспилотных ракет, способных поражать самые разные типы целей, просто врезаясь в них на умопомрачительной скорости, были наиболее предпочтительным кандидатом.

Соединенные Штаты уже испытали такое оружие, но к закупкам пока не приступили. На самом деле, Вашингтон пока даже не решил, для чего оно ему нужно. Он уже потратил на опытные образцы разгонно-планирующих систем вооружений примерно миллиард долларов; однако это оружие, как сказал один подрядчик Пентагона, остается «ракетой, блуждающей в поисках своей цели».

К сожалению, Китай и Россия считают, что интерес Вашингтона к такому оружию - дело уже решенное и окончательное. Поэтому обе страны начали собственные исследования и разработки, что может привести к началу новой и весьма опасной гонки вооружений. Выступая в декабре 2013 года со своим ежегодным посланием Федеральному Собранию, российский президент Владимир Путин обрушился с критикой на работу американцев по созданию гиперзвуковых неядерных высокоточных систем, а затем похвастался, что Россия тоже разрабатывает «перспективные вооружения». Через месяц свою первую разгонно-планирующую ракету запустил в небо Китай. Сегодня все китайские ракеты, которые могут долететь до континентальной части США, оснащены ядерными боеголовками, однако применение ядерного оружия возможно только в самом крайнем случае. Следовательно, гиперзвуковые ракеты большой дальности в неядерном снаряжении — это более реальная угроза, и в связи с этим Соединенные Штаты оказываются в уязвимом положении, будучи незащищенными от нападения нового типа.

Но здесь налицо парадоксальная ситуация. Увидев ракеты большой дальности, летающие вокруг на огромной скорости, то или иное государство может посчитать, что в условиях эскалации конфликта необходимо нанести ядерный удар. Таким образом, та техника, которая, по словам ее сторонников, поможет предотвратить ядерную войну, вполне способна ее спровоцировать.

***

Первоначальные действия в рамках инициативы быстрого глобального удара при президенте Джордже Буше были проще с технической точки зрения. Поняв, какой огромный объем исследований и разработок придется осуществить для создания гиперзвукового оружия, его администрация для начала сосредоточилась на промежуточной альтернативе, которую можно было быстро принять на вооружение. В 2006 году она объявила о планах снятия ядерных боеголовок с нескольких баллистических ракет «Трайдент», запускаемых с подводной лодки, и их замены обычными боевыми частями.

Конгресс эти планы не впечатлили, и в финансировании он отказал. Что вызвало у него беспокойство? Россия может по ошибке принять пуск неядерного «Трайдента» за запуск его собрата в ядерном снаряжении и нанести соответствующий ответный удар. Однако, как сказал один бывший назначенец президента, это опасение было просто удобным предлогом для многих конгрессменов, которые к тому моменту «уже не доверяли администрации Буша никаких острых предметов».

Поэтому разработки разгонно-планирующей системы ускорили, и в 2008 году американское военное командование дало понять, что через четыре года у страны появится система, способная пролететь 16 000 километров и с ужасающей скоростью нанести удар едва ли не по любой точке на нашей планете. Но эти первоначальные усилия потерпели неудачу. Во время испытаний в 2010 и 2011 годах так называемый «гиперзвуковой летательный аппарат» (Hypersonic Technology Vehicle 2) потерпел крушение через три минуты после входа в верхние слои атмосферы. До цели ему оставалось 20 минут.

После этого Соединенные Штаты умерили свои амбиции и в качестве приоритета начали рассматривать «перспективное гиперзвуковое оружие» (Advanced Hypersonic Weapon). Имея дальность полета 8000 километров, этот летательный аппарат не обладает глобальной досягаемостью. И тем не менее, данная разгонно-планирующая система сможет пролететь большее расстояние, чем любой другой боевой аппарат в неядерном оснащении. Во время испытаний в ноябре 2011 года этот конусовидный планирующий аппарат врезался в удаленный атолл посреди Тихого океана, пролетев около 3800 километров от места пуска на Гавайских островах. Этот успешный запуск показал Соединенным Штатам и их вероятным противникам, что гиперзвуковое разгонно-планирующее оружие уже в скором времени может поступить на вооружение. Следующие испытания могут быть проведены в августе текущего года.

Но несмотря на многолетние усилия, у американского разгонно-планирующего оружия пока нет четко определенной задачи. Похоже, что Пентагон ведет эти разработки просто для того, чтобы освоить некую абстрактную технологию. Ну, типа, гиперзвуковое оружие — это круто.

В определенной степени такой «антистратегический» подход является преднамеренным. Администрация Буша посчитала, что ситуация в сфере безопасности после 11 сентября является непредсказуемой, и так и заявила об этом в 2001 году в выходящем раз в четыре года обзоре Министерства обороны, где излагаются американские оборонные приоритеты. Она хотела перейти от разработки ответов на конкретные угрозы к созданию таких средств, которые давали бы результат вне зависимости от того, «каким будет противник и где может начаться война». Брайан Грин (Brian Green), занимавший в то время должность заместителя министра обороны по стратегическим средствам, очень метко охарактеризовал такой подход, когда в 2007 году отвечал на вопрос о доводах в пользу инициативы быстрого глобального удара: «В своем ведомстве мы предпочитаем не говорить о каких-то конкретных сценариях».

Пентагон при президенте Бараке Обаме ничего более точного и конкретного также не сказал. В 2012 году помощник министра обороны по глобальным стратегическим вопросам Мэделин Кридон (Madelyn Creedon) прямо заявила, что Соединенные Штаты «пока находятся на самом начальном этапе разработки вопросов применения» этой техники. Но отсутствие четких логических обоснований не помешало продолжить финансирование НИОКР (Научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки — прим. ред.). Все три летных испытания были проведены при администрации Обамы.

Хотя все эти годы американские усилия в данной сфере направляла не стратегия, а технология, нельзя отрицать, что разгонно-планирующее оружие может когда-нибудь принести пользу.

За последнее десятилетие аналитики не раз говорили о том, что гиперзвуковое оружие можно применять для уничтожения террористов и северокорейских баллистических ракет в ядерном снаряжении (а в будущем, возможно, и в Иране). У военных планировщиков есть еще две популярные идеи: уничтожение противоспутникового оружия и подавление передовой обороны. Эти две задачи кажутся весьма прозаичными по сравнению с ликвидацией джихадистов и упреждением ядерного нападения КНДР. Но поскольку вероятным противником США является Китай, обладающий самыми современными противоспутниковыми системами и оборонительным оружием, они вполне реальны.

Сегодня наибольшую обеспокоенность у Пентагона вызывает китайский комплекс мер и средств по закрытию доступа и воздушного пространства (A2/AD). Это так называемые «контр-интервенционистские» средства, если пользоваться китайской терминологией, и предназначены они для того, чтобы не допустить появления сил США в западной части Тихого океана во время конфликта. Среди этих средств баллистические ракеты в обычном снаряжении, предназначенные для нанесения ударов по американским военным базам и авианосцам. В опубликованном в 2010 году четырехлетнем обзоре Министерства обороны Пентагона намекнул на то, что в случае возникновения конфликта он может применить разгонно-планирующее оружие для подавления китайской обороны, предположительно за счет нанесения непосредственных ударов по их ракетам или уничтожения системы управления.

Но это потенциально опасная идея. Применение Америкой разгонно-планирующего оружия в борьбе с китайскими неядерными средствами, в том числе, с китайским гиперзвуковым оружием, может привести к серьезной эскалации конфликта. При таких обстоятельствах Китай может даже пойти на использование ядерного оружия. Причина в том, что у Китая единая система управления для всех баллистических ракет, как в ядерном, так и в неядерном снаряжении, в связи с чем Пекин может неверно истолковать начатую против него атаку с использование гиперзвукового оружия, посчитав, что она предназначена для подавления его ядерных сил. В ответ он может привести в состояние готовности или даже применить свое ядерное оружие — ведь его лучше использовать, чем просто потерять. Некоторые китайские военные стратеги настолько обеспокоены американскими неядерными системами вооружений, что предлагают Пекину отказаться от своего давнего обязательства никогда не применять ядерное оружие первым.

Но согласно такой парадоксальной логике сдерживания, риск эскалации на самом деле может быть желательным. В конце концов, опасность того, что ситуация выйдет из-под контроля, может привести к тому, что у Пекина будет меньше желания инициировать конфликт. Следовательно, выбор оружия, которое усиливает эту опасность таким образом, когда ни одна из сторон не сможет в полной мере контролировать ситуацию, способен стать для Вашингтона весьма разумной стратегией.

***

Американские системы вооружений часто становились образцами для Китая. Интерес Пекина к крылатым ракетам усилился после того, как их применили Соединенные Штаты в 1991 году во время войны в Персидском заливе. С конца 1970-х годов американский «Першинг-2», оказавшийся в центре внимания 50 с лишним китайских исследований, в которых участвуют и многие государственные институты, вдохновляет военных разработчиков КНР на создание неядерных баллистических ракет. А судя по сотням финансируемых государством научных статей, которые обнаружила аналитик Лора Саалман (Lora Saalman), вашингтонские программы явно усиливают интерес Китая и к гиперзвуковому разгонно-планирующему оружию.

Но если говорить честно, лишь малая часть информации о китайских исследованиях нашла подтверждение. Если исходить из скудной имеющейся информации о январских испытаниях в Китае, непонятно, является ли WU-14 (так Пентагон обозначает китайский гиперзвуковой планер) просто усовершенствованной версией общеизвестного «убийцы авианосцев» — противокорабельной баллистической ракеты DF-21D с дальностью пуска около 1500 километров, или это гораздо более амбициозная разработка, способная составить конкуренцию перспективному гиперзвуковому оружию США.

После испытаний WU-14 американские ученые и аналитики заговорили о том, что благодаря своей высокой скорости китайское разгонно-планирующее оружие сможет преодолеть американскую систему противоракетной обороны в Восточной Азии, которая защищает как наземные военные объекты, так и находящиеся в море авианосцы. Однако эти страхи могут оказаться преувеличенными. Хотя гиперзвуковые планеры входят в атмосферу с ошеломительной скоростью, они после этого замедляются из-за сопротивления воздуха и к моменту подлета к цели перемещаются даже медленнее баллистических ракет. Следовательно, при прорыве американской ПРО в западной части Тихого океана они могут оказаться менее эффективными, чем обычные баллистические ракеты, которых у Китая великое множество.

Кроме того, весьма сомнительно, что WU-14 сможет достичь внутренней части США. Во-первых, эта ракета летит намного медленнее, чем необходимо, чтобы целиком пересечь Тихий океан. При этом WU-14 определенно является важным шагом в данном направлении. А Пекину такое оружие может показаться идеальным средством для устранения исторической асимметрии в уязвимости. Американское неядерное оружие, взявшее КНР в клещи со своих баз в Южной Корее, Японии и США, издавна обладает возможностью достигать китайской территории, а вот баллистические ракеты Пекина, нацеленные на развернутые американские силы, никогда не могли долететь до США.

Хотя китайским гиперзвуковым ракетам будет трудно преодолеть противоракетную оборону вокруг компактных целей, таких как американские военные базы в Азии, они легко смогут облететь стороной рассредоточенную систему ПРО на Аляске и в Калифорнии, которая предназначена для защиты континентальной части США. Таким образом, если в следующем десятилетии или около того Китай сумеет создать высокоточные разгонно-планирующие ракеты, способные достигать территории США, ключевые военные объекты Америки типа центров спутниковой связи, узлов управления, а также кораблей в портах впервые могут стать уязвимыми для нападения с применением неядерных средств. Их можно будет защитить путем создания точечной обороны, заглубления в грунт и дублирования, однако это будет чрезвычайно дорого.

Еще важнее психологический эффект. Китайское ядерное оружие угрожает США на протяжении десятилетий, но большинство американцев никогда всерьез не задумывались об этих силах и средствах. А вот китайское оружие в обычном снаряжении может представлять намного более существенную угрозу. Если американское участие в вооруженном конфликте в Восточной Азии заставит Китай начать взрывать объекты где-нибудь в Калифорнии, американцам придется серьезно задуматься о своих военных обязательствах перед странами региона, в частности, перед Японией и Тайванем, а также о том, стоят ли эти страны такого серьезного риска.

***

Соединенные Штаты потратили 10 лет и миллиард долларов на разработку оружия, не имеющего четко определенного предназначения. В то же время, американские усилия в области НИОКР вынудили Россию и Китай заняться собственными разработками гиперзвукового оружия, которое можно будет принять на вооружение уже лет через десять. Таким образом, Америка развязала гонку вооружений, создающую угрозу континентальной части США. Теоретически эти три державы могут договориться о прекращении такого соперничества. Однако в практическом плане шансы для таких взаимных ограничений чрезвычайно малы.

Соединенным Штатам не следует создавать опасность эскалации конфликта с ядерной державой, пока у них имеются другие варианты действий. Но если Америка не поспешит и не разработает ту политику, которая будет определять способы применения своей стремительно развивающейся техники, она может просто скатиться к катастрофе.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Джеймс Эктон

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.05.2014. Просмотров: 168

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta