С чем столкнулась Российская армия на Украине в ходе проведения военной спецоперации

Статьи и рассылки / Темы статей / Украина
Тема
[-]
Информационно-психологическое противоборство во взаимоотношениях государств  

***

Идея сильного украинского государства подпитывает современных националистов

Одна из официально поставленных Кремлем задач специальной военной операции на Украине – денацификация этой страны.

Задача эта изначально выглядела несколько абстрактно, тем более что было не очень ясно, как именно ее можно выполнить. Сегодня становится понятно, что на самом деле эта задача является важнейшей. Только способ решения задачи стал еще менее очевиден.

СИСТЕМНЫЙ ВОПРОС

В либеральных кругах принято ставить под сомнение саму актуальность данной задачи. В качестве аргумента приводится как бы демократическая политическая система Украины. Дополнительным аргументом обычно служит национальность ныне действующего президента этой страны.

Действительно, сменяемости украинской власти могут позавидовать очень многие страны «традиционной демократии». За 30 лет независимости на Украине поменялось уже шесть президентов, причем только один из них (Леонид Кучма) отбыл на этой должности два срока. Многопартийность тоже «имеет место быть», причем откровенно нацистские партии в Верховную раду не проходят. Тем не менее считать, что «на Украине нацизма нет», могут только люди, либо вообще ничего не знающие о ситуации в этой стране, либо находящиеся на содержании у Киева, либо либеральные догматики, которые считают, что форма важнее содержания.

Разумеется, нацистские группировки есть в любой стране мира. Но на Украине они занимают совершенно особое положение. В этом плане, видимо, в современном мире у нее просто нет аналогов. 

Идея независимой Украины – принципиально антироссийская и антирусская. Она подчеркивает независимость Украины именно и конкретно от России и отделение украинцев именно и конкретно от русских. По этой причине нацистские группировки в Украине, чья популярность среди населения составляет максимум 2–3%, в значительной степени интегрированы во властные и силовые структуры страны, а их идеология практически стала официальной государственной. Украина – либо наша часть, либо наш враг, третьего, к сожалению, не дано.

Ситуация усугубилась потому, что при том единственном президенте, который отбыл на своем посту оба положенных срока, на Украине сложилась олигархическая система, при которой власть и деньги срослись намертво. Олигархи рассматривали Украину как объект разграбления и средство обогащения. Но именно поэтому для них особой ценностью стала ее независимость. Сближение с Россией, не говоря уже об объединении с ней, лишали их этого средства и источника просто потому, что российская экономика в целом гораздо сильнее украинской, а российские олигархи богаче украинских. 

Имевшую место в 1990-е годы тягу значительной части украинского общества к сближению и объединению с Россией необходимо было парировать максимальной пропагандой идеи независимости. Для этого и задействовались основные носители этой идеи – украинские нацисты, которые становились «заодно» боевыми отрядами конкретных олигархов. То, что большинство украинских олигархов имели ту же национальность, что и нынешний президент, абсолютно ни на что не влияло и абсолютно никого не смущало. К тому же главными врагами были объявлены вовсе не евреи, а Россия и «москали». 

В том же направлении работал на Украине и Запад. Идея Збигнева Бжезинского о том, что без Украины Россия не может быть великой державой, воспринимается там как абсолютная аксиома. Соответственно в Вашингтоне, Лондоне, Брюсселе, Варшаве считали необходимым максимально поддерживать любые антироссийские силы на Украине. Их нацистский характер и в этом случае никого не волновал. 

Именно нацистские группировки были ударной силой криминально-олигархического переворота 2013–2014 годов, известного на Украине под издевательским названием «революция достоинства». После переворота нацисты были окончательно интегрированы в политическую систему страны, а их идеология окончательно стала государственной. Бандера, Шухевич и прочие подобные лица были официально включены в число основных украинских героев. Против инакомыслящих, хотя бы заподозренных в симпатиях к России и в «неправильном» понимании истории Украины, был развернут силами тех же нацистов вполне реальный террор. Классическим примером его стало безнаказанное убийство писателя-историка Олеся Бузины. 

НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ 

Таким образом, говорить о том, что на Украине нет нацизма (или что он там маргинален) – это даже не смешно. Проблема в том, что у нас почти никто не понял, как пышно он там расцвел. Традиционная политика покупки лояльности национальных окраин, проводимая Москвой в советский период («Друзья от Орши до Чжэньбао», «НВО», 08.10.21), разумеется, дала обратный эффект: республики стали искренне верить в то, что они кормят убогую, нищую, пьяную Россию. Особенно сильно данный эффект проявился именно на Украине и Грузии – даром что выходцы из этих республик имели непропорционально большое представительство в органах власти СССР. 

Уже при Хрущеве и Брежневе бандеровская идеология начала из Галичины постепенно проникать в другие регионы Украины. После распада СССР данный процесс пошел гораздо быстрее, что усугублялось естественными демографическими процессами. Люди, помнившие Советский Союз, постепенно уходили из жизни. Зато приходила молодежь, вся жизнь которой прошла уже в независимой Украине при антироссийской пропаганде – сначала относительно умеренной, а затем все более жесткой. С началом гражданской войны в 2014 году эта пропаганда приняла совершенно оголтелый характер – причем никакое инакомыслие теперь уже принципиально не допускалось. 

К пропаганде и репрессиям против инакомыслящих добавилось «выпадение» основной части пророссийского электората, ушедшего из Украины как вместе с Крымом, ДНР и ЛНР, так и «своим ходом» после упрощения для жителей этой страны процедуры получения российского гражданства. На этом Украина потеряла не менее 10% населения – зато градус русофобии среди оставшихся значительно повысился. Достаточно почитать украинский интернет, чтобы понять: нацистами (не по формальной принадлежности к каким-то группировкам, а по фактическим взглядам) является огромная часть населения страны – возможно, больше половины. Кроме того, немалая часть населения Украины (не менее трети) – «хатаскрайники», которые всегда примыкают к сильнейшему. На данный момент таковыми на Украине являются нацисты. 

Причем необходимо отметить очень важную тенденцию, которая проявилась уже в ходе гражданской войны в 2014–2015 годах. Хотя бандеровская идеология пришла в первую очередь с запада Украины, жители этого региона в целом предпочитали вместо войны за родную страну бежать в близкую Польшу (а по возможности – еще дальше на запад). Воевали же против ополченцев Донбасса жители центральных регионов, среди которых большинство составляют этнические русские или потомки смешанных русско-украинских браков. Этих людей называют грубым, но точным словом «вырусь». Это «новые нацисты», которые, как и любые неофиты, восприняли новую идеологию с гораздо большим энтузиазмом, чем ее традиционные носители из Галичины. 

ОГРОМНАЯ ОШИБКА 

При оценке ситуации имело место ее неправильное понимание. Многие в России оказались не способны оценить реальную ситуацию на Украине. Считали ее такой какой хотели видеть – про «братский народ», который только и ждет освобождения от ига немногочисленных нацистов-узурпаторов. Эта необъективная концепция давно не имеет ни малейшего отношения к реальной жизни. Но исходя из нее продолжает строиться наше восприятие происходящего в соседней стране. Похоже, мы всерьез ожидали, что на Украине в феврале 2022-го все будет так же, как в Крыму в феврале 2014-го. Хотя Крым вообще всегда был на Украине инородным телом, абсолютное большинство крымчан свое пребывание в составе Украины в советское время воспринимали как недоразумение, а в постсоветское – как трагедию. 

Российская армия шла освобождать Украину, а получила жесточайшее сопротивление. Причем в данном случае концепция обернулась обратной стороной. Генетически и ментально (но не идеологически) украинцы и местная «вырусь» – действительно братский народ. И многие их качества – такие же, как у нас. В частности, умение очень хорошо воевать. Мы воюем с сильным противником. Нацистские батальоны при этом оказываются наиболее мотивированными, следовательно – самыми подготовленными. Они становятся «несущей основой» украинской армии, а по совместительству – потенциальными заградотрядами, если какие-то «обычные» подразделения дрогнут. Причем военнослужащие «обычных» прекрасно это осознают. 

Знает об этом и мирное население Украины. Те, кто нацистскую идеологию не воспринял и не прочь был поддержать российскую армию, панически боятся это делать даже на тех территориях, которые заняты нашей армией. Они боятся, что российские войска уйдут и вернется украинская «демократия» в лице нацистов. Что в этом случае ждет сторонников России – объяснять вряд ли нужно. 

И ЧТО ТЕПЕРЬ ДЕЛАТЬ? 

Всех официально сформулированных Кремлем целей операции невозможно достичь без достижения первейшей из них – демилитаризации. Которая может быть реализована исключительно путем физического уничтожения ВС Украины. Пока достижение этой цели чрезвычайно далеко. Но лишь когда (и если) она будет достигнута, можно будет решать территориальные проблемы: статус Крыма, Донбасса, возможно, еще каких-то территорий.

А вот с денацификацией будут, мягко говоря, проблемы. Можно добиться формального запрета нацистских организаций, но нельзя изменить по приказу сознание очень значительной части населения. Даже наоборот – ситуация скорее всего усугубится еще больше. Изъятие из Украины территорий, на которых есть сколько-нибудь заметная доля пророссийского населения (это не только Донбасс, но еще ряд областей востока и юга), однозначно необходимо. Но это еще более усугубит русофобский нацизм на оставшейся Украине.

Более того, к взлетевшей до небес русофобии добавляется теперь и резко отрицательное отношение к Западу. Данная тенденция складывалась на Украине уже довольно давно. Однозначно прозападная ориентация почему-то никак не приносила стране счастья. К тому же абсолютному большинству граждан Украины совершенно чужды нынешние западные леволиберальные ценности. Теперь же Запад слишком откровенно демонстрирует желание воевать против России до последнего украинца, что замечают даже самые ярые украинские русофобы.

Если Украина (очевидно, в новых границах) окажется одновременно антироссийской и антизападной, приход к власти настоящих нацистов путем демократических выборов становится неизбежным. Гитлер ведь тоже пришел к власти через демократические выборы. Мы снова будем проводить тогда «операцию по денацификации»? Или мы уже сейчас взвалим на себя бремя кормления десятков миллионов ненавидящих нас «братьев», надеясь, что если мы им «переключим телевизор», то они передумают? Интересно, кто-нибудь в нашем высшем руководстве готов на эти вопросы ответить.

Автор: Александр Храмчихин – независимый военный эксперт.

Источник - https://nvo.ng.ru/realty/2022-05-12/3_1188_army.html

***

Приложение. Почему Россия проигрывает информационную войну

Когда заходит речь о невоенных и гибридных действиях, чаще всего говорят о мягкой силе, различных формах народной дипломатии, стратегии и тактики информационных войн. И мало кто вспоминает о научных инструментах, о роли ученых трудов в формировании общественного мнения и в информационно-психологических противоборствах. Увы, многие привыкли к клиповому мышлению и не задумываются, что скрывается по ту сторону экрана.

Однако именно научные труды, а не эмоциональные и разрозненные комментаторские оценки на ток-шоу теле- и радиоканалов можно рассматривать в качестве тяжелых вооружений и дальнобойных артиллерийских систем. Эффективное поражение целей, массированный эффект, дополняемый мощной канонадой и социально-психологическим воздействием способны изменять военно-политическую обстановку на театрах военных и невоенных действий.

После начала спецоперации России на Украине на повестку дня встали подготовка и выпуск массовыми тиражами текстов сводных докладов по трем ключевым темам:

а) геноцид русских в Донбассе;

б) милитаризация и пути демилитаризации украинского общества и государства;

в) международное и историческое значение спецоперации ВС РФ по поддержке ВС ЛНР и ДНР на Украине.

К этим трем темам в апреле 2022 года добавилась еще одна, более узкая, однако более важная: масштабная провокация режима Зеленского в городе Буча Киевской области. Что мы можем ей противопоставить? 

Увы, как правило, нам приходится утираться и действовать, что называется, вторым номером. Мы не создаем информационных поводов, а только отвечаем на них. Судите сами. Один из непонятных эпизодов в марте 2022 года, раздутый спустя несколько дней киевской пропагандой до масштабов событий мирового уровня, стал поводом для принятия решений США и рядом европейских государств об отправке на Украину вооружений. 

Но непонятен он был только для нас. А киевским режимом он был спланирован заранее. Речь о циничной провокации в Буче, где националисты расстреляли мирных жителей с белыми повязками на рукавах и выдали это преступление за зверство российских войск. Провокация в Буче уже в прошлом. Появилось видео, где украинские вояки тащат на веревке тело убитого на край дороги. Но мерзопакостное ощущение от всего этого до сих пор в душе у каждого порядочного человека. 

Провокация послужила поводом для наращивания финансовой поддержки киевского режима и для серии визитов европейских политиков в Киев и его окрестности. Что ознаменовало переход к новому витку противостояния Запада с Российской Федерацией. Недооценивать коварство замыслов организаторов этой провокации не приходится – хотя бы по аналогии с югославской Сребреницей в 1995 году. События в Сребренице считаются актом геноцида и самым массовым убийством в Европе после окончания Второй мировой войны. 

О том, что украинская сторона придает повышенное значение событиям в Буче, свидетельствуют выступления президента Владимира Зеленского и министра иностранных дел Дмитрия Кулебы с обращениями к мировой общественности, визиты европейских политиков в столицу Украины, создание специального раздела на страницах «Википедии». Если в начале апреля ответственность за недоказанные расстрелы возлагалась на конкретные армейские подразделения ВС РФ (в том числе отсутствовавшие в марте 2022 года вблизи Киева), то несколько позже обвинения стали формулироваться в обобщенной форме – персонально в адрес президента России. «Какие приказы – такое и исполнение», – пытается обобщать Владимир Зеленский. 

ОРГАНИЗОВАННЫЙ РЕЗОНАНС 

Служба внешней разведки Германии, будто бы перехватившая переговоры российских военных, настаивает, что убийство мирных жителей может являться частью стратегии российской армии по «запугиванию мирного населения и подавлению сопротивления». А представители международной гуманитарной организации Human Rights Watch заявляют о случившемся даже как о «потенциальном преступлении против человечности». Генеральный секретарь одиозной британской правозащитной организации Amnesty International Аньес Калламар уверяет, что «ужасные сообщения из Бучи не являются единичными инцидентами и, вероятно, являются частью еще более масштабной схемы военных преступлений, включая внесудебные казни, пытки и изнасилования в других оккупированных районах Украины». Вот так. Что называется, приехали. 

Дальше – больше. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призывает провести независимое расследование. А министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба, обращаясь к ученым всего мира, акцентирует важность научного исследования причин резни в Буче – поскольку, по его мнению, российская власть и российская пропаганда в течение многих лет «разжигали ненависть, дегуманизировали украинцев, взращивали российское превосходство и готовили почву для этих злодеяний». На этом фоне видится крайне недостаточной реакция нашей страны: единичные заявления министра иностранных дел РФ, пресс-секретаря президента РФ, полпреда президента РФ при Организации Объединенных Наций, пресс-службы Минобороны России (при отсутствующей реакции научной общественности и Президиума РАН). 

Однако требуются не только ответы и опровержения. Не только обсуждение несуразных деталей провокации в эфире теле- и радиоканалов в целях осуждения политических сценаристов и режиссеров-постановщиков. Но и информационные залпы – мощные, аргументированные и убедительные. С учетом советского опыта разоблачения нацистских преступников, весьма эффективной работы российской делегации на Нюрнбергском трибунале в 1945–1946 годах. 

ПЕРЕЙТИ В КОНТРАТАКУ 

Какие выводы из всего этого следуют? 

Одно из событий марта-апреля 2022 года (следствие провокации в Буче, уже поднятой на мировой уровень, хотя и нерасследованной) – мощнейшая попытка дискредитировать Российскую Федерацию. Эта акция означает: 

во-первых, переход к новому этапу давления на Россию; 

во-вторых, персонифицированную атаку на политическое и военное руководство России; 

в-третьих, огульное обвинение военнослужащих Российской армии (находившимся в Буче в марте 2022 года бойцам и командирам конкретных воинских частей националисты вынесли приговоры без всякого расследования). 

В цепи последних событий по дискредитации Российской Федерации Западом провокация в Буче имеет повышенную международную и символическую значимость. Ее можно сравнить с завершающим этапом атаки на политическое и военное руководство Сербии в 1990-е годы. В этих условиях требуется обсуждение провокации в киевской Буче на заседании Совета безопасности России. С определением соответствующих мер – в том числе ответного информационного залпа на основе обстоятельных и аргументированных научных трудов. Старту этой деятельности мог бы способствовать президентский указ о формировании специальной комиссии во главе с одним из авторитетных российских политологов или юристов. В любом случае без ответа это все оставлять нельзя. 

Данная комиссия может быть создана на базе Института государства и права РАН во главе с генерал-полковником юстиции, членом-корреспондентом РАН, доктором юридических наук Александром Савенковым. Она могла бы стать координирующим центром большой и длительной работы. Информационные залпы российской науки в связи с международной провокацией в Буче и аргументированный ответ российских ученых способны остудить горячие головы на Западе, определить меру ответственности сценаристов и режиссеров за подготовку кровавых провокаций и их исполнение. 

Создание российской комиссии по расследованию провокации в Буче может решать комплекс военно-политических и практических задач. В том числе: 

– перехват российской стороной новостной повестки; 

– научное закрепление информационно-фактологической базы, создаваемой в результате обширной работы Следственного комитета России по расследованию военных преступлений киевского режима; 

– военно-юридические оценки массового расстрела мирных жителей в Буче (фактическим организатором которого стал режим Владимира Зеленского) через призму критериев Нюрнбергского процесса (о чем подробно и ярко написал уже упомянутый директор Института государства и права РАН Александр Савенков в авторской монографии «Нюрнберг. Приговор во имя мира»); 

– выпуск большим тиражом серьезного научного труда в целях обеспечения руководителей государственных органов власти, руководителей органов образования, руководителей дипломатических представительств России за рубежом, зарубежных журналистов.

Это дальнобойное оружие – мощные информационные залпы сегодня крайне необходимы и своевременны в качестве адекватных ответов Западу.

Авторы:

Олег Фаличев – военный обозреватель,

Сергей Першуткин – доктор социологических наук, действительный член АВН.

Источник - https://nvo.ng.ru/gpolit/2022-05-12/10_1188_russia.html


Дата публикации: 14.05.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 106
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta