Роль ФРГ в противостоянии вооруженной агрессии России против Украины и «санкционном давлении» на Россию

Содержание
[-]

Российский «блицкриг» в Крыму (февраль-март 2014 года)

Военное вторжение России в Украину вызвало жесткую и откровенно негативную реакцию ведущих стран мира как на национальном уровне, так и в рамках международных организаций, в т. ч. ООН, ОБСЕ, ЕС и НАТО. Несмотря на то, что Москва отрицает свою причастность к событиям в Украине, факт вооруженной агрессии Кремля был признан подавляющим большинством международного сообщества.

В этой связи особенный резонанс в мире вызвало обращение президента РФ В. Путина в Совет Федерации России за разрешением использовать российские вооруженные силы на территории Украины, что немедленно и единодушно было предоставлено верхней палатой российского парламента. Изумляющим фактором для Запада стала также и «массовая поддержка» действий Кремля против Украины в российском обществе, как это утверждалось российскими СМИ.

Вооруженную агрессию России против Украины западные страны, их союзники и партнеры восприняли как угрозу мировой, региональной и их личной безопасности от режима В. Путина, что требовало адекватного ответа Москве. В отличие от августа 2008 года, когда нападение России на Грузию фактически «сошло Кремлю с рук» из-за нежелания Запада портить экономические отношения с РФ, в этот раз ситуация получила совсем другой характер, что стало полной неожиданностью для российской стороны.

Так, действия России по отношению к Украине официально осуждено большинством членов ведущих международных объединений в сфере коллективной безопасности и расценены, как оккупация украинских территорий и нарушение Москвой всех норм международного права. В частности, именно такие выводы были сделаны в ходе заседаний Совета Безопасности ООН – 3 и 28 марта 2014 года, ОБСЕ – 20 марта 2014 года, а также Совета ЕС – 21 марта 2014 года (была подписана политическая часть Соглашения об ассоциации Украины с Европейским Союзом). При этом члены названных организаций не только формально осудили политику режима В. Путина по отношении к Украине, но и реально начали осуществлять давление на Российскую Федерацию в политической, экономической и безопасностной сферах.

Уже 6 марта 2014 года Европейским Союзом был введен в действие первый пакет санкций против России, включающий приостановку европейско-российских переговоров по смягчению визового режима и заключению нового соглашения о партнерстве сторон. Кроме того, под санкции ЕС попала группа представителей российской власти, бизнес-кругов, вооруженных сил и спецслужб из окружения В. Путина, а также других лиц, непосредственно причастных к организации и осуществлению оккупации Россией Крыма.

Еще более масштабный, по существу, геополитический удар по Российской Федерации, нанесло решение США, ФРГ, Франции, Великобритании и других ведущих стран мира о приостановке процесса подготовки очередного саммита «Большой восьмерки» (G8), который планировался в июне 2014 года в Сочи, и имел принципиально важное значение для России, как «подтверждение ее ведущей роли в мире». Тем самым было положено начало международной изоляции режима В. Путина и фактически сорваны планы Кремля по закреплению России в составе «элитного клуба» ведущих мировых лидеров.

При этом ведущую роль в оказании Европейским Союзом давления на Россию опять же играла ФРГ. Так, позиция ЕС в отношении действий Москвы против Украины была обнародована Федеральным канцлером Германии А. Меркель уже 13 марта 2014 года в ее обращении к Бундестагу (парламенту ФРГ) по поводу планов проведения режимом В. Путина т. н. «референдума о статусе Крыма» 16-17 марта 2014 года.

В своем выступлении в Бундестаге А. Меркель четко и однозначно обвинила Россию в том, что она спровоцировала конфликт в Украине и нарушила территориальную целостность Украинского Государства, а также дестабилизировала обстановку на всем Европейском континенте. В то же время она выразила намерения ЕС усилить санкции против России в случае реализации Москвой планов по изменению статуса Крымского полуострова.

В частности предусматривалось расширение списка российских политиков, бизнесменов и военных, которым запрещался въезд в страны Европейского Союза, а также введение новых ограничений на использование ими своих счетов в европейских банках. Вместе с этим шла речь и о возможности отказа ЕС от проведения саммита Европейский Союз-Россия.

По словам А. Меркель, в случае дальнейших действий Москвы по провоцированию напряженности в Украине и отказу от переговоров, ЕС не остановится перед более жесткими мерами давления на Россию, а именно – введет качественно новые санкции, которые напрямую будут затрагивать экономическое сотрудничество между Европейским Союзом и Российской Федерацией.

Такие санкции были прямой угрозой Москве, поскольку на тот момент часть внешней торговли России с ЕС составляла приблизительно 40 % (в т. ч. 10-12 % с ФРГ) из общего объема товарооборота РФ с другими странами. В свою очередь, часть России во внешней торговле ЕС составляла не более 6 %, что делало Европейский Союз фактически независимым от Российской Федерации в торговой сфере. Кроме того, Европейским Союзом были достигнуты значительные практические результаты по устранению зависимости Европы от российского газа, как основного фактора влияния Москвы на ЕС.

Вместе с тем  Россия, все еще пребывая под эйфорией от захвата Крыма, полагала, что западное сообщество оставит без последствий ее действия. Поэтому 16 марта 2014 года российские захватчики все же провели пародию на референдум в Крыму, который фактически проходил под дулами автоматов российских военнослужащих и с нарушением всех возможных международных норм и требований.

Согласно предоставленным Российской Федерацией данных, которые не подкреплялись никакими объективными показателями, за «воссоединение» Крыма и Севастополя с Россией проголосовало 96,77 % населения Крымского полуострова и «города русской славы». На внеочередном пленарном заседании Верховной Рады АРК 17 марта 2014 года было принято постановление «О независимости Крыма». За него проголосовало 85 из 100 депутатов Крымского парламента.

В свою очередь, в тот же день, по настойчивой инициативе Германии, Совет министров иностранных дел ЕС принял решение о переходе к следующему этапу санкций против России, и ввел ограничения в виде запрещения на въезд и «замораживания» активов еще для более чем 20 российских и крымских чиновников. В то же время дополнительные санкции против российских и бывших украинских представителей властей ввели и США.

Вместе с тем, санкции ЕС и США не отрезвили режим В. Путина, все еще воспринимавший их как сугубо «демонстрационную» реакцию Запада и надеявшийся, что западные страны и международные организации вскоре «устанут» от «украинской проблемы» (как это, по существу, произошло после «Оранжевой революции» 2004 года в Украине) и постепенно поменяют свою позицию в пользу Российской Федерации.

18 марта 2014 года президент РФ В. Путин вместе с самозванцами – председателем Совета Министров АРК С. Аксёновым, спикером Верховной Рады Крымской Автономии В. Константиновым и «председателем координационного совета по созданию руководства по обеспечению жизнедеятельности Севастополя» А. Чалым подписали «Договор о принятии Республики Крым в состав Российской Федерации».

21 марта 2014 года Совет Федерации Российской Федерации принял закон «О ратификации Договора от 18 марта 2014 года», и закон «Об образовании новых субъектов федерации – Республики Крым и города федерального значения Севастополь», что «юридически» закрепило аннексию этих регионов Россией.

Откровенное пренебрежение России нормами международного права и оценка ее действий мировым сообществом увеличили количество стран, присоединившихся к санкциям против Москвы или применивших новые меры давления на режим В. Путина. Так, 18 марта 2014 года визовые, а в дальнейшем и экономические санкции против России ввела Япония. 19 марта финансовые и визовые ограничения против определенного перечня граждан России и Украины ввела Австралия. 20 марта новые санкции против России ввели Соединенные Штаты Америки, расширив список граждан России, которым был запрещен въезд в США, и «замороженные» активы в американских банках. К санкциям присоединилась также Великобритания, которая «заморозила» счета около двадцати бывших украинских чиновников. Дополнительные санкции в плане усиления изоляции России ввела также и Канада.

21 марта 2014 года, по инициативе ФРГ, к списку санкций Европейского Союза были добавлены еще двенадцать российских должностных лиц. Не остались в стороне и другие партнеры и союзники США и ЕС. 23 марта 2014 года санкции против лиц, причастных к захвату украинского Крыма, ввела и Новая Зеландия.

Международные санкции против России взорвали и, по существу, свели на нет авторитет Российской Федерации как ведущего мирового государства. В то же время, введенные санкции пока что задевали лишь интересы отдельных личностей и компаний из окружения В. Путина, и не оказывали реального и определяющего влияния на российскую экономику.

Проект «Новороссия» и «женевский» формат (апрель-июль 2014 года)

Сдержанная позиция Запада по введению санкций прямого действия против российской экономики все еще воспринималась руководством России, как «неготовность» США и ЕС к реальному противостоянию с Российской Федерацией с возможной перспективой возобновления состояния новой «холодной войны».

Исходя из таких, уже на то время ошибочных оценок, режим В. Путина перешел к следующему этапу реализации планов дезинтеграции Украины в рамках попыток реализации проекта так называемой «Новороссии» в составе восточных и южных украинских регионов.

Так, в начале апреля 2014 года Россия приступила к мероприятиям по установлению своего контроля над Донецкой, Луганской, Харьковской, Одесской, Запорожской, Днепропетровской, Николаевской и рядом других областей и городов Украины. В противовес демократическим и европейским процессам, получившим распространение в Украине, в отмеченных городах Россией были организованы массовые пророссийские акции, сопровождавшиеся действиями провокаторов и экстремистов с захватом органов украинской местной власти и блокированием украинских силовых структур.

Как и в Крыму, ведущую роль в  таких акциях отводилась спецслужбам Российской Федерации, а также отрядам наемников («зеленых человечков») из России и группам местных боевиков из числа пророссийских организаций в Украине. В то же время, в восточные и южные города Украины массово засылались российские наемники и боевики, так называемые «титушки», которые иммитировали «участников антиукраинских восстаний» и были основной провокационой силой в реализации планов Москвы.

Вместе с тем, четкие и эффективные действия оставшегося у власти руководства Украины в лице Председателя Верховной Рады Украины А. Турчинова, правящей парламентской коалиции «Европейский выбор», а также действующих и исполняющих обязанности руководителей ведущих министерств и ведомств, позволили  избежать реализации российского сценария уничтожения Украинского Государства.

Антиукраинские и пророссийские выступления были пресечены во всех восточных и южных регионах Украины, кроме украинского Донбасса, где сосредоточились основные силы спецслужб России. Так, российскими захватчиками были заняты города Славянск, Артемовск, Краматорск, Макеевка, Красный Лиман, а потом и другие населенные пункты в приграничных с Россией районах Донецкой и Луганской областей и сами областные центры.

С целью не допустить дальнейшего распространения беспорядков в регионе и возобновить конституционный строй на оккупированных Россией территориях, 13 апреля 2014 года Совет национальной безопасности и обороны Украины объявил о начале антитеррористической операции (АТО) в восточной части Украины. Такое решение было принято в ответ на пророссийские беспорядки в ряде городов Донецкой и Луганской областей, в частности, на попытки незаконных вооруженных группировок захватить административные здания и силовые структуры. А. Турчинов, на тот момент исполнявший обязанности президента Украины, заявил, что войну против Украины ведет Российская Федерация. 14 апреля 2014 года он подписал соответствующий указ о выполнении принятого решения СНБО «О неотложных мерах по преодолению террористической угрозы и сохранению территориальной целостности Украины».

Проведение антитеррористической операции в восточной части Украины фактически позволило остановить российскую агрессию против Украины, а также освободить ряд захваченных Россией городов, населенных пунктов и целых районов украинского Донбасса. Главную роль в срыве планов Московии по уничтожению Украинского Государства сыграло постепенное возобновление боеспособности Вооруженных Сил и других силовых структур Украины, до этого целенаправленно разваленных режимом В. Януковича.

Принципиальное значение для возрождения всего силового блока Украины имела волонтерская помощь украинского населения (как обычных граждан, так и представителей малого, среднего и большого бизнеса), украинской диаспоры, а также иностранных партнеров Украины, в первую очередь США и ведущих членов Европейского Союза и НАТО, прежде всего Германии.

В частности, из ФРГ поставлялись в Украину отдельные виды материально-технического оснащения нелетального характера, включительно со средствами индивидуальной защиты военнослужащих (каски и бронежилеты), военной формой и снаряжением, приборами ночного видения и связи, а также медикаментами и продовольствием. Кроме того, в немецких госпиталях и реабилитационных центрах бесплатно лечились более 200 украинских военнослужащих, получивших тяжелые ранения в зоне АТО.

Однако по-настоящему реальная и неоценимая помощь Украине со стороны Германии была оказана в рамках дипломатических усилий ФРГ совместно с США и ЕС. В самый разгар боевых действий на Востоке Украины, в апреле 2014 года, США и ФРГ фактически вынудили Россию принять участие в международных переговорах по урегулированию ситуации на Донбассе.

Первые такие переговоры, в так называемом «женевском» формате, состоялись 17 апреля 2014 года при участии представителей США, ЕС, Украины и России. По результатам встречи были достигнуты договоренности по прекращению боевых действий на Донбассе, возвращению под контроль Украины всех оккупированных Россией украинских территорий, освобождению захваченных заложников и пленных, а также касающиеся отказа от судебных преследований пророссийских боевиков, не совершивших тяжких преступлений. Кроме того, США, ЕС (в т. ч. ФРГ) и Россия обязались способствовать созданию и поддержке работы Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ по деэскалации обстановки на Востоке Украины.

Было также анонсировано начало широкого национального диалога в Украине с целью внесения изменений в Конституцию государства, которые бы учитывали интересы всех регионов, политических сил и слоев населения страны. В первую очередь, имелась ввиду децентрализация власти в Украине, что должно было создать предпосылки для достижения национального согласия в украинском обществе.

В то же время участники встречи отметили важность стабилизации экономической ситуации в Украине и согласились с необходимостью разработки, принятия и реализации плана финансовой поддержки Украинского Государства по мере реализации «женевских» договоренностей.

В случае соблюдения Москвой своих обещаний, западные страны и международные организации выражали готовность отказаться от введения новых санкций по отношению к Российской Федерации. Вместе с тем, ни одно из данных российской стороной обязательств так и не было выполнено Кремлем, который все еще надеялся на успешное противостояние с Западом.

Так, Россия продолжала оказывать всестороннюю помощь сепаратистам и экстремистам на Востоке Украины, в т. ч. путем поставок им вооружения, боеприпасов и другого военного снаряжения. При этом режим В. Путина отрицал свою причастность к событиям на Донбассе, а также настаивал на необходимости признания Украиной самопровозглашенных республик и предоставления их лидерам статуса «официальных участников переговоров». Кроме того, Россией выдвигались требования, чтобы украинские власти отказались от вступления в НАТО, согласовали с Москвой положения Соглашения об ассоциации и создании зоны свободной торговли между Украиной и ЕС, предоставили русскому языку «государственный статус» в Украине, а также другие неприемлемые для Украины российские условия «стабилизации» обстановки на Донбассе.

Такие действия России осуждались руководством США и ЕС, так как это свидетельствовало о фактическом отказе Москвы от выполнения «женевских» договоренностей. В частности, в конце апреля 2014 года Государственный секретарь США Дж. Керри предоставил ООН безоговорочные доказательства вмешательства России в вооруженный конфликт на Востоке Украины.

Осудила Россию и лично Федеральный канцлер Германии А. Меркель после своих неудачных попыток в ходе телефонных переговоров убедить В. Путина в необходимости выполнения Кремлем взятых на себя обязательств. По заявлению А. Меркель на совместной пресс-конференции с премьер-министром Польши Д. Туском в Берлине, какие-либо признаки усилий России по содействию процессу урегулирования кризиса на Донбассе – полностью отсутствуют.

С учетом этих обстоятельств, 28-29 апреля 2014 года США и ЕС, а также их партнеры, в частности, Япония и Канада, ввели ряд новых санкций против России. В основном такие санкции касались уже традиционного набора мероприятий по «замораживанию» банковских счетов российских политиков, военных и бизнесменов, а также отмены их въездных виз.

При этом впервые с начала конфликта вокруг Украины Соединенными Штатами Америки были применены по-настоящему действенные санкции в отношении Российской Федерации, предусматривающие блокирование банковских операций 17 российских компаний, приближенных к В. Путину, а также введение запрета на поставки в Россию высокотехнологичных товаров, которые могли быть использованы в военных целях. Список Канады включал также два российских кредитно-финансовых учреждения: «Экспобанк» и «Росэнергобанк».

В то же время, после провала в рамках «женевского» формата переговоров, США фактически отказались от ведения прямого диалога с Россией, поскольку отрытое пренебрежение Москвой позиции Вашингтона по украинскому вопросу подрывало авторитет Соединенных Штатов Америки как ведущего государства мира. В этой связи Белый дом формально обосновал свое решение «несоответствием статусов сторон», а именно: стратегического уровня США и регионального характера России. Кроме того, США позиционировали вооруженную агрессию России против Украины, как «преимущественно европейскую проблему, которая должна находиться в компетенции Европейского Союза».

Вместе с тем, обстановка вокруг Украины, а следовательно – и на восточной границе НАТО и ЕС оставалась крайне сложной и приобретала дальнейшее обострение, что требовало соответствующей реакции Запада. Так, с одной стороны, антитеррористическая операция Украины достигала реальных результатов в плане постепенного и непрестанного освобождения оккупированных украинских территорий. А с другой – Россия активизировала мероприятия по поддержке пророссийских террористов в Донецкой и Луганской областях, а также существенно усилила военную и провокационную деятельность вблизи восточной границы Украины, а также стран НАТО и ЕС в Черноморском и Балтийском регионах.

В такой ситуации союзниками и партнерами Украины была принята новая концепция действий, которой предусматривалось оказание комплексного давления на режим В. Путина с распределением соответствующих функций между США, ЕС и НАТО. Так, США взяли на себя функции стратегического характера по оказанию влияния на Россию путем организации ее международной изоляции, а также блокирования доступа российского бизнеса к западным рынкам, кредитам и инвестициям. При этом международный вес, военно-политический и экономический потенциалы США позволили Вашингтону исполнять роль координирующего центра действий мирового сообщества, направленных на стратегическое сдерживание России.

В свою очередь, Европейский Союз и НАТО выполняли задачи регионального (европейского) формата в плане проведения переговоров с Россией по Украине, а также поддержки и практического применения санкций объединенной Европы по отношению к Российской Федерации. Вместе с этим, при ведущей поддержке США, НАТО и Европейским Союзом были приняты меры по усилению военной безопасности Европы от исходящих со стороны России угроз. Такие угрозы становились все более актуальны в условиях дальнейшего усиления военно-провокационной активности РФ на Западном направлении.

В то же время, принципиально новым фактором в развитии ситуации в Украине и вокруг нее стала официальная легитимизация государственной власти в стране вследствие избрания П. Порошенко Президентом Украины уже по итогам первого тура внеочередных президентских выборов 25 мая 2014 года (что, в очередной раз, стало неожиданностью для России, надеявшейся на продолжение долговременного политического кризиса в Украине).

Это лишило Россию возможности оправдывать свои действия по вмешательству во внутренние дела Украины под предлогом «предоставления помощи в стабилизации обстановки в стране» и «предоставления помощи русскоязычному населению в период безвластия на украинской территории». В свою очередь, США, НАТО и ЕС получили полностью легитимную возможность, касающуюся предоставления помощи Украине.

«Нормандский» формат, Боинг-777, неприкрытое вторжение России на Донбасс, Минск-1 (июль-сентябрь 2014 года)

  В этих условиях лидеры ЕС посчитали, что удобным случаем для установления прямых отношений между руководством России и новой властью Украины с целью разрешения российско-украинских проблем будет резонансное событие, а именно – 70-я годовщина открытия «второго фронта» во Второй мировой войне. Празднование проводилось 6 июня 2014 года во французском городе Бенувиль в Нормандии, где именно и происходили основные боевые действия.

По инициативе Президента Франции Ф. Олланда, на мероприятие были приглашены новоизбранный Президент Украины П. Порошенко и глава российского государства В. Путин. Накануне визита В. Путина во Францию Федеральный канцлер Германии А. Меркель и премьер-министр Великобритании Д. Кемерон в телефонных переговорах и выступлениях в СМИ еще раз лично предупредили российского лидера о необходимости выполнения им своих обязательств по Украине. При этом В. Путину выдвигалось требование о сотрудничестве с П. Порошенко. С учетом начавшихся реальных экономических проблем в России из-за западных санкций, а также стремления Москвы не допустить дальнейшей международной изоляции страны, В. Путин «согласился» с предложениями ЕС. Следствием этого стала первая неформальная встреча между П. Порошенко и В. Путиным 6 июня 2014 года, которая длилась всего 15 минут в присутствии А. Меркель и Ф. Олланда. Вопросы стабилизации обстановки на Донбассе обсуждались очень коротко. После официальных церемоний, посвященных юбилейным событиям в Нормандии, состоялись также двухсторонние переговоры между А. Меркель и В. Путиным. Главной темой разговора опять же была украинская проблема.

Формально это событие сформировало так называемый «нормандский» формат переговоров по урегулированию украинского кризиса с участием ФРГ, Франции, Украины и России. Невзирая на отсутствие каких-либо официальных результатов первой встречи в таком формате, она подтвердила решительность позиций Запада в отношении Российской Федерации, что продемонстрировало невозможность безнаказанного для В. Путина продолжения вооруженной агрессии России против Украины.

К сожалению, переговоры в Нормандии не смогли остановить Россию, что предопределило дальнейшее расширение масштабов военного противостояния на Донбассе. Учитывая это, союзники и партнеры Украины продолжали наращивать санкции против Российской Федерации, которые приобретали принципиально новый, т. н. «секторальный», характер и касались ведущих отраслей российской экономики, в первую очередь энергетического и военно-промышленного комплексов.

16 июля 2014 года правительство США распространило санкции на ряд российских компаний в отрасли ВПК, включительно с корпорацией «Алмаз-Антей» (разработка и производство средств ПВО), концерном «Калашников», НПО «Ижмаш» и «Базальт» (различное стрелковое вооружение и боеприпасы для всех видов вооружения), НВК «Уралвагонзавод» (бронетанковая техника), КБ «Приборостроение», а также на другие предприятия.

Под действие американских санкций попали и компании нефтегазового сектора Российской Федерации, в том числе «Новатэк», «Роснефть», «Внешэкономбанк» и «Газпромбанк», а также Феодосийское предприятие по обеспечению нефтепродуктами Крыма. Расширился список санкционного действия также и в отношении представителей государственной власти России.

В тот же день санкции против Российской Федерации были усилены и Европейским Союзом. По инициативе ФРГ Европейский совет принял решение по расширению списка российских лиц и компаний, которые обвинялись в причастности к нарушению территориальной целостности и суверенитета Украины, а также поручил Европейскому банку реконструкции и развития прекратить финансирование новых проектов в России, а Европейскому инвестиционному банку – приостановить программы сотрудничества с РФ (в 2014 году эти программы были запланированы на сумму около 1,5 млрд дол. США).

Европейской комиссии и внешнеполитической службе ЕС было также поручено представить предложения по блокированию любых инвестиций в экономику Крыма, а также обратиться к международным финансовым институциям с призывом воздержаться от финансирования всех проектов, которые прямо или косвенно признавали «вхождение Крымского полуострова в состав РФ». При этом ведущая роль Германии в продвижении данных инициатив определялась самыми большими объемами финансовых взносов и инвестиций ФРГ в работу руководящих органов ЕС и европейской банковской системы.

Вместе с тем, санкции Европейского Союза против России все еще носили достаточно ограниченный характер, по сравнению с санкциями  США, что объяснялось значительной заинтересованностью ряда бизнес-кругов стран ЕС (в т. ч. ФРГ) в развитии экономического сотрудничества с Российской Федерацией, а также прямым подкупом Москвой отдельных европейских политиков и представителей бизнес-элит.

Данная ситуация получила принципиальные изменения уже 17 июля 2014 года после циничного уничтожения российским ЗРК «БУК» с российским боевым расчетом малайзийского пассажирского самолета Боинг-777 (рейс MH17) в зоне конфликта на Донбассе. В результате масштабного теракта погибли 298 пассажиров и члены экипажа – преимущественно европейци, что окончательно лишило руководство и население ЕС всех возможных иллюзий по поводу «порядочности и ответственности» режима В. Путина.

25 июля 2014 года Европейский Союз ввел в действие новый пакет санкций в отношении непосредственных организаторов российской вооруженной агрессии против Украины из ближайшего окружения В. Путина, в т. ч.: главы ФСБ РФ А. Бортникова; секретаря Совета безопасности РФ М. Патрушева; председателя Службы внешней разведки РФ (экс-премьер-министра РФ) М. Фрадкова; заместителя секретаря СБ РФ Р. Нургалиева; экс-спикера Госдумы России Б. Грызлова; председателя Чечни Р. Кадырова; губернатора Краснодарского края А. Ткачова, а также ряда других российских высокопоставленных должностных лиц. Дополнительные санкции были введены также против лидеров самопровозглашенных республик на Востоке Украины.

Не остались в стороне и Соединенные Штаты Америки. 25 июля 2014 года США, как основной акционер Мирового банка, отказались поддерживать его проекты в России. В тот же день Италия приостановила работу в совместном с Россией проекте по созданию подводной лодки малого водоизмещения S-1000. Позже из этого проекта вышла также и Франция.

Дальнейшие мероприятия по усилению давления на Москву осуществлял и Европейский Союз. 29 июля 2014 года ЕС принял решение о введении следующего пакета санкций против режима В. Путина, которые касались энергетического и финансового секторов России, а также продукции военного и двойного предназначения, что поставлялись в Российскую Федерацию.

В частности, финансовые санкции предусматривали запрещение на выход российских банков (с государственной частью более 50 %) на европейские кредитные рынки, а также выпуск евробондов (государственных финансовых обязательств) государственными банками России. Такие же ограничения касались и других государственных институций РФ, корпораций и агентств с частью государственной собственности более 50 %. В сфере энергетики санкции затрагивали нефтяной сектор России и предусматривали запрещение экспорта и реэкспорта в РФ высокотехнологичного оборудования.

Бескомпромиссную позицию в отношении России продолжали демонстрировать и США. 30 июля 2014 года Министерство финансов Соединенных Штатов Америки ввело ограничение на экспорт товаров и технологий для российских нефтяных проектов, что, по существу, вынесло смертельный приговор для российской энергетической промышленности. В условиях практического истощения уже освоенных нефтегазовых месторождений РФ в Западной Сибири, разработка новых залежей нефти и газа в труднодоступных районах на севере и востоке страны стала практически невозможной для Российской Федерации.

Санкции мирового сообщества против России приобретали «лавинообразный» характер: 3 августа 2014 года Совет Европейского Союза официально принял дополнительные ограничительные мероприятия, разширив список санкций до 95 физических и 23 юридических лиц из числа российских политиков и предпринимателей; 4 августа ФРГ приостановила действие соглашения о поставках вооружения для военного тренировочного лагеря в России (стоимость заключенного контракта составляла 100 млн евро); 5 августа к санкциям против России приобщилась Япония, распространив их на несколько российских компаний и 40 физических лиц. В этот же день Швейцария ввела санкции против 18 российских компаний и 26 лиц; 6 августа Израиль разорвал контракт с Россией о поставках российской стороне новых беспилотных летательных аппаратов. В этот же день новые санкции ввело и руководство Канады, включив в них банк ВТБ, «Россельхозбанк», «Банк Москвы» и «Русский Национальный Коммерческий Банк». Санкции со стороны Канады были также введены и в отношении «Объединенной судостроительной корпорации РФ», компании «Добролёт» и ряда крымских предприятий, в т. ч.: «Новый мир», «Массандра» и коммерческих портов в Керчи и Севастополе; 27 августа санкции усилила Швейцария. В список организаций, с которыми запрещалось устанавливать новые финансовые отношения, были внесены пять российских банков, что имело особенно негативное значение для окружения В. Путина, которое рассчитывало на традиционный нейтралитет Швейцарии и прятало свои капиталы именно в ее банках.

Ситуация на начало августа 2014 г.

На этом фоне антитеррористическая операция Украины на Донбассе получала логическое завершение. К середине августа 2014 года самопровозглашенные республики на Востоке Украины фактически были ликвидированы. Освобождено было более 70 % территорий Донецкой и Луганской областей, а также рассечены и окружены основные группировки террористов и боевиков.

При таких обстоятельствах лидеры т. н. Донецкой и Луганской республик, а также изменники из числа бывшего руководства Украины – претенденты в «правители» так называемой «Новоросии» открыто обратились за помощью к России, мотивируя это неизбежностью уничтожения ДНР и ЛНР с дальнейшей перспективой потери Москвой также и захваченного ею Крыма.

Подобные перспективы не только представляли прямую угрозу стратегическим интересам России в Украине, но и создавали непосредственную опасность режиму В. Путина, который строил свою политику на идее «возрождения большой российской империи». Учитывая это, 24 августа 2014 года Россия начала неприкрытое введение своих войск на украинскую территорию. В целом, в Донецкую и Луганскую области вошла группировка войск с численностью до двух армейских корпусов ВС РФ, которая на тот момент в 5-6 раз превосходила группировку силовых структур Украины в регионе.

Прямое военное вторжение России в Украину позволило Москве сохранить ДНР и ЛНР, и даже расширить их территории, в т. ч. создать выход самопровозглашенных республик к Азовскому морю путем захвата города Новоазовск и смежных с ним районов на российско-украинской границе.

Вместе с тем, российские войска и пророссийские террористические формирования в Украине не смогли достичь своих главных целей, которыми предусматривалось установление полного контроля над Донецкой и Луганской областями, а также создание наземного «коридора» в Крым и Приднестровье.

Причиной этого стало жесткое сопротивление Вооруженных Сил, Национальной Гвардии, добровольческих формирований и других силовых подразделений Украины, которые нанесли ощутимые для России потери и остановили дальнейшее продвижение российских войск вглубь украинской территории. В целом, под Донецком, Луганском, Иловайском, Волновахой и Новоазовском было уничтожено около 3,5 тысяч кадровых российских военнослужащих и наемников.

В таких условиях США, страны ЕС и НАТО в очередной раз усилили политико-экономическое давление на Россию. Так, Москве было выдвинуто предупреждение о введении против нее очередного пакета санкций, начиная с 8 сентября 2014 года, в случае, если она не прекратит военных действий на Востоке Украины. Кроме того, ситуация вокруг Украины стала одной из центральных тем Уэльского саммита НАТО (4-5 сентября 2014 года), в ходе которого было принято ключевое решение о полной перестройке стратегии Альянса. Принимая во внимание возобновление Россией агрессивной внешней политики с применением вооруженной силы для достижения своих целей, главное внимание НАТО было смещено с проведения антитеррористических и миротворческих операций на отдаленных территориях – к непосредственной защите Европы от военных угроз со стороны Российской Федерации.

Такие обстоятельства поставили режим В. Путина и, в целом, Россию, в принципиально новую геополитическую ситуацию – открытой конфронтации со всем Западным миром. В свою очередь, это требовало от Москвы существенного увеличения военных расходов, а также реально отрезало ее от западных кредитов, инвестиций и технологий.

В целом все это вынудило руководство РФ отказаться от дальнейшего продвижения вглубь территории Украины, остановиться на достигнутых рубежах и приступить к мирным переговорам, или, по крайней мере, их имитации. Следствием отмеченного стало подписание 5 сентября 2014 года Минского протокола (полное название — Протокол по итогам консультаций Трёхсторонней контактной группы относительно совместных шагов, направленных на имплементацию Мирного плана Президента Украины П. Порошенко и инициатив Президента России В. Путина) – документ, предусматривавший, в частности: прекращение огня в зоне конфликта; вывод российских войск, незаконных вооруженных формирований террористов и наемников с украинской территории; обеспечение контроля обстановки со стороны миссии ОБСЕ; организацию мероприятий по внесению изменений в Конституцию Украины в плане децентрализации власти в государстве; проведение местных выборов на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей по украинскому законодательству; освобождение всех заложников и пленных; возобновление жизнедеятельности региона.

Со стороны России Протокол подписал полномочный посол РФ в Украине Михаил Зурабов, со стороны Украины – бывший президент Леонид Кучма, который имел мандат от руководства страны, со стороны ОБСЕ — швейцарский дипломат Хайди Тальявини. После подписания документа режим прекращения огня вступил в силу в тот же день с 18:00 по местному времени.

Положения и содержание Минского протокола были дополнены и конкретизированы во время последующей встречи контактной группы в Минске 19-20 сентября 2014 года, когда был подписан Меморандум, предусматривающий во исполнение п.1 Протокола помимо иных мер, призванных закрепить договоренности о двухстороннем прекращении применения оружия: отвод тяжёлого вооружения (калибром свыше 100 мм) на 15 км от линии соприкосновения сторон по состоянию на дату подписания Меморандума и формирование тем самым зоны безопасности, запреты на полёты боевой авиации и БПЛА, а также на установку минно-взрывных заграждений в этой зоне безопасности.

В дальнейшем минские Протокол и Меморандум стали именовать Минскими договореностями или Минск-1.

Несмотря на подписание Минских договореностей в рамках Минск-1, боевые действия на востоке Украины продолжались почти весь период их действий, а уже в середине января 2015 года стороны конфликта фактически перестали выполнять пункты и Протокола, и Меморандума.

Таким образом, Минские соглашения (Минск-1) впервые после начала российской агрессии на Донбасе создали юридические основания для урегулирования российско-украинского конфликта на востоке Украины. Однако, как и следовало ожидать, Российская Федерация и не думала выполнять положения и требования минских Протокола и Меморандума и, более того, отказывалась признавать себя стороной конфликта, хотя уже и принимала в нем непосредственное участие.

 


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Радковец

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 16.03.2016. Просмотров: 246

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta