Президент Украины Владимир Зеленский перед выбором: что делать с Донбассом

Содержание
[-]

***

Встреча лидеров "нормандской четверки" может сорваться

В ближайшее время украинская власть должна решить, что делать с законом «Об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Команда Порошенко приняла его в сентябре 2014-го сроком на три года, а затем дважды продлевала на год. Формально закон действует до конца 2019-го, но реально он так и не вступил в силу. Владимиру Зеленскому подсказывают, что нужен новый закон.

В Киеве считают, что Владимир Путин озвучил основные положения требуемого документа 8 сентября в ходе телефонного разговора с президентом  Франции Эмманюэлем Макроном. Речь шла о подготовке к встрече лидеров «нормандской четверки». Пресс-служба Кремля сообщила: «Обращено внимание на необходимость выполнения Киевом договоренностей, достигнутых в ходе предыдущих встреч на высшем уровне в Париже и Берлине в 2015 и 2016 годах, включая разведение сил и средств на согласованных участках линии соприкосновения и закрепление в письменном виде «формулы Штайнмайера».

Владимир Зеленский на днях говорил о планах отвода войск и вооружений – вначале на отдельных, утвержденных контактной группой в Минске, участках, а затем и вдоль всей линии разграничения. Но о «формуле Штайнмайера» в Киеве не вспоминают. Напомним, этот план урегулирования был обнародован в СМИ в 2016 году со ссылкой на авторство тогдашнего главы МИД Германии Франка-Вальтера Штайнмайера. Представители команды Порошенко утверждали, что немецкий министр не имел отношения к этому плану и что документ не был ни официально представлен, ни принят.

Три года назад говорили, что «формула Штайнмайера» предполагает поэтапное урегулирование. Первый шаг – принятие Верховной радой закона об особых правилах проведения местных выборов в Донбассе (прежняя украинская власть настаивала на том, что выборы должны состояться по украинскому законодательству, без каких-либо особенностей). Далее – проведение выборов под контролем ОБСЕ (в 2018-м обсуждалась возможность привлечения к контролю миротворческой миссии ООН). Как только ОБСЕ обнародует отчет об итогах местных выборов в Донбассе, признав их законными, свободными и демократичными, временно вступает в силу украинский закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Далее Верховная рада должна была внести поправки в Конституцию, предоставив Донбассу особый статус. После этого Украина получила бы контроль над границей с РФ, а закон об особенностях местного самоуправления в отдельном регионе вступил бы в силу на постоянной основе.

Напомним, этот закон, который в СМИ называли «законом об особом статусе», предполагал максимальное расширение полномочий местной власти в неподконтрольных Киеву районах Донбасса. Так, региональные органы управления должны были получить право формировать собственные органы правопорядка, прокуратуру, суды; реализовать на свое усмотрение гуманитарную политику; развивать независимые экономические связи. Закон был принят Верховной радой еще в сентябре 2014 года, сразу после подписания первых Минских соглашений. Тогда парламент седьмого созыва (избранный в период президентства Януковича) стремился не допустить развития кризисного сценария в Донбассе. И пообещал местным органам власти широкие полномочия, но при одном условии – выборы в местные советы должны были состояться в начале декабря 2014 года по украинскому законодательству.

Однако в Донецке и Луганске не приняли это условие и поступили по-своему: в начале ноября 2014-го в ДНР и ЛНР провели выборы глав и парламентов республик. В Украине эти выборы не признали, боевые действия разгорелись с новой силой. В феврале 2015 года был подписан Комплекс мер по выполнению Минских соглашений (Минск-2), а весной того же года Верховная рада восьмого созыва, избранная уже при президенте Петре Порошенко, внесла поправки в закон «об особом статусе». Депутаты перечислили ряд условий, после выполнения которых закон вступит в силу: прекращение огня, отвод войск, обеспечение режима полной безопасности, возвращение Украине контроля над довоенной территорией Донбасса. В целом суть поправок сводилась к тому, что местная власть в регионе получит широкие полномочия только после того, как ДНР/ЛНР будут ликвидированы, Украина возобновит свою юрисдикцию и сможет провести местные выборы по своему законодательству.

В Донецке и Луганске эти условия не приняли. Поэтому закон формально считался действующим, но реально не вступал в силу. Команде Порошенко пришлось дважды, в 2017 году и в 2018 году, добиваться от Верховной рады пролонгации этого документа на год. Член фракции «Блока Петра Порошенко» Александр Бригинец в прошлом году убеждал коллег, что пролонгация нужна для «политической демонстрации Украиной стремления к выполнению договоренностей, подтвержденных ООН (Минска-2. – «НГ»)». Он настаивал на том, что существование такого закона позволяет Западу сохранять антироссийские санкции: «А если Украина действие закона не продлит, Россия заявит Западу, что, мол, Украина отходит от минского процесса». Соратники Порошенко говорили также о том, что закон «об особом статусе» является аргументом на переговорах о вводе в Донбасс миротворческой миссии ООН.

С тех пор не продвинулись переговоры ни о миротворцах, ни о реалистичном плане урегулирования. Сейчас ожидается прорыв в ходе встречи лидеров «нормандской четверки». Российский президент в воскресенье назвал условия для проведения такой встречи. В понедельник глава МИД Украины Вадим Пристайко в ходе совместной пресс-конференции с главой МИД Республики Молдова Нику Попеску заявил, что Киев готов к разговору в «нормандском формате». «По меньшей мере президент Зеленский готов это сделать даже не до декабря, а в этом месяце», – сказал Пристайко.

Вопрос о том, означает ли это, что украинская власть приняла российские условия или готова их обсуждать, остается открытым. Руководитель Центра политических исследований «Пента» Владимир Фесенко отметил в своем блоге, что ранее Владимир Зеленский неоднократно заявлял «о неприемлемости признания сепаратистских республик и закрепления «особого статуса» отдельных регионов в Конституции Украины… Об амнистии можно говорить только после прекращения военных действий и согласования модели выборов, в том числе и вопросов их демократичности и безопасности проведения».

По мнению Фесенко, ситуация такова, что встреча лидеров «нормандской четверки» может быть сорвана, поскольку российский президент «обозначил едва ли не ультимативные требования к Украине – как предварительные условия для саммита лидеров стран «нормандского формата»: амнистия боевикам, официальное подтверждение «формулы Штайнмайера» (имплементация закона об особом статусе Донбасса на временной основе в день голосования, а на постоянной основе – после подведения итогов и подтверждения результатов выборов структурами ОБСЕ). Кроме того, Россия по-прежнему настаивает, чтобы Киев вступил в прямые переговоры с Донецком и Луганском и закрепил в Конституции особый статус Донбасса».

В ближайшее время Верховной раде девятого созыва нужно решить, как поступить с действующим, но не вступившим в силу законом «об особом статусе». Еще в июле лидер пропрезидентской партии «Слуга народа» Дмитрий Разумков, который в конце августа был избран председателем парламента, говорил, что пролонгация закона будет зависеть от переговоров в «нормандском формате». Но теперь вопрос стоит иначе: продлит ли украинская сторона действие закона, который не признается ни ДНР/ЛНР, ни Россией. Или внесет в него поправки, изменив условия вступления в силу. А может быть, новая Верховная рада предложит свой закон, который устроит другую сторону.

Военный эксперт Олег Жданов считает, что «единственное, что сейчас может предложить Путину Зеленский, – суверенитет неподконтрольных территорий. И этот суверенитет для Путина – в особом статусе Донбасса и законе об амнистии для боевиков». Об этом эксперт написал в колонке для «Главреда». Жданов отметил, что в отличие от Порошенко Зеленский располагает в Верховной раде большинством в поддержку своих инициатив. И может провести решения, которые «назовут путем к миру».

Автор: Татьяна Ивженко, cобственный корреспондент "НГ" в Украине

http://www.ng.ru/cis/2019-09-09/1_7671_question.html

***

Зеленский готов обсудить "формулу Штайнмайера"

Владимир Зеленский готов обсуждать «формулу Штайнмайера» и с осторожностью относится к идее миротворческой миссии для Донбасса. Это главное отличие позиции новой команды от взглядов команды Порошенко. Означает ли это изменение в подходах Киева к урегулированию, станет известно после встречи «нормандской четверки».

Дата переговоров президентов России, Украины, Франции и канцлера Германии до сих пор не названа. Источники утверждают, что лидеры условились провести первую с октября 2016 года полноформатную встречу до конца сентября этого года. Напомним, глава МИД РФ Сергей Лавров сказал, что для предметного разговора требуется, в частности, «зафиксировать на бумаге формулу Штайнмайера». Этот план урегулирования называют по имени экс-главы МИДа, ныне президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера. О формуле известно три года. Прежняя команда украинской власти отказывалась обсуждать ее. Зеленский готов рассмотреть вопрос в ходе встречи лидеров «нормандской четверки». Об этом он заявил в конце прошлой недели на совместной пресс-конференции с президентом Финляндии Саули Ниинистьо в Киеве. «Формулу Штайнмайера» и все пункты Минских соглашений будут рассматривать – и принимать решения – лидеры четырех государств», – сказал украинский президент.

Его заявление актуализировало вопрос о содержании плана. Экс-глава украинского МИДа Павел Климкин, в период работы которого и появилась «формула Штайнмайера», сказал украинским СМИ, что немецкий политик, которому приписывают авторство плана, сам не очень хорошо осведомлен, о чем идет речь.

Но в целом «формула звучит так: «Особый статус (для Донбасса. – «НГ») – через честные, демократические выборы в соответствии со стандартами ОБСЕ», коротко объяснил Климкин в колонке для «Европейской правды». По его словам, сама формула появилась в качестве ответа на актуальный в 2014–2016 годах вопрос о том, когда и при каких условиях Донбасс может получить особый статус. Как известно, команда Порошенко категорически отказывалась от этого определения, обещая отдельным районам Донецкой и Луганской областей только особый порядок местного самоуправления, то есть расширенные полномочия.

Новый глава МИД Украины Вадим Пристайко отметил, что в самой формуле нет ничего такого, чтобы кричать о предательстве или победе. Речь идет о времени и условиях проведения выборов местных органов власти в Донбассе. Украинские информагентства процитировали Пристайко: «Формулу Штайнмайера», которую согласовал Петр Порошенко, мы как люди, которые выполняют даже то, что пообещали наши предшественники, должны выполнять. Мы сейчас обсуждаем, в какой форме».

Соратники Порошенко опасаются, что под видом нового плана урегулирования команда Зеленского примет план, который идет вразрез с государственными и национальными интересами Украины. Прежняя партия власти подозревает команду Зеленского в намерении пойти на уступки, равнозначные капитуляции. Экс-министр обороны, лидер партии «Гражданская позиция» Анатолий Гриценко написал в блоге на «Украинской правде», что именно подразумевается под «формулой Штайнмайера»: «Местные выборы на оккупированных территориях проводятся до выведения российских войск, то есть на условиях российского присутствия в Донбассе. В день выборов вводится «особый статус» (это фактически создание двух автономных республик со своими судами и правоохранительными органами. – «НГ»). Сначала – на временной основе, потом – с фиксацией (особого статуса. – «НГ») в Конституции Украины, на постоянной основе (если ОБСЕ признает выборы местных органов власти в Донбассе законными и демократичными. – «НГ»). Полная и безоговорочная амнистия. И только потом – выведение российских войск и передача нам контроля над границей».

Гриценко отметил, что «во время последнего телефонного разговора президента Франции Эмманюэля Макрона с главой РФ Владимиром Путиным прозвучало твердое требование к Украине (к Зеленскому. – «НГ») подписать на встрече «нормандской четверки» письменное обязательство реализовать «формулу Штайнмайера» и выполнить Минские соглашения». Однако заявленная Зеленским готовность обсуждать этот план не обязательно означает намерение принять его в таком виде. Об этом можно судить по выступлениям представителей украинской власти на состоявшемся на выходных в Киеве ежегодном международном форуме «Ялтинская европейская стратегия» (YES).

На многие вопросы ответил глава МИДа Вадим Пристайко. Он заявил, что новая украинская власть, как и прежняя команда, не намерена вносить в Конституцию раздел об особом статусе Донбасса. Районам, которые сейчас неподконтрольны Киеву, предлагаются расширенные полномочия. «В Минских договоренностях записано, что будет проведена реформа украинского законодательства, реформа Конституции, в основе которой лежит децентрализация», – сказал Пристайко. По его словам, именно децентрализацией может воспользоваться местная власть в Донбассе – после выборов. Слова министра о том, что выборы региональной власти могут состояться одновременно на всей территории Украины (по плану – осенью 2020 года), вызвали много комментариев в Киеве. Пристайко в интервью каналу «Интер» уточнил: «Если мы сможем сделать до 2020 года так, чтобы оккупант ушел с нашей земли, это будет тот идеал, о котором я говорил. Наша с вами задача – сделать так, чтобы это время приблизилось».

Павел Климкин сомневается, что за год будут созданы необходимые условия. В интервью изданию «Левый берег» он отметил: «Я считаю, что выборы на оккупированных территориях возможны при выполнении двух фундаментальных условий. Первое – минимальный уровень безопасности, второе – минимальный уровень для свободных и честных выборов… Организованных Центризбиркомом Украины, с участием украинских политических партий, СМИ… Все эти критерии известны, они выписаны ОБСЕ. Иначе это будут не выборы, а фарс».

Свои мнения по этому поводу выразили в ходе упомянутой международной конференции временный поверенный в делах США в Украине Уильям Тейлор и спецпредставитель Госдепа США Курт Волкер. Оба подчеркнули, что первым условием является «вывод российских войск». «Мы уже видели, как выглядит «безопасность» под российской оккупацией. Это было (в ходе референдума в Крыму. – «НГ») под прицелом оружия. Не так должны выглядеть местные выборы в Донбассе», – сказал Тейлор. Волкер отметил, что Минские соглашения позволяют урегулировать конфликт: «Проблема в том, что Россия не признает свои обязательства и не выполняет их. Вместо этого Россия говорит, что ее там нет (в Донбассе. – «НГ») и Украина должна говорить с так называемыми республиками».

Команда Зеленского, как и команда Порошенко, пока не собирается вступать в диалог с ДНР/ЛНР, поскольку не признает их самостоятельными. При этом украинская власть настаивает, что первым условием для проведения выборов в Донбассе является обеспечение режима безопасности.

Принявший участие в конференции в Киеве глава МИД Словакии, председательствующей в ОБСЕ, Мирослав Лайчак считает, что для начала следует рассмотреть возможности «формулы Штайнмайера», которая может стать основой для выполнения Минских соглашений: «Есть мирный план – Минские соглашения, есть инструменты – «нормандская группа», трехсторонняя контактная группа (в Минске. – «НГ»), Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ (в Донбассе. – «НГ»), а также вовлеченность США… До последнего времени нам не хватало политической воли, желания выполнять Минские соглашения». Руководитель Центра политических исследований «Пента» Владимир Фесенко сказал «24 каналу», что для Владимира Зеленского наступает период сложных внешнеполитических испытаний. По его мнению, европейские посредники могут попытаться давить на украинскую сторону, чтобы она приняла «формулу Штайнмайера» в том виде, в каком ее представляют в России и в ДНР/ЛНР. «Для Зеленского вызов – не согласиться на проведение выборов силами боевиков на неподконтрольных территориях. Это будет фикция, а не выборы… Также нельзя соглашаться на особый статус ДНР/ЛНР», – полагает Фесенко.

Политический обозреватель Сергей Гармаш в колонке для издания «Главред» отметил, что Украине могут попытаться навязать российский сценарий урегулирования: «Так называемая формула Штайнмайера, которую сейчас продавливают по линии «нормандской четверки», – это и есть московский вариант мира, который для Украины означает лишь символическое возвращение Донбасса, а де-факто регион останется российским». Он считает, что Зеленский напрасно отказывается развивать тему с вводом в Донбасс миротворческой миссии ООН: «Сценарий с миротворцами позволяет Украине не остаться один на один с Москвой». Сергей Гармаш отметил, что многих в Украине «позиция Зеленского по Донбассу тревожит все больше».

Автор: Татьяна Ивженко, cобственный корреспондент "НГ" в Украине

http://www.ng.ru/cis/2019-09-15/5_7676_ukraine.html

***

Приложение. 5 главных вопросов о формуле Штайнмайера

1 октября 2019 года официальный Киев подписал "формулу Штайнмайера", которая может стать основой для прочного мира на Донбассе. Впрочем, пока непонятно насколько Владимир Зеленский готов идти до конца по пути мира, а не просто пиариться на этой теме без каких-либо практических последствий.

Ниже мы отвечаем на самые главные вопросы, которые касаются этого мирного процесса. 

  1. Что такое формула Штайнмайера?

1 октября президент Украины Владимир Зеленский подтвердил подписание Украиной "формулы Штайнмайера". Ее еще в 2016 году предложил бывший министр иностранных дел Германии, а ныне - президент этой страны Франк-Вальтер Штайнмайер. По его задумке, урегулирование конфликта на Донбассе было возможно при одновременном выполнении двух частей Минских соглашений - политической и по безопасности. Конкретный текст формулы никогда до сих пор не был сформулирован письменно.

Но исходя из заявлений, которые делал сам Штайнмайер в 2016 году, предполагалось проведение местных выборов на неподконтрольных территориях Донбасса. После того, как ОБСЕ признает выборы легитимными, должны были быть внесены изменения в Конституцию Украины в части закрепления особого статуса Донбасса. Параллельно должен был произойти вывод войск с украинской территории. Но ни в 2016 году, ни позже эта формула так и не была реализована. А в марте 2017 года сам Штайнмайер выиграл президентские выборы в Германии, уйдя из нормандского формата.

Примечательно, что предшественник нынешнего президента Украины Владимира Зеленского Петр Порошенко сначала с этой формулой согласились (но об этом подробнее чуть ниже), но затем, по мере приближения президентских выборов, резко поменяли точку зрения и объявили  этот план предательством национальных интересов Украины. Порошенко начал настаивать, что сначала должна быть выполнена та часть Минских соглашений, которая касается безопасности, а затем - политическая. То есть, ровно наоборот, чем предлагал Штайнмайер, - по задумке Порошенко сперва должен был произойти вывод войск и передача Украине контроль над границей, а затем дискуссия по выборам и особом статусе.

Опубликованная в СМИ "формула Штайнмайера", на которую 1 октября 2019 года публично согласилась Украина, и подписание которой подтвердил Зеленский, содержит всего два пункта:

  • Первый - закон об особом статусе вступает в силу на временной основе в 20.00 после окончания выборов на неподконтрольных территориях, проведенных согласно украинскому закону.
  • Второе - закон об особом статусе вступает в силу на постоянной основе после публикации отчета ОБСЕ о том, что выборы прошли демократично.

Таким образом, за скобки мирного процесса по сценарию нынешнего немецкого президента, по всей логике, вынесены и вывод войск и момент передачи контроля над границей. Но комментируя подписание этой формулы, сам Зеленский заявил, что Украина не станет проводить выборы, если "там будут военные". "Если там кто-то будет, выборов не будет. Мы никогда не пойдем, чтобы проводить выборы, если там есть военные. Если там будут любые, вы понимаете, любые войска, выборов не будет", - заверил президент.

В тоже время, как видим, никакого "вывода войск" и передачи контроля над границей эта формула в том виде, в котором ее подписал Кучма, не предусматривает.  Поэтому если Зеленский будет выдвигать эти условия, то мирный процесс снова затормозится.

  1. Как и когда будут проходить выборы?

Согласно заявлению Зеленского, выборы на Донбассе должны пройти по украинскому законодательству и под присмотром ОБСЕ, которая должна будет подтвердить, состоялись они демократично или нет.

Но, похоже, сам президент не понимает, что для проведения выборов на Донбассе должен быть отдельный, особенный закон, хотя это, опять же, прямо прописано в подписанной Кучмой "формуле Штайнмайера".

Как пояснил "Стране" политолог Михаил Погребинский, общее законодательство о выборах может быть трудно выполнимо на Донбассе. "Если по украинскому законодательству, то выборы освещать должны украинские СМИ, должны там агитировать любые партии. А как они себе представляют, чтобы условная партия вроде "Свободы" агитировала на улице? То есть в любом случае, этот закон придется, хотят они того или нет, согласовывать с "ЛНР/ДНР". Договариваться, что все партии получают квоту на телевидении в той же Горловке или Донецке. Или может они там захотят, чтобы выборы были не по партийным спискам, а по какой-то другой системе", - отметил Погребинский.

Очевидно, что на разработку такого спецзакона понадобится время. Политолог Руслан Бортник в разговоре со "Страной" отмечает, что в лучшем случае выборы пройдут с марта по декабрь следующего года. "Зависит от принятия закона. Но его примут, судя по всему, в срок от 3 до 12 месяцев", - говорит "Стране" Бортник.

Некоторые собеседники "Страны" в пропрезидентской партии "Слуга народа" в свою очередь предполагают, что выборы на Донбассе можно было бы совместить с местными выборами, которые, очевиднее всего, пройдут в апреле 2020 года. Но все эти детали станут ясны не раньше, чем состоится встреча глав стран "нормандского формата". Согласование формулы Штайнмайера, а также даты начала отвода войск на двух участках фронта на Донбассе было главным условием России для организации встречи. И представители помощника президента России Суркова уже заявили, что эти условия выполнены и препятствий для встречи нет. 

  1. Что такое особый статус, который должен быть введён после выборов?

По словам Зеленского, "формула Штайнмайера" должна быть имплементирована в новый закон об особом статусе, которого еще нет". На самом деле закон есть. Он носит название "Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Луганской и Донецкой областей" и был принят еще в 2014 году, а затем трижды продлевался парламентом. В нынешней его редакции он действует до 31 декабря 2019 года. В нем прописано, что вступить в силу он должен после проведения местных выборов на неподконтрольных территориях (то же самое прописано и в формуле Штайнмайера).

По этому закону Донбасс имеет целый ряд привилегий.

  1. Назначение руководителей прокуратуры и судов согласно особому порядку при участии новоизбранных органов власти.
  2. Не допускать уголовное преследование участников событий на территории Луганской и Донецкой областей (амнистия).
  3. Способствовать использованию русского и других языков во всех сферах жизни
  4. Поддерживать эти районы в социально-экономическом развитии: восстановление промышленности, транспортной и социальной инфраструктуры, жилья. Переориентировать промышленный потенциал, создать новые рабочие места, привлечь инвестиции и кредиты. При этом поддержка отдельных районов Луганской и Донецкой областей должна отличаться от общего экономического режима хозяйственной и инвестиционной деятельности, а ее объемы нельзя сокращать.
  5. Помочь отдельным районам Луганской и Донецкой областей развивать трансграничное сотрудничество с Россией.
  6. Дать право местным органам власти создавать отряды народной милиции для охраны общественного порядка.

Все эти пункты копируют нормы Минских соглашений. Теперь же Зеленский обещает, что в сотрудничестве с общественностью будет разработан некий новый проект закона об особом статусе, где "не будет никакой капитуляции". Однако, непонятно, зачем принимать новый закон, если можно продлить действие старого (как это уже делалось неоднократно в пршлые годы).

Если же принимать нвоый закон и вычеркнуть оттуда ключевые пункты о местном самуоправлении, то можно сразу ставить жирный крест на мирном урегулировании - выборы никто тогда проводить не будет и "формула Штайнмайера" останется нереализованной.

  1. Почему националисты заявили о зраде?

Против "формуля Штайнмайера" уже выссказались почти все партии "майдановского" толка. Поддержала подписание формулы только "Оппозиционная платформа". "Слуга народа" пока что ограничилась крайне невнятным комментарием главы комитета по иностранным делам Богдана Яременко, который сказал, что якобы вообще никто ничего не подписывал.

На этом фоне усиливаются угрозы националистов организовать новый Майдан под лозунгом "нет капитуляции". Особенно жестко против формулы выступает Петр Порошенко, который в 2016 году с ней сперва согласился, а затем три года убеждал Запад, что у него нет возможностей провести необходимые законы через парламент.

О том, что Порошенко "согласовал" предложение Штайнмайера в 2016 году, буквально недавно заявил новый глава МИД Украины Вадим Пристайко в кулуарах саммита YES. "Формулу, которую наш глава государства согласовал, мы как люди, которые выполняют даже то, что пообещали наши предыдущие президенты, должны выполнять. Мы сейчас обсуждаем, в какой форме", - говорил он.

Всего 3 года назад сам Порошенко рассказывал на брифинге в Берлине, по итогам встречи в "нормандском формате", что он пообещал подготовить концепцию нового избирательного законодательства для имплементации "формулы Штайнмайера". Но теперь он говорит о том, что "никакой формулы Штайнмайера не существует" и "есть только формула Путина". В то же время Порошенко выступил со специальным видеообращением, в окружении депутатов от своей фракции раскритиковал действия Зеленского.  Но не порохоботами едиными. К митингам против "формулы Штайнмайра" во вторник присоединились "Голос" Вакарчука и "Нацкорпус" Билецкого. После заявления Зеленского они организовали новую акцию протеста - сперва на Банковой, а позже - и на Майдане.

  1. Будет ли в реальности реализована формула Штайнмайера?

Ответ на этот вопрос зависит от того, как поведет себя Зеленский, увидев сопротивление националистов и порохоботов. Если новая власть не станет реагировать на вялые протесты агрессивного меньшинства (а собрать 226 голосов под законы о выборах на Донбассе для Зеленского в нынешней Раде не составит труда), то у неподконтрольных территорий появятся все шансы мирном реинтегрироваться в Украину на особом статусе. Это означает, что война закончится, перестанут умирать люди по обе стороны от линии разграничения, и вся страна получит возможность для стабильного развития.

К слову, один из собеседников "Страны" в дипломатических кругах, говоря о перспективах, которые открываются в связи с подписанием "формулы Штайнмайера", отметил, что одним из аргументов для новой власти может стать крупный транш донорской помощи, который может выделить Украине Германия. "Идут разговоры о том, что Украина может получить несколько миллиардов евро", - говорит собеседник.

Основной аргумент на тему "формула Штайнмайера - это зрада" исходит из того, что выборы будут проводиться еще до передачи контроля над границей. А значит - с большой долей вероятности там победят силы, не лояльные к Майдану, зато лояльные к России. Причем эти власти в глазах мира станут легитимными представителями региона и получат особые права. В том числе - и на особые отношения с РФ.

С другой стороны - как раз этот фактор и может стать тем фундаментом, на котором регион будет реинтегрироваться в Украину. И люди, и руководство ныне неподконтрольных районов с большим удовольствием воспримут свой легитимный статус в составе Украины, чем непризнанную жизнь "между небом и землей" в "ДНР/ЛНР". И, постепенно, это полностью вернет эти территории в Украину. Естественно, при условии уважения их прав и особого статуса. Также, это может запустить процесс реальной децентрализации и в целом по стране, когда на местах получат больше прав и возможностей распоряжаться заработанными деньгами. Что только укрепит Украину и уничтожит в зародыше любые разговоры о сепаратизме.

Если же власть не найдет в себе мужества выполнить политическую часть договоренностей, пасуя перед угрозами националистов, то конфликт на Донбассе окончательно перейет в разряд "вечных вялотекущих", что чревато полным забвением со стороны мирового сообщества, а с России постепенно Европа снимет санкции. Более того, пока на востоке страны будет сохраняться очаг напряженности, любые реформы в экономической, политической и социальной сферах будут бесперспективны.

Украинский институт анализа и менеджмента политики

https://uiamp.org.ua/5-glavnyh-voprosov-o-formule-shtaynmayera

***

Комментарий. Формула Штайнмайера: вокруг чего такой сыр-бор?

«Формула Штайнмайера» была одним из самых упоминаемых словосочетаний последнего времени в украинской прессе и в социальных сетях, причём зачастую – в одном контексте со «сдачей национальных интересов». О ней все рассуждали так, будто прекрасно понимают, что это такое.

Особо творческие личности даже связывали нашумевший перформанс на столичном мосту метро (вооружённый карабином экс-военнослужащий угрожал взорвать его из-за собственных неудач в личной жизни) с нежеланием патриота и АТОшника идти на уступки агрессору, чего якобы искренне желает Офис Президента в тайном сговоре с Медведчуком, Путиным и православными рептилоидами.

«Хайп» оттого кажется ещё более необоснованным, что по сей день не очень понятно: а в чём заключается эта самая «формула Штайнмайера»? Много ли адептов «зрады» в состоянии внятно ответить на этот вопрос? Даже главный дипломат страны Вадим Пристайко признаёт – народ не в теме. Непонятно, был ли в таком случае «в теме» представитель Украины в Трёхсторонней контактной группе Леонид Кучма, который в последний момент не согласился на нотариальное документальное заверение формулы, хотя к тому всё шло?

Попробуем разобраться, к чему сводится данная формула, и обоснован ли свалившийся на неё шквал критики.

Повторение – мать…

Однако для начала нам придётся в очередной раз вспомнить, в чём заключались Вторые Минские соглашения, как тогда казалось – открывавшие возможность для мирного урегулирования конфликта на Востоке Украины. Они подразумевали следующие важные шаги:

  1. прекращение огня;
  2. отвод тяжёлых вооружений под наблюдением ОБСЕ в срок 14 дней с момента прекращения огня;
  3. после окончания отвода начнётся диалог о проведении выборов по украинскому законодательству и в частности ПОСТОЯННОМУ закону о статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей (границы этих территорий будут подтверждены постановлением Верховной Рады);

Ремарка. Закон этот включает в себя следующие пункты:

- полная амнистия;

- языковое самоопределение региона;

- участие местного самоуправления в назначении прокуроров и судей;

- прямой контакт местных органов с центральной киевской властью;

- трансграничное сотрудничество с РФ;

- оказание украинским правительством поддержки социально-экономическому развитию региона;

- создание народной милиции на данных территориях;

- запрет на досрочное прекращение полномочий депутатов и чиновников, которых выберут на местных досрочных выборах.

Дальнейшие пункты соглашений в том числе являются практической имплементацией данного закона.

  1. полная амнистия жителей региона, вне зависимости от тяжести совершённых ими преступлений;
  2. освобождение заложников по схеме «всех на всех» в пятидневный срок;
  3. безопасность для доставки гуманитарных грузов;
  4. полное восстановление социально-экономических связей (в частности восстановление всех социальных платежей);
  5. восстановление полного контроля над украинской границей в первый день ПОСЛЕ проведённых местных выборов И КОНСТИТУЦИОННОЙ реформы, которая подтвердит ПОСТОЯННЫЙ особый статус региона;
  6. вывод всех иностранных вооружённых формирований под наблюдением ОБСЕ и разоружение всех незаконных групп;
  7. прямые контакты с представителями отдельных районов для обсуждения качества выполнения соотв. Закона.

Бесчисленное количество раз на Западе говорилось, что альтернативы Минским соглашениям не существует (несмотря на все попытки экс-президента Петра Порошенко «петлять» и делать вид, что они не являются обязательными к выполнению). Поэтому, обсуждая мирный процесс и прекращение войны, эти пункты нужно постоянно держать в голове.

Что ж не так?

Под данным соглашением стоят подписи Леонида Кучмы, посла РФ в Украине Михаила Зурабова, тогдашних глав ЛНР и ДНР Игоря Плотницкого и Александра Захарченко соответственно, а также представителя ОБСЕ Хайди Тальявини. Однако его выполнение откровенно забуксовало. То ли потому что сработал частный случай дилеммы заключённого (обоим сторонам нужно пойти на болезненные компромиссы, и никто не готов начать первым, во избежание злоупотреблений второй стороны), то ли из-за имиджевых потерь для тогдашней киевской власти, которой бы очень не хотелось позлить националистов – ведь особый статус Донбасс всегда служил для них «красной линией», как и региональный статус русского языка.

Из всего упомянутого выше круга лиц в какой-то момент не осталось никого. Госпожа Тальявини, некогда поставившая точку в спорах, с чего началась война в Южной Осетии (с агрессии Грузии, напоминаем), уже в 2015-м году умыла руки, почувствовав бесперспективность дальнейших переговоров. Всех остальных либо отстранили, либо уже нет в живых (как в случае с Захарченко), а война так и идёт. Лишь Леонид Кучма после перерыва вернулся в ТКГ в 2019-м году, что сочли добрым знаком – прорыв наметился. Но что ему всегда мешало?

Фундаментальная проблема, которая постоянно становилась причиной разногласий между украинской и русской стороной: туманно прописанные сроки выполнения для каждого этапа. Если для одних мер их определили достаточно чётко (как с освобождением заложников), то с процедурой проведения выборов даже внутри документа авторы прибегли к дико непопулярной среди программистов процедуре GOTO (в п. 9 говорится «см. п. 11»). Из-за чего возникло пространство для споров, что же должно случиться раньше: сначала контроль за границей, а потом выборы, или сначала выборы, а потом контроль за границей. Причём обе стороны утверждают, что их позиция «чётко прописана в соглашениях».

Спойлер: если разобрать «макаронный код» соглашений, то из них выходит, что контроль за границей восстанавливается лишь ПОСЛЕ выборов по украинскому законодательству, и ПРИ УСЛОВИИ изменений в Конституцию, определяющих статус Донбасса.

Это то, что вам нужно знать, прежде чем обращаться к формуле Штайнмайера.

И вот тут она неловко вкрадывается в наш разговор

Чтобы понимать, насколько эту формулу целенаправленно дискредитируют, приведём вам мнения людей, как бы имеющих прямое отношение к попыткам урегулирования конфликта на Донбассе.

Выведенный из состава Трёхсторонней контактной группы Роман Бессмертный (говорят – он не устроил Зеленского своей бескомпромиссностью). Согласно его словам, изначально министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (сейчас – федеральный президент Германии) просто повторил на очередной встрече «Нормандской четвёрки» уже устоявшуюся последовательность «закон-выборы». Однако в течение последующих нескольких месяцев эта формулировка была искажена, якобы под влиянием Кремля, навязавшего свою волю министрам иностранных дел Германии и Франции, и звучала уже так: «временный закон-выборы под присмотром ОБСЕ-постоянный закон-граница». А так как в писанном виде формулу «не утверждали», то 18 сентября (когда ТКГ встретилась, но не сошлась во мнении), по мнению политика, следовало ожидать «кота в мешке».

Экс-министр иностранных дел Павел Климкин должен был знать об этой формуле лучше Бессмертного, который даже Минские соглашения интерпретирует вольно (утверждал, что Украина якобы договорилась обойтись без амнистии для боевиков, и что она не должна вносить изменения в Конституцию). И он характеризует её так: «проводятся выборы по стандартам ОБСЕ, что требует вывода войск и восстановления украинских органов власти, медиа и политических партий, и лишь после выборов будет предоставлен особый статус». Как мы видим, его вольная интерпретация тоже игнорирует Минские соглашения, хотя справедливости ради стоит сказать, что в них сроки вывода войск действительно не были прописаны.

Однако оба дипломата в любом случае лукавят

«Формула Штайнмайера» впервые прозвучала ориентировочно в октябре 2015-го года как особое мнение тогдашнего главы МИД Германии. Он тогда, увидев отсутствие прогресса в разрешении конфликта, предложил следующее: СНАЧАЛА проводятся выборы на оккупированных территориях под наблюдением ОБСЕ, и, если они признаны состоявшимися по стандартам организации, центральная власть вносит изменения в законодательство, дающие региону ПОСТОЯННЫЙ особый статус. После чего Украина восстанавливает контроль над границей.

Тогда это не было документом и официальной позицией МИДа. Но в сентябре 2016-го года Штайнмайер вместе с главой французской дипломатии Жаном-Марком Эро в преддверии возможных переговоров «нормандской четвёрки» приезжал в Киев. Тогда они предложили рамочное соглашение, которое должно было стать опорой для дальнейшего выхода из кризиса, и которое тут же встретили в штыки «радикалы» Олега Ляшко и Анна Гопко. Тогда же в разговорах всплыла и «формула». По словам Сегодня.ua, посольство Германии тогда интерпретировало её так: «внесение изменений в Конституцию о статусе Донбасса происходит одновременно с проведением местных выборов». Из-за определённой необъективности очевидцев и дефицита сохранившихся материалов можно составить следующую картину, не обязательно претендующую на 100%-ю достоверность:

- министры прибыли с мягким ультиматумом, мол, мы одобряем начавшееся семидневное перемирие, но мы очень хотим, чтобы вы поскорее приняли закон о выборах и провели их;

- от этого патриоты, пардон, офонарели и почуяли носом зраду: дескать, это Меркель и Олланд заигрывают с Путиным, а ещё с электоратом перед выборами, дабы прослыть миротворцами. И именно поэтому министры поехали следить за перемирием не на передовую (куда-нибудь в Авдеевку, где украинские воины всё время находятся под обстрелом), а в находящиеся в глубоком тылу Краматорск и Славянск.

Сейчас уже нельзя сказать, имел ли место откровенный шантаж украинской стороны, или это действительно был повод для дипломатов «зачекиниться» на очередном бесплодном мероприятии по разрешению сложного конфликта. Однако их выступления не только не дезавуировали (как это любят делать в Офисе Президента по поводу «частных мнений» команды Зеленского) – в декабре того же года посол Германии в Украине Эрнста Райхеля несколько раз (то во время своего харьковского визита, то в эфире Радио Свобода) упомянул «формулу Штайнмайера» и озвучил её суть, заметив, впрочем, что она «является предметом дискуссии». Вот так она выглядит согласно официальной украинской странице Радио Свобода: «местные выборы пройдут под контролем ОБСЕ по её стандартам, и если она даст добро, то вступит в действие закон о специальном статусе». И что особенно важно: «Не погоджено – і навряд чи буде погоджено – що Україна відновлює контроль (над кордоном – ред.) і тільки потім відбуваються вибори». А, да, и сначала должен быть принят закон о выборах.

Вот где зрада зрадная! В феврале 2017-го года посол в честь 25-летия дипломатических отношений между Украиной и Германией дал интервью изданию РБК и перефразировал мысль таким образом: «необязательно, что выборы на Донбассе могут состояться только тогда, когда там не будет российских войск или на каждой городской администрации будет вывешен украинский флаг», приведя в качестве аргумента тот факт, что последние парламентские выборы в ГДР тоже прошли в присутствии российских войск, но это не помешало свергнуть коммунистический режим.

Всё та же Анна Гопко возмутилась настолько, что потребовала отозвать посла. Министр Климкин же в своём Твиттере сравнил такие выборы с «фарсом в оккупированном Крыму и на Донбассе». Посла вызвали на ковёр. Одиозный народный депутат Алексей Гончаренко устроил «перформанс», написав слово по-немецки «нет» на куске Берлинской стены возле посольства (и к слову прикрывшись своей неприкосновенностью, когда сотрудники попытались ему воспрепятствовать, о чём сообщало издание Spiegel). Правда, потом дал «ответку» представитель МИД ФРГ Мартин Шефер, ответивший на вопрос корреспондента Укринформа, что «не видит противоречий в словах посла», и скандал как-то замяли. Но, как должны были заметить наблюдательные читатели, эта «крамола» прописана в Минских соглашениях, гарантом исполнения которых являлся президент Порошенко…

Итак, повторимся.

«Формула Штайнмайера» в общем виде (детали могут уточняться) заключается в следующем: сначала закон о выборах, потом сами выборы; если ОБСЕ говорит «малаца», то особый статус принимает силу постояннодействующего закона. Эта «формула» принимает во внимание тот факт, что ещё в 2014-м был принят закон об особом порядке самоуправления Донбасса, однако он временный и требует ежегодной пролонгации. К слову говоря, последний раз он был продлён до 31 декабря 2019 года, что как бы мотивирует новую власть решить этот вопрос, пока у остальных вовлечённых в переговоры сторон ещё есть какой-то оптимизм относительно желания Зеленского закончить войну.

Капитулировали-капитулировали, да не выкапитулировали

18 сентября, как мы помним, состоялась встреча ТКГ, обернувшаяся фиаско по каким-то причинам, и формула подписана не была. Украинская сторона заявила, что из-за технических моментов. Российская – что украинцы целенаправленно сорвали переговоры, отказавшись от выполнения возложенных обязательств, из-за чего оказалась под вопросом встреча Зеленского с Путиным. Возможно, это как-то связано с личной непримиримостью Леонида Даниловича, чья пресс-секретарь Дарка Олифер ещё в 2016-м году говорила: выборов без контроля над границей не будет.

Конспирология, конечно, обросла и более интересными версиями; например, что во всём виноват зять Кучмы Пинчук, близкий к Демократической партии США, спонсором которой является Сорос, не заинтересованный в возможности мирно разрешить конфликт, обременяющий Россию. Но вне зависимости от того, насколько важную роль сыграл данный фактор, можно дать более простое и логичное объяснение – до последнего момента банально никто не знал, что же представляет собой эта формула. Хотя о ней все говорили. И неясно, отказались ли от неё вовсе или возьмут за основу для дальнейшей работы.

Тем не менее, незнанием, что же такого хотят подписать в ТКГ, воспользовались сторонники «войны до победного конца», и принялись поносить президента Зеленского. Несмотря на то, что он неоднократно скептически высказывался о Минских соглашениях, на условиях которых сошлись Порошенко и Путин, единые в своём «уважении к территориальной целостности Украины» (оставив крымский вопрос за скобками). Недовольные уже обвинили власть в капитуляции и «государственной измене», организовав протест под Офисом Президента. «Общественность», представленная экс-министрами иностранных дел Борисом Тарасюком и Владимиром Огрызко (оба занимали свои должности при президенте Викторе Ющенко и отличались антироссийскими настроениями) с примкнувшими к ним активистами и комбатами, составила открытое письмо президенту. В нём они, представившись «народом Украины», озвучили такие требования:

- мир на основании Минских соглашений приведёт к «ещё более масштабной войне, утрате государственности» (sic!), а потому недопустим;

- Донбасс должен быть освобождён одновременно с Крымом;

- Кремль обязан освободить всех пленных в одностороннем порядке, как и вывести свои войска без каких-либо ответных требований;

- контроль над границей должен быть полностью восстановлен;

- выборы на оккупированных территориях возможны только после их деоккупации, в украинском правовом поле под контролем украинских органов власти;

- нельзя соглашаться на особый статус отдельных территорий, так как это покушение на унитарный статус Украины;

- Россия должна понести международную ответственность за агрессию против Украины (в том числе выплатить репарации).

Отдельно от этого праздника жизни звучало обвинение в готовящейся амнистии боевиков, которая, между прочим, тоже является частью Вселенной Минских соглашений. Вот вопрос амнистии и разговорил наконец-то Министра иностранных дел Украины Вадима Пристайко. Он заявил, что украинцы не знают, о чём вообще формула, и что в ней нет ни слова об амнистии – только о порядке проведения выборов. Об этом мы и говорим – ожидающие люстрации журналистов «слуги народа» не удосужились посвятить публику в содержание новых договорённостей, что вообще-то на совести и МИДа, и президента, и Верховной Рады (которая должна будет потом ратифицировать документ). Что ж, по крайней мере хоть так мы можем косвенно понять, чего в формуле нет. А что же там всё-таки есть – загадка. Тем более, по его же словам, итоговый текст всё же отличается от предложения данного, Штайнмайером в 2015-м году…

Правда, 19-го сентября издание «Коммерсант» опубликовало свою версию случившегося, обвинив украинскую делегацию в саботаже, и в придачу показало что-то вроде чернового варианта итоговой резолюции. Это ещё не ответ на все вопросы, но основные моменты выделить можно:

- закон о досрочных местных выборах на Донбассе по украинскому законодательству;

- выборы проходят под наблюдением ОБСЕ;

- после выборов закон (видимо, об особом статусе) становится постоянным.

Да, не сказано напрямую, под чьим контролем окажется граница на время выборов (хотя можно догадаться, что не под украинским, иначе к чему здесь ОБСЕ?), но уже хоть что-то. Пусть и сказано, что текст «отличается», а значит, правки ещё возможны.

«Война до победного конца» никогда не меняется

И всё же, как бы текст не «отличался», формула в первую очередь является уточнением Минских соглашений, к которым, как говорил Министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эро, «нет плана Б». Пристайко это должен знать, а не подыгрывать националистически настроенной оппозиции, ориентированной на экс-президента Петра Порошенко, который счёл предложение Штайнмайера формулой Лаврова (Министра иностранных дел Российской Федерации), намекая, с чьей подачи она составлялась и кто от неё больше всего выиграет. И посоветовал для обеспечения национальной безопасности вступить в НАТО, куда Украина едва ли вступит без мирного решения конфликта на Донбассе (то есть после выполнения всех пунктов Минских соглашений).

Озвученные же оппозицией ястребиные требования отметают не только «формулу», а и Минские соглашения в принципе, на что ни Россия не пойдёт, ни украинская сторона рассчитывать не может, т.к. нет рычагов давления, которые позволят их выполнить. Ядерное оружие? Огромные запасы углеводородов? Орбитальная ионная пушка?

При этом авторы письма ссылаются на «бесчисленное количество случаев в истории, когда потакание условиям Кремля лишь раззадоривало бы агрессора». Но истории известны и случаи, когда объявившие «війну до перемоги» в итоге потерпели бы поражение от собственных же сограждан-оппортунистов после кровопролитных боёв. Допустим, гражданская война в Ирландии (для любознательных – правдоподобно изображена в фильме Кена Лоуча «Ветер, что колышет ячмень») или Гуситские войны (на фоне которых происходит «Сага о Рейневане» А. Сапковского). Война с угрозой масштабного внешнего вторжения, в которой Украине не помогут ни Трамп, ни Макрон, ни Меркель, ни Расмуссен – за такое ли окончательное решение минского вопроса выступают патриоты?

Автор: Лекс Свифт, специально для УИАМП

https://uiamp.org.ua/formula-shtaynmayera-vokrug-chego-takoy-syr-bor

***

Дополнение. "Формула Штайнмайера" - спасение минских соглашений и гарантия мира в Донбассе?

Что такое "формула Штайнмайера", почему на ней настаивает Россия, чего опасается Украина и как "формулу" оценивают эксперты из стран "нормандской четверки" - разбиралась DW.

Очередная встреча в верхах в "нормандском формате" по урегулированию ситуации на востоке Украины, которую ожидали уже в сентябре, судя по заявлениям с украинской и российской сторон, откладывается на неопределенный срок. Камнем преткновения является то, что в России называют  "формулой Штайнмайера". В Украине этот термин стал активно обсуждаться после того, как президент РФ Владимир Путин в телефонном разговоре с президентом Франции Эмманюэлем Макроном сказал, что условием проведения саммита лидеров Украины, России, Германии и Франции станет предварительное фиксирование этой самой "формулы" на бумаге.

Этой позиции в официальных заявлениях единодушно придерживаются на переговорах все ключевые лица с российской стороны. Напротив, с украинской стороны, судя по новостям из Киева, единства по поводу "формулы" нет. Так, глава МИД Украины Вадим Пристайко 18 сентября сообщил об уже данном им ранее согласии на "формулу Штайнмайера". Однако, в тот же день ставить подпись под "формулой" - по сообщениям российских информагентств - представители Украины отказались. В свою очередь, президент Украины Владимир Зеленский ранее заявлял, что собирается обсуждать условия "формулы" в процессе самих переговоров в "нормандском формате", называя ее "одним из самых сложных вопросов" и обещая защищать "каждую каплю украинских интересов".

Что предложил глава МИД Германии?

"Формула Штайнмайера" касается выполнения одного из пунктов минских договоренностей - определения статуса Донбасса. Еще в конце 2015 года ее предложил тогдашний глава министерства иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), сейчас президент ФРГ. Она была задумана как некий компромисс в дискуссиях об очередности выполнения минских соглашений.

Суть "формулы" в том, что Донбасс должен временно получить особый статус на момент проведения там местных выборов, а на постоянной основе - после того, как результаты выборов признает Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Под ее контролем должно пройти и само голосование.

Условия "формулы" в деталях нигде не были прописаны, что впоследствии вызвало разногласия в ее трактовках со стороны России и Украины - и ее фактическое замораживание. Более того, среди участников "нормандского формата" нет даже четкого консенсуса о том, договорились ли стороны вообще о ее применении. Россия настаивает на том, что договоренность была, новая украинская власть это подтверждает, тогда как бывшие украинские участники переговоров - оспаривают.

Было ли согласие Киева на предложение Штайнмайера?

По словам нынешнего главы МИД Украины Вадима Пристайко, Киев собирается реализовать "формулу Штайнмайера", потому что еще в 2016 году с ней якобы согласился тогдашний президент Украины Петр Порошенко. "Формулу Штайнмаера", которую наш глава государства согласовал, мы, как люди, которые выполняют даже то, что пообещали наши предыдущие президенты, должны выполнять. Мы сейчас обсуждаем, в какой форме", - цитирует "Интерфакс-Украина" министра иностранных дел.

Заявление Пристайко, однако, опроверг бывший посол Украины в ЕС и советник Петра Порошенко Константин Елисеев. Он утверждает, что Украина никогда не соглашалась на применение "формулы Штайнмайера".

"Как экс-участник нормандских переговоров на уровне дипсоветников поясняю: по принципу "ничего не согласовано, пока все не согласовано" Украина никогда не давала и не могла дать согласие на "формулу Штайнмайера". Глава государства не мог согласовать то, что требует согласия ВРУ (Верховной рады Украины. - Ред.). РФ расставляет ловушки", - пишет Елисеев в своем Twitter.

Опасения Украины

По мнению бывшего министра иностранных дел Украины Павла Климкина, нельзя допустить, чтобы "формулу Штайнмайера" Киеву "продали как полноценный план урегулирования". Об этом он написал в статье для издания "Европейская правда".

Климкин опасается, что, настаивая на "формуле Штайнмайера", РФ постарается размыть стандарты ОБСЕ по выборам. По словам дипломата, перед проведением голосования с оккупированных территорий должны быть выведены войска и вооружения, обеспечена роль украинской ЦИК, права масс-медиа, участие в выборах внутренне перемещенных лиц и украинских партий.

Владимир Фесенко, украинский политолог, глава киевского Центра прикладных политических исследований "Пента" также считает, что Киеву сейчас нельзя соглашаться на письменное закрепление "формулы" еще до  проведения саммита, называя это требование "ловушкой России". "Это тупик. Если Зеленский на это согласится, это приведет к проблемам. Это может вызвать протесты и политический кризис в Украине", - предупреждает политолог.

По словам Фесенко, прежде чем зафиксировать "формулу" на бумаге, нужно договориться по трем ключевым для Украины вопросам: кому предоставляется особый статус, кто и как проводит выборы - и кто будет обеспечивать безопасность во время голосования. "Проведение таких выборов представителями "ЛНР" и "ДНР" абсолютно неприемлемо для Украины" - напоминает Фесенко.

Политолог уверен, что Украина должна выдвинуть свое предложение - возобновить работу над "дорожной картой" реализации минских соглашений, которая, по его словам, была прекращена более двух лет назад.

Россия выступает за "железную договоренность"

В Кремле настаивают на закреплении "формулы Штайнмайера" на бумаге, среди прочего указывая на якобы имевшее ранее место несоблюдение договоренностей украинской стороной. Об этом агентству "Интерфакс" 13 сентября заявил помощник президента России Юрий Ушаков. "Мы хотим, - сказал он, - чтобы уже была железная договоренность, которая способствовала тому, что потом будут предприняты реальные шаги по урегулированию кризиса".

Эксперты в России называют "формулу" компромиссом, приемлемым для всех сторон - как для Москвы, так и для Киева, Донецка и Луганска. Такого мнения придерживается Сергей Уткин, руководитель сектора стратегических оценок Центра ситуационного анализа в Институте мировой экономики и международных отношений.

Он называет "формулу" "рамкой, которую нужно закрепить, чтобы в дальнейшем наполнять ее элементами, которых не хватает для того, чтобы реализовать минские договоренности на практике". Только после письменного закрепления "формулы", по мнению эксперта, можно определять модальность проведения выборов - меры безопасности и наличие миротворцев. 

На аргументы противников закрепления "формулы" из числа представителей предыдущей украинской власти Уткин отвечает: "Предыдущая власть проиграла выборы с треском. У нас сложилась новая политическая ситуация, появились совершенно новые люди на разных позициях, в том числе на ключевых".

Взгляд на "формулу Штайнмайера" из Германии

"Есть надежда и скептицизм одновременно", - так охарактеризовала ожидания Германии Сьюзан Стюарт (Susan Stewart) из берлинского Фонда науки и политики (SWP). По ее словам, с одной стороны, в ФРГ считают, что избрание президента Зеленского и большинство его партии в парламенте открывают новые возможности для урегулирования конфликта. С другой стороны, отмечает Стюарт, многие по-прежнему скептически относятся к возможности достижения соглашения, способного удовлетворить как украинскую, так и российскую стороны.

"Я не думаю, что украинцам будет достаточно согласиться прописать "формулу Штайнмайера". Потому что в какой-то степени это не в их интересах", - говорит эксперт. По словам Стюарт, перед проведением выборов многое должно произойти на самих подконтрольных сепаратистам территориях: длительный период соблюдения режима прекращения огня, отвод тяжелого вооружения, обеспечение безопасности и проведения предвыборных кампаний представителями всех политических партий, а также равное освещение их в СМИ.

Комментируя опасения украинской стороны, что "формула" может быть использована Кремлем в качестве "ловушки", эксперт отметила, что "это просто возврат к старому спору - что должно быть вначале: меры безопасности или политические меры? Украинская позиция заключается в том, что меры безопасности должны быть на первом месте. И я согласна с этой точкой зрения. Россия же хочет, чтобы политические меры были либо первыми, либо переплетены с мерами безопасности".

В то же время, из Франции о "формуле" звучат более благосклонные комментарии. Специалист по России французского Института международных и стратегических отношений (IRIS) Жан де Глиниасти охарактеризовал "формулу Штайнмайера" как "очень хорошее предложение, которое, возможно, сейчас реактивируется". В связи с этим эксперт возлагает надежды на однопартийное большинство Зеленского в парламенте.

Что касается последовательности шагов по урегулированию конфликта, французский эксперт напоминает: "Есть минские соглашения(...) - и это обязывающие соглашения. Там есть последовательность шагов, которая начинается с политических мер, которые было сложно осуществить предыдущему украинскому правительству. Немецкое предложение состоит в том, чтобы преодолеть теперь эту трудность".

Автор: Яна Беляева

https://p.dw.com/p/3Pfmk

***

Приложение. Как проиграть войну

Если прошлая власть стремилась к тому, чтобы дружить с Европой против Москвы, то новая охотно идет на то, чтобы Москва и Европа начали дружить против Киева.

Министр иностранных дел Вадим Пристайко заявил, что дал согласие на «формулу Штайнмайера». Он добавил, что для проведения выборов на оккупированном Донбассе сперва должны быть созданы соответствующие условия. «Надо, чтобы все партии, представленные за этим столом, все медиа, представленные здесь, имели доступ к выборам, и так далее. Только тогда выборы могут быть признаны соответствующими стандартам ОБСЕ» – конец цитаты.

Я просто напомню, о чем речь. «Формула Штайнмайера» – это перечисление последовательности, в которой должны выполняться Минские соглашения. Ее идея проста. Прекращение огня. Разведение войск. После этого – закон об амнистии для боевиков «ЛДНР» и закрепление особого статуса Донбасса в Конституции Украины. Затем – выборы на оккупированной территории. Лишь после этого Россия выводит свои войска и передает контроль над границей. Формально она должна передавать границу украинской стороне. Но к тому моменту боевики «ЛДНР» уже будут легализованы в украинском правовом поле. И Москва вполне может передать контроль над границей именно им. А это значит, что никакой границы де-факто не будет.

Вадим Пристайко утверждает, что «формулу Штайнмайера» согласовал еще Петр Порошенко в 2016 году. И что новая власть всего лишь исполняет старые обязательства. Но это не так. Прежнее руководство страны «формулу Штайнмайера» считало неприемлемой. И соглашаться на нее не собиралось. Дело в том, что Минские соглашения заключались в очень невыгодный для Киева момент. Иловайск и Дебальцево ослабили украинскую сторону. Российская кадровая армия уже не притворялась, что ее нет на территории нашей страны. Украине нужно было выиграть время. Вторые Минские соглашения заключались под диктовку Кремля, который хотел закрепить ими порядок капитуляции Украины.

Именно поэтому в тексте соглашений было прописано, что Украина закрепляет в Конституции отдельный статус оккупированных территорий, проводит там выборы, после которых Россия начинает выводить войска и передавать контроль над границей. Строго говоря, если воплотить эти соглашения в жизнь, то Россия добилась бы своего. Сохранение контроля над территорией, легализация марионеток, превращение Донбасса в поводок на шее украинского суверенитета. Все это позволило бы Кремлю сохранить Украину в орбите своего влияния и обнулить любые попытки интеграции страны в Европу.

Соглашения были подписаны. Украина получила передышку. Линия фронта зафиксировалась, а потери сократились. А затем Киев стал искать возможности для того, чтобы изменить порядок выполнения «Минска».

Официальная позиция прежней украинской власти была проста. Ни о каком выполнении соглашений не может идти речь до тех пор, пока Россия не выведет свои войска с украинской территории. Эту позицию МИД транслировал на всех возможных дипломатических площадках. Европейские дипломаты пытались предлагать альтернативы (одной из них и стала «формула Штайнмайера»), но, в целом, с украинской позицией готовы были соглашаться. Санкции против России сохранялись.

А затем в Украине случились президентские выборы. Вероятно, Европа увидела в них для себя окно возможностей. В конце концов, до 2014 года Российская Федерация жила по формуле «продаем на Запад нефть и газ, а на вырученные деньги покупаем все остальное». И эта схема вполне была выгодна европейскому бизнесу. Возвращение российской делегации в ПАСЕ. Заявления Владимира Зеленского о новых переговорах. Первый обмен. Подготовка встречи в «нормандском формате». Причем Москва давала понять, что эта встреча возможна лишь в том случае, если Киев письменно согласится на «формулу Штайнмайера». Об этом, в частности, заявлял помощник президента России Юрий Ушаков.

Все, что мы наблюдаем, – это российский сценарий выполнения «Минска». Ответственность за который новая украинская власть, вдобавок, пытается переложить на своих предшественников. При этом Владимир Зеленский вслух заявляет о том, что никакие выборы на Донбассе до вывода войск невозможны. Но что может быть гарантией того, что эти слова не останутся просто словами?

Украина последовательно выполняет все требования Москвы. Разводит войска. Ведет прямые переговоры с Кремлем. Если прошлая власть стремилась к тому, чтобы дружить с Европой против Москвы, то новая охотно идет на то, чтобы Москва и Европа начали дружить против Киева.

Я могу понять, зачем это Москве. Потому что империя, колонии и фантомные боли. Я могу понять, зачем это Европе. Потому что рынки, издержки и торговля. Но я никак не могу понять, зачем это Украине. Владимир Зеленский может быть уверен, что он войдет в историю как человек, который закончил войну.

Но он может войти в нее как человек, который ее проиграл.

Автор: Павел Казарин,  опубликовано в издании  Крым.Реалии

http://argumentua.com/stati/kak-proigrat-voinu


Об авторе
[-]

Автор: Татьяна Ивженко, Лекс Свифт, Яна Беляева, Павел Казарин

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.10.2019. Просмотров: 112

Комментарии
[-]
I am often to blogging and I really appreciate your content. The article has really piqued my interest. I am going to bookmark your site and keep checking for new information.
starjack io
 anna91 | 09.10.2019, 02:21 #
I read this article! I hope you will continue to have such articles to share with everyone! thank you!  hotmail login
 lia | 12.10.2019, 07:34 #
Shop online at Aixonne for a wide selection of cute protective iphone 8 plus cases. Protect your iphone with most protective iphone xs max case. Find great deals on iphone xr tempered glass screen protector
 vida | 14.10.2019, 08:54 #
ترجمه تخصصی خود رابه مابسپارید
بهترین کیفیت ترجمه
<a href=”https://tarjomeonline.ir/b/%D8%AA%D8%B1%D8%AC%D9%85%D9%87-%D8%AA%D8%AE%D8%B5%D8%B5%DB%8C”>ترجمه تخصصی</a>
خدمات عالی ترجمه با پشتیبانی شبانه روزی و گارانتی ترجمه
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta