Преодолеть военный конфликт вокруг Нагорного Карабаха не удастся, но заморозить его опять – вполне реально

Содержание
[-]

***

В последнее время внимание мировой общественности приковано к Нагорному Карабаху, к разгорающемуся там военному конфликту.

Pакетные обстрелы по городам не сломят противника, они лишь возмущают мировое сообщество

Еще задолго до начала второй Карабахской войны много писалось о том, что она невозможна в силу наличия у Армении оперативно-тактических ракет, в том числе новейших «Искандеров», которыми Ереван сможет обстреливать почти всю территорию Азербайджана. Однако война началась, и пресловутые ракеты (кроме «Искандеров») были задействованы. Как это часто бывает, от перестрелок на фронте война распространилась непосредственно на мирное население, которое поражается уже не случайно, а преднамеренно и целенаправленно. При этом каждая из сторон стремится представить свои действия как ответную реакцию, как возмездие противостоящей стороне. Каков предварительный результат обстрелов Гянджи и других городов Азербайджана?

Но прежде чем ответить на этот вопрос, поскольку в мире нет ничего нового под луной, отметим, что уяснению нынешней фазы карабахского конфликта поможет аналогичный опыт подобных противостояний.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Впервые ракеты современного типа как боевое оружие были применены нацистской Германией. 13 июня 1944 года начался обстрел Лондона – через неделю после высадки союзников в Нормандии – самолетами-снарядами Фау-1, а с сентября того же года – уже «настоящими» баллистическими ракетами Фау-2. Гитлеровская пропаганда много говорила об «оружии возмездия», о «чудо-оружии». Однако применяемые исключительно против мирного населения (в силу своей крайней неточности они могли использоваться только для стрельбы по площадям) и Фау-1, и Фау-2 (первых было выпущено по Англии около 9500, а вторых более 1400) никакой роли в войне не сыграли и на ход боевых действий не повлияли. Ракетные обстрелы не смогли подорвать моральный дух англичан (хотя и погибло около 9 тыс. мирных жителей) или нанести значительный материальный ущерб. Единственное их реальное значение заключалось в отвлечении части авиации и ПВО на борьбу с Фау-1 и бомбардировщиков на удары по стартовым площадкам Фау-2, а также в эвакуации части мирного населения из Лондона. Гитлер, потратив более миллиарда долларов – огромные по тем временам деньги, – ничего не добился на поле боя, но зато израсходовал впустую драгоценные и дефицитные ресурсы.

Более релевантны по отношению к сегодняшним событиям в Закавказье другие примеры, из недавнего времени, ведь у сторон нет такого количества ракет, как у Германии во Второй мировой войне, и они могут осуществлять лишь одиночные запуски.

2 и 3 мая 1995 года состоялся ракетный обстрел столицы Хорватии – Загреба. Краинские сербы сделали это в отчаянной попытке сдержать наступление хорватов, проводивших операцию «Молния». В Загребе погибло семь мирных жителей. Наступление отбить не удалось, а еще через несколько месяцев, после операции «Буря», Сербская Краина перестала существовать. Ее президента Милана Мартича за приказ об обстреле Загреба приговорили в Гааге к 35 годам тюремного заключения.

В январе-феврале 1991 года, во время войны в Заливе, Ирак выпустил по Израилю около 40 ракет, надеясь таким образом спровоцировать арабов на выход из союзнической коалиции. Саддам Хусейн не добился этой цели и не нанес никакого ущерба Израилю. Точность ракет оказалась низкой, а часть из них была перехвачена американской системой ПВО «Патриот».

Несколькими годами ранее, во время ирано-иракской войны, протекала так называемая война городов, когда противоборствующие стороны наносили удары по жилой инфраструктуре друг друга, в том числе с помощью ракет. Это происходило как раз вблизи нынешней территории карабахского конфликта, пострадал и город Тебриз – столица иранского Азербайджана. Погибло в общей сложности несколько тысяч мирных жителей. Но опять-таки кардинально ход войны с помощью ракетных обстрелов изменить не удалось, ни одна из сторон не получила ощутимого преимущества. Сражения в итоге завершились в результате международного давления на Багдад и Тегеран и взаимного истощения сил.

Эти три примера применения ракет для ударов по жилым кварталам ясно показывают, что ни в одном из случаев добиться победы или хотя бы какого-то ощутимого преимущества не удавалось. Использование реактивного оружия носило сугубо пропагандистский характер – запугать население противника, посеять в нем панику, убедить своих собственных жителей в обладании чудо-оружием, внушить согражданам чувство безопасности, компенсировать поражения на фронте.

Все эти факторы действуют и сегодня. Армения не может убедить население Нагорного Карабаха в его неуязвимости и защищенности, особенно перед лицом явного превосходства азербайджанской стороны по части вооружений, особенно беспилотников. Кроме того, столица Степанакерт начала подвергаться обстрелам из реактивных систем залпового огня, и этому обстоятельству необходимо было тоже что-то противопоставить, чтобы не выглядеть беспомощными перед натиском противника.

Со стороны Азербайджана удары по городам также имеют характер психологической войны. Военное значение подобных акций ничтожно, но они, например, побуждают население к бегству в Армению, что, возможно, и является целью ударов. Об этом же, судя по всему, в том числе по распускаемым в соцсетях и СМИ слухам, задумывалась и армянская сторона – если бы из полумиллионной Гянджи началось бегство хотя бы половины населения, это создало бы немалые проблемы и логистике азербайджанской армии, и национальной экономике. Но тотальная эвакуация не началась. Ударов было нанесено слишком мало, чтобы создать «критическую массу» для паникерских настроений. Но необходимого количества ракет у армянской армии нет, и даже уже нанесенные удары вызвали слишком большое возмущение в мире. «Искандеры» слишком дороги и их мало, чтобы использовать в психологической войне. Кроме того, противоракетная оборона Азербайджана худо-бедно работает, и рисковать дорогостоящими ракетами Ереван не решается, оставляя их как «последний довод королей». Так что будут ли они использованы вообще – остается под вопросом.

Обе стороны, поражая мирное население, не должны забывать, что все их действия внимательно фиксируются. Международное сообщество крайне негативно относится к сообщениям о преднамеренном нанесении ударов по гражданским объектам, и вероятность привлечения к ответственности за подобные шаги весьма велика, вне зависимости от того, когда наступит расплата.

Aвтор Максим Артемьев, кандидат психологических наук, историк, журналист

https://www.ng.ru/ideas/2020-10-21/7_7995_karabakh2.html

***

Премьер-министр Армении Никол Пашинян призвал нацию к решающей битве

Премьер-министр Армении Никол Пашинян 21 октября в ходе прямого эфира на своей странице в Facebook объявил о невозможности принятия дипломатического решения по непризнанной Нагорно-Карабахской республике (НКР).

По словам Пашиняна, время для решения конфликта взаимоприемлемым образом безвозвратно утеряно. «Я констатирую, что мы должны осознать: вопрос Карабаха на данном этапе и начиная с этого этапа не имеет дипломатического решения на долгое время. Все те надежды, предложения о поиске дипломатических решений в данной ситуации должны считаться завершенными. Мы всегда говорили, что готовы решить вопрос на основе компромисса. Но то, что приемлемо для армянской стороны, сейчас уже неприемлемо для азербайджанской стороны», – заявил Никол Пашинян в среду.

По его словам, армянские власти неоднократно говорили, что готовы решить вопрос на основе взаимных компромиссов. Но практика показала, что эта логика неприемлема для азербайджанской стороны. Вся дипломатическая тактика и стратегия Баку остаются неизменными. Ни к каким компромиссам, без чего невозможен ни один переговорный процесс, азербайджанская сторона не была готова.

Армянский лидер коснулся позиции России, которая части армянского общества видится несколько неоднозначной для стратегического союзника. «Россия делает все возможное для Армении, сомнений в этом нет, – заявил Пашинян. – Сегодня, как и за все время карабахского конфликта, я очень высоко ценю сотрудничество Армении и России. Мы чувствуем поддержку России как стратегического союзника Республики Армения и армянского народа». По мнению Пашиняна, Армения и Россия сотрудничают на высшем уровне и продолжат сотрудничать для нахождения решений любых сложных вопросов. «Россия является и посредником в деле урегулирования конфликта, и стратегическим партнером Армении. Учитывая эти два статуса, Москва сделала максимум возможного, и не приходится сомневаться, что продолжит это делать», – подчеркнул Пашинян.

Вместе с этим премьер заявил, что приемлемого для себя решения карабахского конфликта армянский народ сможет добиться только с оружием в руках. «Наши дальнейшие действия – это борьба до конца, во имя прав нашего народа. Вне зависимости, что произойдет, надо бороться во имя прав нашего народа. Сегодня в контексте позиции Азербайджана бороться во имя прав нашего народа означает в первую очередь взять оружие в руки и стоять на защите своей родины. При эффективной организации этого процесса мы сможем достичь приемлемого для нас дипломатического решения», – заявил Пашинян в ходе прямого эфира на своей странице в Facebook.

Некоторую повышенную эмоциональность армянского лидера наблюдатели связывают с удачной операцией армянских сил на тяжелом южном фронте. Им удалось захватить противника в клещи и нанести болезненный удар, сопряженный с большим уроном в живой силе и технике. Результативность операции подтверждена источниками из Ирана, вблизи границ которого она была проведена. По мнению экспертов, в войне, возможно, наметился переломный момент, и, вероятно, заявление Пашиняна можно рассматривать как призыв народа к решающей консолидации. Тем более на фоне беспрецедентной встречи всех бывших президентов Армении и Нагорного Карабаха.

Не испытывающие теплых чувств друг к другу Левон Тер-Петросян, Роберт Кочарян, Серж Саргсян, Аркадий Гукасян и Бако Саакян, забыв о неприязни, встретились 21 октября в Ереване и обсудили вопросы будущего Арцаха (историческое название Нагорного Карабаха) и Армении.

Между тем действующий президент Армении Армен Саркисян в тот же день отправился с рабочим визитом в Брюссель, где проведет встречи с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом, председателем Совета Европейского союза Шарлем Мишелем и верховным представителем Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозепом Боррелем. Как сообщает пресс-служба армянского президента, Саркисян намерен обсудить с ними «развязанную против Нагорного Карабаха агрессию Азербайджана и вовлеченность Турции» в боевые действия в зоне карабахского конфликта, а также факты ракетных обстрелов со стороны Азербайджана населенных пунктов на территории Республики Армения. Армянская сторона ожидает, что руководством НАТО и ЕС будет сделано все возможное для прекращения боевых действий, что позволит реализовать уже достигнутые договоренности о прекращении огня в зоне конфликта. Президент Армении ранее призвал ЕС и НАТО оказать давление на Турцию, которая, по его словам, генерирует нестабильность на Южном Кавказе. «Почему Турция – полноправный член НАТО – участвует в войне, которая не имеет ничего общего с НАТО? Как получается, что страна НАТО делает что хочет, а НАТО не делает ничего? Значит ли это, что турки получили зеленый свет от НАТО?» – задался вопросом Саркисян в беседе с американским изданием Politico. Президент предупредил, что находящиеся в Азербайджане сирийские террористы могут стать фактором долгосрочной региональной нестабильности. «Они создадут еще одну зону нестабильности, которая будет угрожать Азербайджану, России, Армении и Ирану, – отметил Саркисян. – Складывается впечатление, что президент Турции Эрдоган вокруг себя создает нестабильность, разрушая действующие статус-кво. В этом море нестабильности Турция, кажется, плавает достаточно спокойно, поскольку это позволяет ей играть со всеми».

Ко времени подписания номера в печать на всех фронтах в Нагорном Карабахе сохранялась стабильная напряженная обстановка. По-прежнему делаются попытки убедить азербайджанскую сторону устроить гуманитарную паузу хотя бы для того, чтобы забрать тела погибших. По мнению наблюдателей, большое количество жертв может вызвать взрыв недовольства в азербайджанском обществе, и поэтому военное руководство не выказывает интереса в гуманитарной паузе.

Автор Юрий Рокс, oбозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/cis/2020-10-21/1_7995_karabakh.html

***

Единственное доступное разрешение конфликта вокруг Нагорного Карабаха – его новая заморозка

И для армян, и для азербайджанцев вторaя Карабахскaя войнa это не война за территории, которая всегда может закончиться компромиссом: мы вам вот эти территории, а вы нам эти. Это вообще не противостояние государств, но война каждого человека за свой дом.

Каждый рассматривает другого как агрессора, а себя – как защитника отчих могил. Пойти на компромисс здесь – это не предать родину, а предать самого себя. Поэтому компромисса не будет. Возможно только замораживание. Но при любой оттепели конфликт вспыхивает вновь. Что, собственно, сейчас и произошло. Сработал турецкий фактор. Турции удалось убедить Азербайджан в возможности военного разрешения конфликта, то есть возможности победить в войне за Карабах. А такая уверенность – это прямой путь к войне. И для армян, и для азербайджанцев, если есть хотя бы небольшая возможность победить, необходимо воевать.

Именно невозможность победы ни для одной из сторон сохраняла мир в течение четверти века. А теперь Анкаре удалось убедить Баку не просто в возможности победы, но и в ее неизбежности. И аргументы очевидны – турецкое оружие и военная помощь. Правда, Баку эту помощь отрицает, но очень аккуратно: Алиев подчеркивает, что прямого военного участия Турции нет, не скрывая при этом поставок современного турецкого оружия, в первую очередь беспилотников, и присутствия турецкой авиации на территории Азербайджана.

Но вот вопрос: зачем все это Турции?

Тому есть несколько причин. Самая простая и самая незначительная – это стремление помочь союзнику и тем самым укрепить свое влияние как на этого союзника, так и на весь регион. Желание контролировать Южный Кавказ – вторая причина активности Турции в регионе. Южный Кавказ – один из немногих маршрутов Великого шелкового пути, не проходящих через территорию России. И тот, кто будет держать ключи от Южно-Кавказских ворот, необходим будет и Китаю, который нуждается в экспорте своих товаров в Европу, и для США, которым жизненно необходимо, чтобы эти ворота перед китайцами были закрыты, и для России, с точки зрения которой на Кавказе живут друзья и соседи. Так что доминирование в этом регионе сулит не только огромные доходы, но и огромное политическое влияние.

Но даже это для нынешнего турецкого руководства не главное. Реджеп Тайип Эрдоган – первый лидер Турции за 100 лет, который рассматривает ее не как крупнейшее на Ближнем Востоке, но все-таки одно из многих государств, а как империю, центр всего мусульманского мира, имеющий историческое право контролировать любую территорию, на которой проживают мусульмане. Недаром Турция активно вмешивается в дела не только на Кавказе и в Сирии, но и в далекой Ливии. Это уже не борьба за влияние на соседей – это борьба за империю.

Но, для того чтобы претендовать на роль лидера всех мусульман, это лидерство необходимо продемонстрировать – показать способность защитить интересы правоверных в любой точке планеты. И новая карабахская война – это первая (но не последняя) попытка сыграть роль защитника всех мусульман. Турции нужна не просто война, а абсолютная победа. Поэтому турки всеми имеющимися у них средствами будут вести дело именно к военной победе, независимо от того, чем придется заплатить за эту победу Азербайджану. И в этом принципиальное различие позиций Азербайджана и Турции. Азербайджану нужно решение конфликта, но не ценой разрухи и массовой гибели азербайджанцев. Турции же нужна победа любой ценой.

Но в том-то и дело, что никакого окончательного военного разрешения конфликта не будет, как не привела к разрешению конфликта ни победа азербайджанцев в 1919 году, ни победа армян в 1994-м. Оба народа никогда не признают победу друг друга. И чем позже поймут это стороны, тем больше крови прольется.

Стратегия Москвы

Но что же делать России? Во-первых, вести дипломатические переговоры: объяснять обеим сторонам невозможность окончательной военной победы. Когда это понимание возникнет, РФ вместе с США и Францией (а может быть, и Турцией) может стать посредником в переговорах. Конечно, Москва может направить в НКР миротворцев, но только с согласия обеих сторон. А сейчас это невозможно. Азербайджан верит в свою победу, и ему миротворцы не нужны.

Конечно, нужно работать и с Турцией. Без турецкого фактора война бы не началась, и без него будет гораздо больше шансов закончить ее быстро и без больших потерь. И в этой ситуации с Анкарой необходимо договориться. Из трех сопредседателей Минской группы это может сделать только Россия. Французам турки не очень доверяют, а американцы для них – главные соперники.

Но и наши отношения с Турцией весьма сложные. С одной стороны, история с «Турецким потоком» показала, что мы способны эффективно сотрудничать в экономике. Не менее важно то, что и Россия и Турция готовы защищать свой авторитет от домогательств США, что расширяет наше поле сотрудничества в политической плоскости.

С другой стороны, мы не можем согласиться с претензией Турции на патронаж над всеми мусульманами мира. В России компактно проживают миллионы мусульман. Для нас они граждане России, а не подданные турецкого «халифа». И здесь возникает опасность конфликта. Однако удалось же нам согласовать позиции в Сирии, где противоречия были еще острее (напоминаю, турки даже сбили наш самолет). Но нашли решение. Найдем и здесь. Преодолеть конфликт не удастся, но заморозить его опять – вполне реально.

Что же можно сделать, чтобы не заморозить, а прекратить конфликт? К сожалению, в условиях невозможности эффективных компромиссов здесь есть только одно средство – время. Если статус-кво будет длится очень долго, то он перестанет восприниматься как проблема и начнет восприниматься как данность. Беда только, что времени на это потребуется очень много.

Автор Дмитрий Журавлев,  генеральный директор Института региональных проблем

https://www.ng.ru/ideas/2020-10-21/7_7995_karabakh1.html


Об авторе
[-]

Автор: Максим Артемьев, Юрий Рокс,  Дмитрий Журавлев 

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.10.2020. Просмотров: 51

Комментарии
[-]
 Mike Rooney | 24.10.2020, 10:49 #
When your website or blog goes live for the first time, it is exciting. Beth Dutton Jacket
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta