Празднование 30-летия независимости Украины прошло под знаком визита в Киев Вселенского патриарха Варфоломея

Содержание
[-]

Кресты — козыри

В отличие от государственной независимости, которую Украина восстановила после краха ГКЧП в 1991 г., независимость Православной церкви Украины (ПЦУ), частично признанная мировым православием, насчитывает всего два с половиной года. Томос об автокефалии ПЦУ был торжественно подписан Вселенским патриархом Варфоломеем 5 января 2019 г. Сейчас эту автокефалию признают также главы Александрийской, Кипрской и Элладской (греческой) церквей. Хотя Украина — светское государство, мечтающее о вступлении в ЕС, религиозный фактор остается ключевым для ее исторического и национального самосознания.

Поэтому сторонники ПЦУ рассматривают Томос 2019 г. как акт окончательного утверждения цивилизационной самостоятельности Украины. В этом контексте первый визит Константинопольского патриарха — «первого среди разных» предстоятелей мирового православия, — приуроченный именно к юбилею государственной независимости, выглядит органично. А поскольку Варфоломея пригласил не только митрополит ПЦУ Епифаний (Думенко), но и президент Владимир Зеленский, визит имел двойной статус — с оттенками государственного. Ведь Константинопольский патриарх, титул которого включает слова «архиепископ Нового Рима», считает себя правомочным лидером византийской традиции, духовным продолжателем великой империи ромеев. Приглашение и радушный прием, который оказал патриарху Зеленский, показывают, как реальная государственная власть меняет мировоззрение: ведь, будучи кандидатом в президенты, он позволял себе называть Томос «термосом», за что позже принес официальные извинения.

Украинское православие остается разделенным, хотя острота противостояния с годами затихает. По статистике, большинство приходов в Украине (более 12 тысяч) пребывает в юрисдикции Московского патриархата (УПЦ МП), но число приходов автокефальной ПЦУ (около 9 тысяч) уже вполне с ним сопоставимо. Данные же последних соцопросов показывают, что абсолютное большинство украинцев пугается словосочетания «церковь Московского патриархата». Если при президенте Порошенко УПЦ МП пыталась вести активную борьбу с «проамериканским режимом» и сторонниками автокефалии, то при президенте Зеленском, за которого голосовало большинство прихожан этой церкви, встала на путь молчаливой самоизоляции. Даже массовые акции сторонников УПЦ МП становятся все более формальными, ориентированными в основном на создание нужной российской пропаганде телекартинки.

Постоянный член Синода РПЦ, предстоятель УПЦ МП митрополит Онуфрий (Березовский) позиционирует себя как монах-аскет, в общем-то лояльный украинскому государству.

На межрелигиозной молитве в Софии Киевской в День независимости 24 августа он сказал: «Мы состоялись как государство… С принятием христианства наш народ открыл новую страницу своей истории». Нарративы московской пропаганды, пожалуй, оттолкнули бы от церкви большинство благонамеренных чад УПЦ МП. Переехавший из Киева в Москву в 2014 г. протоиерей Андрей Ткачев, считавшийся «любимым проповедником» патриарха Кирилла, в тот же день воспроизвел эти нарративы на канале «Царьград». «Государство, которое находится под внешним управлением… Государство сумасшедших… Демон, который жаждет крови своих детей», — распалялся воинствующий протоиерей. Закончил он обличением патриарха Варфоломея в том, что тот «прилепился к блуднице» и «стал с ней одним телом». Чуть более респектабельный российский православный телеканал «Спас» посвятил визиту Варфоломея и украинскому церковному вопросу трехсерийный фильм, представляющий собой каталог всех мифов и фейков об украинском «расколе» и его основных действующих лицах, включая Порошенко и Варфоломея.

Двойная игра УПЦ МП

Сейчас, когда Константинопольский патриарх благополучно вернулся в родной Стамбул, можно сказать, что страхи и угрозы, сопровождавшие его визит и нагнетавшиеся Московским патриархатом, оказались иллюзорными. Широкое распространение накануне визита получило обращение «деятелей науки и культуры», убеждавших Варфоломея не приезжать и угрожавших «религиозной войной».

Подписанты обращения имеют в Киеве вполне определенную репутацию. Академик Анатолий Пешко был фигурантом скандалов с плагиатом, академик Виталий Журавский подвергся в 2014 г. «народной люстрации» (то есть был помещен в мусорный контейнер) за подкуп избирателей, академик Петр Толочко отрицает Голодомор и проповедует единство русских и украинцев, музыкант Олег Карамазов лично Путиным награжден российским орденом Дружбы и т.п. Авторы письма предупреждают, что не будут участвовать в праздновании Дня независимости, если на нем появится Варфоломей. Эту тему подхватило и руководство УПЦ МП, но на практике реализовывать угрозу не стало — митрополит Онуфрий и другие иерархи пришли на праздничный парад, несмотря на присутствие там Вселенского патриарха. Еще в октябре 2018 г., разрывая каноническое общение с Константинопольским патриархатом, Синод РПЦ запретил своим иерархам участвовать в общих мероприятиях с иерархами Вселенского патриархата.

Протестная активность адептов УПЦ МП накануне и в дни визита носила очень противоречивый характер. Например, в начале августа в разных украинских епархиях был запущен флешмоб «Мы тебя не звали», когда клириков и прихожан фотографировали под плакатами, обращенными к Варфоломею, и выкладывали фото в соцсетях. А буквально перед визитом, 18–19 августа, общественная организация сторонников Московского патриархата «Миряне» вдруг начала ультимативно требовать встречи с Варфоломеем — «чтобы рассказать ему о захватах храмов», перешедших из УПЦ МП и ПЦУ. Поскольку появилась организация «Миряне» недавно и уже успела развить беспрецедентную активность, похоже на то, что это политтехнологический проект, созданный специально под визит патриарха. Возглавил «Мирян» некий Василий Макаровский, получивший благословение «на добрые дела» от митрополита Онуфрия. «Би-би-си» связывает организацию с олигархом российского происхождения и народным депутатом Украины, миллиардером Вадимом Новинским, недавно получившим сан протодьякона в Московском патриархате. Украинские же источники утверждают, что Новинский курирует «Мирян» не напрямую, а через партнера — спонсора пророссийских «Союза православных журналистов» и «Союза православных адвокатов» миллионера Виктора Вишневецкого.

Центральная протестная акция состоялась в Киеве в первый день визита, 21 августа. Организация «Миряне» вывела под стены Верховной рады, по их данным, около 10 тысяч человек, которые развернули плакаты с обвинениями Варфоломея в «пролитии крови». По данным агентства «Укринформ», значительная часть участников акции была людьми нецерковными, получившими за участие в массовке гонорары (называется даже сумма — 150 гривен (около $6). Священники, пришедшие на акцию, уклонялись от общения с прессой, а миряне толком не могли объяснить, чего именно они добиваются от патриарха.

Но на этом странности не заканчивались. На акцию прибыл викарий митрополита Онуфрия архиепископ Васильковский Николай (Почтовый), который отслужил молебен и произнес пафосную речь, состоявшую в основном из риторических вопросов финансового свойства, обращенных к невидимому Варфоломею. Косвенно задел иерарх и Москву, «купившую» в конце XVII в. Киевскую митрополию у Константинополя. Но самое интересное состоит в том, что в 14:32 архиепископ закрыл акцию, и ее участники организованно свернули плакаты и направились к заранее заказанным автобусам. А в 14:37 кортеж патриарха появился у стен Верховной рады. В заключение акции «протестующие» запустили в небо на воздушных шариках портрет Варфоломея и начали скандировать: «Онуфрий — наш отец!». (Правда, в толпе раздались альтернативные голоса: «Наш отец — патриарх Кирилл». Но таковых было немного.)

Активисты избегали мест, где они могли бы реально пересечься с патриархом, и требовали диалога с ним от имени общественной организации. Особенно комично выглядело немноголюдное «стояние» под окнами госрезиденции на Липской улице, которое продолжали до 23 августа самые стойкие из «Мирян». Они упорно кричали: «Варфоломей, выходи!» Хотя было известно, что остановился патриарх совсем в другом месте.

Кенотическая любовь к Украине

Между тем украинская власть отнеслась к угрозам промосковских активистов более чем серьезно. В первый день визита Варфоломея были оцеплены храмы, где он служил, а центр Киева наполнили автобусы полиции и Национальной гвардии, бойцов которой свезли из разных регионов страны. По настоянию служб безопасности, патриарх не стал посещать Киево-Печерскую лавру, контролируемую УПЦ МП. В ее пещерах покоятся мощи десятков святых — и все они были клириками и монахами Константинопольского патриархата, в который около 700 лет входила Киевская митрополия.

Впрочем, уже 22 августа, в воскресенье, на фоне абсолютной показушности протестов, меры безопасности стали смягчать. На совместную службу предстоятелей Константинопольского патриархата и ПЦУ под открытым небом на территории Софии Киевской пускали всех желающих — через рамки металлодетекторов. На довольно скромном по площади подворье Софии собралось от 10 до 15 тысяч человек, среди которых были и политический отец Томоса Петр Порошенко, и мэр Львова Андрей Садовой. Любопытно, что автобусы, которые привезли на эту службу паломников из регионов, имели в основном львовские номера…

Программа визита была чрезвычайно насыщенной. В аэропорту патриарха встречал премьер-министр Денис Шмыгаль, затем последовал прием у президента в Мариинском дворце. Владимир Зеленский сердечно благодарил за визит и просил гостя вступиться за права человека на территориях ОРДЛО (Отдельных районов Донецкой и Луганской областей) и Крыма. Со своей стороны, Варфоломей хвалил украинскую демократию, отмечая, что страна гармонично сочетает традиции и современность. 21 августа началось с возложения цветов к мемориальной стене Михайловского Златоверхого монастыря, на которой размещены портреты погибших на востоке защитников Украины, и к памятнику жертвам Голодомора. К теме подвига украинских воинов Варфоломей обращался еще не раз — и встречаясь с детьми погибших героев, и выступая на форуме ветеранских и волонтерских организаций «Украина 30». Еще были официальные приемы, обеды, награждения…

Пожалуй, наиболее откровенную речь патриарх произнес на обеде в гостинице «Интерконтиненталь» 22-го. Он связал предоставление автокефалии ПЦУ с самоустранением Москвы от участия в решении украинского церковного вопроса, которое выразилось в ее внезапном отказе приехать на Всеправославный собор на Крите в 2016 г. В подготовке к этому собору РПЦ участвовала с 1961 г…

Рефреном официальных речей Варфоломея звучала тема «кеносиса» (самоуничижения) Константинопольской «матери-церкви», которая щедро раздает автокефалии и помогает молодым церквам новых независимых государств, при этом не требуя ничего взамен. Противники Константинополя, «в меру своей испорченности», конечно, утверждают, что эти автокефалии «продаются», но каких-либо документальных доказательств не приводят. Было заметно, что 81-летний патриарх Варфоломей вкладывает душу в этот визит — он искренне влюблен в Украину и трогательно относится к своему молодому, 42-летнему собрату — митрополиту Епифанию.

* * *

В отличие от православных россиян у православных украинцев есть альтернатива — можно выбирать между более современной и национально ориентированной ПЦУ и более архаичной, монархически ориентированной УПЦ МП. Обе теперь канонически признаны разными частями мирового православия. Конкуренция оздоровляет общественные процессы, и религиозная сфера тут не исключение. Возможно, именно это позволяет сохранять относительно высокий уровень религиозности украинского народа. Ведь любое принуждение к вере, особенно с применением инструментов государственного насилия, вызывает только негативный эффект.

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/08/25/kresty-kozyri

***

Митрополит Димитрий: O визите в Киев Вселенского патриарха, русскоязычной православной общине, недальновидности политики Московского патриархата и национальном самосознании 

Митрополит Димитрий (в миру Вадим Николаевич Рудюк) родился в 1971 г. в Хмельницкой области Украины, окончил истфакт Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Рукоположен в сан священника и пострижен в монашество патриархом Киевского патриархата Филаретом (Денисенко), был его личным секретарем, главным редактором журнала «Православний вісник», председателем Издательского совета УПЦ КП. В 2000 г. стал наместником Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве и ректором Киевской духовной академии и семинарии в сане епископа Переяслав-Хмельницкого. В 2009 г. возведен в сан митрополита и считался преемником патриарха. В следующем году возглавил одну из крупнейших в УПЦ КП Львовскую епархию, стал постоянным членом Синода. Вошел в состав объединенной Православной церкви Украины (ПЦУ), которая в 2019 г. получила Томос об автокефалии от Константинопольского патриархата. Возглавляет Институт церковной истории и Комиссию по межхристианским отношениям при Синоде ПЦУ.

Издание «Новaя газета»: — Как бы Вы описали главный желаемый результат, которого ждет ПЦУ от визита Константинопольского патриарха в Украину, проходящего 20-24 августа? Например, распространяются слухи о повышении статуса церкви до уровня патриархата…

Митрополит Димитрий: — Конечно, это исторический визит. По канонам, Киевская митрополия была частью Константинопольского патриархата вплоть до получения автокефалии 5-6 января 2019 года. Но сегодня, будучи независимыми, мы рассматриваем Константинополь как церковь-мать, потому что она дала Украинской церкви Томос об автокефалии. За более чем 1000-летие юрисдикции Константинопольского патриархата над Киевской митрополией лишь три Вселенских патриарха посещали территорию современной Украины (Иеремия Транос в XVI в., Димитрий в 1987 г. и Варфоломей в 1997 и 2008 гг.).

Некоторые боятся, что в связи с визитом поднимется новая волна межцерковного противостояния. Но не стоит думать только о негативных сторонах визита. Конечно, о статусе патриархата говорить еще рано, а главным результатом визита будет осознание того, что нужны усилия для достижения полного единства украинского православия, которого сейчас нет. Ведь наши отношения с той частью Украинской церкви, которая относит себя к Московскому патриархату, стали даже немного более сложными. Но я думаю, что так получилось не по нашей вине.

Этот визит утвердит принадлежность автокефальной Православной церкви Украины к семье вселенского православия. И то, что патриарх Варфоломей не боится ехать в Украину, и едет сюда «на равных», к братской автокефальной церкви, — тоже очень важно. Некоторые из патриархов не могут до своей-то церкви добраться (митрополит намекает на патриарха Кирилла, который не посещал Украину с 2013 г., хотя и утверждает, что большинство православных украинцев принадлежит к его пастве — А.С.).

— Не считаете ли Вы, что ПЦУ необходимо больше считаться с потребностями русскоязычной православной общины в Украине? Может быть, то размежевание православия, на которое указывает Московский патриархат, обусловлено не столько религиозными, сколько культурно-языковыми факторами?

— Я признаю, что потребность в этом существует. Нам нужно найти методику работы с той группой. Мы же не против того, чтобы некоторые приходы служили по-церковнославянски, более того — у нас есть такие приходы, только они немногочисленны. Мы действительно разделены по признаку национальной идентичности. Те прихожане, которые сознательно принадлежат к Московскому патриархату, так или иначе ориентируются на традицию русского (российского) православия. Хотим мы того или не хотим, но у каждой православной традиции есть национальные черты. Они в первую очередь бросаются в глаза и иногда преобладают над вероучением и канонами…

Мы не раз заявляли, что наша церковь открыта для всех. Например, масса людей сейчас переехала с Донбасса во Львов. Как вы думаете, в какие храмы они ходят? Они приходят сюда, в храмы ПЦУ. Потому что юрисдикция Московского патриархата во Львове не так велика. В их кафедральный собор ходят только те, кто уж очень подчеркнуто хочет выразить свою принадлежность Российской церкви. Остальные семьи, которые приехали с востока Украины, приходят и обращаются к нам на русском языке, принимают участие в богослужениях и все понимают.

Языковой фактор должен учитываться, но он не настолько острый, как считается в России. Там, где у нас преобладает русскоязычное население, язык богослужений может оставаться таким, как был раньше. Во Львове, вообще в Галичине, — своя традиция. Поскольку уровень религиозности тут всегда был высоким, то сохранился язык так называемого «киевско-галицкого извода» — церковнославянский с украинским произношением. И тут до сих пор такая практика широко распространена.

Интересно, что даже в советские времена Московская патриархия в Украине издавала специальные молитвословы, где молитвы были напечатаны гражданским шрифтом на церковнославянском языке, но с украинскими правилами произношения. Наверное, было бы хорошо, если б на приходах проводились опросы среди прихожан, в том числе о выборе языка. Вообще в Украине очень искусственно раздувается языковой вопрос. Считается, что украинизация — это дискриминация тех, кто ее не хочет. Но я не вижу этого! Большую часть жизнь, наоборот, я себя ощущал ущемленным как украиноязычный.

— Готовы ли Вы открывать какие-то специальные отделения в семинариях или академиях для подготовки священников, которые будут работать с русскоязычной паствой?

— Пока так высоко поднята в Украине планка национального самосознания, это сделать будет довольно трудно. Всегда будут задавать тон те, кто стоит на национальных позициях. Дело в том, что за 30 лет независимости восстановление украинской государственности не закончилось. И дальнейший опыт в чем-то может быть трагичным, но нам через него нужно пройти, и для некоторых он может быть болезненным.

За 30 лет Украина могла бы стать очень сильным государством, а мы наоборот потеряли территории и растратили потенциал. Да, врага мы хорошо знаем. Но что было сделано внутри самой Украины, чтобы не потерять эти территории? Причина того, что мы потеряли территории, — коррупция, то есть несправедливые отношения в обществе. Одно из лучших достижений Украины — завоевания двух революций: Оранжевой и Достоинства. И Украина никогда не отдаст эти завоевания.

Русскоязычным нашим согражданам нужно понять, что движение государства в сторону украинизации является благом и для них. Мы как Украинская Церковь ставим вопрос украинского языка как один из видов нашей миссии в отношении, в том числе, русскоязычных украинцев. Пусть, по крайней мере, через богослужение украинский язык станет им ближе. Функцию украинизации наша церковь взяла на себя очень давно, и это один из весомых факторов украинизации государства.

— Не ощущаете ли Вы изменения государственной политики в отношении церкви после смены президента Украины?

— Церкви будет только лучше, если она не будет слишком зависеть от поддержки государства. В этом плане мне нравится Зеленский — он не демонстрирует какой-то церковности. Может быть, это хорошо. Я не хочу никого укорять, но любое присутствие главы государства на богослужении несколько напрягает — и народ, и того, кто служит. Их присутствие должно быть скромным. Вот, наш мэр Андрей Иванович Садовой никогда не стоит на амвоне и свечку не держит перед камерами.

Когда я смотрю российские телеканалы, в том числе церковные, то иногда хочется им посоветовать отвести президенту немного иное место… Тем более, в контексте всего, что он сделал, его православное благочестие неочевидно. И если уж отстаивать чистоту московского православия, то патриарху Кириллу следует рассмотреть вопрос о его отлучении от церкви.

— Если Москва все-таки даст автокефалию своей части Украинской церкви (УПЦ МП), то насколько радикально это изменит церковную ситуацию в Украине? Облегчит ли это возможности для диалога?

— Да, облегчит. Мало кто об этом говорит, но когда мы получали автокефалию, в выступлении Вселенского патриарха был призыв продолжать диалог с иерархией Московского патриархата в Украине. Условием для предоставления нам статуса патриархата является единство всего украинского православия. Но я очень мало верю в то, что Москва такое сделает, потому что «в одном пакет» придется решать вопрос и с белорусской автокефалией. Если бы Московская патриархия откликнулась на обращение Собора Украинской церкви 1-3 ноября 1991 года, то сейчас бы всех этих проблем не было.

Вы знаете, почему Вселенский патриарх дал нам автокефалию? Потому что не мог принять московское «ничегонеделание» в уврачевании украинского церковного разделения. Московский патриархат только углублял раскол и отталкивал миллионы верующих в Украине. Константинопольский патриарх сам предлагал Москве украинский вопрос обговорить на Всеправославном соборе 2016 года, куда РПЦ в последний момент не поехала, сознательно это отвергнув. Это свидетельствует о недальновидности политики нынешнего московского патриарха, ее зависимости от постимперских установок светской политики РФ.

Во время своих встреч с представителями РПЦ я был крайне удивлен тем, насколько неправильно о ситуации в украинском православии проинформировано руководство Московской патриархии. До них доходит искаженная, недооцененная информация, либо просто дезинформация. В частности, меня удивляли посты о. Андрея Кураева, посвященные Украине. Например, в нашем Михайловском соборе в Киеве он почувствовал, что на него «со стен смотрят демоны», в то время как там точные копии фресок эпохи Киевской Руси, когда был построен собор. Неспособность к восприятию очевидных вещей — это черта постмодернизма, пришедшего на смену христианству.

— Некоторые эксперты считают, что патриарх Кирилл сделал ставку на самоизоляцию России, поэтому принес свои международные интересы в жертву изменившимся приоритетам внутренней политики.

— Если бы не было Крыма и Донбасса, Кирилл принял бы участие во Всеправославном соборе и разрешении украинского вопроса. Сейчас он вынужден отказаться от поминовения на богослужении предстоятелей других поместных церквей, потому что скоро не будет кого поминать.

Исочник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/08/22/v-ukraine-ochen-iskusstvenno-razduvaetsia-iazykovoi-vopros


Об авторе
[-]

Автор: Александр Солдатов

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 29.08.2021. Просмотров: 60

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta