Почему только Центробанк России продолжает выступать за запрет криптовалют

Содержание
[-]

Криптика регулятора 

Дискуссия о необходимости запрета криптовалют в России, начатая Центробанком неделю назад, совершила разворот на 180 градусов. ЦБ выпустил разгромный «доклад для общественного обсуждения», в противовес ему Минфин внес в правительство вполне себе либеральную концепцию регулирования, а сейчас РБК уже сообщает о том, что на уровне правительства существует «дорожная карта» — и она уже подписана профильным вице-премьером Чернышенко.

Да, и еще во вторник (видимо, в порядке общественного обсуждения) на криптотему высказался президент, намекнув, что у России есть естественные конкурентные преимущества в сфере майнинга, то есть очень много дешевого электричества. С такой бешеной скоростью наша административная машина не работает, даже когда надо запретить что-то пострашнее криптовалют. 

И уж почти никогда — когда предлагается что-то разрешить. То есть ключевые документы были готовы в правительстве заранее, и ЦБ об этом, конечно, знал. Поэтому, возможно, его доклад (а это документ без административного статуса) появился первым. Но направить общественную дискуссию в пользу запрета не удалось. 

Почему вообще ЦБ занимает настолько консервативную позицию? Ведь за регулирование, как выяснилось, выступают не только Минфин и Минэк, но и квазисиловой Росфинмониторинг, и даже совсем уж силовая ФСБ. Помимо уже разобранных до атомов публичных доводов из доклада, есть и административная логика. Она простая. Если операции с криптовалютой в периметре российской финансовой системы будут запрещены, то ЦБ не придется их регулировать. Это будет полностью теневой сектор, отданный на откуп силовикам. Если же вводится регулирование, то ЦБ неизбежно становится частью этого механизма, более того — основной частью. 

Идет гонка миров к успеху. Успех — это создать цифровое пространство, привлечь в него множество проектов для жизни и игры, бизнеса и творчества. По версии Минфина, в целом принятой правительством, основные операции на уровне крипта-фиат будут проводить банки, что логично. В то время как операции собственно с криптовалютами будут проводиться в их блокчейнах и не регулироваться примерно никак. И тут с точки зрения ЦБ есть два риска, о которых в публичном докладе не напишешь. 

Во-первых, это обнал крипты, который, как и традиционный обнал, осуществляется смычкой теневых банкиров и силовиков (еще одна причина, по которой они внезапно против запрета, но тоже не скажут об этом в паблике). А помимо обнала, еще и трансграничные операции. Только ландроматы более-менее прикрыли, а вот вам криптоландромат. 

Во-вторых, в крипто очень хотят наши крупнейшие экосистемы (неважно, возникли они на базе банков, как «Сбер», или финтеха, как «Яндекс»). Следующий шаг эволюции экосистем — это метавселенные. Где будет огромный объем герметичных финансовых операций во внутренних токенах, то есть, по сути, в крипте. Причем объем таких операций будет несоизмеримо выше, чем пресловутая торговля наркотиками в даркнете и тем более «финансирование СМИ-иноагентов». А вот контроля ЦБ не будет. Потому что формально это будет не оплата товаров и услуг за крипту, которую в реальном мире Россия легализовывать не планирует, а просто обмен одних цифровых активов на другие. На рынке без регулятора, к которому и стремится по своей природе все, что web3. 

Тут еще возникает коллизия с цифровым рублем. ЦБ, скорее всего, видит в нем способ сохранить свою регуляторную монополию. Но в ситуации, когда «нормальные» криптовалюты будут легализованы хотя бы частично, совершенно неясно, зачем потребителю делать выбор в пользу «суверенной» продукции. Как там дела у видеохостинга «Рутьюб»? А у мессенджера «Там-там»? 

Главное, впрочем, что несмотря на все юридические «приземления», на которые иностранные криптобиржи и прочите игроки очевидно пойдут, как пошли Google и Apple, Россия не останется на обочине главного глобального тренда. Более того, она его может во многих отношениях возглавить. Ведь уже сейчас по объему майнинга мы третьи в мире, а по общему объему операций с крипто входим в пятерку. Это куда выше позиций России в традиционном финансовом секторе. Так что привыкаем следить за новостями о крипто, как за нефтью и газом.

Автор Алексей Полухин, шеф-редактор "Новой газеты"

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/01/28/kriptika-reguliatora

***

Комментарий: Недостижимый криптокомпромисс

Удастся ли ЦБ РФ и Минфину договориться по поводу регулирования оборота биткоина? 

Уже неделю в России идет дискуссия на тему «что такое криптовалюта и как с ней бороться».  20 января Центральный банк выпустил доклад «Криптовалюты: риски, тренды, меры», в котором предложил запретить на территории России выпуск, майнинг и обращение криптовалют. 27 января Министерство финансов направило в правительство свою концепцию, согласно которой криптовалюту следует не запрещать, но «превратить «в дополнительный инструмент фискального контроля. Хочешь купить биткоин — пожалуйста, но — «по паспорту», с регистрацией, уплатой налогов под надзором самого Минфина, а также Центрального банка, Росфинмониторинга, ФНС, Минцифры и Генеральной прокуратуры. Президент РФ дал поручение ведомствам согласовать свои позиции. Вопрос только в том, будет ли этот компромисс эффективным с точки зрения экономики. 

Разрыв поколений 

Судя по оценкам экспертов Минфина, в криптовалютных кошельках россиян спрятано порядка 2 трлн руб. Центральный банк оценивает объем операций физических лиц с криптовалютой в $5 млрд в год. Казалось бы, тут есть о чем поговорить. Однако, судя по данным опроса ВЦИОМ об отношении россиян к операциям с криптовалютой, сами граждане к дискуссии финансовых властей довольно равнодушны. 64% — «что-то слышали» о криптовалютах, 17% — о крипте «знают хорошо», 19% — впервые услышали о биткоине от социологов. Это, на самом деле, прогресс — пять лет назад о биткоине ничего не знали 30% респондентов. 

Запрет на покупку криптовалюты теоретически мог бы затронуть 16% россиян, желающих приобрести «цифровые монеты». Но 81% респондентов ВЦИОМ покупать биткоины не собирается (тем более что каждый седьмой считает, что покупка криптовалюты в России уже запрещена). Из тех, кто о биткоине «что-то знает», 74% сказали, что никогда его не покупали и не знакомы с теми, кто покупал. 21% опрошенных знают владельцев криптовалютных кошельков. В обладании биткоинами признались 4% респондентов. 

В своем отношении к идее ЦБ РФ о запрете криптовалют аудитория «разделилась натрое» — 32% выступают «за запрет», 32% —  «против», 33% — не знают, что и сказать. Чем старше, тем запретов хочется больше — 53% респондентов в возрасте 60+, «что-то знающие» о биткоине, считают, что его надо запретить. Примерно такой же процент опрошенных в возрасте «от 18 до 34» запрет криптовалюты не одобряют. Люди среднего возраста не знают, что сказать. Вот вам и иллюстрация «разрыва поколений», кстати. 

В бой идут регуляторы 

На самом деле, рассуждая о рисках владения криптовалютами, ЦБ РФ повторил тезисы, содержащиеся в документе Joint Statement on Crypto-Asset Policy Sprint Initiative and Next Steps («Совместное заявление о политике в области криптоактивов и дальнейших шагах»), еще 23 ноября 2021 года опубликованном Советом управляющих Федеральной резервной системы США, Федеральной корпорации по страхованию вкладов и Управлением контролера денежного обращения. В этом заявлении американские финансовые чиновники «выразили озабоченность рисками, которые криптовалюта несет банковским институтам, их клиентам и финансовой системе в целом». 

Правда, в отличие от авторов российского доклада «Криптовалюты: риски, тренды, меры», американцы высказались очень кратко, пообещав, что в течение 2022 года агентства планируют внести большую ясность в отношении того, являются ли определенные действия, связанные с криптоактивами, осуществляемыми банковскими организациями, законно допустимыми, а также ожидания в отношении безопасности и надежности, защиты прав потребителей и соблюдения действующих законов и нормативных актов, связанных с: 

  • Хранением криптоактивов и традиционными депозитарными услугами 
  • Вспомогательными депозитарными услугами 
  • Содействием клиентов в покупке и продаже криптоактивов  
  • Кредитами под залог криптоактивов  
  • Выпуском и распространением стейблкоинов  
  • Деятельностью, связанной с хранением криптоактивов на балансе

А если совсем коротко — финансовые регуляторы США сказали, что готовят своего рода «окончательное решение» в отношении криптовалюты. Поэтому ЦБ РФ в известном смысле «выбежал вперед», обозначив свою позицию как «нет крипте». 

Но на самом деле сложное отношение регуляторов к «цифровым валютам» имеет причиной вовсе не беспокойство о благосостоянии владельцев цифровых монет. Дело в том, что разные группы пользователей денег (хоть «официальных», хоть «частных») имеют противоположные интересы. Те, у кого деньги есть (владельцы сбережений), хотят высоких ставок по депозитам, что означает жесткую денежно-кредитную политику регуляторов. Те, у кого денег нет (получатели кредитов), хотят низких ставок по кредитам, что означает мягкую ДКП. 

Поэтому «денежный суверенитет», как его понимают центральные банки, — это возможность выступать арбитром между разными «группами интересов». Если хотите — даже возможность манипулировать этим рынком в политических интересах. Но возникновение и существование какого-то альтернативного источника капитала, неподконтрольного властям, снижает возможности такого арбитража и повышает риски — не только для пользователя криптовалют, но и для Центрального банка. Поэтому регуляторы и недовольны. 

Биткоин по паспорту 

Однако у Министерства финансов могут быть и другие приоритеты, отличные от приоритетов ЦБ. Задача Минфина — обеспечить максимум денег в государственной кассе. И если рассматривать криптовалюты (и бизнес вокруг них) как источник заработка для власти — то зачем от него отказываться? 

На самом деле налогообложение криптовалютного бизнеса — намного проще, чем кажется. Например, майнинг — это электричество. Ввел нормативы на потребление энергии, а все, что «сверху», — оплачивай по десятикратному тарифу. Ввез оборудование для майнинга — заплатил. Люди говорят, что этот компьютер не для майнинга, а для видеоигр? А какая разница, скажет фискал? На твоей технике есть возможность майнить крипту — значит, будь добр, заплати налог. Люди заработали денег на биткоине — налоговая включится в этот процесс не тогда, когда они, люди, будут куда-то выводить эти деньги, а когда они их начнут тратить. Да и слово «крипто» применительно к «биткоину» можно будет забыть, если будет принята схема контроля над оборотом криптовалют, которую предлагает Минфин. 

Никакой тайны — хочешь купить/продать биткоин — на здоровье, через банк, «по паспорту», через электронный кошелек, со всеми мыслимыми идентификациями. Как писал РБК, «за образец процедуры полной идентификации клиентов Минфин предлагает взять швейцарский проект Aximetria, который собирает: имя, адрес, дату рождения, адрес электронной почты, номер телефона, паспортные данные, фотографию клиента, номер банковского счета, карту, которая используется для приобретения виртуальных активов, ее срок действия и CVC-код и т.п. 

Минфин также предлагает отслеживать информацию об устройстве, с которого совершаются транзакции, и данные о самих транзакциях (дата, время, сумма, местоположение и т.д.). Купил криптовалюту — считай, сам на себя заявил во все силовые органы. А перевел ее на запрещенный властями криптокошелек — все равно что расписался под признательными показаниями в своем уголовном деле. Для контроля и отслеживания операций с криптовалютами предполагается использовать сервис «Прозрачный блокчейн», идею которого предложил Росфинмониторинг, — чтобы никто не отвертелся. 

Прочь от инноваций

Такой поход — разрешение операций с цифровыми валютами, в сочетании с тотальным контролем за финансами людей, на котором зациклены власти, вроде бы должен удовлетворить всех участников регуляторного процесса, от фискалов до прокуроров. Недовольны могут быть пользователи крипты, но их никто спрашивать не собирается. Однако здесь банкиров и министров может подстерегать ловушка, о которой еще пять лет назад предупреждал Крис Браммер, профессор Джорджтаунского университета, в статье «Fintech and the Innovation Trilemma» («Финансовые технологии и трилемма инноваций»).

Попытка регулировать финтех похожа на гонку за несколькими зайцами одновременно. Если вы действительно хотите поощрить финансовые инновации и сохранить единство рынков, то излишне строгие правила могут вам только помешать. Легко сказать — давайте относиться к криптовалютам, как к деньгам. Но много ли людей расплачивается биткоинами? Колебания стоимости биткоина завораживают биржевых игроков, значит, это все-таки спекулятивный актив, а не деньги? А те, кто занимается майнингом криптовалют, — они что, «печатают деньги» или производят товар?

Вы не можете одновременно установить точные и ясные правила, одинаково подходящие для всех возможных вариантов использования криптовалюты, и при этом обеспечить развитие финансовых технологий, объяснял Бремер. Чем-то придется пожертвовать. Однако судя по инициативам чиновников, такие сложные теории их не волнуют — все гораздо проще — во-первых, нужно найти способ взять под контроль все доходы россиян, во-вторых — обеспечить контроль над их расходами.

Автор Дмитрий Прокофьев, специально для «Новой газеты»

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/01/28/nedostizhimyi-kriptokompromiss

***

Приложение. Почему у мэра Нью-Йорка и главы ЦБ РФ разные взгляды на криптовалюту?

20 января мэр Нью-Йорка Эрик Адамс объявил, что получит свою зарплату в криптовалюте. Его зарплата, установленная в долларах, будет конвертирована на криптобирже Coinbase и выдана ему в биткоинах и эфирах. Это не противоречит американским законам, ничего запретного тут нет. Мэр был избран на свой пост в конце прошлого года.

В этот же день Банк России, возглавляемый Эльвирой Набиуллиной, выпустил доклад «Криптовалюты: тренды, риски, меры», в котором предложил запретить использование криптовалюты в России и «ввести ответственность за нарушение запрета». Запрету подлежит использование крипты как средства платежа, создание крипты, инвестиции в крипту, использование инфраструктуры российского финансового рынка для приобретения и продажи крипты.

То есть если бы Эрик Адамс был российским гражданином, то за ним должна была бы прийти полиция. И за уроженцем Коломны Виталиком Бутериным тоже. Он же создал Ethereum, называемый также эфиром. Почему же у Эрика Адамса и Эльвиры Набиуллиной такие разные взгляды на один и тот же предмет? 

Эрик Адамс — бывший полицейский, а не профессиональный экономист, но в экономике разбирается, иначе не был бы избран мэром Нью-Йорка. Ему достаточно нескольких слов, чтобы объяснить свое отношение к криптовалютам: «Нью-Йорк это центр мира, и мы хотим, чтобы он был центром криптовалют и других финансовых инноваций. Если мы будем на переднем крае таких инноваций, то это поможет нам создавать рабочие места, улучшать нашу экономику и продолжать быть магнитом для талантов со всего мира». 

Повторим еще раз: инновации помогают создавать рабочие места. Улучшают экономику. Привлекают таланты со всего мира. В докладе Банка России, на всех его 37 страницах, таких слов не найдешь. Там ни разу не встречается слова «инновации». Там речи нет о создании с помощью инноваций рабочих мест, о возникновении новых способов бизнеса и жизни. О том, что инновации улучшают экономику, тоже ни слова. И ничего нет о том, что разработка современных криптовалют привлекает тысячи молодых и талантливых программистов во всем мире. Это — передний край хайтека, место, где создаются необыкновенные сети сетей и необычное, децентрализованное будущее. 

Государству надо подумать, какое место оно займет в этом будущем. Государство должно научиться умному восприятию инноваций, оно обязано развиваться вместе с хайтеком и учиться у него свободе и творческой силе в создании новых миров. Но это — какое-то другое государство. Наше, в котором Банк России — ничему учиться не хочет и желает по-прежнему быть унтером Пришибеевым. 

Ничего в докладе Банка России нет о Брайане Армстронге, основателе криптовалютной биржи Coinbase, о Крисе Ларсене, создателе крипты Ripple, которая используется в международных банковских операциях, о Тайлере Уинклвоссе, создателе платформы Gemini. Все эти люди, фирмы, компании, пионеры криптовалют и творцы инноваций, а также страны, где никому не приходит в голову запрещать криптовалюты, не интересуют Банк России. Под мировым опытом он понимает нечто совсем другое. В преамбуле к докладу упомянут Китай, запретивший обращение криптовалют, Индия, которая собирается это сделать, и Иран, запретивший крипты и майнинг. Странно, что не упомянута Северная Корея. Какой источник экономического опыта пропадает. 

Количество людей, пользующихся криптовалютами в России, не поддается точному исчислению. Говорят о девяти процентах населения, что дает миллионы человек; Банк России в своем докладе говорит, что «объем сделок российских граждан с криптовалютами, по некоторым оценкам, достигает 5 млрд долл. США в год. Российские граждане являются активными пользователями интернет-платформ, осуществляющих торговлю криптовалютами». Десять или более миллионов россиян имеют криптовалютные кошельки и крипту на них, покупают и продают в обменниках и на криптобиржах, занимаются майнингом и стекингом, следят за новациями в этой сфере — рынок сформирован, и от государства ожидается только тонкая настройка, только создание новых юридических норм для новой экономики. Вместо этого выходит г-жа Набиуллина и десяти миллионам человек показывает кулак. 

Десять миллионов россиян по собственному размышлению, по свободной воле завели криптокошельки и поверили в крипту. Теперь им велят — прекратить! Так обращаются с холопами, а не с гражданами. Поэтому неудивительно, что общий ответ этих десяти миллионов человек будет: «А не пойти ли вам..?». 

Криптовалюты невозможно запретить, как и их рынок. В отдельных удивительных местах Земли можно топать на хайтек ногами и грозить крипте репрессиями, но рынок такое дело, что он уйдет в тень и все равно будет существовать. 

В СССР были валютчики, и некоторых расстреливали. В России будут криптовалютчики, и что с ними будут делать? Продал биткоин — год тюрьмы? Купил пять эфиров — получи «пятерочку»? Именно это предполагает Банк России, когда в своем докладе предлагает создать специальный орган для проведения в жизнь запрета на крипту. Криптополиция? Криптосыск? Криптотеррор? Можно быть изящнейшей дамой во главе Банка России, но именно этому изяществу придется нести ответственность за то, что будут учинять с людьми взбесившиеся органы, за вывернутые за спину руки, за изъятые при обыске и сворованные биткоины, за допросы с целью добиться признания, где купил и какому оппозиционеру перевел. 

В один ряд с другими страшными опасностями для России — Навальный, оппозиция, «иноагенты», «Мемориал»* — теперь попадает майнинг. Безобидное дело, начинавшееся с майнинга на видеокартах, превратилось во всемирный бизнес с использованием ASIC-компьютеров. Чем же опасен майнинг? Он забирает у страны электроэнергию, «ставит под угрозу электрообеспечение жилых зданий» и промышленных предприятий. Но разве из-за майнинга цена на электричество повышается каждый год, разве майнинг гонит электроэнергию за рубеж, а не направляет на внутренний рынок, чтобы понизить тарифы? После ухода майнинг-ферм из Китая и перебоев в работе майнинга в Казахстане Россия могла бы стать местом, где этот бизнес может работать. Для этого нужны правильные законы и правильные налоги. Но об этом надо думать, надо говорить с людьми и советоваться с бизнесом, надо вообще понимать, зачем ты нужен на своем месте. Банк России знает, зачем он нужен: дать обоснование запрета на 37 страницах и выкрикнуть органам команду «фас».

Скулы сводит от кислоты — лицемерной заботы Банка России о благосостоянии россиян. Пенсии в 15 тысяч рублей? Зарплаты в 25? Грабиловка с ценами на продукты? Повышение цен на ЖКХ, регулярное, как смена времен года? Непомерные военные расходы, миллионы и миллиарды, уходящие на бессмысленные передвижения войск с Дальнего Востока на границу с Украиной? Нет, это пустяки, об этом и говорить нечего, потому что виновата — кто бы вы думали? — крипта! «Распространение криптовалют создает существенные угрозы для благосостояния российских граждан». Угроз много, в частности: большие массивы крипты сосредоточены в руках немногих людей, и они, вот ужас, анонимны. А как с национальным богатством России? Оно тоже сосредоточено в руках немногих людей, они не анонимны, мы знаем их фамилии. Но Банк России не видит в этом проблемы.

Мир находится в шаге от создания CBDC — цифровых валют Центробанков. Мы не будем здесь обсуждать плюсы и минусы этого проекта, скажем только, что в других странах крипта Центробанка будет работать вместе с криптой, а в России, судя по тому, что происходит зачистка рынка, — вместо. Об этом стоило бы сказать честно и откровенно, но ждать этого от государства в его нынешнем состоянии нельзя. Оно никогда не говорит правду и состоит из лжи.

Ими движет страх — страх допустить что-то, что они не могут подчинить себе и контролировать.

Они не уверены в себе и в любом развитии, в любой свободной человеческой активности видят опасность. Они не могут допустить рядом с собой денег, которые им не принадлежат. Там, где Эрик Адамс, решивший три первые своих зарплаты получать в криптовалюте, и многие другие видят шанс, они видят «потенциальные угрозы для экономики и финансовой системы». Об этом они прямо говорят в своем докладе, в конце которого задают вопрос для консультаций: «Какие аргументы могут указывать на необходимость еще более жесткого варианта регулирования (например, аналогично опыту Китая)?».

Иди, настучи на крипту!

А вопрос о более мягком варианте они не задают.

А должны были бы предложить и такой вопрос: «Почему этого вообще не надо делать?».

Криптовалюты, утверждает Банк России, используются в криминальной деятельности. После того, как в криминальной деятельности использовались виолончель и посольство в Аргентине, нас уже ничего не удивляет, но все-таки спросим: а рубль? А евро? А доллар? А квартиры размером с футбольное поле? А дворцы, про которые нам рассказал Навальный? А офшоры? Они для чего используются? Сама государственная машина используется для криминальной деятельности, но для г-жи Набиуллиной всего этого не существует, доклада об этом она не выпустит, рубль и евро запретить не предложит: виновата крипта.

*Мы вынуждены сообщить, что организация признана в России иноагентом и ликвидирована.

Автор Алексей Поликовский, oбозреватель «Новой газеты»

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/01/23/glukho-kak-v-banke


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Полухин, Дмитрий Прокофьев, Алексей Поликовский

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.02.2022. Просмотров: 45

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta