Почему правительство России прогнозирует рецессию в экономикe

Содержание
[-]

***

Минфин как последний оптимист российской экономики

Экономические новости последнего времени сложно назвать хорошими. Минэкономики понизило прогноз роста на ближайшие годы, а министр заговорил о замедлении темпов роста.

По итогам июля валовой продукт строительства сократился на 0,3% к июню, промышленность упала на 0,4%, а грузооборот всех видов транспорта — на 0,5%. Введены очередные санкции, на этот раз против российских государственных заимствований. «Национальные проекты» дают пока скромные результаты. И усиление надзора за ними указывает лишь на то, что важность их исполнения не только по формальным признакам осознается уже на самом верху.

На этом фоне чуть ли не единственной структурой, демонстрирующей в этом году постоянные попытки спродуцировать позитивные для предпринимателей сигналы, остается Министерство финансов. Ведомство часто обвиняют в скупом расходовании средств на инвестиционные цели и создании излишних резервов, но в данном случае на Ильинке лишь исполняют законы, разработанные в правительстве и принятые Госдумой. В текущем же режиме Минфин все чаще стремится реализовывать «стратегию малых дел», которая может стать критически важной в недопущении экономического спада, о котором многие говорят, как о чем-то неизбежном.

В этом отношении примечательными выглядят последние выступления Силуанова, первого вице-премьера и куратора национальных проектов в сфере предпринимательства. На последней из его ставших уже традиционными встреч с предпринимателями — на этот раз в Калининграде — прозвучали слова, к которым следовало бы отнестись с должным вниманием, так как они дают представление о том, как экономический блок правительства намерен оживлять экономику в ближайшие годы.

Судя по выступлению Силуанова в самом западном российском регионе, первым и чуть ли не основным стимулом развития сегодня считается относительно дешевое кредитование бизнеса — прежде всего малого и среднего. Правительство очевидно озабочено налоговой дисциплиной (с 2021 г. прекратится практика взимания налога на вмененный доход, и его плательщики — более 2 млн организаций и индивидуальных предпринимателей — опасаются роста налоговой нагрузки), но при этом проработало возможности для малого бизнеса и индивидуальных предпринимателей перейти на патентную систему налогообложения или платить налог на профессиональный доход, что позволит не увеличивать налогового бремени и не усложнять бюрократические процедуры.

Министерство финансов готово увеличить субсидирование процентной ставки по кредитам для малых и средних предприятий таким образом, чтобы их объем по итогам этого года вырос в восемь раз по сравнению с 2018-м — до 1 трлн рублей. Правительство уже приняло решение о повышении предельного размера таких льготных кредитов со ставкой не более 8,5% годовых до 2 млрд рублей на инвестиционные цели и срока их возврата до 10 лет (на пополнение оборотных фондов предлагается предоставлять кредиты в сумме от 3 до 100 млн рублей на три года). Сейчас работа по этой программе ведется с 70 банками, и их пул будет расширяться. Конечно, 1 трлн рублей — не такая уж и большая сумма, но в России малый бизнес традиционно вообще был отлучен от дешевых привлеченных средств. Так что можно ожидать, что этот 1% ВВП (а в будущем масштабы программы будут расти) частично компенсирует сокращение крупных государственных инвестиционных программ, задававших тон в экономике в последние годы.

Вторым отмечавшимся моментом была борьба правительства за увеличение доли малого и среднего бизнеса в поставках товаров и услуг для нужд государства и ведущих компаний с преимущественным государственным участием. В первом полугодии текущего года объем таких сделок вырос в два раза, превысив 2 трлн рублей. Минфин не намерен останавливаться (в министерстве подготовили предложения об увеличении для госкомпаний и госкорпораций обязательной квоты для малых и средних предприятий до 20% общего объема закупок).

Еще раньше, замечу, первый вице-премьер говорил о необходимости расширения «горизонта планирования» закупок госкомпаний у малых и средних предприятий с нынешнего одного года до трех лет. Подобные меры выглядят, на мой взгляд, менее многообещающими — система госзакупок в ее нынешнем виде (а она в своих основных чертах воспроизведена в регламентах работы госкомпаний) чрезвычайно бюрократизирована, и конкуренции в ней недопустимо мало: 96% контрактов госкомпаний считаются самим Минфином «неконкурентными», а почти треть представляет собой покупки у единственного поставщика.

Квоты — дело хорошее, но они вряд ли запустят естественный рост малого и среднего бизнеса просто потому, что закупкам госкомпаний требуется больше конкурентности, и если таковая будет обеспечена, российский частный бизнес сам найдет удобные и выгодные для себя ниши в этом секторе; если конкуренция по-прежнему будет недостаточной, главы госкомпаний будут и дальше проводить подряды через организации, формально подпадающие под требования властей, но на деле имеющими к малому бизнесу весьма малое (да простят меня за каламбур) отношение.

Третьим направлением помощи предпринимателям Минфин видит смягчение контрольно-надзорных функций. Силуанов в Калининграде отметил, что Минфин будет ходатайствовать об отмене штрафов за впервые выявленные финансовые нарушения и уже готовит поправки в действующее законодательство на эту тему. Говорилось и о необходимости сокращения сроков разблокирования счетов малых и средних фирм, которые замораживаются при выполнении банками требований закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем.

Как о важном решенном вопросе было сказано о сокращении в несколько раз нормативных сроков выдачи Минфином критически важных для бизнеса справок и подтверждений. Например, подтверждающих российское налоговое резидентство. При этом, замечу, ряд болезненных для Калининградской области моментов. Например, организация поставок товаров из остальной части России и отгрузки в нее продукции краевых предприятий обсуждаются в новом ключе. Например, была предложена возможность снижения транспортных тарифов за счет переключения с железнодорожных поставок через Литву на паромные перевозки в порты Ленинградской области и даже создание для выравнивая цен единого оператора железнодорожных и паромных перевозок под эгидой РЖД.

Это может на поверку оказаться одной из сложнейших логистических задач — решать придется не только тарифные вопросы на перевозку, но и корректировать процедуру таможенного оформления грузов.

Встречи, подобные прошедшей в Калининграде, за этот год были организованы уже в шести городах практически во всех федеральных округах, и прямое общение высших чиновников правительства с бизнесом несомненно приносит свои плоды. Министерство финансов сегодня курирует относительно «малобюджетные» нацпроекты (если бюджет нацпроекта по транспорту составляет до 2024 г. 4,8 трлн рублей, по экологии — 4 трлн, по демографии — 3,1 трлн, по здравоохранению — 1,7 трлн и даже по цифровизации — 1,6 трлн рублей), то нацпроекты по повышению производительности труда, поддержке малого и среднего бизнеса и развитию международного сотрудничества и экспорта предполагают общие затраты менее чем в 1,5 трлн рублей за тот же срок.

Автор: Владислав Иноземцев, экономист

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/09/05/81851-strategiya-malyh-del-protiv-retsessii

***

Приложение. Стратегия «малых дел» против рецессии российской экономики

Власти вновь озаботились ростом экономики и доходов граждан. Точнее, отсутствием этого роста и снижением доходов. В полемике на тему «кто виноват и что делать» Минэкономразвития «пошло с туза», скорректировав экономический прогноз на ближайшие годы — в сторону ухудшения.

В 2020 году вместо обещанного ранее увеличения на 2% ВВП должен будет вырасти на 1,7%. «Реальные располагаемые доходы» не будут увеличиваться совсем. Они так и так должны были вырасти в лучшем случае на один процент, но теперь министерство сократило излишне оптимистический прогноз в десять раз. Увеличение доходов на 0,1%, или на одну тысячную, выглядит довольно издевательски. То есть к очищенной от налогов зарплате в 40–50 тысяч рублей в месяц у вас прибавится рублей сорок-пятьдесят — как раз на лишнюю поездку в автобусе. Но других прогнозов у начальства для нас нет.

Старт снижению доходов граждан был дан еще в 2014 году, и за пять лет россияне обеднели на 11,7%, как считает Росстат. А по мнению Счетной палаты, только за первые шесть месяцев этого года «реальные доходы граждан упали на 1,3% вопреки росту начисленной зарплаты на 1,8% и увеличению назначенных пенсий на 0,8%».

То есть денег людям формально выплачивается больше, но на руках этих денег остается все меньше. Это, как постоянно напоминает Минэкономразвития, произошло в том числе и потому, что россияне вместо того, чтобы скромно жить на свою «медианную зарплату», набрали слишком много кредитов. Объем потребительской задолженности перед банками растет на полтора триллиона рублей в год, по расчетам министерства, уже каждый седьмой заемщик отдает кредиторам более 70% своих доходов. В среднем же на оплату долга уходит 43,9% доходов заемщиков.

Правда, напоминает ЦБ РФ (и здесь ему особо не возразишь), эти полтора триллиона потребительских кредитов — последний крюк, удерживающий экономику от сползания в рецессию. Согласно данным Центробанка, в первой половине 2019 года «в минус» ушли все составляющие ВВП — за исключением потребительских расходов, которые (сюрприз!) были профинансированы именно банковскими кредитами на сумму в 1,6 триллиона рублей.

Рецессия все равно будет, как только люди не смогут расплачиваться по своим долгам, возражают оппоненты финансового регулятора. Рынок ипотеки, автокредитов и даже микрозаймов уже начал сокращаться. Если люди массово начнут отказываться от платежей банкам, экономику все равно ждет рецессия, вместе с выводом капитала из банковской системы. Результатом станет скачок ставок по кредитам и депозитам и сокращение инвестиций. Тем более, как предупреждает министерство, в следующем году уровень бедности должен вырасти, за ее порогом окажется каждый восьмой россиянин, или 12,5% населения.

Кстати, этот рубеж уже не только достигнут, но даже и превышен. Как сообщил Росстат в своем отчете по итогам I полугодия, во втором квартале 2019 года число россиян с доходами ниже прожиточного минимума достигло 18,6 млн, или 12,7% населения страны. Впрочем, ведомство объясняет эту ситуацию исключительно излишней заботой начальства о социальном благополучии подданных. Если бы прожиточный минимум вырос на 5% (уровень официальной инфляции), а не на 7,1% (достигнув 11 185 рублей), то доля официальных нищих составила бы всего 12,1%.

Поэтому «кредитный пузырь» проткнут в принудительном порядке — как только осенью ЦБ РФ ужесточит нормативы банковского резервирования по кредитам, объемы их выдачи значительно сократятся. Если за последний год граждане взяли в долг в общей сложности 3 трлн рублей, то в следующем году размер кредита составит порядка 700 миллиардов. Эти деньги не поступят на потребительский рынок, что очевидно обернется дальнейшим сокращением бизнеса и доли среднего класса. Все, кто окажется «за бортом», будут искать работу — и, само собой, за минимальную зарплату.

Власти могут сколько угодно сокрушаться по поводу малого роста доходов россиян. В действительности именно сокращение доходов рассматривается ими в качестве волшебного золотого ключика. Только не от экономического роста, а от увеличения прибылей сырьевого сектора. Последний чувствует себя замечательно, так же как и государственный бюджет. Несмотря на резкое падение цен на углеводороды, за последние 5 лет добыча полезных ископаемых увеличилась на 12,6%, сектор,

 транспортирующий сырье за рубеж, прибавил 10%, финансовый блок, обслуживающий потоки сырьевой ренты, вырос на 13,6%.

Однако средства, которые зарабатываются нефтью, не должны достаться гражданам. Согласно правительственным планам, импорт товаров и оборудования будет снижаться — на $10 млрд в этом году, на $15 млрд — в 2020-м и далее на $17 млрд каждый год в период 2021–2024 годов.

Недостаток импорта может в какой-то мере компенсироваться товарами местных производителей, которые, без конкуренции, должны будут вырасти в цене. Но чтобы цены росли не слишком сильно, начальству придется сделать так, чтобы гражданам нечего было тратить. Поэтому низкие доходы россиян — это не следствие внешнего кризиса. А сознательный выбор верхушки, контролирующей и нефть, и государственный бюджет.

Автор: Дмитрий Прокофьев, экономист, для «Новой»

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/09/01/81802-pribyl-na-bednyh

***

Комментарий: Ждать ли россиянам осенью начала экономического кризиса?

Вероятность спада в России равна 50%. То ли будет, то ли нет. Вероятность застоя равна 40%. Вероятность перехода в рост равна 10%. Никакой прямой связи между вероятностью и реальностью нет. Так как любые прогнозы сейчас являются сферой чистейшей пропагандистской манипуляции, относиться к ним стоит как к чтению прокламаций.

Довольно любопытные сценарии разыгрываются перед нами по теме вероятности обострения экономического кризиса в России с наступлением осени. Озвучивающие позиции разных политических кланов СМИ следуют тут в русле логики политического заказа, редакционной политики, которая состоит в том, сгущать или рассеивать ожидания кризиса и тем самым давить на власть в сторону сохранения системы или её изменения в сторону усиления либерализации или, напротив, её ограничения.

Так, либеральные СМИ с иностранным участием, работающие с Россией как с геополитическим противником силами агентов, выступающих под видом экономических экспертов, настроены на компрометацию Путина и его опорных групп в политике и экономике. В их изложении все факты экономической статистики трактуются как полный провал с дальнейшей тенденцией к ухудшению.

Читатель подводится к выводу, что всё плохо из-за недостаточной либерализации экономики и политики, и потому нужно убрать тех, кто не следует рекомендациям Запада и вступает с ним в политический конфликт. Такими СМИ у нас являются Finanz.ru, РБК, «Коммерсантъ», «Ведомости», «Росбалт», «Дождь», «Эхо Москвы» и ряд других. Это одно крыло либеральной оппозиции, так сказать, внешнеполитическое, или глобализаторское, транснациональное.

Есть внутриполитическое либеральное крыло. Оно опирается не на внешние, а на внутренние политические ресурсы. К таким экспертам относится весь пул экономистов НИУ ВШУ, которые заинтересованы в сохранении нынешнего курса власти. Они этот курс обосновывали, они в нём являются высшими экспертами и арбитрами, и потому они естественным образом заинтересованы в сохранении той системы, где у них привилегированное положение.

Если эксперты Finanz.ru заявляют, что в стране вопреки данным Росстата уже три месяца наблюдается устойчивый застой, что, по сути, означает замаскированный спад (то есть власть надо менять на более либеральную), то эксперты НИУ ВШЭ заявляют, что эти данные не соответствуют действительности, и имеет место навязанная «экономическая истерика» (то есть власть и так достаточно либеральна, и менять её не следует).

Наряду с либеральными СМИ существуют нелиберальные, которые используют аргументацию внешнеполитических либералов (всё плохо и будет ещё хуже), но с целью поменять курс (и соответственно власть) на не более, а менее либеральную, в идеале и вовсе нелиберальную. Таким образом, изначальные политические установки владельцев СМИ полностью определяют способ трактовки этими СМИ экономической статистики и набор предлагаемых политических рецептов.

Вот что пишет ресурс Finanz.ru: В то время как Росстат фиксирует ускорение промышленного роста, топ-менеджеры промпредприятий жалуются на дальнейшее ухудшение ситуации, потерю клиентского спроса и сокращение выпуска. Индекс деловой активности в обрабатывающих отраслях, который рассчитывает IHS Markit на основе опроса представителей реального сектора, продолжает сползать в зону рецессии. По итогам августа он составил 49,1 пункта, потеряв 0,2 пункта по сравнению с июлем.

Четвертый месяц подряд индикатор, суммирующий объемы производства, заказов на продукцию и занятость на фабриках и заводах, не связанных с добычей минерального сырья, остается ниже критической отметки 50 пунктов, которая служит «водоразделом» между ростом деловой активности и ее сжатием.

Проблемой для российских промышленников остается слабый спрос. К сжатию покупательной способности внутри России в августе добавилось резкое ухудшение условий на внешних рынках, констатирует Markit в релизе: объем новых экспортных заказов по итогам месяца обвалился рекордно с сентября 2016 года. Совокупный спрос на продукцию рухнул с максимальной за четыре года скоростью».

Далее издание пишет о том, что третий месяц падают объёмы заказов и сокращается клиентская база. Полноценной рецессии пока нет, но есть стагнация, основанная на слабом внутреннем спросе. Существующая тенденция говорит о том, что в ближайшие месяцы ситуация ухудшится. Якобы предчувствуя угрозу, власть всё же принимает предупредительные меры: «Недавно президент РФ Владимир Путин вызвал чиновников на совещание по экономическим вопросам в Кремль, где выразил «обеспокоенность» ситуацией с доходами населения, которые, как говорил Путин в июне, падают из-за необходимости обслуживать банковские займы. Спустя четыре часа после окончания кремлевской встречи ЦБ и МЭР выступили с синхронными заявлениями о дальнейших мерах с целью жестко пресечь бум потребительского кредитования».

Конфликт с Росстатом у экспертов издания вышел из-за разной трактовки показателей роста. Так, по их мнению, Росстат не увидел сокращения производства в обрабатывающих и добывающих отраслях. По его данным, рост там составил 3% в сырьевых отраслях и 2,8% в несырьевых. Аргумент оппонентов Росстата таков: «Так, на июль добыча нефти в России сократилась на 0,7%, добыча угля — рухнула на 3,3%, а добыча газа выросла на мизерные 0,3%. В сумме на эти три отрасли приходится 80% добывающей промышленности страны. А значит, в добыче каких-то других полезных ископаемых в июле произошел настоящий бум: чтобы вытянуть общую цифру на 3% роста, объемы в этом неизвестном секторе должны были подскочить больше чем на 15%». В общем, сверхзадача манипуляций цифрами состоит в том, что всё довольно плохо, будет ещё хуже, и если не поменять курс и людей на правильных, которых издание считает экспертами, то падение продолжится.

Оппонентом этой точки зрения выступает директор Центра Конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Георгий Остапкович. Вот что говорит он:

 «Классикой в мире принято считать версию Национального бюро экономического анализа США (NBER). Суть ее в следующем: рецессия — это значительное сокращение активности по всей экономике страны продолжительностью более нескольких месяцев. Обычно оно отражается в динамике ВВП, реальных доходов, занятости, промышленного производства и торговли. Причем наступает рецессия, по мнению NBER, только после «высшей точки» экономического подъема.

Теперь посмотрим, есть ли это в России:

— темп роста отечественной экономики (2,3% в 2018 году) в полтора раза ниже среднемирового и вряд ли может называться «высшей точкой»;

— динамика ВВП в первом и втором кварталах 2019-го действительно снизилась, однако процесс не шел по нарастающей: темп второго квартала был выше первого;

— базовые отрасли экономики (промышленность, строительство, торговля, сельское хозяйство и транспорт), по данным Росстата, завершили первое полугодие на подъеме. Общий индекс выпуска товаров и услуг по сравнению с тем же периодом 2018-го вырос;

— динамика розничных продаж позитивная, инфляция сокращается второй квартал подряд;

— уровень безработицы 4,4% — один из самых низких за всю постсоветскую историю;

— соотношение государственного долга и ВВП ниже, чем во многих европейских странах. Госбюджет исполняется с профицитом, внешнеторговый оборот увеличивается;

— объемы золотовалютных резервов и средств Фонда национального благосостояния находятся на достаточно высоком уровне;

— резких скачков на валютном рынке нет, российский фондовый рынок пусть и не большой, но функционирует стабильно. Инвестиции в основной капитал в первом квартале выросли на 0,5%.

Вопрос, что из перечисленного соответствует классическим меркам рецессии? Ответ очевиден: ничего. Все доказывает обратное: данного явления в России не наблюдается. Да, есть два тревожных момента: длительное — уже почти пять лет — падение реальных располагаемых денежных доходов населения и отток капитала из страны в текущем году. Однако только эти показатели в отдельности, конечно, не являются индикаторами общей рецессии».

Примечательно, что обе стороны оперируют данными Росстата как авторитетным для публики источником исходящей информации. Далее каждая сторона применяет свои методы формирования расчётно-аналитической базы и подталкивает к тем выводам, которые соответствуют их политическим целям. Насколько можно доверять обоим экспертам, судите сами. Скорее всего, решение будет принято в соответствии с уже имеющимися политическими вкусами читателя.

Михаил Хазин вообще уходит от статистики и ставит вопрос в плоскость политической выгоды: «Вначале скажем, кому невыгодно, чтобы Набиуллина и Силуанов находились на своих постах и определяли экономику. Невыгодно большинству россиян, в чем нет никаких сомнений. Ведь данные лица совсем не заинтересованы в том, чтобы хоть в какой-то мере развивать Россию. Теперь по поводу того, кому все-таки выгодно, чтобы Силуанов и Набиуллина сохраняли свои места. Это выгодно, прежде всего, Западу. Потому что Силуанов и Набиуллина оба занимают официальные должности в МВФ».

Это уже не экономическая и даже не политическая экспертиза. Это уже пропаганда, к экспертизе не имеющая никакого отношения. Факт наличия должностей Силуанова и Набиуллиной в МВФ никак не доказывает их заинтересованности в защите интересов МВФ и неподконтрольности президенту. В некоторых корпорациях состоят в органах управления для того, чтобы защищать свои интересы, а не интересы этих корпораций. Другие же аргументы заинтересованности чиновников нам не предоставлены. Аргументация обращается к личностям и к эмоциям, а не к математике, а ведь Хазин по образованию экономист-математик.

Хазину вторят другие патриотические ресурсы. Самым непростым как для читателя, так и для эксперта-аналитика является реальное взвешивание значимости каждого факта. Ведь все они в отдельности являются истинными, никто не говорит, что кто-то что-то придумал. Вся проблема в том, как связывать факты в цепочки и какие трактовки им давать. Куда приведут эти трактовки, в какую сторону вести линию доказательств своей позиции.

Если отстраниться от политических пристрастий, то единственное, что можно сказать достоверно, это то, что обостряется политическая борьба за влияние на политический центр. При этом в экономике присутствует значительный по размеру фактор неопределённости, носящий объективно затяжной характер. И так как на протяжении этого времени нужно заполнять информационное пространство какой-то конкретикой, для которой в реальной жизни нет никаких оснований, то пропаганда будет усиливаться и всё больше вытеснять отстранённую взвешенную аналитику.

Никто ответственно не может сказать точно, будет ли спад осенью или нет. Как для спада, так и для его отсутствия имеются все основания. И в какой комбинации они сложатся, предсказать не в силах никто. Одно ясно совершено точно: политическая борьба будет нарастать. А это совсем не способствует экономической стабильности. Мы можем говорить только о вероятностях, и то в стиле прогноза погоды: «Вероятность дождя равна 50%».

Вероятность спада в России равна 50%. То ли будет, то ли нет. Вероятность застоя равна 40%. Вероятность перехода в рост равна 10%. Никакой прямой связи между вероятностью и реальностью нет. Так как любые прогнозы сейчас являются сферой чистейшей пропагандистской манипуляции, относиться к ним стоит как к чтению прокламаций.

Скорее всего, ещё несколько лет всё будет так, как есть, ни шатко, ни валко, где-то лучше, где-то хуже, там вылезли, здесь провалились, а потом постепенно начнёт улучшаться. Но не потому, что кто-то сделал что-то, а потому, что так складывается совокупность огромного множества неуправляемых процессов. Это единственный точный прогноз будущего. Всё, что сверх того, то от лукавого.

Автор: Александр Халдей

https://regnum.ru/news/polit/2709838.html

***

Кредит на покупку авто и айфона: как в РФ с 1 октября изменились правила

Денежные власти РФ испугались "пузыря" на рынке потребкредитования и вводят ограничения. Изменения могут коснуться 5 млн россиян. DW о том, кто и почему не сможет получить кредит.

С 1 октября в России ужесточаются правила получения потребительских кредитов. Центробанк РФ вводит дополнительные ограничительные меры, которые призваны "снизить риски, связанные с закредитованностью населения", сообщила пресс-служба ЦБ. Заемщики с высокой долговой нагрузкой теперь будут чаще сталкиваться с отказами в получении кредитов. Как новый механизм будет работать, для чего вводятся ограничения и насколько они необходимы, выясняла DW.

Долги россиян растут из-за кредитов

По данным ЦБ, необеспеченное потребительское кредитование демонстрирует в России "ускоренный рост": на 1 мая 2019 года темпы прироста в годовом выражении составили 25,3%. Основной вклад в прирост потребкредитования в последние два года обеспечили "кредиты наличными" и "кредитные карты" (рост свыше 33% и 20% соответственно). Вырос и средний размер займов: в частности, по наличным рост за 2018 год составил более 20% (до 360 тысяч рублей). По данным ряда банков, это во многом вызвано использованием необеспеченных кредитов для приобретения автомобилей (до 20-30% выдач), для ремонта жилья (25-35%) или покупки недвижимости (7–10%).

В Центробанке отмечают, что доля кредитов с просроченными платежами в России невысока: "доля ссуд с просроченными платежами свыше 90 дней находится в интервале 2–2,5%. Для сравнения: в 2014 году доля таких ссуд составляла до 10%" (речь о кредитах, предоставленных в 2018 году. - Ред.). В то же время в бюро кредитных историй "Эквифакс" отмечают, что уровень возникновения просроченной кредитной задолженности россиян растет и уже сопоставим с показателями предкризисных месяцев 2014 года. Особенно высокие уровни наблюдаются в сегменте кредитных карт.

"Банковская система можем столкнуться с необходимостью проведения массовой реструктуризации кредитов и кредитных карт для снижения волны дефолтов по существующим кредитам", - отмечают аналитики "Эквифакс". В ЦБ об угрозе "волны дефолтов" не говорят, хотя и признают, что новые ограничения вводятся "в целях предотвращения формирования "пузыря" на рынке".

Новые правила кредитования: что изменится для банков и клиентов 

Главным новшеством для банков, выдающих в РФ потребительские кредиты, станет введение такого критерия как предельная долговая нагрузка (ПДН) клиента. Она высчитывается как соотношение ежемесячных платежей по кредиту к ежемесячному доходу заемщика. Сведения о кредитной нагрузке клиентов банки получают из различных бюро кредитных историй. В случае, если человек имеет несколько кредитов и более 50% его дохода тратится на их погашение, в новом займе клиенту, скорее всего, откажут.

Банку станет невыгодно иметь клиентов с высокой ПДН, поскольку, чем выше этот показатель, тем больше средств кредитная организация должна будет заморозить под таких клиентов на своих счетах. "С точки зрения банка, это деньги неработающие, это резерв. Для этого ЦБ и вводит новые правила - чтобы банки не увлекались выдачей рискованных кредитов. Так что банки будут просто вынуждены пересмотреть свою политику", - заявил DW аналитик ГК "Финам" Алексей Коренев. По его прогнозу, с высокой долей вероятности банки откажутся и от агрессивной рекламы, на которой, например, пенсионеру предлагается взять кредит и сделать дорогой подарок детям.

По данным Национального бюро кредитных историй (НБКИ, получает сведения от 4 тысяч кредитных организаций. -Ред.), доля российских граждан, предельная долговая нагрузка которых превышает 50% (высокая закредитованность), в 2019 году составила 11,3% (или около 5 млн человек) от общего числа заемщиков. "Как правило, это представители самых бедных слоев населения. У них долговая нагрузка остается наиболее высокой среди всех категорий граждан и им, соответственно, труднее всего обслуживать свои кредитные обязательства. Именно этой группе граждан станет все сложнее получить кредит после 1 октября", - говорит гендиректор НБКИ Александр Викулин.

Взять кредит станет сложнее 

И все же, как отмечает Алексей Коренев, у желающих взять кредит любой ценой останутся обходные пути. "Во-первых, отследить количество уже полученных и непогашенных клиентом кредитов непросто, потому что в России пока не все банки включены в систему, позволяющую проследить всю кредитную историю. Эта система пока только формируется и далека от совершенства. Также затруднительно посмотреть, есть ли у клиента займ в микрофинансовой организации", - объясняет эксперт.

Во-вторых, по его словам, при желании заемщик может подделать сведения о доходах: например, нет гарантии, что у человека нет знакомого предпринимателя, который фиктивно устроит его на работу и "нарисует" ему какой-либо доход. "В этом случае ЦБ или банку, выдающему кредит, придется взаимодействовать с налоговой, а это пока непросто", - говорит Коренев.

Тот факт, что после 1 октября темпы роста кредитования в России неизбежно снизятся, не вызывает у экспертов сомнений. При этом, по их словам, одним из последствий этого может стать замедление экономики. Как заявил DW директор Института стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев, это "закручивание гаек" может "ударить бумерангом" по уровню внутреннего спроса в стране, который поддерживался кредитами. Внутренний спрос, в свою очередь, напрямую связан с показателями роста экономики.

Правда, как подчеркивает Алексей Коренев, слабость внутреннего спроса в России объясняется не столько действиями Центробанка, сколько продолжающимся шестой год подряд падением реальных располагаемых доходов граждан. "Кредитование - это лишь одно из звеньев в большой цепи. Само же по себе падение доходов связано с ростом немонетарной составляющей инфляции (расходы на коммунальные платежи, налоги, акцизы и прочее)", - говорит он. Так что, по словам эксперта, определенное негативное давление на динамику ВВП, возможно, будет, но в масштабах общей картины - не очень существенное.

Автор: Евлалия Самедова, Москва   

https://p.dw.com/p/3QVDd


Об авторе
[-]

Автор: Владислав Иноземцев, Дмитрий Прокофьев, Александр Халдей, Евлалия Самедова

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.10.2019. Просмотров: 38

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta