Новая «церковь» для Украины: что это было? зачем это было?

Содержание
[-]

В Киеве 15 декабря состоялся «объединительный собор»

15 декабря в Киеве состоялось религиозное событие года — так называемый «объединительный собор», итогом которого стало образование ПЦУ — Православной церкви Украины. «Так называемый», поскольку своей изначальной задачи — объединения православных Украины — он не выполнил. Скорее наоборот, собор ещё более углубил раскол и отчуждение между группами верующих.

Тем не менее де-юре начиная с 15 декабря формат церковного конфликта на Украине изменился. Более не существует двух раскольничьих структур — «Киевского патриархата» и «Украинской автокефальной церкви». Вместо них появились раскольники, признанные Константинопольским патриархатом. Православные церкви демонстративно проигнорировали «собор», не прислав положенных по такому случаю приветственных писем. Самим раскольникам и официальному Киеву, кажется, признания Варфоломея вполне достаточно. Пресловутого томоса ПЦУ пока ещё не получила (по имеющейся информации, это должно произойти 6 января 2019 года). Однако после «собора» вряд ли стоит сомневаться, что ПЦУ документ получит. Тем не менее мероприятие вышло не таким уж однозначным.

Хроника

Ещё накануне «собора» произошло довольно знаковое событие, ясно демонстрирующее, что к собственно вере ПЦУ имеет отношение весьма отдалённое. 13 декабря состоялась встреча «патриарха» раскольников Филарета с экс-директором ЦРУ Джеком Девайном. Последний получил от Филарета награду с формулировкой — «за помощь в создании ПЦУ».

Также до «собора» сторонники автокефалии сделали несколько неуспешных попыток шантажировать Варфоломея, выдвигая условия в самый последний момент.

Пока Филарет награждал экс-директора ЦРУ, стало известно, что влиятельный автокефалист, митрополит Черкасский и Каневский канонической УПЦ Софроний заявляет о ненужности такой автокефалии: «Если настоящей независимости не будет, то Украинской церкви не нужно никакого Томоса из рук Константинополя».

Такое резкое заявление было вызвано обсуждением устава новой церкви, появившимся в СМИ незадолго до «собора». Иных этот устав смутил, а кое-кого даже возмутил: каноническая УПЦ, считающаяся автономной частью РПЦ, явно имеет больше прав, чем якобы «самостоятельная» ПЦУ. Скажем, на территории Украины сейчас нет ставропигиальных приходов, управляемых РПЦ напрямую, тогда как «автокефалия» от Варфоломея такое предусматривает. ПЦУ не сможет самостоятельно варить миро и менять свой устав — для этого придётся получать одобрение Константинополя. Также, судя по всему, в Киеве сильно напряглись необходимостью ежегодного переизбрания 9 из 12 членов Синода ПЦУ.

Ещё одной претензией автокефалистского крыла в УПЦ стала кандидатура митрополита. До «собора» Филарет чуть ли не ежедневно менял свою позицию: то он будет выдвигаться, то не будет, то он и без того патриарх на веки вечные. Лишь в первой половине декабря стало известно, что Филарет всё же уступил увещеваниям и отказался выдвигаться сам. Однако выставил своего протеже — Епифания. Последний вот уже пять лет считается «патриаршим наместником» (т.е. должен был бы заменить Филарета в случае смерти или серьёзной болезни). В результате же именно Епифаний был избран митрополитом ПЦУ.

Известно, что президент Украины Пётр Порошенко выступал за другой вариант и настойчиво пытался склонить к нему Филарета: сделать митрополитом винницкого епископа канонической УПЦ Симеона — одного из трех архиереев УПЦ, которые в ноябре всё-так пошли на встречу с Порошенко в Украинский дом. На такие условия будто бы были согласны и автокефалисты УПЦ, а также якобы сам Варфоломей, желавший видеть во главе своей новой дочерней церкви признанного иерарха.

Однако с этим решительно не соглашался сам Филарет: «Киевский патриархат является наибольшей церковью. И от нас зависит, примем мы то, что нам будут предлагать, или нет. Если это будет полезно нам, то мы примем, если будет не полезно нам — ни государству, ни украинской церкви, мы просто не проголосуем и отвергнем всё».

Причём препирательства продолжались даже в день «собора» — начало мероприятия пришлось в экстренном порядке перенести с 10 утра на 13:00: команда Порошенко в срочно пыталась обеспечить пристойную явку делегатов от УПЦ. По слухам, некоторых из них приходилось в прямом смысле слова тащить силой и под конвоем. Случались и откровенно детективные истории, скажем, народным депутатам Вадиму Новинскому и Андрею Деркачу пришлось в буквальном смысле слова «похитить» митрополита УПЦ Могилёв-Подольского и Шаргородского Агапита, которого привезли в Киев специально для участия в соборе. Позже Агапит через пресс-службу УПЦ и на камеру подтвердил, что в Киев его заманили обманом, а участвовала в этом Служба безопасности Украины: «Я позвонил митрополиту Симеону, он подтвердил, что хочет поговорить. Тогда мы вместе с человеком с СБУ приехали в Киев. Но возможности переговорить с митрополитом Симеоном у меня не было».

Не было, потому что священника, словно заложника, поселили в отеле и предложили сначала пообщаться с руководством СБУ. Однако Агапит догадался попросить о помощи, и его умыкнули прямо из-под носа СБУ. «По дороге я давал интервью и говорил, что я на собор объединительный не собираюсь, поскольку на это не было благословения Предстоятеля нашей Церкви, и наша Церковь не участвует в этом соборе».

Обманом и силой в Киев привезли не только Агапита. «В центре Киева огромное количество автобусов с региональной регистрацией: со всей страны свозят «сторонников томоса». Это потом, по майдан-тв, многие увидят красивую картинку, как собор вышли поддержать свободные «киевляне», которых принудительно завезли со всей страны», — комментировал ситуацию общественный деятель Александр Скубченко. По другим свидетельствам, в подвозе «толп верующих» участвовала также «Укрзализниця».

Политолог Дмитрий Корнейчук по этому поводу едко заметил, что Порошенко, видимо, перепутал объединительный церковный Собор со съездом «Оппоблока» — «и был официально избран главой «Оппоблока» и выдвинут от него кандидатом в президенты» (намёк на то, что экс-регионалы в 2014 году тоже использовали государственную «Укрзализныцю» для масштабного подвоза в Киев своих сторонников на антимайданы).

Казус митрополита

Ситуация напоминала молчаливую борьбу за одеяло, но победителем в этой борьбе вышел всё-таки Филарет. Хотя команде президента и удалось сагитировать в свою пользу всех делегатов УАПЦ и многих делегатов «Киевского патриархата», Симеон всё-таки недобрал голосов и станет теперь только одним из трех постоянных членов Синода (два других — Филарет и глава УАПЦ Макарий).

Любопытно, что для канонической УПЦ как раз такие итоги голосования можно назвать удачными. Экс-епископ УПЦ во главе ПЦУ явно способствовал бы переходу в раскол и других иерархов — а за ними и паствы. Ведь в итоге на собор рискнули открыто прибыть только два архиерея от УПЦ (Симеон и Александр Драбинко). «К УПЦ они больше не имеют никакого отношения. Мы констатируем, что они перешли в раскол, и сообщим в поместные церкви, что в диптихе канонических епископов Украины они больше не значатся», — прокомментировал этот вопрос архиепископ Нежинский и Прилукский Климент журналисту издания «Страна.ua».

Под вопросом остаётся судьба не то 10, не то 15 иерархов УПЦ, голоса которых якобы удалось получить команде Порошенко в поддержку Симеона. И которые, опять же якобы, также голосовали на «соборе» через письменные свидетельства. Если допустить, что они реально существуют, что это не пиар и не провокация Порошенко, то, в случае избрания Симеона митрополитом ПЦУ, мы наверняка бы увидели их переход в новую раскольничью церковь в ближайшее время. А это, в свою очередь, стало бы постоянным соблазном и для других. По счастью гордыня Филарета избавила УПЦ от этого соблазна.

«Неплохой процент… У Христа из 12 учеников был один Иуда. А тут на такое огромное количество архиереев всего два участника [от канонической УПЦ — Ред]», — прокомментировали читатели Facebook запись митрополита Обуховского Ионы, в которой он сообщил о присутствии на «соборе» Драбинко и Симеона.

Минус Винницкий собор      

Порошенко прекрасно понимал: выберут его протеже главой церкви или нет, Симеон всё равно перестанет быть винницким епископом УПЦ. А значит, придётся смириться с потерей Винницкого собора. А ведь президент Украины лично долгие годы был крупнейшим спонсором Винницкой епархии. Порошенко и Симеон с этим не смирились и решили уйти, как Остап Бендер от мадам Грицацуевой: не прощаясь, но с сувенирами. Вот как описывает это «Страна.ua» со ссылкой на собственные источники:

«13 декабря в кафедральном соборе состоялось собрание общины, которое приняло решение перейти в единую поместную церковь. Костяк общины (необходимая для легитимности собрания десятка) был сформирован из лично преданных Симеону прихожан. При этом объявление о собрании на службах не оглашалось. Поэтому о нем не знало подавляющее большинство прихожан. В настоящее время собор открыт для посещения и молитв, но входы и выходы из него контролируют люди спортивной наружности. У них же находятся ключи от собора и ворот. Одновременно руководитель священников Винницкого района (благочинный) Дорофей [ещё один сторонник Симеона в Виннице — Ред.] призывает свой клир на всенощное бдение в кафедральный собор. По информации «Страны», на самом деле стоит задача создать большинство на завтрашней [т.е. 16 декабря — Ред] службе, когда на нее придут возмущенные постоянные прихожане из числа горожан. Таким образом сторонники Симеона смогут перевести храм в новосозданную церковь».

Сценарий не нов и ранее уже неоднократно применялся во время захватов храмов УПЦ. Однако впервые этому покровительствует лично президент Украины. При этом на официальном сайте Винницкой епархии появилось официальное опровержение этой информации: «Сообщаем, что с 1991 года фактически и с 1993 года юридически помещения Спасо-Преображенского кафедрального собора переданы в постоянное безвозмездное пользование религиозной общине собора и сейчас остаются в пользовании общины. В то же время постройки собора и исторического архитектурного комплекса «Муры», в который они входят и который является памятником архитектуры национального значения, являются собственностью государства Украина и находятся под ее охраной», — так там объяснили охрану собора. В остальном же информацию назвали фейком, тиражируемым российскими СМИ.

Однако первоисточником информации был украинский ресурс «Союз православных журналистов». Причём нет оснований не доверять их словам, поскольку это издание в целом объективно освещает церковную жизнь на Украине. Не говоря уж о том, что за свою деятельность оно уже становилось объектом преследования одной из лояльных власти погромных радикальных группировок — С14 (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Кроме того, косвенно в пользу версии с захватом высказывается и политолог Андрей Золотарёв: «Ни для кого не секрет, что семья Порошенко долгое была одним из спонсоров Винницкой епархии УПЦ. В результате сложились давние и прочные отношения. У Порошенко доминирует принцип персональной кадровой комфортности», — цитирует его слова «Вести-Украина». И это действительно так. По такому же принципу Порошенко, когда стал президентом, забрал мэра Винницы Владимира Гройсмана в Киев — там он вначале стал спикером парламента, а затем и главой правительства. Поэтому для него было бы логично попытаться забрать и собор в Виннице — если уж подконтрольная ему СБУ не останавливается перед похищением митрополитов.

Пресс-конференция

Логично, что Порошенко не упустил возможности громко попиариться на «соборе». Правда, сделал он это уже на следующий день, в воскресенье, 16 декабря, собрав большую пресс-конференцию.

К слову, это последняя пресс-конференция Порошенко в этом году и обычно такое мероприятие делают итоговым. Однако итоги 2018 года явно неутешительны, поэтому темой общения президента с прессой было практически исключительно создание ПЦУ. Хотя социологи периодически напоминают: тема автокефальной церкви хотя и значится в перечне того, что волнует украинцев, но на первых местах совсем иные интересы: окончание войны, экономика и коммунальные услуги, пенсионная и медицинская реформы. В начале пресс-конференции организаторы отдельно это подчеркнули, попросив журналистов задавать вопросы только на церковную тематику.

«Создание единой церкви — это очень непростой процесс. С одной стороны, нужна была последовательная и решительная позиция его Всесвятости Вселенского патриарха. Я думаю, что все видели, под каким давлением находились и Вселенский патриарх, и патриархат. Давлением, которое было организовано Москвой, Кремлем. Вторая позиция — важно было обеспечить и иметь позицию мирового православия. И третье — нужно было, чтобы украинские церкви договорились, несмотря на провокации России, и договорились в условиях, когда они 27 лет не садились за один стол. Полностью не общались. И они не просто сели за один стол. Они согласовали статут, согласовали процедуру избрания предстоятеля, согласовали все детали. И это согласование полностью соответствует канонам», — объяснял прессе глава Украины.

Оценки и прогнозы

Одним из первых (помимо собственно УПЦ) на неканоничость киевского «собора» указал болгарский Видинский Даниил (Болгарская православная церковь). По его мнению, Варфоломей не дал ПЦУ автокефалию, а распространил юрисдикцию Константинопольского патриархата на территорию Украины, а это нарушает каноническое право церкви, установленное ещё более тысячи лет назад.

«Патриарх Варфоломей возглавлял Константинопольский Патриархат с 1991 года, он всегда признавал, что Украинская Православная Церковь находится под юрисдикцией Московского Патриархата. Теперь он вдруг заявляет, что киевскому епископству никогда не была предоставлена полная юрисдикция Московского Патриархата», — приводит его слова официальный сайт БПЦ.

Известный композитор и музыкант Владимир Быстряков напомнил изданию «Главновости» события столетней давности: «Ровно 100 лет тому назад тогдашний гетман Павло Скоропадский объявил о создании украинской автокефальной церкви [нынешней УАПЦ — Ред.], после чего ему оставалось гетманствовать ровно 1 месяц и 2 дня. [На самом деле даже меньше — Ред.] Вам это ничего не напоминает?» (В марте 2019 года на Украине должны состояться очередные президентские выборы — ред.)

Экс-лидер «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Дмитрий Ярош предсказуемо воспринял создание ПЦУ с большим энтузиазмом (хотя сам — греко-католик): «Так называемая УПЦ — не церковь. Это эфэсбэшная резидентура… Поэтому, по убеждению законодателя и советника гаранта конституции Украины, «охота» на московских попов, которые верно служат Путину и Кириллу, — дело, угодное Богу и нашей Родине. Долой московских попов из Украины!» — призывает радикал.

В целом это заявление Яроша — концентрированная ст. 161 КК Украины («Умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти»), но, конечно же, призыв снова останется без должной правовой оценки.

Главред издания «Страна.ua» Игорь Гужва в некотором смысле опередил Яроша. «Накануне сегодняшнего события и с учётом постоянных рассказов со всех сторон о грядущих провокациях и столкновениях на религиозной почве хотел бы сразу прояснить несколько моментов. Чтоб потом, если таковые провокации (не дай Бог) начнутся, не было лишних споров на тему «а кто первым начал», — написал он утром 15 декабря в Facebook.

«Само по себе появление этой новой церкви не может привести к религиозному конфликту. К нему может привести только, если эту конфессию начнут атаковать, либо эта конфессия начнет агрессивные действия против других конфессий. Сегодня нет сил, которые бы могли атаковать новую церковь, в силу того, что она пользуется полной поддержкой властей, а также парамилитарных формирований. В то же время новая церковь, а также поддерживающие ее власти, не скрывают своих агрессивных намерений в отношении другой конфессии — Украинской православной церкви».

Вечером 16 декабря СМИ сообщили, что новую Православную церковь Украины и ее главу Епифания впервые в истории вспомнили во время службы Вселенского патриархата в Стамбуле. Сам же Епифаний во время первой службы в качестве предстоятеля церкви (в Михайловском соборе Киева) помянул всех предстоятелей церквей, кроме главы РПЦ патриарха Кирилла.

Автор: Андрей Стеценко

https://regnum.ru/news/polit/2538795.html

***

Комментарий. «Объединительный собор Украинской церкви»: мавр победил! Но тогда украинский президент проиграл

Основной интригой прошедшего 15 декабря объединительного Собора «Православной церкви в Украине» (ПЦвУ) стал вопрос о том, под чьим непосредственным контролем будет находится эта структура. То есть, кто ее возглавит.

Президент Порошенко «ставил» на близкого ему митрополита Винницкого Симеона (из церкви Московского патриархата), основной «локомотив» украинского церковного автокефализма Филарет — на своего воспитанника, митрополита Переяславского и Белоцерковского Епифания, Константинопольский патриархат — на кого угодно, только не в пользу Филарета, которого в Стамбуле последние месяцы явно рассматривали как «мавра», которому стоило бы «уйти».

Рассматривали, не церемонясь в выражениях. За день до начала Собора Андреас Лударос, главный редактор сайта Orthodoxia.info и «светский голос» Константинопольской патриархии, опубликовал уже совсем скандальную статью под названием «Православный мир — это не Советский Союз, Ваше Блаженство!», где охарактеризовал Филарета как человека, живущего «вне реальности, но с опытом, который он получил в советские времена», который со своими «приспешниками пытаются навязать собственную повестку дня всеми возможными средствами». Круто, да?

Но старого волка словами не проймешь! В самый канун Собора он, под угрозой срыва голосования, выдвинул два требования: чтобы Собор был чисто архиерейским (без участия мирян и простых священников) и чтобы голосование было не тайным, а открытым. Иначе — «мы просто не проголосуем и отбросим. И всё…» (из заявления Филарета от 10 декабря).

«Провалить» Собор он мог запросто, поскольку делегация Киевского патриархата была там самой многочисленной: 42 делегата из заявленных 56 (двенадцать от Украинской автокефальной церкви и двое от Московского патриархата). Но Собор прошел в присутствии мирян и в формате тайного голосования. То есть Филарет отказался от своих требований. Что он мог получить взамен? Уверен: признание победы своего выдвиженца.

И в итоге после второго тура тайного голосования (первый тур был рейтинговым) Епифаний Переяславский получил 37 голосов, президентский ставленник Симеон — 27 и еще два голоса — безнадежный аутсайдер, митрополит Вышгородский и Подольский Владимир из УАПЦ.

Само проведение Собора было предельно закрытым, поскольку боялись «российских провокаций». Может быть, поэтому информация об итогах голосования вызывают удивление, даже арифметическое. Ведь голосовать могли только архиереи, а их было 56. Кто остальные из 66 проголосовавших? Ну, во-первых, голосовали сидевшие в президиуме иностранные иерархи: ведущий собор митрополит Галльский Эммануил, патриаршие экзархи в Украине архиепископ Даниил Памфилийский и епископ Иларион Эдмонтонский, а также экзарх Константинопольского Патриарха в Греции митрополит Адрианопольский Амфилохий. Хотя: какое отношение могут иметь эти иностранцы к избранию предстоятеля автокефальной, то есть суверенной, церкви? Как, впрочем, вызывает вопрос и то, что делал в президиуме этого собрания президент страны, в которой церковь отделена от государства? Тоже голосовал?

Но даже четыре иностранных голоса — это мало. Остается предположить, что в голосовании были учтены уже легендарные «доверенности», письменные согласия нескольких иерархов Церкви Московского патриархата перейти в ныне создаваемую ПЦвУ. Если это так, то в ближайшее время УПЦ (МП) «потечет», поскольку «лиха беда начало», а дурной пример заразителен.

Но это — будет видно. А пока о том, почему Собор следует оценивать как поражение Порошенко. Ведь формально он победил, реализовав свою мечту и даже предвыборное обещание. Но беда президента в том, что он по итогам выборов, после поражения Симеона, не сможет управлять новой церковью. А она им — сможет.

Не стоит рассматривать избранного предстоятеля Епифания («Митрополита Киевского и всея Украины», как его будут именовать по требованию Константинополя) как некий церковный киндер-сюрприз (39 лет) и марионетку Филарета. Похоже, это человек с вполне сформировавшимися если не взглядами, то политическим амбициями.

В одной из его статей 2015 года («Церковная безопасность не менее важна, чем военная»), среди многочисленных рассуждений о кремлевском управлении Московским патриархатом и агрессивных замыслах России, я наткнулся на интересную фразу: «Как всем хорошо известно, Московский патриархат как публичная организация, за исключением очень коротких периодов, всегда был, по собственной воле или против нее, тесно интегрирован с государственной властью страны: Московского царства, Российской империи, Советского Союза и ныне — Российской Федерации».

Тезис вызовет недоумение у любого историка. Особенно услышанный от доктора богословия, чья диссертация была посвящена «непрерывности святоотеческого предания». То есть — тоже истории.

Ведь не секрет, что восточноправославные церкви всегда жили в состоянии «симфонии», созвучия, согласованности со светской государственной властью. В отличие от католицизма, который был скорее в «антифонии» (противозвучию) к земным правителям. Поэтом и появлялся босой коленопреклоненный император Священной Римской империи германской нации, целующий туфлю папы Григория VII в снегах Каноссы. Хотя, правды ради, замечу, что, бывало, и папа валился с престола после удара латной рукавицей Гийома де Ногаре, советника короля Франции Филиппа Красивого (1303 год).

Так что не только Московская, но и все восточные митрополии да патриархии в своей истории «симфоничны» со светской властью. Особенно Константинопольская, о которой еще протопоп Аввакум говорил: «Мудры б*** ы дети греки; да с варваром турским с одного блюда патриархи кушают рафленыя курки». Доктор богословия Епифаний об этом не может не знать…

Зато у любого политолога тезис найдет понимание как декларация намерений самостоятельной церковной политики, возможно даже — и в противодействие светской власти. Так что вполне возможно, что если Епифанию удастся сохранить структуру и привести ее к международному признанию, то Украина получит нового, активного и независимого от государства игрока на внутриполитическом поле. И игрок этот сможет держать нынешнего президента на очень коротком поводке. Ведь и «томос» (= автокефальная церковь = Вера) это один из компонентов предвыборной «триады» Порошенко: «Армия! Язык! Вера!». И любое сомнение в адрес президента, высказанное предстоятелем томос-Церкви Епифанием (или его духовным наставником Филаретом), будет означать для Порошенко электоральную катастрофу.

Хотя добиться международного признания для ПЦвУ будет, похоже, нелегко. После первых суток избрания поздравления в адрес новой церкви и ее предстоятеля высказало только посольство США в Киеве и Константинопольский патриарх Варфоломей (да и тот по телефону и не по своей инициативе). Остальные автокефальные церкви пока угрюмо молчат.

Ну, и из личных наблюдений. Для киевлян события 15 декабря прошли совершенно как-то незаметно. На Софиевской площади собралось не более четырех тысяч человек, в подавляющем большинстве приезжие из Западной Украины. Это не предположение, это факт. На крохотном 150-метровом отрезке Владимирской улицы (от бульвара Шевченко до улицы Богдана Хмельницкого, бывшей Ленина) только по правой стороне я насчитал 21 автобус с таинственной табличкой «Р 1» на лобовом стекле. Водители не скрывали: «Мы из Ровно и Ковеля. Привезли радоваться томосу. А винницкие автобусы стоят около Владимирского собора». Почему 21 автобус? Да там больше просто не поместилось…

Автор: Марьяна Носова

https://regnum.ru/news/polit/2539186.html

***

Комментарий. Митрополит Епифаний: «Понимаем, что в Украине и дальше будет существовать Русская Православная церковь»

О том, что принесет Украине томос об автокефалии, а также о вызовах и шансах для новообразованной Православной церкви Украины. Интервью DW с митрополитом Киевским и всея Украины Епифанием.

6 января глава новообразованной Православной церкви Украины (ПЦУ) митрополит Епифаний получил в Стамбуле из рук Константинопольского патриарха Варфоломея грамоту об автокефалии (томос) - независимости ПЦУ. В преддверии этого исторического события корреспондент DW побеседовала с украинским владыкой о том, что принесет Украине томос, а также о вызовах и шансах для его церкви.

Deutsche Welle: - Ваше Блаженство, совсем скоро вы получите в Константинополе томос. Вам известно, какие православные церкви готовы признать Православную церковь Украины?

Митрополит Епифаний: - Во-первых, получение томоса от матери-церкви Константинопольской уже является первым шагом в признании другими поместными православными церквами. Это уже признание первой поместной православной церкви. Со временем, после получения томоса, мы будем работать над тем, чтобы и другие православные церкви признали автокефалию и независимость нашей поместной православной церкви. Но пока я не могу озвучить то, какая из церквей это сделает. Конечно, в первую очередь признают церкви греческой традиции. Мы верим в это. Но все говорят: после официального признания, после вручения томоса мы дадим ответ на вопрос, когда сможем признать вас как независимую церковь.

- Какие церкви, помимо Русскойправославной, не признают ПЦУ?

- Сейчас много говорят, распространяется информация, что определенные церкви, которые поддерживают РПЦ, сразу не признают автокефалию Украинской церкви. Я бы не хотел называть эти церкви. Верю, что правда восторжествует и все церкви - не сразу, а со временем - признают нашу автокефалию.

- Вы говорили, что пытаетесь делать максимум для признания ПЦУ другими церквями. Что именно?

- Сразу после моего избрания предстоятелем ПЦУ я обратился с соответствующими письмами, которые называются "мирными грамотами". Я сообщил, что в Киеве состоялся исторический Объединительный собор, на котором я был избран предстоятелем ПЦУ и что я буду преданно отстаивать православные позиции, опираться на каноны православной церкви и прошу у них признать автокефалию ПЦУ. То есть это первый шаг новоизбранного предстоятеля. Далее будет сформирован уже соответствующий отдел внешних связей церкви, который непосредственно будет вести переговоры уже с другими православными церквями о признании нашей автокефалии.

- Планирует ли патриарх Константинопольский Варфоломейвновь посетить Украину?

- Насколько мне известно, даже после подписания соответствующего соглашения на Фанаре, еще до Объединительного собора, патриарх Варфоломей заявил, что желает снова, уже во второй раз, посетить православную Украину. А уже непосредственно после получения томоса я получу от него информацию, и уже с моей стороны будет дано приглашение его Святейшеству в ближайшее время посетить Украину.

- Президент Украины Петр Порошенко поедет с вами в Константинополь для получения томоса. Он присутствовал на многих мероприятиях после Собора и после вашего избрания. В целом сейчас звучит много критики, мол, ПЦУ - некая "карманная" церковь. Говорят и о вмешательстве государства в церковные дела. Как вы это прокомментируете?

- Действительно, звучит много критики, но эта критика несправедлива. Потому как мы двигались к этому почти 30 лет, этим сложным путем, но, к сожалению, не смогли объединиться и создать единую поместную церковь. Поэтому роль государства в этом процессе очень важна, но мы верим, что будет существовать такая хорошая симфония между государством и церковью. Сотрудничество должно существовать, и оно будет существовать. Но церковь никогда не будет государственной.

- Как часто вы обращаетесь в администрацию президентаУкраины? По каким вопросам? И как изменились ваши отношения с президентом послевашего избрания?

- До сих пор у нас общение с президентом происходит только на официальных мероприятиях или встречах. А непосредственного контакта или решения какого-то вопроса нет. Чисто технические вопросы моих помощников о поездке, каких-то списках тех людей, которые будут присутствовать там, во время богослужения, потому что соответственно будет усилена охрана. А каких-либо непосредственных контактов или общения у меня нет. Это свидетельствует о том, что нет однозначного вмешательства в церковные дела и что мы как церковь решаем вопросы, которые у нас находятся на повестке дня, самостоятельно. А наше государство может только поспособствовать.

- Какова стратегия в ПЦУ относительновыстраивания отношений с приходами Московского патриархатав дальнейшем?

- Моя позиция четкая, она была высказана сразу после Объединительного собора: двери нашей церкви открыты для всех православных Украины. Мы приглашаем всех представителей, которые сейчас находятся в лоне Русской православной церкви, присоединиться к независимой ПЦУ. Если говорить об определенной стратегии, то она должна строиться на евангельских принципах, любви, мире, согласии, братском взаимоуважении.

- Как будет выглядеть это сотрудничество на практике? КакПЦУ будет предотвращать раскол? Ведь многие верующие, с которыми мы общались, до сих пор ходят в УПЦ МП, не признают ПЦУ…

- Мы понимаем, что в Украине будет и дальше существовать Русская православная церковь и будет много желающих оставаться там, но мы против этого ничего не имеем. Все должны выбирать свой религиозный центр добровольно. Архиерей с епархией или священник с общиной должны определиться: если они на общем собрании решают, что хотят добровольно присоединиться к новообразованной ПЦУ, соответственно, обращаются к нам, и мы принимаем их уже в нашу структуру единой ПЦУ.

- Какой вы видите ПЦУ через год? 

- Сейчас трудно сказать. Задают много вопросов, выставляют определенные хронологические рамки - а что будет завтра, через месяц, через год? Я верю, что мы объединимся, что к нам придут те, кто сейчас, к сожалению, сомневаются, до конца не верят, ожидают томос, ожидают признания со стороны Константинополя и других православных церквей. Я верю, что через год мы получим единую сильную поместную ПЦУ, которая будет служить Богу и интересам нашего народа.

Автор: Катерина Луцка

https://p.dw.com/p/3B0uT


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Стеценко, Марьяна Носова, Катерина Луцка

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.01.2019. Просмотров: 282

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta