Национальные цели и нацпроекты в России подвергнутся форматированию. Неравенство регионов страны по зарплатам

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Экономика страны в условиях санкционного давления Запада  

***

Соцопросы определят, какие новые противоречивые задачи предстоит решить правительству России

Президентские национальные цели, а вслед за ними и нацпроекты вскоре будут пересмотрены. И это потребует от бюджета новых ресурсов.

О таких предстоящих изменениях сообщил в понедельник глава Минфина Антон Силуанов. А Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) объявил, что он планирует выяснить у россиян, от каких именно проектов можно уже отказаться, какие надо продлить и чем их следует дополнить. Эффективность реализации уходящих в прошлое нацпроектов пока остается под вопросом. Попытки ее оценить предпринимались разными ведомствами. В итоге важным мерилом стали соцопросы, которые, правда, могут выглядеть противоречиво. 

В ближайшее время россиянам представят отредактированные президентские национальные цели развития. О связанных с этим бюджетных тонкостях рассказал в понедельник на расширенном заседании комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам глава Минфина Антон Силуанов. «Мы договорились, когда рассматривали бюджет в ходе парламентских слушаний, что на 2025-й и последующие годы будут определены с президентом соответствующие национальные цели: где-то подкорректированы, где-то определены новые задачи, и под это дело мы найдем новые ресурсы», – сообщил сенаторам министр. 

Но, несмотря на это, в новом бюджете все равно учтены необходимые объемы реализации существующих национальных проектов в их социальной части: это касается демографии, образования и здравоохранения. «Все социальные вопросы в части финансирования нацпроектов как элементов реализации национальных целей на следующий год определены в полном объеме», – уверил Силуанов. 

Более того, говоря про действующие нацпроекты, Силуанов также подчеркнул, что в новом бюджете учтены и протянуты на трехлетку «все публичные обязательства», касающиеся, в частности, выплат, зарплат, пособий, школьного питания, доплат за классное руководство. «Поэтому нам в следующем году необходимо будет обеспечить финансированием те задачи, которые будут обновлены… Но публичные обязательства учтены в полном объеме на всей трехлетке», – уточнил министр. 

ВЦИОМ, в свою очередь, сейчас формирует под предстоящее обновление национальных целей и нацпроектов базу мнений. Такой вывод можно было сделать из выступления директора по работе ВЦИОМ с органами государственной власти Кирилла Родина на прошедшем в понедельник заседании Экспертного совета по национальным проектам, посвященном их реализации и перспективам. 

Сначала, опираясь на результаты июньского опроса, Родин перечислил главные примеры эффективности нацпроектов, названные россиянами. Топ-10 выглядит так: это выросшее число онлайн-сервисов в сфере госуслуг, благоустройство городской среды, увеличение производства российской продукции, строительство современных школ, лучшее информирование о туристических местах, повышение цифровой грамотности граждан, разнообразие туристических предложений, увеличение доступности скоростного интернета, обновление общественного транспорта, увеличение численности студентов по IT-специальностям. Каждый вариант ответа набрал более 70% голосов среди почти 2 тыс. опрошенных. 

И хоть это июньские данные и ВЦИОМ в ближайшее время подведет «более крупные итоги», но, как считает Родин, «уже сегодня можно сказать, что эти темы действительно станут тем послевкусием, которое останется у людей по результатам нескольких лет работы». Тем не менее социологи, по его уточнению, сейчас собираются закинуть удочку, чтобы выяснить, какие новые нацпроекты, по мнению россиян, могли бы стать востребованными, какие старые проекты нужно продлить, а какие пора завершить. 

Рассуждая о предстоящем обновлении нацпроектов, Кирилл Родин отметил, что, по его мнению, скорее всего можно говорить об их «некотором переформатировании», но с сохранением общего содержания. Видимо, иначе будут расставлены акценты, власти учтут достигнутые результаты и новые вызовы. Какие-то нацпроекты, по предположению Родина, могут перейти в разряд федеральных проектов, то есть не исключено понижение их статуса. 

Другие версии предполагают объединение нескольких нацпроектов и, конечно, появление принципиально новых инициатив. Тем более что в этом направлении власти уже двигаются, разрабатывая нацпроекты, посвященные беспилотникам, экономике данных. Кроме того, президент Владимир Путин ранее поручил правительству разработать нацпроект по развитию космической сферы. «Когда мы с вами увидим окончательную редакцию национальных целей, тогда уже станет более понятно, как именно будут отформатированы нацпроекты», – резюмировал Кирилл Родин.

Проблема, однако, в том, что сама по себе эффективность реализации нацпроектов до сих пор остается под вопросом, тем более что непротиворечиво ее оценить тоже оказалось непросто. И это следовало бы учесть при «переформатировании». Например, в 2019 году Счетная палата запускала специальную информационную панель, посвященную мониторингу национальных целей развития, которые были обозначены президентом в 2018 году. Но эта панель просуществовала относительно недолго – с учетом того, что на фоне произошедших потом событий были пересмотрены и национальные цели, и национальные проекты, и сроки реализации (их сдвинули с 2024-го на 2030 год). 

Ранее в этом году издание «НГ» задавало Счетной палате вопрос о том, ведется ли теперь аудиторами в режиме реального времени мониторинг достижения национальных целей. В пресс-службе ведомства тогда ответили, что Счетная палата на регулярной основе отслеживает ситуацию. Итоги мониторинга отражаются в различных материалах, формируемых после контрольных мероприятий, анализа исполнения бюджета и т.п. При этом аудиторами учитывается влияние внешних и внутренних условий на фактический уровень достижения целей, уточняли в ведомстве. 

Также к оценке эффективности привлекались специалисты Аналитического центра при правительстве и социологи. Как, например, отчитывался президенту летом этого года премьер Михаил Мишустин, средний уровень достижения показателей по национальным проектам составил 98,95%. Он пояснил, что методика оценки построена по трем направлениям. «Это непосредственно все мероприятия, которые были на наших стратегических сессиях прописаны как способ достижения целей... Это финансы: насколько они эффективно и правильно были потрачены. Это обратная связь... Мы ее измеряем специальным способом», – перечислил тогда премьер. 

Важным мерилом становятся соцопросы, но не только они. В основу переформатирования нацпроектов, или, как это называет исполнительный директор Института Столыпина Антон Свириденко, их «реинжиниринга», должны лечь общественные ожидания конкретных результатов. «Нужно широкое исследование общественных ожиданий, а также ожиданий предпринимательства», – считает он. Иначе возникает риск подмены целей и задач, когда власти будут отчитываться бумажными показателями, однако насущные проблемы так и останутся нерешенными. 

Но помимо этого важно предусмотреть еще и конкретные, осязаемые показатели. «Этого будет бояться любое правительство в любой стране, но это важно, чтобы проекты были нацелены именно на то, для чего предназначены, иначе велика вероятность формального подхода», – сказал Свириденко. Примечательно, что в топе главных примеров эффективности нацпроектов, который привел ВЦИОМ, не оказалось никаких достижений ни в сфере здравоохранения, ни в демографической политике. А ведь это, если ориентироваться на соцопросы, одни из самых проблемных направлений. 

Например, как следовало из данных фонда «Общественное мнение» (ФОМ), в июне этого года 41% из 1,5 тыс. опрошенных сообщили, что, по их оценкам, дела в отечественном здравоохранении сейчас обстоят плохо. Еще 41% уточнили, что дела удовлетворительные. И только 12% сказали, что дела обстоят хорошо. С одной стороны, оценки улучшились, потому что, например, осенью 2018-го о плохом состоянии здравоохранения сообщали 51% опрошенных, об удовлетворительном – 36%, а о хорошем – 7%. С другой стороны, до сих пор многие граждане как раз недовольны ситуацией в отечественном здравоохранении. 

Или другой пример. По данным ФОМ, весной этого года 37% из 1,5 тыс. опрошенных назвали текущий уровень рождаемости в стране низким. Осенью 2020-го так думали 48% опрошенных. Однако, несмотря на улучшения, негативные оценки все равно оказались самыми распространенными. Потому что о высоком уровне рождаемости весной этого года сказали только 29% опрошенных, а о среднем – 24%. И хоть эти опросы не были напрямую увязаны с реализацией нацпроектов, они тоже косвенно свидетельствуют о результатах.

Точно так же противоречиво может выглядеть и статистика. Например, одна из национальных целей развития предполагает «сохранение населения, здоровье и благополучие людей». И в ее рамках планировалось, что к 2030 году ожидаемая продолжительность жизни в стране вырастет до 78 лет. Как сообщил в октябре глава Минздрава Михаил Мурашко, по оперативным данным, ожидаемая продолжительность жизни в России в 2023-м уже составляет 73,4 года. Это лучше, чем планировалось. «Прогнозный показатель был 73,2», – напомнил министр.

Но достаточно ли этого? Ведь другая задача – обеспечение устойчивого роста численности населения РФ – пока не решается, если судить по статистике. Росстат ранее отчитался, что население России за 2022 год сократилось более чем на 530 тыс. человек.

Автор: Анастасия Башкатова, заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

 

Источник - https://www.ng.ru/economics/2023-11-20/1_8881_formatting.html

***

Приложение. В России сохраняется огромное неравенство регионов по зарплатам

Зарплаты на предприятиях могут сильно отличаться в зависимости от отраслевой и региональной принадлежности: cамая высокая оплата труда – в сырьевых регионах России.

Самые высокие зарплаты в России получают нефтяники и газовики, топ-менеджеры и консультанты по вопросам управления, показывают последние исследования. Больше половины работающих на Чукотке получают более 100 тыс. руб. в месяц. При этом в среднем по стране такая зарплата у менее 15% работников. Не дотягивает до чукотских зарплат и столица, где зарплату выше 100 тыс. руб. в месяц имеют почти 40% работающих. Эксперты издания «НГ» поясняют, что рост зарплат в последние годы (связанный в том числе и с нехваткой рабочих рук в экономике) по регионам идет неравномерно. Поэтому до выравнивания средних региональных зарплат еще очень далеко.

К таким выводам пришла аналитическая служба аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza на основе информации Росстата. Средняя зарплата в нефтегазовой отрасли составляет чуть выше 176 тыс. руб. Финансистам и страховщикам платят 156 тыс. руб. Кроме того, высокие зарплаты отмечаются в сфере авиаперевозок и производителей табачных изделий (151,9 тыс. и142,3 тыс. руб. соответственно). В десятку высокооплачиваемых отраслей вошли также аквакультура и рыболовство, железорудная промышленность.

Самые скромные зарплаты традиционно получают работники легкой промышленности, сельского хозяйства и сферы услуг. Средняя зарплата производителей одежды составляет порядка 33,5 тыс. руб. За ними следует персонал заведений общепита (39,1 тыс. руб.). Чуть выше зарплаты у сотрудников почты и курьерских служб – 39,9 тыс. руб.

«В 2023 году разница в средних зарплатах между наиболее и наименее оплачиваемыми профессиями сократилась с 6,4 до 5,3 раза. Снижение межотраслевого зарплатного неравенства обусловлено опережающим ростом заработков низкооплачиваемых специалистов в связи с повышением МРОТ, а также наращиванием промышленного производства, в особенности обработки. Благодаря увеличению госзаказа существенно выросли зарплаты в производстве электроники, транспорта, оборудования, одежды. Расширение промпроизводства стимулировало рост заработков как линейных, так и высококвалифицированных инженерных кадров», – объяснила президент FinExpertiza Елена Трубникова.

В понедельник был опубликован рейтинг российских регионов по уровню зарплаты. Эксперты РИА Новости выяснили долю в субъектах работников с зарплатами от 100 тыс. руб. в месяц, а также долю тех, у кого она ниже 20 тыс. руб. Также представлена вилка наиболее типичных зарплат по всем субъектам РФ.

По оценкам экспертов, в интервале с сентября 2022 по август 2023 года в среднем по России 14,7% работников могут похвастаться зарплатой более 100 тыс. руб. в месяц. Это очевидный рост, так как в исследовании 2022 года на долю высокооплачиваемых работников приходилось менее 10%, а в 2020 году таких было 7,9%.

Эксперты обращают внимание на то, что российская экономика в последние годы сталкивалась с серьезными вызовами, но для рынка труда этот период оказался скорее позитивным. В частности, за последние 12 месяцев наблюдался заметный рост зарплат, а безработица обновила исторический минимум. По данным Росстата, номинальная среднемесячная зарплата c сентября 2022 по август 2023 года составила немногим более 60 тыс. руб. (с учетом выплаты налога на доходы физических лиц (НДФЛ). И это на 13,7% больше, чем за предыдущий 12-месячный период. Для сравнения: номинальная средняя зарплата в 2021-м увеличилась на 11,5%, а в 2020 году – на 7,3%. Уровень безработицы в России с начала 2000-х снизился более чем в три раза. Тогда он составлял 10,6%, а сейчас – 3%, сообщила недавно вице-премьер РФ Татьяна Голикова.

В топ-10 рейтинга российских регионов по доле работников с высокими зарплатами вошли северные и дальневосточные регионы, а также Москва. По результатам исследования РИА Новости, лидером по зарплатам является Чукотский автономный округ, где 58,7% работников получают не менее 100 тыс. руб. Этот субъект занимает лидирующую позицию в рейтинге с 2019 года.

Вторую строчку зарплатного рейтинга занял Ямало-Ненецкий автономный округ с долей в 52,7% высокооплачиваемых работников. Замыкает первую тройку Магаданская область с результатом 47,6%. На четвертом и пятом местах расположились Ненецкий автономный округ и Москва, в которых более 100 тыс. получают 42,5% и 39,3% работников соответственно.

Аналитики отмечают, что даже среди лидеров рейтинга наблюдается большая разница в уровне и распределении зарплат. Например, замыкающая десятку Мурманская область в 2,1 раза уступает лидеру рейтинга. Если же сравнить регион из «середнячков», то Бурятия, занимающая 30-е место в рейтинге, уже более чем в шесть раз уступает лидеру по доле работников с высокой зарплатой.

В 43 регионах доля работников с зарплатой в 100 тыс. руб. в месяц составляет менее 6,5%, то есть в большинстве регионов России такая зарплата относительно редка, пишут авторы рейтинга. Отдельно эксперты отмечают, что в девяти регионах таким заработком могут похвастать менее 3% работников, а еще в 19 регионах эта доля находится в диапазоне от 3 до 5%. Аналитики обратили внимание, что во всех регионах тем не менее наблюдались позитивные изменения – нет ни одного субъекта, в котором доля высокооплачиваемых работников не выросла, и ни одного, где доля низкооплачиваемых не снизилась.

Самое большое снижение доли низкооплачиваемых наблюдается в регионах, где эта доля, как правило, высокая. Лидерами стали Алтайский край, где она сократилась на 12,6 п.п., Кабардино-Балкария «сбросила» 12,4 п.п., Северная Осетия заминусовала 10,2 п.п. Тем не менее в 17 регионах страны доля людей, получающих зарплату меньше 20 тыс. руб. в месяц, превышает 20%. Такая ситуация сложилась в Чечне – 35,6%, Ингушетии (34,1%), Дагестане (32,2%), Карачаево-Черкесии (30,8%), Кабардино-Балкарии (29%) и Северной Осетии (28,8%).

В среднем по России среднестатистический работник может рассчитывать на чистую зарплату в диапазоне 29–71 тыс. руб. в месяц, определили аналитики, то есть в этих пределах получает чистую зарплату половина работающих жителей страны, еще четверть получает больше, а четверть – меньше. Например, у региона-лидера, Чукотки, диапазон типичной зарплаты – от 75 до 166 тыс. руб. в месяц. В Москве диапазон один из самых широких: 50–141 тыс. руб. В Санкт-Петербурге диапазон самых распространенных зарплат составляет 42–96 тыс. руб. Всего же только у 10 регионов верхняя граница диапазона типичных зарплат превышает 100 тыс. руб, в 13 регионах верхняя граница зарплат не превышает 45 тыс., а в четырех регионах – менее 40 тыс.

Доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Людмила Иванова-Швец предлагает разделить все регионы по уровню зарплаты на несколько групп. «В первую можно отнести 9–10 регионов с самыми высокими средними зарплатами выше 100 тыс. руб., это регионы Крайнего Севера и Москва, которая, как правило, занимает 4–5-е места. Высокая зарплата в них связана с отраслевыми особенностями (добыча полезных ископаемых, тяжелая промышленность) плюс в этих регионах выплачиваются северные надбавки. Ко второй группе можно отнести большинство регионов, в которых зарплата не сильно отличается от средней в целом по России, хотя разница может быть и существенной. Но здесь большую роль играет наличие градообразующих предприятий, развитая промышленность, где как раз зарплаты выше, чем в регионах, где преобладает сельское хозяйство», – сказала она «НГ». В качестве примера эксперт приводит Калужскую область, которая в первых рядах среди нечерноземных регионов и где много промышленных предприятий, где средняя зарплата составляет 53,9 тыс. руб.

Автор Анатолий Комраков

Источник - https://www.ng.ru/economics/2023-11-20/1_8881_inequality.html


Дата публикации: 23.11.2023
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 177
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta