Нагорный Карабах: год без войны и в дипломатическом лабиринте

Содержание
[-]

***

Дипломатические усилия России по сохранению мира и стабилизации обстановки вокруг Нагорного Карабаха  

На карабахском треке Россия предпочитает сохранять позитивную динамику как в отношениях с Ереваном и Баку, так и со всеми внешними игроками, будь то Турция, Иран, Франция или США. Но как долго это будет продолжаться?

В преддверии годовщины принятия трехстороннего мирного соглашения по Карабаху от 9 ноября 2020 года глава МИД России Сергей Лавров провел телефонные переговоры со своими азербайджанским и армянским коллегами — Джейхуном Байрамовым и Араратом Мирзояном. В официальном сообщении МИД России указывается, что «министры продолжили обмен мнениями по выполнению этого соглашения, а также обсудили актуальные вопросы двусторонних отношений и отдельные аспекты региональной и международной проблематики». Других деталей переговоров не приводится. Правда, чуть ранее Лавров, говоря о главных результатах мирного соглашения, отмечал, что «стабильность установлена, поддерживается, российский миротворческий контингент способствует тому, что каких-либо насильственных действий мы сейчас не наблюдаем».

Повышенный интерес к контактам Лаврова с Байрамовым и Мирзояном был связан еще и с тем, что накануне в СМИ был осуществлен информационный «вброс» о возможной встрече президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна, а по итогам переговоров якобы ожидается подписание трехсторонних заявлений. Один из документов должен касаться делимитации и демаркации государственной границы между Арменией и Азербайджаном, другой — разблокировки транспортных коммуникаций в регионе. Но в интервью Общественной телекомпании Пашинян заявил, что на данный момент никаких договоренностей по встрече нет. По его словам, «мы не сторонники встреч ради встреч». В то же время пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил следующее: «Действительно, мы подтверждали, что ведется работа над подготовкой такой встречи, но здесь мы хотим отметить: пока точных договоренностей и пониманий относительно того, когда такая встреча может состояться, нет. Эта работа продолжается». Из чего следует вывод: контакты между Баку и Ереваном при посреднических усилиях Москвы существовали и существуют, но сторонам пока не удается достигнуть приемлемых для себя решений.

Теперь о некоторых особенностях дипломатической ситуации. МИД России выступил со специальным заявлением по случаю годовщины соглашения 9 ноября 2020 года. «Российская сторона не претендует на монополию в общении с Арменией и Азербайджаном, хотя нас и связывают с этими странами и народами долгая и тесная дружба, масштабное партнерство по всем азимутам, — говорится в документе. — Мы выступаем за эффективное использование имеющегося потенциала международного сообщества при адекватном учете изменившихся региональных реалий». Теперь сравним с тем, с чем выступил по этому поводу Госдепартамент США: «Мы призываем Армению и Азербайджан продолжать и активизировать взаимодействие, в том числе под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ, для поиска всеобъемлющих решений всех неурегулированных вопросов, так или иначе связанных с карабахским конфликтом». Как видим, американская формула конкретна: она предусматривает как активизацию контактов между собой Баку и Еревана, так и необходимость контактов по линии ОБСЕ, то есть Минской группы, чтобы «решить все остающиеся вопросы, связанные с нагорно-карабахским конфликтом».

Аналогичной позиции придерживается и другая страна-сопредседатель — Франция. Французский посол в Армении Анн Луйо указывает на факт организованной в Нью-Йорке при посредничестве МГ ОБСЕ встречи глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении. Она также говорила о каких-то «других решениях, нацеленных на заключение более долгосрочного соглашения по Карабаху». Кстати, сама Минская группа выступила с заявлением, в котором указывается, что сопредседатели «подтверждают свою приверженность продолжению работы со сторонами в соответствии с их мандатом — для поиска всеобъемлющих решений всех других вопросов, которые связаны с нагорно-карабахским конфликтом и являются следствием», и «приветствуют публичные заявления премьер-министра Армении Никола Пашиняна и президента Азербайджана Ильхама Алиева о готовности встретиться друг с другом и с нетерпением ожидают обсуждения со сторонами условий и деталей подобной встречи».

Итак, мы видим два переговорных формата между Баку и Ереваном. Первый: Москва — Баку — Ереван, возникший как результат мирного соглашения 9 ноября 2020 года. Второй, потенциальный, но с участием или при посредничестве МГ ОБСЕ. «Между тем и в 2016 году, и в 2020 году два сопредседателя — США и Франция — словно бы пропускали Россию вперед, когда требовалось остановить, казалось бы, безнадежную военную конфронтацию, — пишет известный российский эксперт Сергей Маркедонов. — На карабахском треке Россия предпочитает сохранять позитивную динамику как в отношениях с Ереваном и Баку, так и со всеми внешними игроками, будь то Турция, Иран, Франция или США. Но помимо этого формата Москва будет параллельно развивать и другие — не вместо, а вместе с Минской группой». Однако на данный момент эти два переговорных формата провисают в силу разных причин объективного и субъективного свойства. Связано это, на наш взгляд, с отсутствием четкой повестки, отражающей приоритеты сторон.

На этот счет имеются одни только предположения, которые стимулируют только дискуссии среди экспертов. В итоге все приобретает проблемный характер, даже сценарий начала полномасштабных переговоров с целью подписания рамочного мирного договора между Арменией и Азербайджаном. Что касается Москвы, то она никогда не дезавуировала работу МГ ОБСЕ и не выступала против возможного продолжения работы в рамках этого формата. Однако пока более практически и перспективно выглядит проект по налаживанию двухсторонних отношений между Баку и Ереваном, «поиск мирного урегулирования конфликта между ними не только с точки зрения Нагорного Карабаха, а в целом». Существующий у Минской группы проект по Карабаху на прежних условиях зашел в тупик, чего не могут не понимать страны-сопредседатели. И что дальше?

Автор Станислав Тарасов

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3418047.html

***

Ситуация на армяно-азербайджанской границе остается напряженной

Ереван призывает к шагам по нормализации жизни в Карабахе.

После военных действий в Нагорном Карабахе прошел год, а ситуация на армяно-азербайджанской границе не меняется. После войны эта граница стала больше вдвое, и некоторые участки ее оказались со стороны Армении незащищенными. Воспользовавшись такой ситуацией, азербайджанские военные, ссылаясь на некие карты и показатели GPS, проникли на территорию Армении и начали закрепляться здесь. Никто этому продвижению не помешал...

В конце прошлой недели мы проехали по той самой дороге, которая связывает армянский город Горис с армянскими же городами Капан и Мегри на юге страны и заканчивается на границе с Ираном. Участок в 21 км на этой дороге полностью контролируют азербайджанцы. Они установили здесь не только свои пограничные посты, но и таможенные пункты. Здесь работает и полиция соседней республики. Буквально на каждом шагу вас встречают указатели с надписями «Добро пожаловать в Азербайджан!» и флаги Азербайджана. До того, как здесь закрепились чужие военные, грузы из Армении в Иран и обратно проходили беспрепятственно. Теперь азербайджанские военные досматривают грузы иранцев и взимают с них плату за проезд. Не так давно такое положение дел послужило поводом для серьезного обострения отношений Ирана с Азербайджаном – в регионе прошли масштабные военные учения двух стран, дипломаты перешли на совсем недипломатический лексикон. А армянам для сухопутной связи с Ираном пришлось строить альтернативную дорогу, по которой иранские грузовики теперь могут следовать беспрепятственно и без проволочек. 

Конечно, здесь не могли не оказаться российские пограничники. Именно они сейчас являются гарантами недопущения провокаций и безопасности. Однако даже присутствие российских военных не может предотвратить инциденты на армянской дороге, контролируемой азербайджанцами. Время от времени они останавливают и армянские машины. Фактически азербайджанская сторона по своему разумению уже демаркировала и делимитировала здесь границу. А работа в этом направлении, на которой настаивают Ереван и Москва, еще даже не начиналась. 

«На той стороне остались не только наши пастбища и сельхозугодья, но и собственно половина села, – делится с «НГ» глава сельской администрации Шурнуха Акоп Аршакян. – Нам пришлось в срочном порядке строить новое жилье в верхней части села. Дома для беженцев из собственного села власти обещают достроить к концу года. Их будет 13. Помимо домов люди получат также по 900 кв. м земли, где они смогут разбить сады или огороды. Еще четыре семьи получат квартиры в бывшем здании администрации, которое пострадало еще во время первой карабахской войны. Когда новоселы переедут в этот дом, они смогут каждый день наблюдать за передвижениями азербайджанских военных, закрепившихся буквально в 50 м, – для этого будет достаточно выглянуть в свои окна». 

По словам Аршакяна, серьезных инцидентов на дороге пока удается избегать, но нервозность сохраняется, ведь людям приходится каждый день ею пользоваться. Азербайджанские флаги сменяют армянские – так стороны отмечают свое присутствие. Но только на участках с армянскими флагами машина с армянскими номерами может останавливаться. На других участках это просто небезопасно. Машины собираются в колонны, и они в сопровождении российских миротворцев пересекают «азербайджанский» участок. На холмах вдоль дорог также можно увидеть и азербайджанские позиции, и армянские – их выдают флаги. Фактически укрепления сторон нацелены друг на друга, и дежурство здесь ведется круглосуточное. 

Абсурдность сложившейся ситуации достигает апогея, когда мы въезжаем в Капан. Здесь расположен аэропорт Сюник, когда-то обслуживавший весь горный регион. Не так давно здесь было отремонтировано здание аэропорта, а взлетная полоса увеличена до 2000 м. Но после боевых действий в Карабахе часть взлетной полосы начали контролировать азербайджанские военные. Прямо с дороги можно увидеть их пост с флагом, а рядом, метров через 50 – российский. Другими словами, аэропорт теперь эксплуатировать возможным не представляется, а азербайджанцы стоят фактически на окраине Капана. 

Местные жители надеются, что после демаркации и делимитации границ, о которых чуть ли не каждый день говорят в Ереване, Баку и Москве, ситуация изменится – азербайджанцы отойдут на свою территорию и дадут возможность определить границы. Разграничения будут сделаны по картам Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации, о чем не раз говорили российские официальные лица. Вопрос, волнующий людей, – по картам какого года это будет делаться. По мнению местных аналитиков, если за основу будут взяты карты 20-х годов, то это будет для Армении выгодно, если, скажем, 70-х, то в выигрыше останется Азербайджан. Таким образом, нервозность от полной неопределенности сохраняется. 

Политолог Манвел Гумашян согласен, что одним из самых острых проявлений нынешнего армяно-азербайджанского конфликта является усиление напряженности почти вдоль всей границы между двумя соседними странами, что выводит конфликт за рамки карабахского – после войны ситуация стала в корне иной. «Во-первых, сама армяно-азербайджанская граница стала длиннее, и многие ее отрезки не имеют соответствующих пограничных укреплений, в частности со стороны Армении, – делится с «НГ» политолог. – Подобная ситуация приводит к тому, что имеют место не просто инциденты на границе, но также продвижение азербайджанской армии в глубь армянской территории по ряду направлений, как на севере страны, так и на юге, частности в Сюникской и Гегаркуникской областях. Во-вторых, к ряду территориальных притязаний Азербайджана можно отнести его желание иметь вдоль границы Армении с Ираном связь с Нахичеваном – «Зангезурский», или «Мегринский», коридор, который, по мнению Баку, не должен контролироваться Ереваном». 

Но такой коридор отрезает Армению от Ирана, усиливая его блокаду со стороны Азербайджана и Турции. Такой расклад, безусловно, не отвечает интересам не только Армении, но также соседнего Ирана, о чем в жесткой форме неоднократно на различных уровнях заявлял официальный Тегеран. «Все эти действия Азербайджана преследуют как минимум две цели, причем их для полноты понимания необходимо рассматривать не в узких рамках армяно-азербайджанского конфликта, но более широко – в парадигме российско-турецкого противостояния за влияние на Южном Кавказе», – считает Гумашян. Он уверен, что первая и главная цель азербайджано-турецкого тандема – это, конечно, показать, что Россия одна не только не в силах обеспечить мир на контролируемой миротворческим контингентом части Карабаха, но также предотвратить инциденты на самой армяно-азербайджанской границе. 

«Если к сказанному присовокупить нежелание Азербайджана признать статус российского контингента миротворческих сил в Карабахе, картина становится полной, – говорит Гумашян. – Вторая же цель непосредственно связана с проблемой делимитации и демаркации границ между Арменией и Азербайджаном». Он отмечает, что каждая из конфликтующих сторон, как и главный посредник на нынешнем этапе переговорного процесса – Россия, в этом вопросе имеют собственное представление о решении проблемы. Например, позиция Москвы, представленная президентом Владимиром Путиным, состоит в том, что необходимо провести делимитацию и демаркацию границы между Арменией и Азербайджаном на основе имеющихся в Генштабе ВС России военных карт и только при российском посредничестве. 

Что касается позиции Армении по делимитации и демаркации границ, она базируется на том, что предлагаемый Москвой механизм решения вопроса посредством карт Генштаба ВС России заключает в себе реальную и чрезвычайно чувствительную для сторон правовую неопределенность. Дело в том, что эти карты начиная с декабря 1922 года, когда был провозглашен СССР, и до его распада претерпели немало изменений и эти изменения не всегда имели под собой четкую правовую основу, даже в рамках Конституции и действующих законов СССР, не говоря уже о конституциях и законах союзных республик. Как об этом говорил в своем недавнем интервью Общественному телевидению Армении премьер-министр Никол Пашинян, есть немало примеров, когда приграничные земли переходили от одной республики к другой лишь на основе решений местных органов власти – районных Советов. Даже с точки зрения права и законов СССР легитимность подобных решений весьма сомнительна. «Сказанное означает, что даже в случае начала процессов делимитации и демаркации армяно-азербайджанской границы, например, при посредничестве той же России нельзя исключать ситуацию, когда для решения спорных вопросов стороны будут вынуждены обратиться в международный арбитраж», – заключает Манвел Гумашян.

Год прошел после подписания заявления, остановившего боевые действия. Ни одна дорога в регионе не была открыта. Люди задаются вопросом: может, следует сначала открыть существующие дороги, включая те, что связывают Азербайджан с Нахичеваном через Армению, и только потом строить новые? Заметим, что все дороги здесь под контролем Азербайджана. Нужно начинать с деблокады: если есть дороги, то они должны куда-то приводить.

Автор Ашот Газазян – писатель, публицист.

Источник - https://www.ng.ru/courier/2021-11-14/11_8300_karabakh.html

***

Армения просит Россию помочь в конфликте с Азербайджаном

На границе Армении и Азербайджана вновь начались боевые действия. Ереван и Баку обвиняют друг друга в провокациях.

Армения обратилась к России за помощью в конфликте с Азербайджаном, сообщил во вторник, 16 ноября, секретарь Совета безопасности республики Армен Григорян. "Поскольку суверенная территория Армении подверглась нападению, мы призываем Россию защитить территориальную целостность Армении в рамках соглашения между Арменией и Россией, заключенного в 1997 году", - заявил Григорян в эфире Общественного телевидения Армении. Он пояснил, что это устное обращение, но оно будет направлено Москве и в письменной форме, а также сослался на двусторонний договор от 1997 года. На уточняющий вопрос, идет ли речь о военной помощи, Григорян ответил утвердительно. Если уладить конфликт путем переговоров не удастся, то Ереван просит Москву предоставить военную помощь, пояснил он.

Минобороны Армении сообщило о погибших военнослужащих

В министерстве обороны Армении заявили, что 16 ноября вооруженные силы Азербайджана предприняли "очередную провокацию" в направлении восточной границы Армении и что они используют артиллерию, бронетехнику и огнестрельное оружие. По данным Еревана, 15 армянских военнослужащих погибли, еще 12 попали в плен.

В Минобороны Азербайджана в свою очередь обвинили в провокации Ереван: по сообщению Баку, 16 ноября армянские соединения начали на Кяльбаджарском и Лачинском участках границы "внезапную военную операцию с целью захвата высот" и с применением военной и спецтехники, а Баку в ответ развернул военную операцию. По данным ведомства, в результате ранены двое азербайджанских военнослужащих. О погибших не сообщается.

Тем временем министерство иностранных дел Армении призвало международное сообщество, Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и сопредседателей Минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) "четко отреагировать" на "наступательные действия азербайджанской стороны", которые "привели к человеческим жертвам".

44-дневная война и тысячи погибших

10 ноября 2020 года закончилась война в Нагорном Карабахе. Она длилась 44 дня. Азербайджан и Армения заключили при посредничестве России соглашение о прекращении конфликта. По его итогам под контроль Баку перешла значительная часть самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики (НКР). Армения за время боев потеряла более 4000 человек, еще около 11 тысяч человек получили ранения. Десятки тысяч карабахцев остались без крова. Азербайджан, по официальным данным, потерял около 3000 человек.

Автор Елизавета Антонова

Источник - https://p.dw.com/p/434HI

***

Бои за коридоры. Что изменилось за год после войны в Карабахе

Несмотря на шокирующие масштабы второй карабахской войны, Армения и Азербайджан не переосмыслили свой подход к конфликту, а просто продолжили делать то, что и раньше, хоть и с других стартовых позиций.

Главный принцип Армении – это по-прежнему сохранение статус-кво, теперь уже нового. Тактика Азербайджана обратная, но тоже не новая – давить на Армению до тех пор, пока у нее не хрустнут кости.

Занимаясь Нагорным Карабахом, российские дипломаты многие годы повторяли две мантры: что конфликт «не имеет военного решения» и что для мирного решения Армения и Азербайджан должны согласиться на «меры укрепления доверия». Практика показала, что оба тезиса, мягко говоря, спорны. После 9 ноября 2020 года любой азербайджанец скажет, что конфликт никогда не имел другого решения, кроме военного. А армянин начнет ругать Никола Пашиняна за плохую подготовку к войне, а то и рассуждать о реванше – если не сейчас, то лет через 10–15, «когда восстановимся и окрепнем».

Услышать от кого-то сожаления о собственной упертости и несделанных уступках, которые могли помочь избежать войны, попросту невозможно. И это подрывает вторую мантру – о «мерах укрепления доверия». Азербайджан и Армения активно занимались ими в 2019 году, когда впервые за долгое время армянским журналистам разрешили съездить в Баку, а азербайджанским – в Ереван. Все это красиво называлось «подготовка народов к миру» и пользовалось российской поддержкой, но к чему в итоге привело – объяснять не надо.

Непроработанные травмы

После того как вторая карабахская война разрушила устоявшийся за 27 лет порядок, Армения и Азербайджан никак не переосмыслили свое поведение, а продолжили делать то, что делали раньше – просто с других стартовых позиций.

Главный принцип Армении – по-прежнему затягивать любое решение конфликта и сохранять статус-кво, теперь уже новый. Веры, что переговоры могут что-то улучшить для карабахских армян, в Ереване нет. И это вполне оправданно – после войны Алиев с гордостью объявил, что статус Карабаха «провалился в ад», а все, что Азербайджан может предложить его жителям, – это гражданство на общих основаниях и школы с обучением на армянском.

Тактика Азербайджана обратная, но тоже совсем не новая – давить на Армению до тех пор, пока у нее не хрустнут кости. Например, поскольку границу между странами никогда четко не проводили, весной азербайджанцы, судя по всему, заняли позиции с запасом, зайдя на армянскую территорию. А когда Ереван стал звать на помощь Россию и Запад, в Баку ответили, что согласны на делимитацию, но она должна быть полной, то есть с признанием Карабаха территорией Азербайджана.

Параллельно азербайджанское руководство периодически поднимает тему Зангезура – исторической области, которая относится к Армении, но в советское время там проживало немало азербайджанцев. Собственно, в понимании Баку конфликт начался с насильственного изгнания азербайджанцев из зангезурского города Капан (азербайджанцы говорят Кафан) в январе 1988 года, то есть еще до Сумгаитского погрома.

Риторика Баку звучит одновременно пугающе и осторожно. Алиев обычно громогласно заявляет, что «азербайджанский народ вернется в Зангезур, который у него отняли 101 год назад». А потом МИД поясняет, что речь идет не об угрозе оккупации, а о возвращении беженцев в родные места. В Ереване этим объяснениям, конечно, не верят, но на все обвинения в угрозах экспансии в Баку отвечают, что это лишь симметричный ответ на происходящее в Карабахе.

Дороги раздора

До недавней войны, пытаясь убедить Армению оставить Карабах, азербайджанцы многие годы говорили о том, какие невероятные экономические перспективы тогда откроются. Ведь первая карабахская война полностью разрушила систему железных дорог, выстроенную в советские годы. В результате единственным окном Армении в мир осталась Грузия. Однако теперь война прошла, большая часть Карабаха потеряна, а экономические перспективы выглядят так же несбыточно. Хотя трехсторонняя комиссия по разблокированию транспортных коммуникаций была создана уже в январе 2021 года – всего через два месяца после окончания боев.

Можно сказать, что дорога из Баку до азербайджанского эксклава Нахичевани, или, как говорят в Азербайджане – Зангезурский коридор, – это на сегодня главная тема в армяно-азербайджанском урегулировании. Ее обсуждают даже больше, чем ситуацию в зоне контроля российских миротворцев. Видимо, потому, что там положение гарантированно не изменится до истечения их мандата в 2025 году, а решение по транспортным вопросам может быть согласовано и раньше.

Совсем отказаться от открытия дороги для азербайджанцев через свою территорию Армения не может – она прямо упоминается в соглашении о прекращении огня, которое подписали Путин, Алиев и Пашинян 9 ноября 2020 года. Можно сказать, что автомобильная дорога по этому маршруту (вдоль армяно-иранской границы, через города Мегри и Агарак) есть уже сейчас – достаточно открыть пункты пропуска с двух сторон. А вот железную, существовавшую в советское время, придется строить с нуля – на ее месте осталась лишь разбитая грунтовка.

При этом само слово «коридор», которое без устали повторяют в Баку, – это намек на некий особый статус дороги, ее экстерриториальность. Намек на то, что это будет некое выделенное шоссе и железнодорожный путь специально для азербайджанцев, куда армянам попасть будет затруднительно. Но для Армении такие намеки неприемлемы. Зангезур – это небольшая область, шириной всего около 40 километров, которая связывает Армению с одним из двух дружественных соседей – Ираном. Срабатывает страх: не получится ли так, что азербайджанское шоссе вдоль границы просто отрежет туда путь?

Азербайджан, в свою очередь, связывает особой статус Зангезурского коридора с коридором Лачинским, который соединяет Армению с Карабахом и сейчас де-факто контролируется российскими миротворцами. Посыл тут понятен: не будет экстерриториального коридора для нас – не будет и для вас. Тема Зангезурского коридора привлекает так много внимания, что затмевает остальные, не менее важные вопросы. В конце концов, в соглашении говорится об открытии всех транспортных коммуникаций, а не только этой.

Развитию региона могло бы способствовать восстановление дороги из турецкого Карса до армянского Гюмри и далее в азербайджанский Газах, а затем – в Дагестан. Это открыло бы сообщение между Турцией и Россией, минуя Грузию, в отношениях с которой у Москвы не предвидится просвета еще долгие годы. Кроме того, армянам тоже нужна железная дорога в Нахичевань – она соединит Армению с Ираном, важным торговым партнером. Но пока что речи об этом вообще не идет.

Незачем мириться 

Разблокирование транспортных путей не выполняет свою главную функцию – не служит стимулом к политической разрядке. За 26 лет, которые прошли между двумя войнами в Карабахе, Азербайджан активно строил коммуникации в обход Армении, чтобы показать ей, как много она упускает. Главные из этих проектов: железная дорога Баку – Тбилиси – Карс, нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан и газопровод Южный газовый коридор, который доходит до берегов Италии через Грузию и Турцию.

Конечно, это все немало навредило армянской экономике – страна оказалась в транспортном аппендиксе, куда дорого и сложно доставлять любой товар. Но с другой стороны, за четверть века все научились с этим жить и даже находить в такой ситуации свои выгоды. Даже Армении проще отправлять товары по знакомым маршрутам, а не рисковать, договариваясь с азербайджанцами. К тому же пускать транзит через Азербайджан – значит попадать в зависимость. Когда дороги будут проложены, начнется новый торг – о тарифах на транзит, которые запросто могут оказаться неоправданно высокими и блокирующими. За их снижение Баку вновь потребует политических уступок.

Что же касается других стран, то у них тем более нет особых стимулов давить на Баку и Ереван, чтобы они немедленно связали друг друга новыми дорогами. Это не слишком нужно даже России: с Ираном уже есть сообщение через Азербайджан, а с Турцией – через Черное море. В заявлении МИД РФ в честь годовщины окончания войны говорится, что «российская сторона не претендует на монополию в общении с Арменией и Азербайджаном» и, наоборот, пытается научить противников договариваться напрямую. Хотя тут Москве не о чем особо переживать – Западу нагорно-карабахский конфликт как был, так и остается безразличен, как что-то очень далекое. Скорее Россия сама пытается вдохнуть жизнь в совсем увядший формат Минской группы ОБСЕ, куда входят также США и Франция.

Речь о продлении мандата миротворцев после 2025 года Москва пока не заводит. Как не обращает она пока особого внимания и на то, что в Баку дипломаты и провластные политологи стали все чаще подчеркивать, что российские миротворцы размещены в регионе лишь «временно», критикуя их действия. Сейчас сложно сказать, рискнет ли Баку через четыре года попросить российских миротворцев на выход.

Опыт подсказывает, что торг между Россией и Азербайджаном по этому поводу будет жестким и может затронуть самые разные сферы, вплоть до торговли и кредитов. Наверняка в этот процесс будет вовлечен и Эрдоган – в обмен на сохранение российской миссии он может попросить расширить турецкую. Пока что турецкие миротворцы лишь наблюдают за Карабахом с дронов, не выезжая из специально построенного центра в Агдаме. В свою очередь, Армении отводится не слишком завидная роль – держаться за то, что еще не потеряно, и смиренно надеяться, что Россия и некоторые сочувствующие на Западе не позволят Азербайджану закончить начатое.

Автор Кирилл Кривошеев, опубликовано на сайте "Центр Карнеги"

Источник - http://argumentua.com/stati/boi-za-koridory-chto-izmenilos-za-god-posle-voiny-v-karabakhe

***

Москва пока удерживает хрупкий мир на Кавказе

Баку и Ереван подсчитывают потери от скоротечного столкновения.

Ситуация на армяно-азербайджанской границе с утра 17 ноября стабилизировалась. И Баку, и Ереван выполняют достигнутое накануне при посредничестве Москвы соглашение о прекращении огня. Для этого потребовались новые жертвы с обеих сторон. Москва находится в постоянном контакте с руководством Азербайджана и Армении ради недопущения нового витка эскалации.

Баку и Ереван продолжили информационную линию 44-дневной войны годичной давности, занижая собственные потери и многократно преувеличивая потери противника. По неофициальным данным азербайджанских Telegram-каналов, войска Азербайджана заняли две стратегические высоты, при этом захватили в плен еще 11 армянских солдат. Точных данных по потерям пока нет, опять же неофициально говорится о 10 погибших с армянской стороны. По неофициальным данным армянских источников, уничтожено не меньше 50 азербайджанских военнослужащих и около 10 единиц бронетехники.

С первыми же выстрелами с требованием к Баку и Еревану сесть за стол переговоров выступили Вашингтон, Париж, Тегеран. Решающим опять оказалось слово Москвы. У каждой из конфликтующих сторон своя «правда». Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил о пресечении «многодневных провокаций армянской стороны». Премьер-министр Армении Никол Пашинян в беседе с президентом РФ Владимиром Путиным назвал происходящее «продолжающейся агрессией Азербайджана, захватившего исконно армянские земли». Что говорила Москва – неизвестно, но главное – новую войну удалось погасить в зародыше. Пока удалось.

Когда на восточных границах Армении и Азербайджана разворачивались бои, в Ереване оппозиция требовала отставки правительства и одновременно обращения за помощью не только к России, но в ОДКБ. Забегая вперед, отметим, что в военный альянс Ереван обращаться не стал. Не очень понятно почему, но можно предположить, что, возможно, по причине неверия в эффективность организации. ОДКБ неоднократно давала повод для такого отношения к себе.

Градус напряженности между тем в армяно-азербайджанских отношениях повышался в течение всех последних дней. Стороны словно искали причины для новой бойни. Прощупывание сил оборачивалось гибелью людей – то азербайджанские солдаты ни за что ни про что застрелили армянина-водопроводчика, занимавшегося своим делом неподалеку от блок-постов, то армянин взорвал гранату на азербайджанском посту. О перманентных перестрелках и говорить излишне.

Бакинский политический обозреватель Шахин Рзаев сказал «НГ», что обострения можно было ожидать, когда вопреки анонсам 9 ноября не состоялась трехсторонняя встреча лидеров РФ, Азербайджана и Армении. «По мнению аналитиков обеих сторон, планировалось согласование условий для подписания двух документов: о делимитации государственной границы и разблокировании транспортных коммуникаций, в том числе через Зангезурскую область Армении, с целью соединения основной части Азербайджана с его эксклавом Нахичевань», – отметил Рзаев. По его мнению, ситуация стала осложняться после посещения Степанакерта министром обороны Армении Аршаком Карапетяном, отправленным на днях в отставку. Эта поездка вызвала резкий протест в Баку. И уже вскоре начались регулярные перестрелки на армяно-азербайджанской границе.

«Основная причина нового обострения в том, что все три стороны, подписавшие Заявление от 10 ноября 2020 года, трактуют его отдельные пункты по-своему, как им выгодно. Естественно, заявление было составлено на скорую руку, в экстремальных условиях, и оно довольно «сырое», то есть там есть много юридических лазеек. Но в течение года стороны могли бы поработать над уточнением документа. Помешали многие факторы, в частности внутриполитический кризис в Армении и напряжение в отношениях между Азербайджаном и Ираном», – полагает Шахин Рзаев.

По его словам, общества обеих стран еще не готовы к компромиссу. В Азербайджане большинство населения поверило государственной пропаганде о «безоговорочной капитуляции противника» и теперь, вполне естественно, будет недоумевать, о каких уступках может идти речь. Власти Армении, хоть смогли удержаться на плаву, принимать явно непопулярные решения не хотят. А именно открытие Зангезурского «коридора», вывод армянских призывников из Карабаха – это два главных требования Азербайджана. «В связи с этим представляется, что руководство Армении хочет возложить ответственность за пресловутый Зангезурский «коридор» на Россию. Расширяются география и количество миротворческих сил РФ, они берут под опеку коммуникации в Сюникской области Армении, возможно и часть территории Азербайджана, по которой проходит участок трассы Горис–Капан, где происходили конфликты с иранскими грузоперевозчиками. Судя по размаху строительства казарм и полигонов в подконтрольной миротворцам РФ части Карабаха, они не собираются уходить оттуда через четыре года, согласно трехстороннему договору. Разумеется, из-за этого Азербайджан может пойти на обострение с РФ, но вопрос в том, стоит ли? Лучше опять-таки договариваться по-хорошему, без всякого «принуждения к миру», – сказал «НГ» Рзаев.

Ереванский политолог Джонни Меликян события последних дней расценивает как продолжение ползучей оккупации Азербайджаном более 40 кв. км суверенной территории Республики Армения, начатой еще в мае нынешнего года. «Все это на фоне потерь в рядах ВС и утраты позиций на территории республики в очередной раз доказывает, что Баку не хочет мира и стабильности в регионе, а стремится закрыть вопрос Арцаха (самоназвание Нагорного Карабаха), а также силой реализовать давнишнюю мечту – получить Зангезурский «коридор» в Нахичеванскую автономию, тем самым еще больше ослабив безопасность Армении», – сказал «НГ» Джонни Меликян. По его словам, Армения ведет переговоры со своим военно-политическим союзником Россией, о случившемся был проинформирован Совбез ООН. «Перед страной стоит задача разрешить дипломатическим путем существующие проблемы, не исключая при этом военного сценария для защиты суверенитета и территориальной целостности Республики Армения», – заявил политолог.

Автор Юрий Рокс, oбозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/cis/2021-11-17/2_8303_karabah.html


Об авторе
[-]

Автор: Станислав Тарасов, Ашот Газазян, Елизавета Антонова, Кирилл Кривошеев, Юрий Рокс

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.11.2021. Просмотров: 48

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta