Ложь массового поражения

Содержание
[-]

Штык и перо

Журналист может ошибаться, а может лгать, становясь винтиком машины, производящей не объективные новости, а начиненные ложью и кровью информационные снаряды массового поражения

Египетский суд приговорил троих сотрудников катарского телеканала «Аль-Джазира» — главу каирского бюро Мохаммеда Фахми, продюсера Бахера Мухаммеда и журналиста Питера Гриста — к суровым срокам тюремного заключения. Согласно обвинению, Фахми, являвшийся членом террористической организации «Братья-мусульмане», создал происламистскую сеть, занимавшуюся производством фальшивых теленовостей, которые потом передавались по «Аль-Джазире» и даже CNN.

В современном мире, где журналисты пользуются тем же статусом, что коровы в средневековой Индии, приговор вызвал всеобщее возмущение. CNN разразилась множеством репортажей, из которых не ясно, что, собственно, инкриминируется журналистам, но ясно, что это покушение на свободу слова.

Конечно, проще всего описывать произошедшее в привычных терминах «кровавой диктатуры», затыкающей рот «свободной прессе». Увы, картина не так однозначна.

Для того чтобы понять, насколько справедливы претензии египетских властей к «Аль-Джазире», приведу только один факт: сразу после беспорядков, приведших к свержению Мохаммеда Мурси, и объявления «Братьев-мусульман» террористической организацией, 22 (двадцать два) сотрудника египетского бюро «Аль-Джазиры» подали в отставку. Причина — неприкрытая пропаганда, которую телеканал вел в пользу «Братьев-мусульман». «Аль-Джазира» вела себя примерно так, как сейчас ведут себя российские государственные телеканалы, рассказывающие про зверства украинских карателей.

Один из подавших в отставку, глава новостной службы Абдель Латиф ель-Менави, заявил, что канал превратился в «пропагандистский канал «Братьев-мусульман». Ведущий Карем Махмуд рассказал, как их инструктировали благоприятствовать «Братьям-мусульманам».

Происламистская пропаганда была очевидна не только для самих журналистов, но и для зрителей: еще в самом начале антиисламистских протестов демонстранты подожгли офис «Аль-Джазиры», а сразу после переворота журналисты, собравшиеся на пресс-конференцию победителей, с увлечением прогнали своих коллег: «Аль-Джазира, вон!» — орали они.

22 сотрудника, покинувших телеканал, — это, увы, не исключение, а правило. Несмотря на фантастические деньги, которые правительство Катара тратит на продвижение «Аль-Джазиры», роскошные офисы и соответствующие условия работы, из «Аль-Джазиры» наблюдается массовый исход телеведущих в Париже, Лондоне, Бейруте и так далее. Пожалуй, подобное наблюдалось только на Russia Today, когда после аннексии Крыма сразу несколько иностранных журналистов покинули канал в знак несогласия с его политикой.

Еще в 2007 году Хафез аль-Мирази, глава вашингтонского бюро «Аль-Джазиры», обвинил создателя и тогдашнего гендиректора телеканала Вадафа Канфара в том, что тот «выбирает в помощники твердокаменных исламистов». Есть веские основания полагать, что Канфар попросту был с юности законспирированным членом «Братьев-мусульман» и вел в этом смысле совершенно ту же работу, что в свое время и агенты Коминтерна — среди «полезных идиотов».

Как и Russia Today, «Аль-Джазира» агрессивно пытается выйти на рынок США и недавно вложила 500 млн долларов в развитие своего американского телеканала, купленного у экс-вице-президента США Альберта Гора.

Сходство катарской пропаганды с российской увеличивается еще и тем, что раздувшийся от нефти катарский режим сам по себе не является исламистским. Просто у коррумпированной катарской петрократии непропорционально большие внешнеполитические амбиции, которые она реализует за счет поддержки исламистов в Тунисе, Ливии, Сирии — как военной и финансовой, так и телевизионной. Тому же самому исламистскому режиму Мурси Катар ссудил 8 млрд долларов.

Более того: это не первый арест репортеров «Аль-Джазиры». Испания в 2005-м посадила на 7 лет репортера Тайсера Аллуни, совмещавшего свою журналистскую деятельность с перевозкой денег для «Аль-Каиды». Оператор Сами аль-Хадж 7 лет просидел в Гуантанамо. Адвокаты аль-Хаджа рассказали возмущенным правозащитникам, что на 125 допросах из 130 аль-Хаджу задавали один и тот же вопрос: «Является ли «Аль-Джазира» пропагандистским прикрытием «Аль-Каиды»?»

Это я все не к тому, что журналистов следовало сажать. Вполне достаточно было отключить «Аль-Джазиру», на мой взгляд.

Но случай с египетскими сотрудниками «Аль-Джазиры» ставит во всей красе весьма неприглядный и тягостный для обсуждения вопрос: вопрос об ответственности журналиста в современных пиар-войнах и в современных пиар-кампаниях, которые не могут быть выиграны без сообщников в массмедиа, фактически работающих «под чужим флагом».

Возьмем, к примеру, фотографа Дениса Синякова, арестованного вместе с экипажем «гринписовского» Arctic Sunrise при попытке забраться на «Приразломную». Возмущение по поводу его ареста было особенно сильным: уж ладно гринписовцев, но фотографа как посмели! Журналиста! Между тем любой читатель блога Синякова легко мог заметить, что он — не только фотограф, а самый что ни на есть активист «Гринпис», и вопрос скорее стоит поставить иначе: может ли активист работать «под чужим флагом», то есть представляться нам объективным наблюдателем?

Или возьмем жуткий пример с журналистом BBC Джихадом Машарауи, снимок которого, с убитым сыном на руках, обошел все мировые СМИ. Машарауи заявлял перед телекамерами, что ребенка убила израильская ракета. Между тем ракета — не пуля: куски ее были разбросаны по всему дому, и такой опытный журналист не мог не видеть, что ракета была самодельной, палестинской, что и выяснилось впоследствии при расследовании ООН. У меня вопрос: вне зависимости от того, чем руководствовался журналист Машаруи, — ненавистью к израильской военщине, или симпатиями к палестинским террористам, пересилившими даже горе от гибели родного ребенка, или просто утробным страхом перед ХАМАСом, — может ли он в этом случае считаться объективным журналистом?

Как я уже писала, одной из составляющих современной террористической войны (ведомой как государствами, так и квазигосударственными организациями) является непременное представление себя, террориста, — жертвою, а жертв — агрессором. «Эти проклятые американцы сами себя взорвали, чтобы иметь возможность напасть на мирный ислам». «Мы, мирные русские сепаратисты, пришли с БТРами и ПЗРК, купленными по случаю в хозмаге, для защиты донецкой земли от украинских карателей, которые сами убивают своих солдат за то, что те отказываются уничтожать мирное население».

Без медийной составляющей этих акций просто не существует. Только активисты, работающие «под чужим флагом», способны превратить с помощью фотошопа карету — в тыкву, агрессора — в жертву, а девочку, убитую в Сирии, — в девочку, убитую украинскими карателями.

Более того: именно благодаря медиасоставляющей меняется вся парадигма войны, и если раньше воюющая сторона ставила целью максимизацию чужих жертв, то теперь она максимизирует собственные. Террористы прикрываются женщинами и детьми, стреляют с крыш жилых домов и всегда могут рассчитывать на какого-нибудь Джихада Машарауи или журналиста Life News, который продолжит дискурс о страшных карателях, стреляющих в женщин и детей.

Я это не к тому, что я знаю, как решить проблему. В рамках современных информационных войн, приемы которых активно используют террористы всех мастей, — она нерешаема. Но эту проблему надо — хотя бы — вслух обсуждать. Журналист может ошибаться, может лгать, он может быть — как это там сформулировала кровавая египетская диктатура — винтиком машины, генерирующей отнюдь не объективные новости, а начиненные ложью и кровью информационные снаряды массового поражения.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Юлия Латынина

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.07.2014. Просмотров: 262

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta