Kто такой Джузеппе Конте и почему именно он возглавил правительство Италии

Содержание
[-]

Внезапный премьер

Уже который день Италия, а за ней и весь мир, выясняет, кто же такой синьор Джузеппе Конте, коего лидеры «Лиги» Маттео Сальвини и движения «Пять звезд» Луиджи Ди Майо выдвинули на пост главы правительства.

Протомившись в предбаннике Квиринальского дворца те два часа, что президент страны знакомился с кандидатом, корреспондент «Огонька» одной из первых увидела никому не известного персонажа. Чтобы понять нынешнюю интригу, важно напомнить, чем удивили мир итальянские избиратели на парламентских выборах в марте 2018-го: они умудрились раздробить свои голоса таким образом, что победителей, способных сформировать правительство, не оказалось. Три месяца (80 дней — и это почти рекорд итальянской политики) ушли на перетягивание каната между двумя популистами, правым и левым, которые набрали очков больше всех: Маттео Сальвини с его «Лигой» и Луиджи Ди Майо во главе движения «Пять звезд» выясняли, у кого больше заслуг, чтобы занять пост премьера.

И когда в начале мая потерявший терпение президент Серджо Маттарелла решил подвести под этим спором черту и посулил — а у него есть на то полномочия — собственную кандидатуру технического премьера, Сальвини и Ди Майо дали слово: договоримся.

Как это было

Очень похоже, что в основе этого противоестественного консенсуса по кандидатуре главы правительства было пресловутое «так не доставайся же никому»: не секрет, что в премьеры метили оба. В конце концов в поисках «третьего» стороны договорились исходить из пропорции набранных голосов, а тут у ди Майо явное преимущество: 33 процента против 17 у Сальвини. И вот, после десяти дней явных и тайных встреч, публичных домыслов и опровержений, в ходе пятых консультаций с президентом Маттареллой было произнесено имя близкого к движению «Пять звезд» «адвоката и специалиста по частному праву» Джузеппе Конте, которого оба лидера согласны видеть во главе кабинета.

Президенту не позавидуешь. Впервые в жизни услышав это имя неделю назад — в понедельник, 21-го мая, он до вечера среды, 23-го, хранил молчание, после чего наконец дал поручение Джузеппе Конте сформировать кабинет.

При этом источники «Огонька» в Квиринале (в этом дворце располагается администрация президента Италии.— «О») рассказывали, что, услышав имя абсолютно незнакомой кандидатуры, Серджо Маттарелла на полном серьезе (президент Италии не из шутников) переспросил: вы и впрямь хотите, чтобы этот человек был на посту премьера? После чего зачитал выдвинувшим кандидата лидерам партий 95-й параграф Конституции, где говорится, что премьер-министр Италии является фигурой «политически самостоятельной и несущей ответственность за политическое и административное единство правительства».

В общем, пока президент держал многозначительную паузу, пресса и социальные сети буквально взорвались описанием достоинств и являющихся их продолжением недостатков прежде никому не известного доцента Университета Флоренции синьора Джузеппе Конте, по совместительству преподающего частное право еще и в римском политическом университете LUISS.

Что бы это значило            

Поначалу казалось, что это круто. Университетский профессор, человек глубоких знаний, да еще и с международным опытом — такой кандидатуры точно не ждали от популистов, насмешливо отзывавшихся о «заумных профессорах» и нещадно критиковавших того же экономиста Марио Монти, который оторвался от науки и шагнул в премьеры в годы недавнего кризиса. Причем шагнул эффектно: хотя Монти и был техническим премьером с 2011-го по 2013 год, именно при нем были приняты жесткие реформы, нещадно критикуемые ныне «Лигой», но позволившие Италии преодолеть самый сложный этап кризиса без помощи ЕЦБ.

А вот новый премьер — дело другое. Если Монти, профессор экономики престижнейшего Миланского университета Боккони в рекомендациях не нуждался, так как был отлично известен в научных кругах и топ-менеджменту, то опубликованное на сайте парламента Италии резюме нынешнего соискателя вызывало, мягко выражаясь, вопросы. И часть из них была связана именно с научными регалиями и титулами: внимательный читатель без труда заметит, что титул «профессор (или доцент) LUISS» — а так называется частный римский университет — стоит под многими комментариями из Италии. «Жаль,— подумала я,— что так ни разу и не взяла комментария у будущего премьера».

Вероятно, схожие сомнения терзали и коллегу из «Нью-Йорк таймс», обратившего внимание на то, что, получив высшее образование в «Сапиенца — Римском университете» (в первой версии резюме указано, что с отличием), Конте совершенствовал свои знания в Сорбонне, Кембридже и Нью-Йоркском университете. Все это подавалось в качестве основных заслуг 53-летнего доцента, не имеющего, к слову сказать, ни политического, ни административного опыта, а также опыта работы на выборных должностях. Так вот, дотошные американцы обратились в Нью-Йоркский университет, где и выяснилось: студента с этой фамилией в их архивах не значится. Как оказалось, будущий премьер просто останавливался там летом в студенческом общежитии и посещал кратковременные (они длятся от нескольких часов до нескольких дней) курсы. Схожая история со стажировкой в венском Internationales Kulturinstitut — он на деле вовсе не юридический университет, как заявлено в резюме, а языковая школа. Не обнаружилось Джузеппе Конте и среди слушателей Сорбонны.

После этих и еще ряда разоблачений (они касались работы в несуществующих европейских структурах), резюме Джузеппе Конте исчезло и с сайта парламента, и из Википедии, чтобы затем появиться в уже отредактированном и менее пафосном виде. Увы, из песни слово не выкинешь, а маленькая ложь рождает, как известно, большие подозрения.

Впрочем, куда же больше? Никаких дополнительных подозрений не нужно, чтобы понять, с какими трудностями столкнется при отстаивании своей линии премьер, который не принимал участия ни в парламентских выборах, ни в обсуждении правительственной программы, ни в составлении уже циркулирующего в СМИ списка министров. Надо думать, президент Маттарелла неспроста напоминал кандидату о том, что премьер в Италии по Конституции — фигура «политически самостоятельная».

«Как же он будет отстаивать правительственную позицию в парламенте, если не разбирается в сути вопроса?» — задается вопросом комментатор популярного телешоу. «А как будет представлять Италию на G7 (саммит уже в июне.— «О»), или не дай бог в ЕС, на который победители выборов собрались надавить (в том числе, замечу, и с целью снятия санкций с России.— «О»)?» — беспокоится другой. «Да его там просто съедят!» — разводит руками третий, вспоминая, как перемигивались в 2011-м Саркози и Меркель по поводу Берлускони, уж на что тот был крепкий орешек.

После неточностей в резюме Конте припоминают буквально все: просроченные задолженности, крупный штраф из налоговой, участие в сомнительных процессах в качестве адвоката… Вспомнили, что в былые времена он симпатизировал Демпартии (а как же было работать во Флоренции и не оказаться в сфере влияния экс-премьера Ренци?), водил дружбу с влиятельными членами правительства Ренци и Джентилони. Потом будто бы в этой дружбе разочаровался и сблизился с «пятизвездниками», причем настолько, что его имя фигурировало в их списке министров еще до компромиссов с Сальвини.

Как это будет?

Известный в Италии ведущий сатирической телепередачи Маурицио Кроста тонко заметил: если Конте такой продвинутый университетский профессор, то где же он мог познакомиться с Ди Майо? Шутка обидная: все знают, что ни лидер «Пяти звезд», ни его коллеги из «Лиги» университетов, что называется, не кончали (у них неоконченное высшее). По существу, полемика по поводу нового премьера в Италии идет сейчас в ленинской плоскости: может ли кухарка управлять государством? Шутки шутками, но «пятизвездники» именно такой лозунг и выдвинули — «каждый стоит каждого»: иди и рули.

Сальвини и Ди Майо, естественно, на провокации иностранной прессы и местных шутников не поддаются. Они встали на защиту своего протеже, хотя в воздухе витает подозрение, что фигура он промежуточная, и попытки перетянуть на себя одеяло со стороны Ди Майо продолжатся. Сальвини, по информации «Огонька», пресекает такие поползновения ультиматумом: или этот премьер и согласованный состав правительства, или — досрочные выборы.

К слову, состав кабинета уже известен. Ключевое имя в нем — Паоло Савона, который с подачи Сальвини рекомендуется на пост министра экономики. У 82-летнего Савоны есть все те достоинства, которых не хватает Конте. В его богатом бэкграунде — пост директора Банка Италии, президента Конфиндустрии (Конфедерация промышленников и предпринимателей Италии), министра в правительстве Карло Адзелио Чампи (того самого, что привел Италию в евро). Так что опыта не занимать. Как и гибкости: известно, что в последние годы Савона резко сменил свои взгляды и теперь является резким противником евро, евроструктур и европейских ценностей. Недавно он выпустил книгу, где утверждает, что Единой Европы не существует вообще, а есть только окруженная прислужниками Германия, которая, по сути, продолжает оставаться нацистской. Многие собеседники «Огонька» сходятся во мнении, что именно Паоло Савону популистский альянс прочит на роль истинного стратега нового курса, тогда как профессор Конте будет служить ему «интеллигентным прикрытием».

Многие ожидают, что президенту Маттарелле, убежденному европеисту, не раз за время формирования правительства повторявшеему популистским лидерам, что Италия должна оставаться в европейских рамках, предстоит настоящая битва именно по этой кандидатуре. В принципе, Конституция дает президенту право отклонить не убедившую его кандидатуру — и такое случалось не раз на практике. Но известно: за Савону горой — вплоть до угрозы пойти на досрочные выборы — стоит Сальвини. А при данных обстоятельствах это далеко не лучший выход.

Впрочем, неожиданности возможны, и преподнести их может, в том числе, и новый премьер. Надо сказать, что пока вся Италия до хрипоты обсуждала его достоинства и недостатки, сам он хранил молчание. Говорить, и немало, ему пришлось во время длившегося больше двух часов разговора с Серджо Маттареллой, который предшествовал его назначению. Беседа шла с глазу на глаз, но известно: президент экзаменовал собеседника в первую очередь на предмет политической самостоятельности и европейского будущего Италии. А что если профессор Конте его убедил по обоим пунктам?

Выйдя к журналистам после этой аудиенции Джузеппе Конте говорил немного и явно волнуясь. Представился как преподаватель и адвокат, пообещал защищать интересы итальянского народа во всех, в том числе европейских и прочих международных структурах. При этом отметил, что отдает себе отчет в европейском призвании Италии, хорошо отозвался о правительственной программе, в разработке которой, по его словам, принимал участие. И под конец заверил, что будет строить правительство перемен (термин, обычно употребляемый Луиджи Ди Майо).

Высокий, моложавый, не лишенный привлекательности, логичный — тех, кто увидел его впервые, новый премьер не отталкивал.

— А знаешь, он совсем неплохо будет представлять Италию в европейских структурах,— шепнула знакомая журналистка, когда только что назначенный премьер уехал из резиденции на такси. Чем не знак перемен? Прежние итальянские реформаторы, помнится, шиковали на «Смарте».

 


Об авторе
[-]

Автор: Елена Пушкарская

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 16.06.2018. Просмотров: 210

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta