Кто и как будет спасать Афганистан?

Содержание
[-]

О плане политического урегулирования афганского кризиса 

Предстоящее заседание Московского формата по Афганистану можно рассматривать как попытку России выйти из политического тупика, возникшего в этой стране с приходом к власти талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Возможно, в Москве удастся хотя бы контурно обозначить план политического урегулирования афганского кризиса.

Министры иностранных дел на Генассамблее ООН ведут подготовку к встрече лидеров государств в формате саммита «Большой двадцатки» (G20) по Афганистану. Его намечено провести 12 октября в расширенном составе с участием Катара, МВФ и Всемирного банка, а также соседних с Афганистаном стран. Ранее президент России Владимир Путин заявил, что считает ситуацию в Афганистане катастрофической и что за безопасность в мире должна отвечать ООН, ее Совет Безопасности в лице постоянных пяти членов.

«Это, конечно, сейчас очень удобный случай, для того чтобы «оттоптаться» на том, что произошло в Афганистане, и на американской политике, — говорил лидер России на пленарном заседании Восточного экономического форума. — Действительно, это катастрофа, и это правда. Это не мои слова, это слова самих американских аналитиков». Путин заявил, что «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) считает важной для себя задачу восстановления разрушенной инфраструктуры в Афганистане, им самим сложно это сделать, поэтому Москва поддерживает созыв донорской конференции в рамках ООН. Более того, по словам российского президента, «основную долю расходов, связанных с постконфликтным восстановлением Афганистана, должны взять на себя именно Соединенные Штаты, страны НАТО, которые — это очевидная вещь — несут прямую ответственность за… тяжелые последствия своего многолетнего присутствия в этой стране».

Ранее в Нью-Йорке на полях сессии Генассамблеи ООН прошла министерская встреча G20, посвященная ситуации в Афганистане, на которой обсуждались проблемы международного содействия восстановлению республики и своевременный перевод стране финансовых средств. После того как талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) взяли под контроль Кабул, западные банки по указанию Вашингтона заморозили иностранные активы Афганистана, а Международный валютный фонд, Всемирный банк и Евросоюз приостановили финансирование проектов. На тот момент активы Государственного банка Афганистана составляли 9 миллиардов долларов, из которых более 7 миллиардов долларов находились в американских банках. Правда, в конце сентября министерство финансов США разрешило своему правительству, неправительственным и некоторым международным организациям, включая ООН, проводить ограниченные финансовые операции с находящимися под санкциями «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и группировкой «Сеть Хаккани» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) для облегчения гуманитарных нужд афганцев.

В свою очередь директор отделения Всемирной продовольственной программы ООН в Кабуле Мэри Эллен МакГроарти заявила об угрозе коллапса экономики страны. По ее словам, зарплаты не выплачиваются, здравоохранение «рушится на глазах», цены на продукты и горючее выросли до беспрецедентного уровня, стоимость пшеницы поднялась на 28%. Засуха и экономический кризис ставят людей в Афганистане на грань выживания. По данным ООН, 14 млн человек в республике испытывают нехватку продовольствия, недоедание угрожает более чем 2 миллионам детей. Но главное в том, что отсутствие средств в казне может подтолкнуть тех, кто контролирует сегодня Афганистан, к тому, чтобы зарабатывать на торговле наркотиками и оружием, как это было все последнее время. А западные союзники вместо того, чтобы оказывать содействие Кабулу в восстановлении финансового и экономического положения страны, прибегают к тактике санкций, чтобы добиться каких-то результатов во внутренней и внешней политике Афганистана, тогда как с новым правительством необходимо начать налаживание диалога.

На данном этапе роль модератора международного диалога и внутриполитического регулирования решила взять на себя Москва. Директор второго департамента Азии МИД России Замир Кабулов сообщил, что Москва решила пригласить талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Москву на саммит, который запланирован на 20 октября в российской столице. Напомним, что талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) уже посещали Москву минувшей зимой, потом в начале июля нынешнего года. Ранее представитель «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Забиулла Муджахид заявлял о намерениях движения развивать отношения с Россией на высоком уровне. «Мы сейчас будем проводить в Москве так называемый «московский формат», — заявил глава МИД Сергей Лавров на встрече с представителями Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) в России. — Это все центральноазиатские страны, Иран, Китай, Пакистан, Индия, США, Россия и сами афганцы. Это шаг на пути к подготовке международной конференции, которую уже анонсируют, которая должна рассмотреть вопрос восстановления в Афганистане».

Главной темой встречи в Москве станет восстановление Афганистана после прихода талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) к власти. По оценке экспертов, предстоящее заседание московского формата можно рассматривать как попытку России выйти из политического тупика, возникшего в Афганистане с приходом к власти талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Москва решила вернуться к консультативному формату на своей площадке, тогда как ее прежняя тактика политического заигрыванию с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) захлебнулась. Вопреки ранее высказанным прогнозам, Россия не стала спешить с признанием движения, а его исключение из списка «террористических организаций» возможно только после того на уровне Совета Безопасности ООН. В то же время Москва, выступая инициатором созыва форума, остерегается выступать в роли главного игрока в Афганистане и регионе в целом, делая ставку на налаживание взаимопонимания и взаимодействия между другими внешними игроками, с которыми она намерена корректировать свою афганскую стратегию в широком формате.

Тем более что многое в Афганистане находится в «подвешенном» состоянии. Как считает берлинский эксперт Вольфганг Рихтер, «ключевым вопросом для России остается, ограничатся ли талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) созданием «национального проекта исламского халифата» или будут сотрудничать с исламистско-джихадистскими силами, которые преследуют цели за пределами региона, как это было 20 лет назад». Поэтому ставится задача создать условия или ситуацию, при которых «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) трансформировался бы из мессианского движения в способную управлять страной партию с поддержкой большинства афганцев. Конечно, те, кто знает Ближний Восток, понимает, что быстрой социализации талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не будет, понадобится время и немалые политические и дипломатические усилия не только со стороны Москвы для того, чтобы изменить ход афганских событий по негативному сценарию. Многое будет зависеть от оценок действий «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) мировым сообществом.

Но сможет ли выйти на такие решения «московский формат» или главное будет определяться на заседаниях в формате расширенной «тройки», то есть представителей России, США, Китая и Пакистана, которые намечено провести после саммита? Нельзя исключать, что заработает и какая-нибудь другая параллельная мирная инициатива. Пока же просматривается первый эффект: укрепление позиций «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и перспективы официального признания «нового Кабула» на международной арене. Возможно, удастся хотя бы контурно обозначить план политического урегулирования афганского кризиса через цепочку структурированных переговоров. Без этого привлекать ресурсы для борьбы с экономическим и гуманитарным кризисом будет сложно или невозможно. «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) должен продемонстрировать изменение поведения, действовать в сторону развития экономики и политической стабильности и безопасности в стране, без чего невозможно вернуть поддержку доноров и создать условия для привлечения инвестиций. Получится ли?

Автор Станислав Тарасов

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3393675.html

***

Пополнится ли кладбище империй: Китай может заполнить вакуум в Афганистане 

Вопросы, что будет делать новая власть и куда вообще пойдет Афганистан после позорного бегства оттуда бывшего гегемона и его союзников, кажется, волнует сейчас все человечество.

ПОТЕНЦИАЛ «ТАЛИБАНА»

От прекративших свое существование ВС Афганистана в руки «Талибана» (запрещенного в РФ) теоретически могло попасть значительное количество техники американского производства – до 173 БТР М113 (и до 15 КШМ М577 на их базе), до 712 М1117 MSFV, до 200 MRАРов MaxxPro (и до 20 инженерных машин на их базе), до 24 155-мм орудий М114. Кроме того, какое-то количество техники могло быть брошено сухопутными войсками и морской пехотой США.

При этом, однако, крайне сложно сказать, какая доля этой техники является исправной и может эксплуатироваться хотя бы какое-то время. И даже независимо от этого – практически вся данная техника предназначена для противопартизанской войны. В классической войне она может быть использована лишь как дополнение к танкам, БМП, артиллерии, авиации.

Именно для классической войны предназначена имевшаяся у афганской армии советская техника (танки Т-54/55/62, БМП-1/2, БТР-60/70, гаубицы Д-30, РСЗО БМ-21). Но совершенно невозможно сказать, сколько имеется этой техники в хотя бы минимально боеспособном состоянии. Кроме того, вся эта техника (кроме БМП-2) была устаревшей еще в 1980-е годы. Ни СССР, ни РФ никакой хотя бы относительно современной техники в Афганистан никогда не поставляли.

Еще хуже у талибов обстоят дела с авиацией. Единственными боевыми самолетами ВВС Афганистана на момент захвата талибами Кабула были 18 бразильских штурмовиков А-29 «Супер Тукано» и, условно, до 34 американских самолетов «Цессна-208» (из них в боевом варианте АС-208 – не более 10). Все эти самолеты предназначены исключительно для противопартизанской войны и совершенно бесполезны в классической войне. К тому же из этих машин шесть А-29 и 17 «Цессна-208» перелетели в Узбекистан и Таджикистан. Крайне сомнительно, что эти страны вернут их талибам. Еще сомнительнее, что талибы смогут использовать даже те самолеты, которые захватили.

Кроме того, в Узбекистан перелетели 19 вертолетов Ми-8 и Ми-17 и семь UH-60А. Талибам могло достаться несколько UH-60 и Ми-24, большое количество (по 30–40) Ми-8/17 и MD530. Но с исправностью этих машин и способностью талибов их эксплуатировать скорее всего будут огромные проблемы. К тому же серьезными ударными возможностями из них обладают лишь Ми-24 (хотя и они уже очень старые). Все остальные вертолеты являются многоцелевыми, то есть в большей степени транспортными и разведывательными, чем боевыми.

Таким образом, в плане ведения классической войны потенциал талибов является крайне незначительным. Ему способны противостоять даже очень посредственные армии Таджикистана и Киргизии. Для остальных соседей Афганистана армия талибов как регулярное формирование угрозы представлять не может.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Необходимо напомнить, что движение «Талибан» было создано в первой половине 1990-х при прямом и активном участии военного руководства Пакистана. Финансирование осуществляли Саудовская Аравия и ОАЭ, а США как минимум не возражали против создания «Талибана» и последующего его прихода к власти в Афганистане. Что касается «Аль-Каиды» (запрещенной в РФ), то она была создана совместными усилиями США, Пакистана и аравийских монархий еще в 1980-е годы для борьбы с советскими войсками в Афганистане и просоветским правительством этой страны.

Союз «Талибана» и «Аль-Каиды» стал «прямым наследником» антисоветских сил в Афганистане, поэтому изначально не рассматривался Вашингтоном, Исламабадом и Эр-Риядом в качестве противника. Более того, в конце 1990-х Пакистан, ОАЭ и Саудовская Аравия официально признали правительство талибов. Противостоящий талибам во второй половине 1990-х и начале 2000-х «Северный альянс», состоящий в основном из формирований национальных меньшинств (узбеков, таджиков, хазарейцев), удерживал до 10% территории Афганистана на севере и западе страны благодаря значительной военной и экономической помощи со стороны России, Узбекистана и Ирана. Запад и Китай ни малейшего вклада в эту помощь не вносили.

К терактам в США 11 сентября 2001 года талибы не могли быть причастны просто в силу отсутствия ресурсов для их организации и осуществления. Как хорошо известно, из 19 террористов, захвативших американские пассажирские самолеты, 15 были гражданами Саудовской Аравии, афганцев же не было ни одного. Практически нет сомнений в том, что руководство Саудовской Аравии было как минимум осведомлено о подготовке терактов, если не прямо причастно к этой подготовке. 

Более того, не исключено, что неоконсервативная часть тогдашнего руководства США тоже была осведомлена о терактах и намеренно не предотвратила их, чтобы получить предлог для военного вторжения на Ближний и Средний Восток и установления контроля над ним, включая разгром и захват Ирана. При осуществлении вторжения Вашингтон, по сути, получил «Северный альянс» в качестве важнейшего союзника, имеющего серьезные наземные силы и подконтрольную территорию, «в подарок» от Москвы, Ташкента и Тегерана, даже не выразив им за это благодарности. Талибы же были виноваты лишь в том, что предоставили убежище «Аль-Каиде». 

За период пребывания войск США и их союзников в Афганистане на Ближнем Востоке возникло «Исламское государство» или «Исламский халифат» (запрещено в РФ). К его созданию были напрямую причастны Турция и аравийские монархии (в первую очередь – Катар), а косвенно – и страны Запада (поддержкой исламских радикалов в Сирии). «Исламский халифат» очень быстро оказался наиболее сильным и наиболее радикальным из всех исламистских организаций. При этом страны Запада, Турция и монархии поначалу рассматривали «халифат» как таран против Асада. Лишь российская военная операция в Сирии радикально изменила ситуацию на всем Ближнем Востоке. Именно после этого «халифат» был назначен «абсолютным злом», против которого воюют все. 

Проникнув в 2014 году в Афганистан, «халифат» начал буквально перекупать племенные формирования, ранее сотрудничавшие с талибами. В итоге уже в 2015 году «Талибан» и «халифат» взаимно объявили друг другу джихад, после чего почти все основные зарубежные страны начали рассматривать талибов в качестве «меньшего зла» по сравнению с «халифатом». В связи с этим Вашингтон, Москва и Пекин постепенно установили прямые контакты с «Талибаном». 

В данный момент сложился почти консенсус по поводу того, что «Талибан», в котором преобладают пуштуны, не имеет ни ресурсов, ни желания для ведения экспансии за пределы Афганистана. При этом он выступает наиболее эффективной сдерживающей силой по отношению к «Исламскому халифату». Соответственно, если не де-юре, то де-факто «Талибан» будет признан практически всеми зарубежными странами, кроме Индии, которую категорически не устраивает слишком тесная связь талибов с Исламабадом. 

ГЛЯДЯ ИЗ МОСКВЫ 

В настоящее время в Панджшерской долине сохраняется единственный очаг организованного сопротивления «Талибану», который можно рассматривать как новый «Северный альянс». Причем руководит им сын Ахмада Шаха Масуда, возглавлявшего прежний «Северный альянс» и убитого талибами за два дня до терактов в США. 

Как было сказано выше, до этих терактов Запад и Китай никакой помощи «Северному альянсу» не оказывали. Однако сейчас Масуд-младший пытается добиться помощи именно от Запада. Хотя нет никаких сомнений в том, что если Запад не помогал «Северному альянсу» в 1990-е, то тем более он не будет делать этого сейчас, не желая портить отношения с талибами и вообще снова как-либо участвовать в афганском конфликте. 

Китаю не нужен «Северный альянс» ни в прежнем, ни в нынешнем вариантах. Но и Россия теперь не увидит смысла ссориться с талибами ради прозападного Масуда-младшего, не имеющего ни военных талантов своего отца, ни перспектив установить эффективный контроль над сколько-нибудь значительной частью Афганистана. 

Нет особых сомнений, что в ближайшей перспективе Москва займет по отношению к Афганистану позицию стороннего наблюдателя. России на данный момент нужно, чтобы с территории Афганистана не происходила инфильтрация исламских радикалов в страны Центральной Азии. Если это условие будет выполняться, Москву вполне устроит статус-кво. Если проникновение радикалов в Центральную Азию будет иметь ограниченные масштабы, Россия постарается ограничиться чисто технической помощью странам региона. Задействование ВС РФ возможно лишь в случае значительной по масштабам экспансии исламистов, которая пока кажется маловероятной («Остановят ли талибы «Исламский халифат», «НВО», 06.08.21). 

ГЛЯДЯ ИЗ ПЕКИНА 

Гораздо более значительными могут быть амбиции Пекина. Китай чрезвычайно заинтересован в разработке полезных ископаемых на территории Афганистана, в обеспечении безопасности своего важнейшего геополитического проекта «Один пояс – один путь» (ОПОП) и в предотвращении проникновения «Исламского халифата» в Синьцзян-Уйгурский автономный район. Возможно, Китай также захочет перехватить контроль над афганским наркотрафиком. На данный момент уход американцев из Афганистана не вызывает в Пекине особого восторга (поскольку возникает риск дестабилизации ситуации). Но и серьезного огорчения не вызывает тем более (из-за общего обострения отношений между США и КНР). 

В 2008 году два китайских государственных предприятия выиграли контракт на эксплуатацию рудника Мес-Айнак, хотя с тех пор реализация проекта продвигается медленно. В 2011 году Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC), участвуя в торгах вместе с четырьмя другими международными нефтяными компаниями, получила разрешение на добычу нефти на трех участках в бассейне Амударьи на северо-западе Афганистана. Данные участки предположительно содержат около 80 млн барр. нефти, а всего в недрах Афганистана имеется, возможно, 1,6 млрд барр. нефти. 

Основной угрозой для функционирования ОПОП в данном регионе являются неконтролируемые группировки исламистов, в первую очередь – «Исламский халифат». Поскольку талибы в значительной степени контролируются Исламабадом, Пекину необходимо добиться усиления этого контроля для использования талибов для борьбы против «халифата». Пекин давно установил с талибами собственные контакты через Катар и Саудовскую Аравию. В последнее время «Талибан» и Китай регулярно обмениваются взаимными комплиментами и официальными визитами. 

Полный уход сил США и НАТО из Афганистана создает предпосылки для размещения в этой стране китайских войск. Поначалу Китай по причинам психологического и политического характера может не захотеть направлять в Афганистан регулярные части НОАК. Скорее всего вместо них на первом этапе будут использоваться ЧВК, которые, однако, де-факто являются «филиалами» НОАК и комплектуются исключительно из ее отставных военнослужащих.

Но затем, если ситуация в стране будет более или менее стабильной, в Афганистане может появиться и «официальный» контингент НОАК. Пользуясь стратегическим союзом с Исламабадом и серьезным утомлением афганского общества от бесконечной войны, Китай имеет шанс не пополнить собой «кладбище империй», коим считается Афганистан. В отличие от Великобритании, стремившейся сделать Афганистан своей очередной колонией, в отличие от СССР и США, стремившихся навязать афганскому обществу чуждые ему идеологические системы, Китай может установить фактический контроль над Афганистаном, формально не вмешиваясь в его внутренние дела. Впрочем, быстрого развертывания в Афганистане китайских сил ожидать не стоит. Пекин будет действовать по традиционной для себя схеме «переходить реку, нащупывая камни».

Автор Александр Храмчихин – независимый военный эксперт

Источникhttps://nvo.ng.ru/realty/2021-09-16/10_1158_china.html

***

Россия спешит на помощь. Террористам

Министр иностранных дел России Лавров убежден, что сотрудничать с «Талибаном» надо, не дожидаясь отмены статуса террористической организации. Соседние страны поддержали министра. 

Спецпредставитель Госдепартамента США по Афганистану Залмай Халилзад, идеолог переговорного процесса в Дохе, приведший США к публичному фиаско, заслуженно уволен 19 октября. Но американская дипломатия все так же склонна беседовать с победившим «Талибаном» (организация признана в России террористической и запрещена) с позиций идеологического резонерства, скорее характерного для внутренней политики.

Впервые после победы президента Байдена 9 октября в Дохе состоялась встреча высокопоставленной делегации талибов с группой американских дипломатов, которых показательно возглавил замдиректора ЦРУ. Американцы заняли жесткую позицию: официальное признание надо заслужить, права женщин соблюдать, меньшинства защитить, террористов выгнать из страны. В руках США судьба авуаров Центрального банка Афганистана, но вряд ли это сегодня решающее оружие.

Еще недавно талибы надменно говорили, что у США в этой войне электоральные циклы, а у них — вечность. Сегодня они неожиданно поняли, что все наоборот: денег нет, продовольствие и медикаменты кончаются, на пороге гуманитарная катастрофа, да и времени, по большому счету, уже нет. А вот у их соседей времени как раз сколько угодно — какая неожиданность! 

Европейская пресса открыто пишет о маргинализации западной политики в отношении Афганистана. В таких условиях куда большее значение для талибов имеют переговоры в московском формате, начавшиеся в столице России 21 октября. Там и собрались соседи, от которых так много зависит.  

Участники форума их не разочаровали. Они согласились сотрудничать с талибами, не дожидаясь официального признания, которое, впрочем, остается важным рычагом воздействия на правительство террористов (если верить российскому законодательству) в Кабуле. В Москве вырисовываются контуры экономической помощи правительству Афганистана: «…стороны предложили запустить коллективную инициативу по скорейшему созыву под эгидой ООН представительной международной донорской конференции» — из совместного заявления участников третьего заседания московского формата консультаций по Афганистану. Начинается осторожное сотрудничество с «Талибаном» всех соседних стран и лидеров региона, первые шаги обозначены. Лавров сообщил об отправке гуманитарной помощи в ближайшее время.. 

О том, как исторически развивался переговорный процесс с талибами, о роли Ирана и что такое инклюзивное правительство с точки зрения террористов, рассказал «Новой» афганист и пуштуновед Василий Кравцов: Так называемый московский формат зародился в 2017 году, а первые переговоры нашего МИДа с талибами состоялись в 2018 году. В октябре того же года начались переговоры Госдепартамента и «Талибана». Можно сказать, что процессы развивались параллельно. 

С тех пор диалог в московском формате подвергался постоянной критике в западных СМИ и обструкции в дипломатической практике на самом высоком уровне. Ашраф Гани, приведенный на пост президента Афганистана американцами, заявлял, что не пошлет на переговоры в московском формате делегацию, так как считает сам форум деструктивным. Разумеется, тут очевидно давление Госдепартамента и США в целом. Впервые министр Лавров затронул деликатную тему конкуренции на дипломатическом «рынке» афганского урегулирования 11 марта этого года на совместной с коллегами из Турции и Катара пресс-конференции. 

Тем не менее московский формат постепенно заработал доверие всех стран, которые присоединились к нему в разное время. В нем участвуют самые высокопоставленные представители дипломатии десяти стран, в том числе так называемой первой линии границы — Ирана, Пакистана, Таджикистана, Узбекистана (в сегодняшних переговорах впервые участвует Туркмения), и второй линии границы — России, Китая, Индии, Киргизии и Казахстана. США не приехали на нынешний форум, это связано, в первую очередь, с их фактическим поражением в Афганистане. По крайней мере, его соседи именно так трактуют все, что сопровождало поспешный уход американцев. 

Со временем оказалось, что цели, положенные в основу переговоров участниками московского формата, строились на более практической основе, более трезвой оценке ситуации в самом Афганистане. Можно сказать, что на дипломатическом треке победила Россия. Хотя, по моему мнению, истинным бенефициаром событий прошедшего августа станет Китай. Успехи России сугубо дипломатические. Наш МИД и спецпредставитель президента по Афганистану Замир Кабулов оказались выше западных коллег и в понимании региона, и в постановке целей.  Они реалистически подошли к выработке позиций участников переговорного процесса и практических действий для определения последующего государственного устройства Афганистана. 

Когда я работал в ООН, то лично видел, насколько неприязненно дипломаты США и Великобритании реагировали даже не на саму идею московского формата, но просто на фамилию Кабулов. Ведь затеянный Россией переговорный процесс обесценивал переговоры в Дохе и многочисленные конференции в Лондоне, Стамбуле, Токио, которые дипломаты стран коалиции пытались сделать основой урегулирования в Афганистане. После того как Россия запустила свой переговорный процесс, постепенно началось установление контактов и далее — переговоры талибов с Узбекистаном, а позднее с Китаем.

На следующей неделе в Тегеране должны собраться главы МИД Ирана, Китая, Пакистана, Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана и России. Чем это можно объяснить? В переговорах в Москве сначала прошла открытая часть, потом началась закрытая. Затем талибы начали двусторонние переговоры с Китаем, Пакистаном и Индией, но в первую очередь с Россией. Ей, как хозяйке форума, принадлежит такое право, и диалог делегаций МИД РФ и «Талибана» был самым продолжительным. В Тегеране будут несколько другие расклады. Каждая сторона стремится в переговорах довести до оппонента свои требования и позицию максимально полно. А в переговорах между восточными людьми, у которых своя культура политического диалога, лишнего времени не бывает.

Иранцы поддерживают активные контакты с талибами на протяжении последних 15 лет. Однако международной площадкой Тегеран не стал. Он все же ведет региональный форум, имеющий свой вес и полезное значение. И, кстати, американцы тоже пытались этот процесс подавить, ведь Иран для них в регионе противник № 1. Один из лидеров «Талибана» был убит беспилотником именно на обратном пути с переговоров с иранцами. Но, в первую очередь, Тегеран это место, где Иран ведет собственные переговоры с талибами. А «Талибану» надо максимально широкому кругу стран одновременно довести свою позицию. Ведь есть вопросы, которые некоторые участники, в том числе весьма крупные, не склонны изучать подробно. И позиция их, по мнению «Талибана», неадекватна.

Например, талибы заявили, что инклюзивное правительство создано. Действительно, из своей среды они выделили в руководство страной представителей многих национальностей. Таджик Хаджи Нуриддин Азизи из Панджшера стал министром торговли Афганистана и сегодня находится в Москве в составе делегации талибов. Во главе ее стоит курирующий экономический блок правительства узбек Абдул-Салам Ханафи, признанный авторитет, член Высшего совета «Талибана», его участник с первого дня основания, непременная фигура всех международных переговоров последних лет.

А министр Лавров в своем выступлении заявил, что речь идет не просто об этническом представительстве, но и о политическом. Это для талибов очень сложная позиция. Они не для того захватывали власть в Афганистане, чтобы вводить в правительство своих врагов. На Востоке, да, собственно, очень часто и на Западе тоже логика борьбы за власть предполагает, что победитель получает все.

Автор Валерий Ширяев

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/10/21/rossiia-speshit-na-pomoshch-terroristam

***

Кому нужны теракты в Афганистане?

В Афганистане лучше договариваться с «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), чем вместо него иметь дело с более радикальными силами. Но в стране, где 40 лет шла война, устранить угрозы быстро не удастся.

Ситуация в Афганистане продолжает деградировать. После эвакуации иностранных войск из Кабула и падения проамериканского правительства в крупных городах продолжаются террористические акты. По данным The New York Times, «за считанные недели в результате взрывов смертников в Кабуле и других городах погибло не менее 90 человек, сотни получили ранения». Последний теракт состоялся в Кабуле, в результате чего погибло 23 человека, пострадали еще 50.

Согласно прогнозам американских экспертов, «сезон терактов» в Афганистане будет продолжаться. Всего с тех пор, как талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) захватили Кабул, в стране произошло уже почти 20 кровопролитных акций. Ситуация усугубляется следующими обстоятельствами. «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), ведший на протяжении двадцати лет вооруженную борьбу с иностранными оккупантами, после прихода к власти столкнулся с проблемами управления страной, необходимостью обеспечивать не только безопасность и сохранность правопорядка и налаживанием нормальной жизни в стране. Но у него не хватает внутренней легитимности и фактора международного признания. Этим пытаются воспользоваться различные радикальные группировки, в частности, ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которые «изматывают терактами новое и неопытное правительство». И это только одна сторона проблемы: недавно афганские политики и представители прежнего руководства страны заявили о создании Высшего совета национального сопротивления (ВСНС) и призвали жителей готовиться к «трудному и долгосрочному сопротивлению внутренней тирании, иностранной агрессии и оккупации».

Инициаторами создания совета выступили политики, находящиеся за пределами страны: Атта Мохаммад Нур (был успешным губернатором Балха), Абдул Рашид Дустум (лидер узбекской общины) и Мохаммад Юнус Кануни (влиятельный афганский политик, является одним из лидеров партии «Джамиат-и-Ислами» / Исламское общество Афганистана). Кстати, именно накануне саммита «московского формата» о новой структуре было объявлено в Турции. Анкара давала понять США, России, Китаю, Ирану, Пакистану и Индии, что она тоже в игре и, если что, договариваться нужно и с ней. По мнению многих экспертов, «скорее всего, члены ВСНС будут сидеть в Стамбуле и дожидаться пока какие-то силы не сделают основную работу, чтобы потом въехать на их плечах во власть, как это уже было в начале 2000-х годов». Помимо этого, в конце сентября было объявлено о создании правительства в изгнании, которое возглавил Амруллах Салех, бывший вице-президентом страны. Это «правительство» опубликовало состоящую из 18 частей декларацию, сообщило, что «в ближайшее время создаст Высший государственный совет для ее реализации», и отметило, что поддерживает ВСНС, хотя тот ответил, что «никакого отношения к правительству Салеха не имеет».

Обозначим одну важную особенность ситуации. Внутриафганский процесс развивается по своей логике. Если раньше были талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и их противники, «Северный альянс», которые воевали между собой, то теперь на территории Афганистана действуют помимо «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) еще несколько группировок, политические силы и «центры». Парадокс, но «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) использует возрастающую террористическую активность ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в качестве одного из средств давления на мировое сообщество с целью своего международного признания. Кстати, этот тезис активно продвигают американцы, обвиняющие талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в отказе сотрудничать с ними в борьбе с ИГИЛ, «ведя войну только на своих условиях». Но является ли ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) серьезной угрозой для новой власти, пока неясно. Поэтому в задачу мирового сообщества входит организация поддержки тем силам в Афганистане, которые в состоянии предотвратить реализацию самого негативного сценария и обеспечить безопасность. На данный момент — это всё же «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), несмотря на то, что Россия и Запад во многом с ним не согласны. Однако именно с этой силой и ведут переговоры главные внешние игроки.

В Дохе и. о. главы МИД Афганистана мулла Амир Хан Муттаки провел встречу с дипломатами из 14 стран, в том числе из Китая, Южной Кореи, Германии, Норвегии, Нидерландов и Японии. Сообщается, что стороны подтвердили существующие позиции: дипломаты призвали «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) соблюдать принципы международного права, уважать права человека и искоренить терроризм. Правительство талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) провело переговоры в Кабуле с туркменской делегацией, возглавляемой главой МИД Туркменистана Рашидом Мередовым. Он оказался четвертым министром иностранных дел, который побывал с визитом в Кабуле после прихода к власти талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Ранее там провели переговоры главы МИД Катара, Узбекистана и Пакистана. Помимо этого, в Тегеране состоялась вторая встреча глав МИД стран-соседей Афганистана — Ирана, Пакистана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана; главы МИД России и Китая участвовали по видеосвязи.

Все понимают, что Афганистан «является страной взаимодействия и сотрудничества между различными группами, и всякий раз, когда это взаимодействие и сотрудничество игнорировались, мир, стабильность и спокойствие в Афганистане оказывались под угрозой». Но кто конкретно и как может предложить участникам внутриафганского процесса приемлемый для всех механизм сотрудничества, чтобы запустить мобилизационную работу по сбору ресурсов для финансовой, экономической и гуманитарной помощи афганцам? В стране, где 40 лет шла война, устранить быстро угрозы не удастся.

Автор Станислав Тарасов

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3416081.html


Об авторе
[-]

Автор: Станислав Тарасов, Александр Храмчихин, Валерий Ширяев

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 24.11.2021. Просмотров: 43

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta