Крым: Экономика исключительности

Содержание
[-]

Крым: Экономика исключительности

Глава Минэкономразвития Крыма Светлана Верба рассказала Светлане Суховой, на какие вложения рассчитывает регион.

Как бы ни хотелось назвать Крым равноправным субъектом РФ, на самом деле он таким никогда не станет. Как и все российские территории, удаленные от "материнских" границ. У России таких территорий несколько. Среди них: Калининград, окруженный Польшей и Литвой, Медвежье-Саньково, упрятанное в Белоруссии, и теперь вот Крым. У Медвежье-Саньково своя исключительность — там после Чернобыля никто не живет. О крымской и калининградской специфике "Огоньку" рассказали главы экономических ведомств этих регионов

Крым явно стал любимым детищем российской власти: совещания по вопросу "как нам обустроить полуостров?" проходят чуть ли не каждую неделю. Каждый вносит свою лепту. Президент — назначением Олега Савельева на пост главы свежеиспеченного Министерства по делам Крыма. Премьер — поездкой на полуостров и предложением не взимать с крымчан налоги до конца года. Законодатели — нормами, позволяющими компенсировать потери вкладов крымчан в украинские банки и не платить за ЧМФ. В самом Крыму полным ходом перестраиваются на российские рельсы по части финансов, налогов, социалки, таможни и действий правоохранителей. К 1 июля готовят и новую Федеральную программу по развитию полуострова, обсуждают детали будущей особой экономической зоны. Но чем больше обсуждают, тем больше выявляется проблем...

Например, колоссальная доля теневого бизнеса в Крыму. Свыше 60 процентов малых и средних предприятий (МСП) де-факто платят мизерные налоги... "Деловая Россия" предложила как выход из ситуации продавать крымчанам по упрощенной схеме патенты, дабы легализовать большую часть бизнеса. Реакции на него сверху пока не последовало. Но можно не сомневаться: если для вывода крымского бизнеса из тени будут предприняты привычные на остальном пространстве России методы воздействия, они приведут лишь к сокращению числа МСП. Для крымской экономики это смерти подобно — в таком бизнесе заняты 83 процента населения. Даже если со временем этот благодатный по части климата край превратится в новую "Рублевку", только МСП способны создать нужный уровень сервиса и комфорта.

По этому показателю, кстати, Крым сегодня близок к странам ЕС, где в МСП работает около 70 процентов населения. Между тем в России только что принят закон, существенно увеличивающий налоговую нагрузку на МСП (подробности в материале "Налоговая нагрузка удвоится"). Крым, по слухам, такие "налоговые репрессии" обойдут стороной — полуострову обещана особая экономическая зона (ОЭЗ).

Вот только и она, как показывает опыт еще одного российского эксклава — Калининграда, не панацея. ОЭЗ не способна резко увеличить приток инвестиций в случае неблагоприятной внешней конъюнктуры. Не в состоянии она затормозить и бегство капиталов. И даже повысить уровень экспортно-импортных операций она в состоянии только на время, ведь речь идет лишь о частичной и временной отсрочке по уплате налогов и таможенных пошлин. Делать из Крыма офшор никто и не собирался. Да и обеспечение Крыма электричеством путем, например, строительства ТЭЦ, как в Калининграде, не спасает от угрозы блэкаута в случае, допустим, включения Украины в единую энергосистему ЕС.

И на осуществление всех грандиозных планов потребуются деньги. Очень много денег. Правительство России уже обещало их выделить. Правда, в свое время аналогичные обещания были даны по части других грандиозных ФЦП: например, по развитию Дальнего Востока или на программу "Юг России". Потребности в обоих случаях выражались в триллионах рублей, а на деле оказались выделены миллиарды. Крыму же в силу истории его присоединения и особенности политической географии потребуется куда больше.

Крымскому Минэкономразвития приходится перестраиваться на марше, соотнося желаемое с действительным, объяснила "Огоньку" Светлана Верба, глава МЭРТ Крыма.

«Огонек»:Светлана Иосифовна, чем живет Крым?

Светлана Верба: — Крым, конечно, живет сферой услуг, она дает нам более 60 процентов ВВП — это свыше 100 млрд рублей. Однако если мы будем рассматривать структуру бюджетных поступлений, то здесь увидим явный акцент на промышленность, благодаря которой почти на 40 процентов наполняется бюджет автономии. Промышленность дает большую прибавочную стоимость и, кроме того, в меньшей степени, чем сфера услуг, подвержена тенизации.

— И как с ней бороться?

— По нашим оценкам, в торговле и сфере услуг кроется наибольший резерв для наполнения крымского бюджета — это и нелегализованные мини-гостиницы, и стихийная "курортная" торговля. Работа по наведению порядка в этой сфере уже начата и, я уверена, будет продолжена в будущем.

Кроме того, мы не можем делать акцент только на развитии санаторно-курортного комплекса ввиду его сезонности — в Крыму необходимо также развивать те отрасли экономики, которые дадут круглогодичные рабочие места, это и наукоемкая промышленность, и отрасли по переработке сельхозпродукции. Именно в отраслях агропромышленного сектора сосредоточен, на мой взгляд, наибольший потенциал. Мы планируем уменьшать импорт готовой сельхозпродукции — только плодов и орехов в Крым завозится ежегодно на 40 млн долларов США — и увеличивать загрузку наших предприятий — макаронной, кондитерской, винодельческой, консервной и мукомольно-крупяной промышленности.

Мы уже имеем ценный опыт по использованию наших возможностей — в прошлом году на территории Крыма с участием российских инвесторов были введены в эксплуатацию два крупнейших винодельческих предприятия, одно из которых по мощности превышает "Массандру". Крымская сельхозпродукция может стать всемирно известным брендом — это сочетание экологической чистоты и уникальных природных условий. Сельскохозяйственное сырье, производимое крымскими аграриями, должно попадать на крымские перерабатывающие предприятия, только тогда мы сможем говорить об экономическом росте региона и увеличении валового регионального продукта на душу населения. Сейчас, к сожалению, и Крым, и Севастополь находятся в последней десятке регионов России по этому показателю. Это необходимо срочно менять, тем более что у Крыма для этого есть все возможности.

— Так Крым больше ввозит или вывозит?

— На данный момент больше импортирует: по итогам 2013 года у нас негативное сальдо внешней торговли в размере 239 млн долларов США. Однако здесь важны не абсолютные показатели, а структура импорта. Большая ее часть — это оборудование для развития топливно-энергетического комплекса: солнечные батареи, буровые платформы и так далее. Долгое время наша гелиостанция в Перово удерживала лидерство в мире по мощности — более 100 МВт, сейчас она одна из крупнейших в Европе, и Крым планирует строить еще.

Около трети всей производимой электроэнергии Крыма вырабатывается альтернативными источниками, а благодаря современным буровым установкам Крым полностью обеспечивает себя газом.

Крым экспортирует продукцию химической промышленности, машиностроения, пищевой промышленности — наши производители известны своей продукцией далеко за пределами СНГ — это винодельческие гиганты "Массандра" и "Новый Свет", "Крымский ТИТАН", "Крымский содовый завод", судостроительные предприятия.

— И как вы это делаете? Таможня-то не работает...

— Представители Федеральной таможенной службы делают все возможное, чтобы крымский экспорт не сократил свои объемы. Исчезла таможня на территории Керченской переправы, а это прямой и свободный доступ в Россию.

Доставка товаров из материковой Украины проходит через Чонгар со стороны Запорожской области и через Армянск. Коридор с Украиной никто не закрывал, были лишь усилены досмотры для недопущения провоза запрещенных товаров.

Вообще же у нас есть возможность наладить полномасштабный транзит через Керченский пролив: авто- и железнодорожный мост сократит доставку грузов на 450 километров и даст нам шанс заработать на транзите.

— Когда-то Крым и правда зарабатывал на транзите... Но объем грузоперевозок упал в прошлом году на 40,9 процента. Керченский мост решит проблему?

— Мост через Керченский пролив поможет, по нашим расчетам, развить порты Керчи и Феодосии, что даст новый импульс промышленному развитию региона. Сейчас же наши порты, особенно на востоке полуострова, переживают не лучшие времена. В последнее время Украина не имела возможности их модернизировать, финансирование осуществлялось только для поддержания имеющегося состояния.

Запланировано двукратное увеличение пропускной способности Керченской паромно-железнодорожной переправы — это обеспечит независимость перевозок на Крымский полуостров. Российским правительством будут выделены средства на модернизацию Симферопольского аэропорта, разрабатываются воздушные маршруты, которые свяжут Крым со всеми регионами России. На предстоящий летний период авиакомпаниями уже заявлено более 3 тысяч рейсов — это в полтора раза больше, чем в прошлом году.

Значительное число маршрутов включено в программу субсидирования авиационных перевозок аналогично программе, действующей в Калининградской области.

— Вы говорите об инвесторах, однако, судя по реакции мирового сообщества, инвестиции в Крым рискуют быть только российскими. Иностранный бизнес уже покидает полуостров?

— Напротив, рвутся сюда, в том числе и украинцы. Понятно, что они это намерены делать с оглядкой на руководство страны, которое вполне может принять закон, запрещающий любые отношения с Крымом. Мы рассчитываем на то, что здравый смысл возобладает... Так или иначе, а украинские торговые и банковские сети желают к нам прийти. Их не пугает необходимость приспосабливаться к российскому законодательству. У бизнеса один закон — выгода. В частности, привлекает перспектива появления особой экономической зоны. Про россиян и говорить нечего: недаром мы подписали с Андреем Назаровым и "Деловой Россией" соглашение о сотрудничестве.

— То есть последствий от международных санкций и изоляции не ощущаете?

— Сложно сказать. Скорее, имеющиеся на сегодня трудности в Крыму связаны с переходным периодом, с изменением законодательного поля, с проблемами функционирования банковской сети в связи с уходом из Крыма ее крупнейшего игрока — Приватбанка. Российское правительство прорабатывает механизмы возврата вкладов. Кроме того, мы рассчитываем на россиян и как на туристов.

— В Стратегии Крыма-2020 основное внимание как раз уделено туризму...

— Не просто туризму, а реформированию санаторно-курортного комплекса. Мы планируем сделать его всесезонным по давней российской традиции, когда царский двор, их окружение и творческая интеллигенция приезжали в Крым в межсезонье восстановить здоровье и отдохнуть. Большим спросом пользовались грязелечение, минеральные источники.

Евпаторийский район — детская здравница еще с советских времен и курорт по лечению ДЦП. Там же не случайно расположена и база паралимпийского спорта. Мы намерены объединить все это в единую санаторно-курортную базу и модернизировать ее. Ведь многие, в том числе и россияне, отказывались к нам ехать из-за уровня комфорта: "Не так, как в Турции". Но нужны не только отели и рестораны, но и дороги, и качественная береговая пляжная линия.

— Крым как здравница — это легенда советских времен: и в те годы львиную долю доходов полуострова составлял отнюдь не туризм, а ВПК...

— И до сих пор у нас остались такие предприятия. Например, разрабатывающие парашюты — производство на мировом уровне с уникальными технологиями. Главное, удалось сохранить кадры, а производимая продукция многих заводов уже соответствует мировому уровню. Например, Феодосийский казенный оптический завод производит оптические приборы, которые можно использовать на летательных аппаратах любого уровня, включая космические.

На заводе "Море" последний контракт был заключен с Китаем: поставили им несколько кораблей на воздушной подушке. Китайцы были довольны. А какие у нас сохранились уникальные системы сварки! А точное машиностроение? Электроинструмент завода "Фиолент" не уступает Bosch!

Конечно, продукция нашего ВПК ориентирована прежде всего на экспорт. В середине 2013 года возникло опасение, что из-за охлаждения отношений между Москвой и Киевом ужесточатся таможенные правила и появятся проблемы с крымским экспортом такого рода продукции. Возник даже слух, что где-то в глубинке России крымские производства пытаются дублировать, чтобы не потерять столь важные для российского ВПК элементы цепочки. Но сегодня угроза отпала, мы должны стать своеобразной витриной того, как можно работать с ВПК.

— Как обстоят дела с водо- и энергообеспечением Крыма?

— Крым зависит от Украины — и вода, и электроэнергия более чем на 80 процентов поставляются с материка. Вот поэтому мы и планируем начать с инфраструктурных проектов. Все это весьма капиталоемко. Бизнес, уверена, в такие сектора сразу не пойдет — основу придется создавать государству. Как только первые шаги будут сделаны, появятся и инвестиции. Не знаю, открою ли я Америку, но иностранцы готовы вкладываться в развитие сельского хозяйства в Крыму активнее, чем в туризм. Но в зоне рискованного земледелия мы сильно зависим от объемов импортируемой воды. Решим вопрос — от желающих инвестировать отбоя не будет.

— Но на такие проекты нужны колоссальные средства!..

— Все затраты должны окупиться и даже принести прибыль. На переходный период, конечно, мы рассчитываем на помощь федерального бюджета, но уверены, что Крым может быть самодостаточным регионом.

P.S. Как будет работать финансовая система Крыма в переходный период

За минувшую неделю обеими палатами парламента были разработаны и приняты законопроекты, регулирующие деятельность банков, обменных пунктов и контор по денежным переводам до 1 января 2015 года.

Все они продолжат свою работу при наличии лицензии или разрешения Нацбанка Украины, действительных на 16 марта.

Помимо этого они будут обязаны уведомить ЦБ России в 15-дневный срок с момента вступления закона в силу о своей деятельности, предоставить ему информацию об уставном капитале, акционерах и владельцах, копии уставных документов.

А после 1 января 2015 года в Крыму останутся только те, кто получит лицензию ЦБ.

Минимальный размер уставного капитала для крымского банка определен суммой в 300 млн рублей (79 млн гривен).

Все украинские ценные бумаги, акции и облигации признаются с пересчетом по курсу в рублях.

Сделки по переходу прав собственности на акции эмитентов Крыма и Севастополя, номинальная стоимость которых выражена в гривнах, разрешаются только до 1 января 2016 года.

Но главное — решается вопрос о компенсации вкладов крымчан в украинские банки.

Схема такова: вкладчики, в случае если ЦБ закроет банк или таковой перестанет исполнять свои обязательства перед клиентами, смогут получить компенсации в Фонде защиты крымских вкладчиков, специально для этого созданном. Ее максимальный размер — 700 тысяч рублей. И без бюрократической волокиты, конечно, не обойдется.

Фонд — автономная некоммерческая организация. Средства в него направит Агентство по страхованию вкладов (АСВ). В свою очередь, Центробанк перечислит для этого АСВ прибыль, полученную за 2013 год (60 млрд рублей). Правда, в результате этого бюджет-2014 не досчитается 45 млрд рублей дохода.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Светлана Сухова

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.04.2014. Просмотров: 443

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta