Кризис среднего образования

Статьи и рассылки / Темы статей / Образование
Содержание
[-]

Недостаток квалифицированных профессионалов рабочих специальностей – одна из самых больших проблем российского бизнеса уже сейчас, и она будет все увеличиваться по мере старения специалистов, который обучались во время «бума ПТУ» 70х-80х годов. Это те самые сварщики и слесари, которым сейчас 50-60 лет и которых принято называть «золотые руки». Проблема в том, что эти руки стареют, а молодой замены практически нет. Большая часть молодых людей предпочитает получать высшее образование в сфере экономики или финансов, несмотря на перенасыщение рынка труда выпускниками этих факультетов.

Но не отсутствие престижа рабочих специальностей является главной проблемой. Даже для тех немногих здравомыслящих молодых людей, которые хотели бы овладеть рабочей профессией, рынку среднего профессионального образования практически нечего предложить. То есть образовательные учреждения есть, и образовательные программы в них есть тоже. Вот только они безнадежно устарели.

Проблема быстрого устаревания и обесценивания профессиональных знаний касается всех сфер образования. Но если в области фундаментальной науки человек с устаревшими знаниями может хоть как-то сориентироваться, то в области прикладных профессий, куда относятся, конечно же, и все рабочие специальности, даже небольшое отставание обозначает практически профессиональную непригодность. Очень опытный электрик, может быть, и сможет разобраться в устройстве незнакомой ему схемы, но вот недавнему выпускнику это вряд ли будет под силу. А где ему взять опыт, если учили его только тому, что устарело еще лет десять назад.

Для организаций среднего профессионального образования сейчас на первые место выходит тесное взаимодействие с производственными и сервисными компания, которые нуждаются в специалистах. Обучение в плотно й связке с предприятиями, на которых потом будут работать выпускники, позволяет решить сразу ряд важных задач, которые стоят перед учреждением СПО.

Во-первых, позволит решить уже озвученную выше проблему обучения на устаревшем материале. Начиная от образцов нового оборудования и методических пособий, которые применяются на производстве, и заканчивая непосредственным наблюдением и обучением людьми, непосредственно работающими по специальности, которую изучает студент.

Во-вторых, практическое обучение и прохождение производственных практик позволит студентам лучше понимать, чем в итоге им придется заниматься. Это дает возможность осознать, зачем необходимые некоторые изучаемые предметы, которые на первый взгляд кажутся не имеющими смысла. Следовательно, повышается мотивация к обучению, растут результаты, и в  итоге студент усваивает гораздо больший объем знаний.

В-третьих, мотивацию к обучению сильно повысит еще и реальная перспектива и доказательства того, что после окончания учебы есть возможность получить хорошую работу, а не оказаться на бирже труда с бесполезной корочкой.

Казалось бы, в совместной работе организаций среднего профессионального образования и бизнеса нет ничего сложного, но на деле это не так. Возможно, теоретическое описание и звучит просто, но в реальности нужна долгая и кропотливая работа для того, чтобы соблюсти интересы всех сторон, которые должны участвовать в процессе: образовательных учреждений, частных компаний, органов образования. Для этого, прежде всего, необходимо наладить диалог между участниками и выработать систему оценок, насколько эффективно работают принимаемые меры.

Европа уже давно пошла по этому пути. Копенгагенский процесс, который является аналогом Болонского, но для системы среднего образования, во многом связан именно с обеспечением плотной совместной работы между обучающими организациями и предприятиями, на которых выпускники будут потом работать.

В Дании существует сразу несколько органов. Совет по национальному образованию и обучению, а также местные комитеты по труду и образованию состоят именно из представителей бизнеса. Эти организации консультируют министерство образования по содержанию учебных программ и, что еще более важно, помогают учебным заведениям корректировать и внедрять эти программы, а также устанавливать прочные связи с местным рынком труда.

Еще более глубоко в образование проникает ирландский бизнес. В Ирландии, министр по промышленности, торговли и занятости, обязательно должен получить согласие работодателей и профсоюзов перед тем, как сможет выделить средства из Национального фонда по обучению на реализацию любых программ, разработанных министерством.

В Германии взаимодействие с социальными партнерами менее централизовано и модели меняются в зависимости от уровня. На федеральном уровне предприятия участвуют в разработке программ и стандартов качества образования. А на уровне отраслей и регионов работают уже с учебными заведениями: выделяют стипендии, предоставляют учебные места на предприятиях и т.д.

В России на данный момент Копенгагенский процесс находится на стадии старта. Необходимо обсудить еще много вопросов, выработать единые стандарты и наладить диалог.


Об авторе
[-]
event

Array


Дата публикации: 22.09.2014. Просмотров: 187

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta