Киев более не считает Беларусь посредником на переговорax TКГ по Донбассу

Содержание
[-]

Куда из Минска могут "переехать" переговоры TКГ по Донбассу

После пандемии представители Украины не поедут в Минск на переговоры по Донбассу - Киев более не считает Беларусь посредником. Об альтернативах белорусской столицы как переговорной площадки - DW.

Намерение перенести место встреч Трехсторонней контактной группы (ТКГ) из столицы Беларуси в другую страну озвучил министр Украины по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников на прошлой неделе. "Мы категорически сообщаем, что не будем участвовать в заседаниях ТКГ, если вдруг завершится карантин и будет предложено продолжить эти консультации, как раньше, непосредственно в Минске", - заявил он. Резников объяснил это решение тем, что белорусские власти, по его мнению, находятся "под влиянием Российской Федерации", поэтому у украинской стороны "нет доверия к этой территории" и Киев будет искать для встреч "другую страну и другой город".

Резникова поддержал и глава украинской делегации в ТКГ Леонид Кравчук, который также согласен с тем, что продолжать переговоры в Минске "нельзя ни в коем случае", ведь Беларусь находится "под каблуком России" и не является демократической страной. Альтернативой, по его мнению, могла бы стать Польша. На протяжении без малого семи лет белорусская столица являлась местом регулярных встреч в рамках ТКГ. С начала пандемии они проходили в режиме видеоконференции. DW опросила экспертов о перспективах поиска альтернативной переговорной площадки, приемлемой для всех сторон.

В ОБСЕ идею о замене Минска не комментируют. "ОБСЕ как посредник в Трехсторонней контактной группе не комментирует заявления, сделанные сторонами", - так на запрос DW с просьбой оценить слова Алексея Резникова ответили в Офисе спецпредставителя действующего председателя ОБСЕ в Украине и в ТКГ. В МИД Германии, которая является участницей "нормандского формата", четырехсторонней группы для урегулирования ситуации в Донбассе, также отказались комментировать эти заявления. Пресс-секретарь немецкого МИД Кристофер Бурґер (Christofer Burger) сказал лишь, что ему знакомы соответствующие публикации в СМИ.

Кремль: Место переговоров ТКГ - технический вопрос

В Кремле на заявление Резникова отреагировали сдержанно. "Я не знаю, насколько официально объявлялось о позиции Украины. Является ли это полным отказом от того, чтобы приезжать в Минск", - пояснил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. При этом Россия, судя по его словам, не собирается настаивать на продолжении переговорах именно в Минске: "Группа является трехсторонней, надо будет выработать позицию еще двух сторон, - отметил Песков, имея в виду ОБСЕ и Россию. - Пока какой-то позиции на этот счет нет".

Замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак, в свою очередь, добавил, что обсуждать переезд ТКГ из Минска неинтересно. Козак полагает, что это "вопрос второстепенный, технический" и пока не закончились пандемия и "белорусский кризис", они неактуальны. А вице-спикер и председатель комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачев посетовал, что поиск нового места для переговоров подменит собой сами переговоры. Он считает, что в этом и заключается цель украинской стороны. "Она (украинская сторона - Ред.) Не заинтересована в продвижении вперед в переговорном процессе", - цитирует Косачева RT.

Беларусь критикует Украину

Что касается официального Минска, то министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей в эфире телеканала "Беларусь 1" назвал заявление Киева проявлением нежелания украинской стороны выполнять минские договоренности по мирному урегулированию в Донбассе.

Макей заверил, что Минску безразлично, где будут проходить заседания ТКГ: "Пусть они хоть в Антарктиде проходят - главное, чтобы был достигнут конкретный результат. А именно - остановлены боевые действия на Востоке Украины". При этом белорусский министр напомнил, что Минск не напрашивался на роль посредника в урегулировании конфликта и в переговорном процессе, а пошел навстречу просьбам Украины, Германии, России и Франции. По его словам, Беларусь попросили помочь в урегулировании кризиса в Донбассе, и власти страны пыталась добросовестно выполнить эту просьбу. "Не хотят они работать дальше - пожалуйста, пусть ищут другое место", - отметил Макей.

Минский процесс себя окончательно исчерпал?

Несмотря на сдержанную реакцию заинтересованных сторон, идею перенести заседания ТКГ из Минска поддерживают многие эксперты. Аналитик украинского Центра оборонных стратегий Александр Хара уверен, что выбор Минска как места для переговоров по Донбассу изначально был ошибкой.

"Беларусь и до последних событий с подавлением свободы слова, избиением активистов и сближения с Россией была союзницей Москвы. Хочу напомнить, что эти страны имеют общие коллегии министерств иностранных дел и обороны", - указал он в интервью DW. Альтернативой Минску, по его мнению, может быть "любая нейтральная страна", например Австрия, Швейцария или Турцию.

Исследователь политической жизни Донбасса, автор публикаций на сайте Московского центра Карнеги Константин Скоркин в беседе с DW отметил, что вопрос переезда ТКГ из Минска обсуждается еще с начала протестов в Беларуси. Однако, по словам Скоркина, новые переговоры по Донбассу начнутся не раньше, чем закончится нынешнее обострение ситуации в регионе. Минский процесс ожидает серьезное переформатирование, уверен эксперт: "Прежний подход исчерпал себя и не удовлетворяет ни одну из сторон - ни Европу, ни Россию, ни Украину".

А самой Беларуси не на что особенно реагировать, потому что она не является участником этих переговоров, продолжает аналитик белорусского Центра европейской трансформации Андрей Егоров. "Минск только предоставляет площадку и в некоторых случаях несет ответственность за организационную часть", - уточнил Егоров, подчеркнув, что белорусские власти "разве что могут выразить сожаление по поводу того, что украинцы больше не считают Беларусь нейтральной страной". При этом, по выражению аналитика, "белорусский нейтралитет всегда был очень условным".

ОБСЕ должна проявить инициативу

Эксперт берлинского Фонда "Наука и политика" (SWP) Сьюзан Стюарт понимает, почему Минск как площадка для переговоров стал неприемлемым для Украины. После президентских выборов в августе 2020 года Беларусь сближается с Россией, а отношения между Украиной и Беларусью ухудшились, констатирует Стюарт. Кроме того, по ее мнению, в последние несколько месяцев Украина пыталась дать новые импульсы переговорам в "нормандского формата" и в рамках ТКГ, поэтому последнюю инициативу Киева тоже можно расценить как попытку оживления процесса.

Идея о замене Минска была вполне ожидаемой, соглашается старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям (ECFR) Густав Ґрессель (Gustav Gressel). По его словам, сейчас, когда режим Лукашенко еще больше зависит от Москвы финансово и в сфере безопасности, когда ФСБ помогает белорусскому КГБ проводить репрессии, Минск уже не является нейтральной территорией. "Это вполне понятно с украинской точки зрения. Однако не знаю, понимают ли это Париж и Берлин", - отметил Ґрессель в комментарии DW.

Позицию украинского правительства в отношении Минска разделяет и брюссельский аналитик Бруно Лете из Германского фонда Маршалла Соединенных Штатов. "Как можно проводить мирные переговоры в стране, применяющей насилие против собственного народа?", - задает риторический вопрос эксперт. Сегодняшняя Беларусь "четко переориентирована на Россию, что делает ее роль нейтральной территории довольно сомнительной".

Однако Лете также предостерегает о том, что Россия может "использовать это (заявление Украины о переносе переговоров из Минска. - Ред.) как повод, чтобы обвинить Украину в бойкоте ТКГ, что может привести к приостановке консультаций в этом формате". Эксперт считает, что лучшим выходом будет обращение Украины к ОБСЕ с просьбой "предложить альтернативные места встреч" ТКГ.

Авторы Виктория Власенко, Сергей Сатановский

https://p.dw.com/p/3rszK

***

Комментарий: Украина приостановила свое участие в переговорах политической подгруппы TКГ по Донбассу

Российская армия наращивает свое присутствие вдоль границы с Украиной, а российская дипломатия переходит к откровенно угрожающей риторике.

В то время, когда флот перебрасывают из Каспия в Черное море, а под Воронежем ставят уж военные госпитали, кремлевские спикеры намекают: да, войска РФ готовы встать на защиту Донбасса, «чтобы не было Сребреницы». Действительно ли Россия готовит наступление и насколько ее агрессия связана с прозрением Зеленского, рассказывает изданию «Zbruc.eu» заместитель руководителя Самооборона Майдана, бывший заместитель председателя Службы безопасности Украины, бывший народный депутат,  соучредитель инициативы «Движение сопротивления капитуляции» Андрей Левус.

Изданиe «Zbruc.eu»: - Два интересных сигнала поступили с «минских» переговоров. Во-первых, Украина приостановила свое участие в переговорах политической подгруппы, пока там присутствует «экспертка» из ОРДЛО Майя Пирогова. Во-вторых, украинская сторона заявила, что больше не вернется на переговоры в Минск, в саму Беларусь, даже после завершения карантина. Как понимать эти новости?

Андрей Левус: - Конечно, если сравнивать нынешние заявления с осенью 2019 года, когда украинская власть сама педалировала переговоры и в рамках Трехсторонней контактной группы, и в «нормандском формате», когда она поддерживала формат так называемых консультационных советов, - то эти свежие сообщения дают повод для сдержанного оптимизма. Можно надеяться, что украинская власть наконец начинает осознавать: и дорога, по которой она пыталась идти до недавнего времени, и этот поиск мира в глазах агрессора - являются заблуждением.

С другой стороны, на переговорах до сих пор происходят тревожные вещи. Так, украинская делегация в политической подгруппе учинила своеобразный демарш против Пироговой. Но самих подгрупп - больше. И надо видеть перед собой целостную картинку. А картинка такова, что уже в течение нескольких заседаний представители так называемых «ДНР» и «ЛНР» выступают на переговорах как отдельные субъекты.

Пирогова - слишком яркий персонаж. Ее невозможно было бы проигнорировать. Но на протяжении всех этих заседаний Украина молчит по поводу того, что в переговорах принимают участие представители оккупационных администраций, они выводятся в отдельные окна во время этих видео-конференций - то есть, по сути, является стороной переговоров.

В киевском офисе ОБСЕ, который модерирует этот процесс технически, организационно, уже говорят об этом как об устойчивой дипломатической практике. Именно это меня настораживает больше всего. К сожалению, несмотря на реакцию на Пирогову, украинская власть не приняла меры, чтобы задать вопрос: а на каких это основаниях представители оккупационных администраций участвуют в переговорах?

Что интересно, что советниками российской делегации в самом начале выступали жители оккупированных районов, представляющие определенные гуманитарные направления, - учителя, журналисты. А в этом году на заседаниях присутствуют уже сами представители оккупационных администраций. Присутствует Владислав Дейнего - отдельным окном. Сначала они молча наблюдали за переговорами. Затем им начали предоставлять слово. А потом российская делегация объявила, что существует план мирного урегулирования - очередность действий, предложенная представителями этих ОРДЛО, которую Россия полностью поддерживает. Мы встали перед проблемой легитимизации представителей оккупированных территорий как участников переговоров. Сама же Россия постепенно уходит в роль арбитра, на одном уровне с ОБСЕ.

- Отказ ездить в белорусский Минск?

- Я положительно оцениваю заявления о том, что мы не будем возвращаться в Минск. Хотя, к сожалению, никто не говорит о том, чтобы отказаться от саміх «минских соглашений» ... Сейчас просто используют ситуацию с международной изоляцией Александра Лукашенко. Это правильно. Надо использовать момент и заявлять: в Минске нам нельзя проводить переговори, поскольку они будут иметь сомнительную легитимность в глазах мировой общественности.

Гораздо хуже, что рядом с этим активизировался трек, на котором присутствуют Макрон, Меркель и Путин. Похоже, Германия и Франция предложили России определенный план по урегулированию конфликта на территории Донецкой и Луганской областей. Этот план обнародовала российская газета «Коммерсант», а Андрей Ермак своими комментариями, по сути, подтвердил, что он существует. Этот план включает в себя много угроз. В частности, он легализирует подразделения «народной милиции», которые должны вести совместное патрулирование с Национальной полицией Украины.

- Значит, Украина должна была ждать два года для того, чтобы попрощаться с иллюзиями относительно «минских договоренностей». Как изменилось наше положение за это время? Украина может перехватить инициативу?

- У меня есть впечатление, - его трудно подтвердить документально, оно, скорее, возникает из суммы информации, - что это напряжение, эти обострения, эта мобилизация путинской орды связаны с обещаниями, которые наобещали наши чиновники - Ермак, Зеленский. Ключевым моментом должны быть выборы на оккупированных территориях, проведенные или синхронно с местными выборами в Украине в прошлом году, или же этой весной. Эта идея вызвала неприятие - ее не смогли реализовать. Кроме того, они пообещали общий консультативный совет, они пообещали совместное инспектирование украинских позиций и так далее.

Второй момент. Почему вообще урегулирование кризиса пошло не так? Неправильная цель, неправильная риторика. То же, что сравнивать уровень BIOS с Windowsьом. Зеленский сказал, что он хочет мира. Но на самом же деле задача - защита национальных интересов и национальной безопасности и возвращение суверенитета над оккупированными территориями. Сам угол зрения избран такой, что он заводит в ловушку. Если ты изначально говоришь, что ты хочешь мира, а не победы, то, конечно, на этом пути будет очень много потерь. Не только потери времени, но и потери людей.

И вот сейчас Путин с Козаком, если говорить на их языке и их уголовным сленгом, просто «предъявляют» Ермаку и Зеленскому всего то, что они наобещали предварительно. Выполнить эти обещания было нереально из-за сопротивления гражданского общества. Каждый раз, когда власть готовилась что-то сдать, мы организовывали крупные акции протеста. Когда они планировали инспектировать наши позиции на фронте, где-то триста машин отправились «проинспектировать» дом Зеленского. И в парламенте даже в их фракции эти самоубийственные инициативы не находили поддержки.

Россия выставляет Зеленскому счет: где все эти обещания? Плюс на это накладывается отдельный диалог России с Германией и Францией, которые проводят переговоры за спиной Украины. Это плохо. Хотя было бы еще хуже, если бы украинская власть сама участвовала в подготовке этого плана. Этого я не исключаю. Это был бы абсолютный позор. Это разменяло бы Украину очень мелко. Украину интегрировали бы в «ЛДНР», а не наоборот.

- Какие еще причины эскалации на украинской границе? Байден?

- Конечно, таких причин может быть множество. Разыгрывается глобальная карта. Идет игра нервов. Российская армия расположилась у наших границ - но это направлено не только на нас. Многое действительно зависит от Байдена. Мне не нравится, когда роль Белого дома преувеличивают: вот якобы позвонили из Вашингтона - и тогда у нас что-то изменилось; это благодаря Байдену. Впрочем, я действительно жду изменений в контактах между Украиной и США. Надеюсь, США повлияют на то, чтобы Украина жестче и последовательнее отстаивала свою позицию.

Сторон, интересов - много. Мы наблюдаем подозрительные танцы вокруг «Северного потока - 2». С одной стороны, действуют хоть какие-то санкции со стороны администрации США. С другой стороны - Германия и Франция упорно держатся за этот проект. Для того, чтобы «Северный поток 2» заработал, Россию надо вывести из-под санкций. На этом фоне начинается активизация этого нового «инклюзивного плана». Как можно спасти Россию? Надо предложить план, который якобы устраивает все стороны. Объявить: пожалуйста, мы выделим деньги ЕБРР - все восстановим. Помните, как было в Северной Осетии? Прилетел Саркози в Москву, Грузии пообещали несколько миллионов евро на восстановление - и заморозили конфликт. Как по мне, все движется в этом же ключе.

Я надеюсь, что это не вписывается в планы Байдена. На Мюнхенской конференции по безопасности различие между риторикой Байдена и риторикой Макрона была поразительным - именно об угрозах со стороны России. Можно сказать, Украина превращается в площадку для выяснения отношений между сторонами, которые прямо между собой не конфликтуют - США и России. Одновременно - становится площадкой для поиска взаимопонимания между США и Европейским Союзом.

Мы чувствуем, что у нас нет субъектности в таком положении. Где украинский план? Где украинский голос? Нету, не слышно. Думаю, это самая большая проблема. Период таких геополитических изменений - просто идеальные обстоятельства для того, чтобы заявить о своем украинском интересе, встать на свою категорическую украинскую позицию. Это могло бы повлиять на глобальные тенденции во всем мире. Следующая встреча в формате политических советников «Нормандского формата» планируется на 19 апреля. Успеем ли мы до 19 апреля разобраться с приоритетами? Это большой вопрос. Ближайшие неделя-две определят то, какой будет траектория нашего полета, и то, куда движется ситуация с оккупацией, и вообще место Украины в современном мире.

- Роль Запада очень похожа на ту, что была в 2014-м: мы сочувствуем вашей проблеме - но было бы гораздо легче, если бы вы вообще такой проблемы не имели. Какую позицию следует занять Украине, чтобы получить большую поддержку Запада?

- Каждая политическая или геополитическая сущность имеет собственный интерес. Пандемия усилила тенденции к отдельности. Каждая страна старается заботиться прежде всего о себе, о своих гражданах. И это нормально. Не надо надевать розовые очки, ожидая, что «Запад нам поможет». Украина может утвердить свою субъектность, если ей будет что предложить этому коллективному Западу, найти точки, где совпадают интересы. Очевидно, что наши геополитические интересы прежде совпадают с Великобританией, с США - для этого есть много экономических, военных оснований.

Украина могла бы выдавить для себя какие-то уступки в вопросе НАТО. В течение прошлой недели мы наблюдаем, что этот трек сильно усилился. О вступлении в НАТО заявляет и украинская власть, есть сигналы из США, осуществляется много визитов. Думаю, это правильный ракурс. Надо идти дальше, не поддаваясь на уступки. Отказаться, потому что там нашествие? Это лишь поощрять агрессора.

Вообще, политика Зеленского - это политика потенциальной жертвы, которая своим бессилием и бесконтрольными обещаниями только поощряет агрессора продолжить давление. Примерно так же «гопники» чувствуют людей, которых можно объюзать, что-то от них требовать. Такая вот политика жертвы. Как по мне, получить ПДЧ - это способ избавиться от комплекса жертвы.

Второе, что можно было бы сделать, - поставить перед собой очень честное вопросы. Скажу непопулярную вещь - надо спросить себя: мы готовы сейчас переварить эти оккупированные районы? Если в том состоянии, в котором сейчас находится Украина, еще и в условиях погружения в политический кризис (запущенный, во многом, Офисом Президента) нам в какой-то гибридной форме еще и прицепят ОРДЛО, - нет, не переварим. Украина может сама себя уничтожить. Поэтому здесь надо четко стоять на своей позиции.

Третье - надо пойти на шаги, которые заявят о юридической ничтожности «минских договоренностей». Мы по привычке называем их «соглашениями», но ни формально, ни неформально они соглашениями не является. То, что мы говорим о месте проведения переговоров, - очень положительно. Но время начать разговор и о сути. Эти договоренности не имеют ни юридического, ни какого-либо иного веса. Они никем не ратифицированы. Их выжали из нас под принуждением.

Если бы Украина набралась смелости пойти на такие шаги, мы могли бы выйти из нынешнего кризиса гораздо более сильными. Прежде всего это вопрос к Президенту. Которому нужно «слезть с иглы» артиста, ждущему аплодисментов и всеобщей любви. К тому же Президент должен иметь надежную базу поддержки. Его сегодняшняя риторика уже почти национал-демократическая. Но поддержки среди этой среды он не имеет. Зеленский должен пойти навстречу этой среде, по крайней мере в горячих темах. А одна из горячих тем - это политические преследования. Политические заключенные, проблема с судами, российская агентура в органах власти. (Примечание Z: Разговор происходил до освобождения из-под ареста Сергея Стерненка).

- Насколько вероятно, что Россия решится на вторжение? Какие направления в Украине наиболее угрожающее?

- У нас нет оснований считать, что идет подготовка к широкомасштабному вторжению. Россия не концентрирует таких сил и средств, чтобы Украину прямо таки захватить. И ввязываться в долгую войну они не хотят.

Сложно говорить, пойдут ли они, например, на Харьков ... Но какую-то оперативно-тактическую цель могут таки достичь. Я склоняюсь к версии, что, поскольку на поверхности лежит ситуация в Донецкой и Луганской областях, то может быть попытка, как они говорят, «восстановить территориальную целостность Донецкой и Луганской народных республик» - выход на административные границы областей. Это решило бы для России много военных и экономических задач.

Для того, чтобы получить хоть какую-то выгоду от авантюры с Донбассом, им нужен Мариуполь. Этот порт очень важен для местных металлургических предприятий. Без порта их деятельность не будет иметь смысла. Чтобы хоть как-то справляться, им нужны аграрные районы, а не только индустриальные. Что до атаки с юга, то я не верю в наступление из Крыма. Мониторинг российской прессы свидетельствует - там нет хайпа вокруг гуманитарной катастрофы в Крыму. Они обязательно подняли бы эту тематику, если бы что-то планировали, - показывали бы не только «распятых мальчиков», но и «засохших». Этого нет. Зато есть отчетливое нагнетание вокруг Донецкой и Луганской областей. И обострение видим именно там.

В общем, я склонен к мысли, что это большая игра на нервах. Эта игра имеет несколько целей. Во-первых, действительно испытать на прочность новую администрацию в США. Во-вторых, напугать Зеленского и «предъявить» ему невыполнение обязательств. В то же время, это все происходит просто на грани фола. Даже если это шантаж - нет уверенности, что он не закончится в какой-то мере символической «победой». На границу с Украиной перебросили подразделения с Дальнего Востока и стратегическую авиацию. 56-ю сугубо штурмовую бригаду, которая специализируется на штурме с моря, перебросили в Крым. Да, возможно, Путин повышает планку. Но нет никаких гарантий, что ему не нужно в конце какое-то одно очень конкретное действие, которое покажет победу «русского оружия».

Беседовал Владимир Симаков, опубликовано в издании Zbruc.eu

http://argumentua.com/stati/andrei-levus-rossiya-prishla-za-tem-chto-naobeshchal-zelenskii


Об авторе
[-]

Автор: Виктория Власенко, Сергей Сатановский, Владимир Симаков

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.04.2021. Просмотров: 47

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta