Китайская «мягкая сила». Реальность или миф? Особенности политики «мягкой силы» КНР в Казахстане

Содержание
[-]

Китайская «мягкая сила». Реальность или миф? 

Центр изучения Китая и Центральной Азии «Синопсис» при поддержке инициативы «Публичная политика» фонда Сорос Казахстан провели научную конференцию с весьма актуальной темой на сегодняшний день: «Китайская политика «мягкой силы» в Казахстане: реальность и перспективы».

В ходе проведения мероприятия, молодые аналитики представили результаты своих исследования, которые вызвали оживленную дискуссию. Также в конференции приняли участие известные китаеведы, эксперты, аналитики, социологи, политологи, представители НПО и государственных органов.

Проведение конференции было презентовано  как создание дискуссионной площадки для ученых, экспертов публичной политики. До недавнего времени, отмечали специалисты по этой теме, подобных публичных встреч было очень мало.

Для исследования различных аспектов этой большой темы юным аналитикам потребовалось около шести месяцев. Об актуальности  данного проекта можно и не упоминать – влияние нашего огромного ( во всех смыслах) соседа, КНР на  весь регион Центральной Азии, чрезвычайно велико. И чтобы объективно оценить его и перспективы, экспертам необходимо  оторваться от всех существующих мифов и фобий, ориентируясь на достоверные имеющиеся данные.

Наверное, наиболее точно суть этого мероприятия и особенности сегодняшней ситуации в науке отразил в своем выступлении  главный научный сотрудник КИСИ Константин Сыроежкин:

- Данный вопрос интересен даже не с точки зрения содержания проекта, а с точки зрения формата. Потому что, к сожалению, после того, как у нас «угробили» аспирантуру, докторантуру и вообще науку, молодых перестали обучать главному- молодые люди не умеют думать, мыслить научно. И это огромный недостаток. Тем, кому удалось поработать в серьезных структурах, например в Академии наук, еще имеют какой - то опыт. Но большая часть ударилась в чистый «Запад», в публицистику. А все - таки в науке мы должны опираться на то,  что сделано до нас, и при этом иметь свою точку зрения и уметь ее доказать- вот что самое главное. К сожалению, сегодняшнее образование этому не учит. То,  что юные аналитики взялись за такой проект-  это большой шаг. Это то, чего так не хватает нашей молодежи. И так мало людей, которые хотят заниматься серьезными исследованиями, всем подавай только публицистику, ведь там «больше платят», нежели в науке...

***

Группа молодых аналитиков постаралась изучить и раскрыть особенности политики  «мягкой силы» Китайской Народной Республики в Казахстане, а также то, как казахстанцы воспринимают китайскую культуру,  и, в целом, деятельность китайских инвесторов и специалистов в нашей стране. А  также была сделана попытка  сравнить китайскую «мягкую силу»  с аналогичной политикой других мировых держав. Участники предоставили свои результаты исследования, впоследствии чего последовало обсуждение с сессией вопросов и ответов.  Со своими докладами выступили Р. Изимов, Д. Косназаров, Д. Нурушева, М. Шибутов. Доклады спикеров включали в себя самые важные вопросы.

Например, что понимать под термином «мягкая сила» Китая? Почему эта тема столь актуальна? В выступлениях приводились весьма многозначительные факты. Например: численность людей нашей планеты, по последним данным превышает 7 миллиардов человек. Из них население Китая составляет 1 396 500 900 человек. Для наглядности, если поставить всех людей в один ряд, то через каждые 4 человека, мы будем сталкиваться с китайцем. Сегодня активность китайских компаний можно наблюдать практически во всех странах и регионах мира. А если углублять интеграцию этого громадного государства в мировую политико - экономическую систему, Китай все больше будет  ощущать «бремя» так называемого «лидера». Впрочем, «бремя» - тоже понятие относительное. Ощущает ли, к примеру, слон какое-то бремя, только потому, что он большой и не по зубам многим хищникам? Пожалуй, осознание своей силы имеет и весьма внушительные преимущества…

Статус глобальной державы, как считают исследователи, требует определенной работы над имиджем. И Китай меняется, меняется многообразно и стремительно. Он не хочет, чтобы его где-либо воспринимали, как какую-то угрозу. В ближайшее время мы столкнемся с резким увеличением влияния Китая во многих регионах мира. Свои  последствия в ближайшие годы принесет китайская система образования – ведь  многие тысячи  студентов получивших образование в КНР, успеют глубже проникнуть в его культуру. Из этого следует, считают ученые, что став одним из наиболее важных участников современного миропорядка, Китай не может не развивать такую важную составляющую своей политики, как «мягкая сила», и именно поэтому изучение этой темы сейчас столь актуально.

 С   приходом к власти Ху Цзиньтао – прежнего председателя Компартии, в Китае впервые с момента создания КНР стали уделять особое внимание «мягкой силе». То есть, этой политике уже не одно десятилетие. Именно в период правления  Ху Цзиньтао,  известного своими мягкими, гармоничными внешнеполитическими стратегиями, в работе по формированию позитивного образа Китая за рубежом появились новые акценты. Внешнеполитический курс Пекина был ориентирован на поддержку мирных деклараций, осуждение однополярного мира и политики с позиции силы. В этот же период появились такие новые инициативы Китая, как «публичная дипломатия» и «периферийная дипломатия». Помимо этого, руководство КНР выработало целый ряд внешнеполитических программ, призванных привлечь на свою сторону мировое общественное мнение, пропагандируя тезис о мирном пути развития Китая. В настоящее время китайские власти прилагают усилия по проведению эффективной политики «мягкой силы». Основными направлениями реализации подобной политики во внешнеполитической концепции КНР являются Азиатско-Тихоокеанский регион, Африка, Латинская Америка и Центральная Азия.

Какие элементы «мягкой силы» политики Китая применяются или будут применяться в Казахстане? К настоящему моменту руководство Китая все еще не разработало официальную программу по продвижению своей политики «мягкой силы» в регионе. Тем не менее, судя по активности Китая в проведении повсеместных культурно-просветительских мероприятий в странах региона, можно предположить, что власти страны в ближайшее время примут такой программный документ. К такому выводу пришли исследователи. Пока же можно говорить о том, что политика «мягкой силы» Китая в Центральной Азии реализуется при помощи следующих инструментов: образовательные программы – гранты, институты Конфуция; деятельность масс-медиа; деятельность китайских общественных фондов и других организаций, различные экономические проекты и выставки Китай-Евразия.

***

В ходе обсуждения участники конференции решали вопрос: как же будет развиваться политика КНР по отношению к Казахстану, и, самое главное: что делать? За короткий по историческим меркам период времени Китай стал для Казахстана, да и в целом для многих стран мира, ключевым внешнеэкономическим партнером. Ученые считают, что экономические успехи нашего восточного соседа будут плавно преобразовываться в рычаги политического влияния. Становясь значительно  большим, чем просто покупатель энергоносителей и поставщик товаров широкого потребления, Китай работает над своим имиджем, над тем как правильнее проводить свою политику и как при этом не вызывать  негативного отношения, продолжать расширять свое влияние  в регионе.

Некоторые выступавшие полагали: чтобы понять, что собой представляет китайская «мягкая сила», в первую очередь нужно нам самим осознать -  как мы воспринимаем Китай? Большинство воспринимает его в качестве глобальной державы. Тут, соответственно, возникает вопрос: «мягкая сила» -  это некий аксессуар глобальной державы? И здесь мы видим, что концепция «мягкой силы» Китая очень сильно отличается от других представленных концепций. Культура и моральные ценности, в первую очередь, формируют наше сознание, и, исходя из этого,  мы принимаем наши решения. Соответственно,  глобальная держава использует «мягкую силу» для того, чтобы меньшие государства склонялись к решению, к которому нас «подводит» глобальная держава. В деятельности  Китая в Центральной Азии мы видим, что вопрос «мягкой силы» очень сильно совпадает с желаниями Китая. И все это для того, чтобы сформировать позитивный имидж, чтобы внешнее восприятие Китая было положительным.

Впрочем, у Китая, несомненно, наряду с «мягкой» есть и  жесткая сила. Как афористично выразился один выступавший: «на все вопросы -  у нас один ответ, у нас есть пулемет, а у вас его нет». Но Китай старается никогда ее не демонстрировать.

Понятие «мягкой силы» -  достаточно сложное, считали другие исследователи. Кое - кто предполагает, что именно деньги являются мягкой силой Китая. Или вот информационная война: это жесткая сила или мягкая? Тем не менее, это война! Очень сложно разделить эти понятия. И тут потребуются новые, более углубленные исследования всех аспектов деятельности нашего огромного соседа.

 Присутствие КНР в регионе, в том числе и в Казахстане, стремительно растет  благодаря приходу в страну многочисленных инвестиций и различных экономических проектов. Согласно данным Евразийского банка развития, 91,5% прямых инвестиций из Китая в пространство ЕАЭС, приходится на Казахстан. Является ли это также одним из  проявлений «мягкой силы» - на этот вопрос конференция пока не дала ответа. Но радует, что научная мысль в Казахстане пытается штурмовать проблемы, осознать в полной мере которые позволит лишь будущее.

 


Об авторе
[-]

Автор: Юлия Легкунец

Источник: exclusive.kz

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.05.2015. Просмотров: 635

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta