Хотят ли русские войны, или Нужна ли России война с Украиной?

Содержание
[-]

Россия, как и континентальная Европа, не заинтересованы в развязывании войны на Украине

Несмотря на недавно прошедшие прямые переговоры по проблемам глобальной безопасности Путина и Байдена, где в том числе обсуждалось положение на Украине, многие западные СМИ продолжают раскручивать истерию о том, что Россия якобы планирует напасть на Украину в ближайшее время.

В частности, CNN «вдруг» допустило утечку из администрации президента США о четырехнедельном сроке, который отвел Байден для предотвращения вторжения России на Украину. При этом замалчивается тот факт, что именно Украина вопреки Минским соглашениям не только проводит мобилизацию на границе с ЛДНР, о чём, в частности, говорит и мониторинг украинских соцсетей, но и является инициатором концентрации там половины состава ВСУ и всех огневых налётов на населённые пункты ЛДНР. ВСУ заняли пустоты в буферной зоне, на что не получили адекватного ответа со стороны ЛДНР. Войска выстроены Киевом в атакующей конфигурации, и ни одно западное СМИ об этом не говорит.

Все российские действия являются попыткой предупредить Украину об ответственности за любые военные авантюры на Донбассе. Президент России Владимир Путин не раз говорил, что развязывание войны и выход из Минского процесса будет дорого стоить для украинской государственности. Однако власти Украины под давлением падения рейтинга президента Зеленского, а также в соответствии с требованиями своих зарубежных кураторов намеренно провоцируют конфликт. Один только инцидент с кораблём ВМС Украины «Донбасс» в Керченском проливе чего стоит! На Украине действует множество лагерей по подготовке экстремистов, эти лагеря функционируют с помощью спецслужб США и Европы.

Безусловно, в случае начала военных действий в Донбассе Россия вынуждена будет прийти на помощь ЛДНР и по гуманитарным соображениям, и для защиты российских граждан, которых там сотни тысяч. Но заинтересована ли Россия в начале войны на Украине? Решает ли это какие-либо её стратегические задачи в сфере безопасности, экономики, политики?

Понятно, что экономически, культурно и политически Украина России, в основном, уже враждебна и потому не нужна. Всё, что ранее производилось в рамках кооперации, давно производится в России. В то же время антироссийские настроения на Украине уже сформированы тотальной пропагандой. Остаётся безопасность. Есть версия, что захват Украины якобы нужен России ради предотвращения вторжения туда НАТО.

Но это не так. НАТО уже на Украине — пока ещё в виде спецназа, баз, инструкторов и поставок оружия. Что тем не менее не стало поводом для военного столкновения России с Украиной. То, что действительно могло бы спровоцировать вооруженный ответ, — это размещение на Украине ударной структуры НАТО. И неважно, при вступлении Украины в НАТО или в случае развёртывания там соответствующих баз альянса без оформления членства в нём. Речь идёт, прежде всего, о натовских средствах ракетного нападения и развёртывания систем ПРО. Это «красная линия» для России. Можно сколько угодно дискутировать на эту тему, но надо ясно понимать: повторения 22 июня 1941 года мы больше не допустим. С чьей бы территории эта угроза ни исходила.

В НАТО спекулируют на теме права любых государств вступать в альянс. Но войны начинаются не из-за права, а из-за угрозы, на которую государство не ответить не может, — если у него есть на это силы и средства. Вспомним Карибский кризис 1962 года — речь тогда шла не о праве на размещение ракет, а о реальной угрозе начала ядерной войны из-за их фактического размещения. Война с Украиной невыгодна России. Как бы она ни была враждебна в настоящее время, как бы там ни бесновался националистический режим, Украина остаётся буфером между Россией и НАТО. Это выгодно и России, и Европе. Но у США и Великобритании интересы другие.

США не в Европе, и с помощью угрозы войны в ней они держат Европу под контролем. Штатам война России и Украины выгодна, ибо это является важнейшим средством сохранения своего присутствия в европейской политике в качестве решающего игрока. Именно США и Великобритания подталкивают состоящую в НАТО Европу к границам с Россией. Это позволяет ослаблять Европу и сохранять её в зависимости от англо-американской внешней политики. Великобритания весьма условно относится к Европе, ибо в течение всей своей истории занималась разжиганием там пожаров ради сохранения своего господства.

Из ЕС Великобритания вышла. Вступать туда не хотела. Две мировые войны в Европе состоялись при активном подстрекательстве Лондона. Германия, Франция и Россия — главные противники Великобритании в Европе, поэтому в войне России и Украины, куда неизбежно будут втянуты Германия и Франция, Великобритания кровно заинтересована. Мы наблюдаем гибридную войну объединённого в НАТО Запада против России с целью заставить Москву совершить ошибку, после которой у США и Великобритании будут развязаны руки. Германия и Франция будут вынуждены подчиниться диктату США, свернуть торговое партнёрство с Россией, свернуть свои планы восстановления суверенитета в рамках ЕС. Вот какие цели на самом деле преследуют США и Великобритания на Украине.

Именно потому США и Великобритания стремятся любыми способами добиться обострения конфликта на Украине, заставить Россию вмешаться силой. Не только накачивают украинский режим оружием и инструкторами, создают военные базы, вводят контингенты своих войск, но и создают непрерывную цепь давления в виде провокаций. НАТО беспрецедентно активизировалось на российской границе. Пока количество не перешло в качество, Россия наблюдает. Но, как говорил Геринг, когда пушек накапливается слишком много, они начинают стрелять сами.

Сейчас Лондон и Вашингтон в отношении России играют роль хорошего и плохого полицейского. Якобы США стремятся договориться с Россией, а Великобритания как бы мешает, провоцирует инциденты. После чего США восстанавливают ситуацию, и все этому рады. Нельзя думать, что это несогласованные действия. Отношения Великобритании и США, несмотря на имеющиеся внутренние противоречия, находятся под контролем Вашингтона. Если мы видим повторяющийся сценарий, то ясно, что это согласованная линия поведения. Ведь после каждой английской провокации против России, будь то в Европе или на Украине, позиция США ужесточается.

То есть повод для этого даёт Великобритания, а США как бы вынужденно реагируют на изменение ситуации. В любых двусторонних переговорах Байден может развести руками и сказать Путину, что это дело рук Лондона, а Вашингтон якобы только реагирует. Но так как Путин уже сделал ответные шаги, то и позиция США меняется. Разумеется, в сторону ужесточения. Важно заметить, что если Москва никак не отреагирует, давление тоже усилится. Воспримут как слабость и будут дожимать.

Так Россию толкают к сговорчивости и уступкам, равносильным капитуляции. Нам дают понять, что если мы не сдадимся сейчас, то давление продолжится. Лондон провоцирует инцидент, Москва реагирует, США реагируют в ответ. Россия распыляет силы, а «кольцо анаконды» вокруг неё сжимается. То, что в этой ситуации Украина служит расходным материалом, не пугает никого. Ведь политические элиты Украины, как говорят в Одессе, «живут не с прибылей, а с убытков». Чем больше убытков, тем лучше их жизнь.

Так что, объективно Россия, как и континентальная Европа, не заинтересованы в развязывании войны на Украине. И для России, и для Украины, и для всей Европы такая война будет катастрофой. Вопрос «кому выгодно» даже задавать не надо. Ответ на него понятный, всё ясно без слов. Для России худой мир лучше доброй ссоры. И потому ответ на вопрос «хотят ли русские войны» в отношении ситуации на Украине остаётся прежним. Очень не хотят. Но в НАТО должны понимать: они играют с огнём. Появления ударной инфраструктуры альянса на Украине Россия не допустит. Это реализация её права на безопасность, и лишить её этого права не может никто.

Автор Елена Панина — директор Института РУССТРАТ

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3456862.html

***

Давайте поговорим, без нервов

Предложения по безопасности могут быть полезны уже потому, что их можно сделать предметом переговоров.

Международная арена все больше напоминает «палату № 6». Еще не закончилось перевозбуждение от «вторжения» российских войск на Украину, которое, мол, вот-вот произойдет, как возникла истерика по поводу российских предложений по безопасности. На этот раз — с двух сторон одновременно.

Кремль, его мидовские менеджеры и особенно его пропагандистская подпевка почти сразу после того, как были выложены для публичного обозрения эти предложения и переданы соответствующие проекты договоров с США и НАТО помощнику госсекретаря США по Европе и Евразии г-же Донфрид (приехавшей на переговоры в Москву), начали публично демонстрировать возбуждение, не увидев и не услышав немедленного ответа на них Запада. Естественно, клеймя его представителей за то, что они хотят «затянуть», «заболтать» и в итоге «проигнорировать» российский пакет предложений. Что, мол, неминуемо приведет к необходимости использования Москвой варианта «Б», то есть так называемого военно-технического ответа. Который, если, дай бог, и не прямые военные действия, то по крайней мере — кардинальная перегруппировка сил и вооружений для облегчения вероятного удара по европейским (и не только) целям.

Конечно же, ответного, ведь мы ни на кого нападать не собираемся, а НАТО — блок, конечно же, однозначно агрессивный. Западные политики и СМИ в долгу не остаются и тоже публично выдают общественности истеричные оценки (хотя понятно, что в то же время российские предложения параллельно внимательно рассматриваются в тиши кабинетов, чтобы сформулировать приемлемый ответ). Это и попытка Кремля ослабить и развалить НАТО (конечно же, сугубо оборонительный союз), подорвав принципы вступления в него. Это и ультиматум, сравнимый лишь с гитлеровскими и сталинскими накануне Второй мировой, предъявлявшимися соседним с ними странами, и желание Кремля превратить нынешних западных политиков в реинкарнацию Чемберлена и Даладье, умиротворявших в Мюнхене агрессора. Это и желание вновь поделить сферы влияния великих держав в Европе — как «в Ялте».

Печально, поскольку эта пропагандистская шелуха мешает рассмотреть выдвинутые предложения спокойно и трезво, как полагается ответственным политическим мужам. И попытаться — не с ходу, а хорошо подумав и все взвесив, отделив приемлемое от неприемлемого, — превратить их в нормальную платформу содержательных переговоров по реально важнейшей на сегодня проблеме: приведению в какой-то порядок системы европейской и мировой безопасности. Взаимно учитывая и снимая обеспокоенности сторон — как реальные, так и мнимые (которые могут быть не менее разрушительными, чем реальные), — чтобы предотвратить опасные «военно-технические» решения. Основная ставка — сохранение мира.

Напомним основные позиции этих предложений: 

  • официально дезавуировать решение Бухарестского саммита НАТО 2008 г. о том, что «Украина и Грузия станут членами НАТО»; 
  • юридически закрепить договоренности о неразмещении США и другими странами НАТО ударных систем вооружений, создающих угрозу России, на территории соседних с ней стран — как входящих, так и не входящих в НАТО; 
  • отвести районы оперативных учений на согласованное расстояние от линии соприкосновения Россия — НАТО; 
  • согласовать предельную дистанцию сближения боевых кораблей и самолетов для предотвращения опасной военной деятельности, в первую очередь — в балтийском и черноморском регионах; 
  • возобновить регулярный диалог между оборонными ведомствами по линии Россия — США и Россия — НАТО; 
  • Вашингтону, инициировавшему при Трампе выход из договора по РСМД, — присоединиться к одностороннему российскому мораторию на развертывание наземных ракет средней и меньшей дальности в Европе.

Разберемся по порядку. Еще до получения американо-натовского ответа понятно, что западная сторона категорически не согласится с первым пунктом, обосновывая это тем, что вступление страны в НАТО — это суверенная воля желающей страны, и никто, кроме нее и членов НАТО, не имеет права на это влиять. Во многих экспертных и медийных комментариях этот аргумент принимает такую форму: мол, НАТО никого в свои члены не заманивает; те, кто туда просится, сами, добровольно решают свою геополитическую судьбу. Как часто бывает в большой политике — в таком утверждении есть и лукавство, и полуправда. Обратимся к Вашингтонскому договору 1949 года, учредившему Альянс и являющемуся его фактическим уставом. Его статья 10 гласит буквально следующее:

«Договаривающиеся стороны по всеобщему согласию могут предлагать любому другому европейскому государству, способному развивать принципы настоящего Договора и вносить свой вклад в безопасность Североатлантического региона, присоединиться к настоящему Договору». То есть, конечно, не «втягивать», но все-таки «предлагать», а не просто удовлетворить желание вступить, автоматически начав процедуру. Причем учитывать возможный вклад в укрепление безопасности Альянса, а не в новые для него потенциальные угрозы. Никакого фатализма.

Правда, процедура, напомним, длительная и требует от вступающих больших усилий.

Первый этап — присоединение страны к программе «Партнерство ради мира». Его и Украина, и Грузия, членство которых в НАТО беспокоит Кремль, давно прошли. Кстати, в нем участвовала и Россия, но, как известно, на сегодня контакты с НАТО практически прерваны. Затем страна, желающая вступить в Альянс, получает статус «участника интенсивного диалога с НАТО». И Украина, и Грузия этот статус получили (соответственно весной 2005 и осенью 2006 годов). На этом этапе стороны начинают участвовать в совместных мероприятиях и вводить натовские стандарты в своих вооруженных силах.

Однако наиболее важным и последним этапом подготовки к вступлению в Альянс является подключение страны к Плану действий по подготовке к членству в НАТО (Membership Action Plan) — ПДПЧ. Став участником Плана, страна должна привести свои вооруженные силы и политическую систему в соответствие с условиями блока, в частности: 

  • пост министра обороны должны занимать гражданские лица; 
  • страна не должна иметь территориальных споров с соседями; 
  • в стране не должно быть иностранных военных баз; 
  • структура и оснащение вооруженных сил должны соответствовать стандартам Альянса

Выполнив эти условия, кандидат получает приглашение присоединиться к Альянсу, направляет в НАТО письмо с подтверждением этого желания, протокол о присоединении ратифицируется парламентами стран-членов НАТО и кандидата, и тогда вступление официально состоялось. Ни Грузия, ни Украина к этому Плану не подключены и, видимо, им предстоит еще долгий путь в этом направлении, ведь гражданский министр обороны — это наиболее легко выполнимый пункт, остальное посерьезнее. Самая взрывоопасная для НАТО проблема — наличие территориальных споров с соседями и иностранные базы. Крым, Южная Осетия и Абхазия — это споры Украины и Грузии. Есть и базы: военная база РФ в Севастополе и размещение российских войск в других точках крымской территории (на украинской территории по разумению стран-членов НАТО и подавляющего большинства стран-членов ООН) и российская база в Абхазии (признаваемой как территория Грузии) — все это по большому счету противоречит критериям приема в члены НАТО.

Однако ни НАТО, ни США как главная сила Альянса на официальный отказ от Бухарестской декларации не пойдут. Это противоречит и их натовскому законодательству, и курсу на поддержку суверенитета Украины, включая ее озабоченность угрозой со стороны России, несогласие с «аннексией» Крыма и донбасским сепаратизмом, и позиции «молодых» натовских стран из постсоветской и постсоциалистической зоны. А также нежеланию «прогибаться» под российским нажимом — здесь мы видим зеркальное отражение внешнеполитических принципов Кремля.

Маловероятно, что американо-натовская сторона пойдет и на юридическое оформление принципа неразмещения ударных сил и средств на территории натовских и еще не натовских соседей России. Но здесь возможна переговорная «торговля» и использование каких-то конкретных договоренностей с Россией на взаимоприемлемых условиях. Договоренностей, тем более возможных, чем в более спокойное и менее милитаристское и провокационное русло войдет поведение сторон и чем больше признаков взаимного доверия появится. Ну и, конечно, очень многое зависит от урегулирования конфликта в Донбассе и возвращения его под полную юрисдикцию Украины. Ведь Украина жестко вписана в контекст взаимоотношений США, странами НАТО, с одной стороны, и России — с другой. И игры с перемещениями войск хотя и являются принуждением к переговорам, но благоприятного климата на самих этих переговорах не создают. Вообще, недурно почаще вспоминать, что нынешний глубокий кризис в отношениях с Западом и фактический разрыв контактов РФ и НАТО приобрели системный характер именно в 2014 году после присоединения Россией Крыма и стимулирования ею донбасской смуты.

Остальные пункты предложений по безопасности вполне могут быть предметом переговоров и даже с надеждой на договоренности и их реализацию. Только для этого надо соблюсти ряд условий. Во-первых, понять, что если удастся создать переговорную платформу, то переговоры —это надолго. Во-вторых, что серьезные переговоры по жизненно важным проблемам безопасности любят тишину и не выносят пропагандистского хайпа. В-третьих, что «пакет» придется развязать, а не следовать заявленному высоким представителем российского МИДа принципу о том, что российские предложения — это «не меню», из которого что-то можно выбирать. Так ни до чего договориться не удастся.

Ну и, конечно, любые переговоры таких разных и малосговорчивых «партнеров» ни к чему не приведут без готовности к компромиссам с обеих сторон. Но ведь так и устроена качественная мирная дипломатия. В отличие от бескомпромиссных «военно-технических» мер, чреватых катастрофой.

Автор Андрей Липский, зам. главного редактора

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/12/22/davaite-pogovorim-bez-nervov

***

Пояс безопасности вокруг себя Россия должна создать сама

Если наша страна останется на пути суверенизации, в близкой перспективе военный конфликт с Западом неизбежен. Это будет промежуточное столкновение, за которым последует новый этап борьбы.

МИД России заявил, что Москве срочно нужен ответ Вашингтона на переданные ему в конце прошлой недели российские предложения по гарантиям безопасности. Ситуация, мол, сложная. Да, положение во всём, что связано с Украиной, а также на других направлениях давления Запада на нашу страну не просто сложное, оно тяжёлое, но давайте внимательно разберёмся и в нём самом, и в предлагаемом руководством нашей страны решении по его нормализации.

Можно, конечно, спустя три дня после его появления настаивать на скорейшем ответе Запада на наше, по сути дела, требование гарантий безопасности, но усилит ли требование скорейшего ответа, извините за тавтологию, собственно требование гарантий? Нет, не усилит. Как и появление документальных «гарантий безопасности» реальную безопасность нашей страны тоже не усилит. Политическое напряжение вокруг Украины — да, несколько спадёт, но что это даст на перспективу?

Да и это ли сейчас украинское направление является главным направлением усилий Запада по подрыву России? По-моему, Запад больше волнует, останется ли Россия на глобалистской позиции по вакцинации и цифровому контролю за населением или не останется, и ради этой цели он будет готов даже создать видимость уступок в других вопросах. Или возьмём другую сторону дела. Что толку, если в бывших республиках — новых государствах не будет натовских войск, но будут местные шовинисты, которые будут притеснять и изгонять русских?

США и НАТО уже, по сути дела, ответили нашему руководству в том духе, что да, мол, мы за диалог, но сначала Россия должна… Другими словами, с политической и практической точек зрения опубликованные проекты договоров мало что изменили. Пропагандистский выигрыш продлится недолго.

В 2005 году наш МИД «сам» отказался от продуктивной идеи сопроводить заключение договоров о границе с Латвией и Эстонией подписанием деклараций об основах отношений между нашими странами, которые давали бы нам некие «гарантии» добрососедства со стороны прибалтов. По крайней мере, гарантировали бы от выдвижения нам территориальных претензий, которые, как известно, потом последовали из Риги и Таллина. Может быть, сейчас решили исправить эту ошибку? Время, однако, упущено — и на прибалтийском, и на украинском направлениях. В делах с Украиной положение могут исправить только кардинальные внутриполитические изменения в Киеве, практическое влияние на которые с нашей стороны было нами же самими в 2000-е годы сведено до минимума. Тогда корпоративные интересы взяли верх над интересами общенациональными.

Что, интересно, скажет российский МИД, когда разговора в предложенном нашими дипломатами Западу ультимативном ключе не получится? А его не получится, во-первых, потому что мы приучили Запад к тому, что он наши увещевания и даже предупреждения может игнорировать, а во-вторых — потому что слишком мы всё ещё слабы экономически и политически.

Между тем утраченные в 1991 году территории надо возвращать умной политической работой, сопровождаемой понятным экономическим «убеждением». Военная сила должна присутствовать, но в качестве камня за пазухой из известной сказки «Шемякин суд». Или «бронепоезда на запасном пути». Главный же инструмент, гарантирующий и безопасность, и «собирание земель», — это наша собственная внутренняя политика. А здесь у нас, как мы знаем, далеко не всё благополучно.

Итак, если наша страна останется на пути суверенизации, в близкой перспективе военный конфликт с Западом того или иного рода неизбежен. В любом случае это будет промежуточное столкновение, за которым последует новый этап борьбы. С прицелом на него надо исходить из того, что в долгосрочном плане желаемый пояс безопасности вокруг России мы можем создать только сами, и для этого не требуется ничего иного, кроме политической воли, в основе которой — независимость правящего слоя от привязок к Западу. История 7 лет неурегулированности конфликта в Донбассе говорит именно об этом.

Автор Михаил Демурин

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3456489.html


Об авторе
[-]

Автор: Елена Панина, Андрей Липский, Михаил Демурин

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.12.2021. Просмотров: 47

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta