Как Израиль борется с вирусом в многообщинной стране

Содержание
[-]

Праздники, выборы и будни эпидемии

Непонимание разнообразия культурных кодов привело к возникновению многочисленных эпицентров вируса. Сейчас барьер в ультраортодоксальном секторе преодолен, но на носу – мусульманский месяц поста Рамадан.

 

Израиль, как и все остальные страны на планете, постепенно и с трудом привыкает к новой непредсказуемой ситуации, при которой могущественная армия, подлодки и система ПРО «Железный купол» бессильны перед лицом невидимого врага. За прошедшие недели израильской разведке пришлось заняться приобретением во вражеских странах ватных палочек для тестов, а израильтяне успели научиться стоять в очередях, не дыша в затылок соседа, и поняли, что сильная система здравоохранения – это такая же часть национальной безопасности, как армия и спецслужбы. Как справляются с пандемией в стране, которая славится по всему миру своей высококлассной медициной?

Начали за здравие

В отличие от многих стран в Израиле разглядели корона-угрозу и начали принимать необходимые меры на весьма раннем этапе. Уже в первых числах февраля власти изолировали прибывающих из Китая, через неделю список пополнился странами Юго-Восточной Азии и Италией. Граждан призвали «задуматься над необходимостью летать за границу». Вскоре запрет на въезд в страну был введен для значительной части граждан европейских стран.

На тот момент израильские власти знали каждого изолированного чуть ли не в лицо, а за передвижениями первых заболевших – 9 марта их было всего 50 человек – с интересом следили десятки тысяч израильских граждан (эти маршруты регулярно публикуются на сайте израильского минздрава). Сегодня количество заболевших исчисляется уже тысячами (почти 13 тысяч человек на 17 апреля), и интерес к тому, что делали незнакомые люди, заразившиеся опасным вирусом, несколько угас.

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху с конца января начал регулярно проводить пресс-конференции о мерах борьбы с распространением Covid-19. На время эти пресс-конференции стали неизбежной частью израильского вечернего ритуала: Нетаньяху объяснял и показывал, как нужно правильно чихать, мыть руки и сидеть дома. Многим тогда казалось, что уж где-где, а в Израиле ситуация находится под полным контролем.

Праздники, выборы и будни

Второго марта в Израиле состоялись очередные (третьи подряд) парламентские выборы, и тогда о широкой и повсеместной изоляции никто и не заикался. Голосование вновь не привело к однозначному результату. Девятого марта весь Израиль отмечал веселый и любимый праздник Пурим, символизирующий чудесное спасение еврейского народа от запланированного врагами уничтожения. Муниципалитеты отменили карнавальные шествия и маскарады, однако правительство побоялось ввести полный запрет на массовые мероприятия, поэтому во многих районах и общинах все-таки состоялись вечеринки и традиционные гулянья.

Через несколько недель выяснилось, что пуримское веселье обошлось дорого: во многих городах вспыхнули обширные очаги заражения. Количество зараженных и тяжелых больных резко возросло. К 19 марта премьер-министр ввел в стране чрезвычайное положение. К этому времени лишь 10 человек могли собираться вместе, как раз то количество, которое необходимо для совершения молитвы мужчинами. Полиция уже начала штрафовать нарушителей изоляции, служба внутренней безопасности ШАБАК получила доступ к мобильным телефонам изолированных (их количество уже составляло 200 тысяч человек), однако синагоги и ешивы продолжали действовать как обычно.

Двадцать пятого марта правительство решило ужесточить положение об изоляции и вовсе запретить людям собираться. Единственным министром, который возражал против этой меры и потребовал сделать исключение для синагог и ешив, стал не кто иной, как министр здравоохранения Яаков Лицман, представитель ультраортодоксальной партии «Яхадут ха-Тора».

Вскоре выяснилось, что лидер «литваков» (одного из направлений в ультраортодоксальном обществе) престарелый рав Хаим Каневский призывает свою паству не подчиняться решениям правительства и продолжать совершать молитвы в обычном режиме, то есть в обществе как минимум десяти мужчин. В то же время значительная часть религиозных лидеров призвали верующих молиться дома, опираясь на основополагающий в еврейском законе принцип «пикуах нефеш», то есть «сохранение души (спасение жизни)», однако количество нарушений росло изо дня в день: в ультрарелигиозных кварталах Иерусалима и городах, таких как Бней-Брак, продолжали отмечать свадьбы, молиться и учиться.

В некоторых районах молящихся предупреждал о приближении полиции «разведчик», которому было поручено дежурить на крыше синагоги или в одном из окрестных домов. Полицейским, которые штрафовали нарушителей, кричали: «Нацисты». Разумеется, среди нарушителей изоляции были и светские израильтяне, которые в одну из теплых суббот ринулись на море и в парки, однако ни один светский политик, ученый или деятель искусства не призывал своих сторонников нарушать законы и подвергать опасности себя и близких.

Как и следовало ожидать, ультраортодоксальное общество, которое 365 дней в году живет по своим собственным законам, выступает против службы в армии для молодых людей и изучения точных наук и английского языка в своих школах, либо не поняло, либо недооценило новую угрозу для своей общины, а в новых законах, ограничивающих свободу передвижения и собрания, увидело попытку помешать верующим осуществлять свои обычаи и традиции.

Трагические результаты не заставили себя долго ждать: к концу марта ультраортодоксальные города и районы уверенно вышли вперед по количеству зараженных коронавирусом. Заразился и сам министр здравоохранения, Яаков Лицман, который, по слухам, продолжал молиться в синагоге, невзирая на предписания своего министерства и на тревожную ситуацию в стране. Ситуация осложнилась тем, что 9 апреля в Израиле начался еще один праздник – Песах, центральное событие в еврейском календаре. Правительству пришлось поместить ультраортодоксальный Бней-Брак в жесткое кольцо изоляции и даже ввести в город воинские подразделения.

Опасаясь, что израильтяне не выдержат испытания изоляцией и отправятся в гости к друзьям и родственникам в вечер праздника, правительство ввело общий карантин по всей стране, и всю ночь тысячи полицейских дежурили на полностью опустевших дорогах страны. Примечательно, что положение о социальной изоляции пожилых людей (старше 65 лет) нарушил сам премьер (70 лет), который провел пасхальный седер вместе с сыновьями, один из которых не живет в премьерской резиденции, за что и был отчитан в социальных сетях.

Ватная палочка для МОССАД

Израильская медицина по праву славится по всему миру. В Израиль приезжают медицинские туристы ради сложнейших операций и инновационных курсов лечения. Однако между этой вполне заслуженной репутацией и действительностью, в которой в Израиле не хватает больниц, в больницах не хватает врачей, а врачам не хватает масок, средств защиты, – целая пропасть.

На протяжении последних 10 лет израильская система здравоохранения систематически недополучала необходимое финансирование для того, чтобы отвечать нуждам быстрорастущего населения. По данным ноябрьского отчета Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Израиль тратит не более 7,4% валового национального продукта на медицину, и, чтобы сохранить свое место в рейтинге развитых стран, ему придется увеличить свои вложения как минимум до 8,8%, тогда как в среднем через 10 лет страны ОЭСР будут тратить на здравоохранение около 10,2%. Если перевести проценты на точные данные, получается, что Израилю придется увеличить вложения в систему здравоохранения как минимум на 20 млрд шекелей, что на сегодняшний день выглядит совершенно баснословной суммой. Сейчас Израиль находится на третьем месте с конца среди стран ОЭСР.

Учитывая, что еще до кризиса в стране не хватало реанимационных коек, а аппаратов искусственной вентиляции легких здесь 2680, вспышка коронавируса создает дополнительную нагрузку на уже обезвоженную систему, и восполнить то, чего не хватало годами, конечно же, не удается.

Дело дошло до того, что премьер-министр поручил МОССАД, разведывательной службе, прославившейся на весь мир своими беспощадными методами борьбы с террористами, секретно закупить у стран, с которыми у Израиля нет дипотношений, материалы, необходимые для проведения тестов. МОССАД с задачей справился, но лишь частично, потому что по окончании операции выяснилось, что были закуплены не всегда те материалы и детали, которые требовались. Лишь четыре месяца спустя после того, как эпидемия полыхнула в Китае, в Израиле начинают перековывать мечи на орала и поручают авиационной промышленности заняться изготовлением необходимых аппаратов ИВЛ. Не хватает и тестов на выявление коронавируса: еще несколько недель назад Нетаньяху обещал, что в день будут делать по 20–30 тысяч тестов, однако на данный момент в лабораториях делают всего 4000–5000 тестов в день. Не справился минздрав и с ситуацией в домах престарелых. Есть предположение, что в 60 домах престарелых произошло заражение, потому что необходимые меры и тестирование не были вовремя проведены.

На первый взгляд кажется, что картина в Израиле вполне удовлетворительная, в особенности если ее сравнивать с Италией, Испанией, Бельгией и Францией, однако нет четкой антикризисной политики, а положение системы здравоохранения оставляет желать лучшего.

Вилла в джунглях

Когда-то премьер-министр Израиля Эхуд Барак сказал, что Израиль – это вилла в джунглях, имея в виду, что Израиль является единственной демократической и хорошо развитой страной на ближневосточном пространстве. Этим определением уже свыше трех десятков лет продолжают пользоваться многие израильские политики, упуская из виду, что полностью отгородить «виллу» от «джунглей» все равно невозможно: если в Палестинской автономии, Иордании или Египте начнется гуманитарная катастрофа, о стабильности в регионе придется забыть.

Да и внутри самой «виллы» есть целые этажи, где законы и указания интерпретируют по-своему, где духовный лидер является более влиятельной фигурой, нежели министр здравоохранения или премьер-министр, и где просто говорят на другом языке и потребляют иные СМИ. Государство не сразу осознало, что объяснять гражданам об опасности коронавируса и о мерах предосторожности нужно не только на иврите, но и на идише (в ультрарелигиозном секторе), а также на арабском языке – в Восточном Иерусалиме и арабских городах и деревнях Израиля.

В ситуации, при которой промедление смерти подобно, это непонимание культурных кодов привело к возникновению новых и многочисленных эпицентров вируса. На данный момент барьер в ультраортодоксальном секторе преодолен, но на носу – мусульманский месяц пост Рамадан, и сегодня израильскому руководству придется поломать голову над тем, как оставить многочисленные семьи, которые в обычной ситуации собираются каждый вечер на традиционный ифтар целыми кланами. Израилю приходится «через не хочу» оказывать гуманитарную помощь Палестинской автономии, так как вирус не признает высоких стен и пограничных заборов. Приходится сотрудничать, разговаривать и в разгар эпидемии постоянно думать еще и о безопасности и стабильности соседних арабских режимов.

Пока что Израиль все еще держится на плаву, однако положение может измениться в считаные дни, в том числе и благодаря неоднородности многогранного израильского общества. Это и ультраортодоксы, проживающие в тесных, маленьких квартирках, и Восточный Иерусалим, который на данный момент является своего рода «черной дырой» (там делают очень мало проверок), и арабский сектор, где хоть и ведется мощная кампания «Оставайтесь дома», но осведомленность об опасности вируса невелика.

Несколько лет назад президент страны Реувен Ривлин произнес знаменитую речь о «четырех израильских племенах». Он говорил, что различные части израильского общества живут «в себе» и не соприкасаются друг с другом. Однако в разгар войн и эпидемий племена или колена не могут существовать отдельно друг от друга и от центрального правительства. Они как минимум должны знать законы и подчиняться им, иначе Израиль постепенно превратится из централизованного государства в набор несвязанных друг с другом автономий. На взгляд многих, это уже происходит. Эпидемия наглядно показала, что Израилю стоит опасаться не столько иранских ракет и палестинского террора (хотя автор не преуменьшает важности этих угроз), сколько отсутствия общего клея, который бы связывал таких разных израильтян в единое целое.


Об авторе
[-]

Автор: Ксения Светлова

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.04.2020. Просмотров: 49

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta