К чему Нагорный Карабах готовит Запад

Содержание
[-]

О статусе Нагорного Карабаха после военного конфликта

После прекращения карабахской войны актуальным становится вопрос статуса Нагорного Карабаха с учетом прежней «вилки»: принципа территориальной целостности Азербайджана и принципа самоопределения армян Нагорного Карабаха. Пока страсти сдерживает присутствие российских миротворцев. Проблемой данная ситуация может стать в том случае, если в активную игру вступит Запад и всем придется занимать более жесткую позицию.

На «коллективном Западе» по пальцам можно пересчитать экспертов и специалистов, которые относительно глубоко погружены как в проблематику нагорно-карабахского конфликта, так и всего Закавказья. Их активно используют в качестве ньюсмейкеров многие западные и региональные издания с целью выявить оценку итогов карабахской войны. Суждения представляют определенный политический и познавательный интерес, поскольку они влияют на формирование если не политического курса стран, то на восприятие происходящего общественным мнением. Нам же это позволяет сделать не только некоторые промежуточные политические и геополитические обобщения, но и высказать прогнозы относительно перспектив дальнейшего развития событий в регионе. Как правило, аналитикам задают один и тот же вопрос, на который они отвечают по-разному. Но сначала представим участников блиц-интервью.

Американский эксперт Пол Гобл, бывший советник госсекретаря США. В 1992 году составил меморандум, в котором выдвинул идею решения карабахского конфликта путем обмена территориями, так называемый «План Гобла». Согласно меморандуму, Азербайджану предлагался коридор через Мегринский район Армении, соединяющий его с Нахичеванской автономной республикой, в обмен на Лачинский коридор между Нагорным Карабахом и Арменией. И сам вопрос: как вы оцениваете итоги карабахской войны?

Пол Гобл: «Во-первых, надо отметить, что 10 ноября была подписана всего лишь декларация, это не всеобъемлющий мирный договор, многие вопросы остались открытыми. Самая большая ошибка в любом конфликте заключается в том, что победитель считает его завершенным. Азербайджан и вместе с ним Турция достигли больших результатов по итогам войны, однако соглашение от 10 ноября в то же время оставило пустоты. Что используется одним из подписантов в своих целях (имеется в виду Россия — С.Т.), не желающим играть по правилам. В регионе помимо 1960 военных уже есть сотни строителей, участвующих в строительстве Ходжалинского аэропорта, который будет использоваться для бесконтрольной перевозки тяжелой военной техники. А ведь в соглашении ни слова не сказано о Ходжалинском аэропорте. Кроме того, русские говорят о размещении там сил ФСБ числом 4500 человек, которые будут охранять границы — между Арменией и Ираном и между Ираном, Нахичеванью и Азербайджаном. Учтите, что русские могут разместить дополнительные силы и на военной базе в Гюмри. Я с 11 ноября не перестаю говорить, что подписанное соглашение не есть мирный договор, таковой должен состоять из множества страниц, на которых должно было быть расписано все до мелочей относительно функций и численности, размещения, действий и пр. задач миротворческой миссии. Это соглашение, естественно, вызвало большую радость в Баку, оно ознаменовалось грандиозным парадом победы, однако есть вероятность, что эту победу могут у Азербайджана украсть.

Я всегда говорил, что после завершения военных действий победитель может начать терять завоеванное на поле боя из-за изменения конфигурации в Карабахе. Давайте пофантазируем: если завтра Баку и Ереван договорятся между собой о примирении и нормализации отношений, создании нормальных межгосударственных границ, участии в совместных региональных проектах, в том числе Восток — Запад, то Россия окажется в большом проигрыше, поскольку потеряет рычаги влияния на обе страны. Поэтому Москва будет стараться, если даже не вернуть прежний статус-кво, то хотя бы максимально приблизиться к нему. Видимо, официальный Баку пока просто наблюдает и выжидает. Или считает это небольшими издержками, главное, что одержана победа и будет открыт коридор. Действительно, Азербайджан многое приобрел по результатам этой войны — вернул большую часть оккупированных территорий, получил транзитный коридор. Если бы не было буферной зоны вокруг Нагорного Карабаха, занятой армянами, Азербайджан давно бы захватил Ханкенди. Сейчас ее уже нет, азербайджанская армия сильная и боеспособная. Возможно, в Баку считают такой вариант уже из-за отсутствия буферной зоны вполне возможным в случае, если одна из сторон-подписантов прибегнет к грязным играм.

Что же касается США, то новая администрация будет соблюдать международное право. Дональд Трамп, как и Владимир Путин, действовал по праву сильного. Если бы у власти в Белом доме была администрация Джо Байдена, который привержен, в отличие от Трампа, соблюдению международного права, то обязательно было бы заявление относительно того, что вопрос присутствия Турции в Азербайджане является прерогативой Баку, а соглашение между Москвой и Анкарой касается только создания мониторингового центра. И будьте уверены, США обязательно при Байдене скажут свое слово в этом вопросе, что поубавит пыл Москвы».

Мэтью Брайза: «Президент США Дональд Трамп не интересовался Южным Кавказом. У него не было стратегии в отношении какого-либо региона мира, кроме максимального давления на Иран и Венесуэлу. Я думаю, что подход президента Байдена к Южному Кавказу будет традиционным. Возможно, он будет более активным, чем президент Барак Обама. Потому что на фоне политики «обнуления» Обамы у США было меньше возможностей для влияния, чем во время моего сопредседательства в Минской группе или во времена президента Джорджа Буша — младшего, когда я был чиновником Госдепартамента. У Байдена есть плановая и стратегически ориентированная логика, и я верю, что он понимает стратегическое значение Южного Кавказа. Война в Карабахе закончилась недавно, но в то же время Байден победил на выборах. И Карабах находится в центре внимания президента Байдена и госсекретаря.

Я слышал в Турции, что в Азербайджане будут дополнительно находиться турецкие военные силы, и это меняет геостратегическую реальность. Вторая армия НАТО будет в Азербайджане, и Россия не возражает против этого. Такого прежде никогда не было. В последний раз турецкие войска были размещены на Южном Кавказе в 1796 году. Сейчас Турция получила сухопутный транзитный путь на своей территории, а также территорию, которая находится под управлением Азербайджана, что является большой геополитической выгодой для Турции. В то же время я не верю в возобновление войны, потому что у Армении нет перспектив после отступления из семи районов, окружающих Нагорный Карабах, и освобождения Азербайджаном Шуши. У Армении не осталось возможностей для ведения войны с Азербайджаном. Армянская армия уничтожена, и, таким образом, соглашение останется в силе. В то же время я могу сказать уверенно — у Минской группы ОБСЕ больше не осталось никаких функций, и на это есть несколько причин. Во-первых, Россия подписала 10 ноября соглашение без участия США и Франции. Во-вторых, Минская группа выполнила большую часть своей миссии в январе 2009 года, сформулировав принципы урегулирования, согласованные с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и тогдашним президентом Армении Сержем Саргсяном. По сути, эта концепция с некоторыми изменениями стала форматом для трехстороннего соглашения. На мой взгляд, в будущем могут состояться переговоры о правовом статусе Нагорного Карабаха, и если эти переговоры действительно состоятся, то они пройдут под эгидой Минской группы».

Томас де Ваал: Стоит иметь в виду, что Россия в этот раз заняла иную позицию, нежели поддержка противостоящих центру сил. Независимо от того, что долгое время Россия считалась союзником Армении, Москва сумела сохранить прочные отношения с Баку. Значит, Россия здесь применила более сбалансированную позицию — в отличие от других конфликтов на постсоветском пространстве. У Армении и Азербайджана не было опыта ведения диалога друг с другом. Они смогли прийти к согласию в поздний советский период, но тогда по разным причинам вирус национализма был очень силен, не было демократической культуры, что привело к столкновению. Без понимания того, что необходимо идти на взаимные уступки, посреднику очень трудно найти компромисс, каким бы статусом он ни был наделен. В любом конфликте стороны должны понимать ответственность перед обществом и думать о завтрашнем дне. Всегда было как минимум три варианта решения этого конфликта. Первый — силовой, когда де-факто (но не окончательно) вопрос был решен в 1994 году победой армянской стороны. Второй — это то, что случилось 10 ноября 2020 года, когда азербайджанская сторона взяла контроль над территорией при участии России, принудившей к «великодержавному» миру обе стороны конфликта на выгодных для себя условиях. И третий вариант — более многосторонний мир при содействии ОБСЕ, где учитывались бы европейские ценности, расследовались нарушения прав человека, были бы восстановлены коммуникации, где по-настоящему было бы примирение на основе взаимопонимания и взаимных уступок двух народов. То есть то, чего мы не видим при втором варианте, который сегодня осуществляется под флагом России в регионе.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев очень точно выбрал момент, когда остальному миру было не до войны на Кавказе. Конечно же, определенную ответственность несет и премьер-министр Армении Никол Пашинян. Было несколько моментов, когда он мог заключить перемирие и сохранить большую часть контролируемых территорий как в Карабахе, так и вокруг него. Но по разным причинам этого сделано не было. До этого конфликта сохранялся баланс: Армении помогала Россия, а Азербайджану — Турция. На основе этого баланса сил мир в регионе держался на протяжении 26 лет. Как только Турция стала помогать и в военном отношении, баланс был нарушен в пользу официального Баку. Стоит учесть, что союз Азербайджана и Турции очень странный. У этих государств есть лозунг: «Две страны — одна нация». Но есть разница между главами этих государств: Реджеп Эрдоган гораздо более исламский правитель, нежели Ильхам Алиев. Оба лидера не очень пользуются доверием на Западе, и это их объединило. В то же время Путину удалось вернуться в Азербайджан, а Турция закрепилась в Закавказье сто лет спустя после своего ухода оттуда по требованию Франции и Англии. Единственное, чем могут быть недовольны в Анкаре, так это отсутствие договоренности об их присутствии в самом Нагорном Карабахе. Но зато их влияние в Баку теперь усилится, что может стать в будущем проблемой для азербайджанских властей».

А теперь наши выводы. На Западе далеко не все аплодируют победе Баку в карабахской войне. Продолжение войны могло привести к полному исходу армян из Карабаха. Силовыми средствами Азербайджан добился многого. При этом ему удалось избежать критики со стороны международного сообщества за то, что возобновил войну. Идти дальше — сгонять армян с территорий, где они живут и где жили испокон веков, — значит, сильно рисковать. Для Баку сейчас главный фронт — это политико-дипломатический, так как на Западе не считают нагорно-карабахским конфликт завершенным и многое связывают с будущей политикой Байдена в Закавказье.

Турция действительно укрепила свои позиции в Закавказье, но не стала главной в регионе. В перспективе на теоретическом уровне можно предполагать, что США станут действовать на месте при помощи Турции. Но американцы вместе со своими европейскими союзниками не оказались на переднем крае миротворческих усилий. Соглашение, которого удалось добиться России, стало единственно возможным, утраивающим конфликтующие стороны. Теперь актуальной становится проблема статуса Нагорного Карабаха с учетом прежней «вилки»: принципа территориальной целостности Азербайджана и принципа самоопределения армян Нагорного Карабаха.

Пока страсти сдерживает присутствие российских миротворцев. Также соглашение о прекращении карабахской войны предусматривает участие Анкары в стабилизации ситуации в Нагорном Карабахе, но лишь в качестве наблюдателя в центре по прекращению огня. Не более того. Что же касается Еревана, то он желает начать переговоры о будущем статусе Нагорного Карабаха. Их, однако, отвергает азербайджанский президент Ильхам Алиев, поскольку выиграть дипломатически ему будет значительно сложнее, чем победить на поле боя. Проблемой сложившаяся ситуация может стать в том случае, если в активную игру вступит Запад и всем придется занимать более жесткую позицию относительно своего позиционирования по карабахскому вопросу.

P.S. При подготовке текста использовались материалы, размещенные в YouTube, haqqin.az. Forbes и на «Фонтанка.ру».

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3158268.html

***

Приложение. Эрдоган готовит новую «армянскую игру»

Анкара стремится быстрее нормализовать свои отношения с Ереваном для того, чтобы избежать риска возможных вооруженных конфликтов, чтобы закрыть четвертый фронт в Закавказье, вслед за Сирией, Ливией и Средиземноморьем. Так что важные события в Закавказье еще впереди.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу выступил с интригующим заявлением. Первый сюжет заключается в том, что, по словам министра, «соглашение между Арменией и Азербайджаном, достигнутое при посредничестве России, наконец-то позволит Турции нормализовать отношения с Арменией», и что «Турция надеется, что Армения не нарушит режим прекращения огня».

Это новая позиция Анкары в отношении Еревана. Ранее президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган связывал налаживание отношений с Арменией с условиями присоединения ее к выдвинутой им «платформы шести», альянса — России, Турции, Азербайджана, Ирана, Грузии и Армении — «с целью стабилизации ситуации и сохранения мира на Южном Кавказе». Но для этого необходимы немалые дипломатические усилия и время. Другое дело, выходить сначала на уровень нормализации двухсторонних отношений с Арменией, тем более что достигнуть реализации одного из пунктов мирного соглашения о прекращении карабахской войны, предусматривающего создание коммуникационного коридора между Азербайджаном и Нахичеванью через армянскую территорию, без установления конструктивных отношений с Ереваном будет непросто.

Второй сюжет в том, что Анкара начинает вписывать свои отношения с Арменией в контекст сотрудничества с Европейским Союзом. Как известно, в ходе карабахской войны Париж выступал с поддержкой Еревана. Но сенат Франции проголосовал за признание Нагорного Карабаха не в ходе войны, что могло изменить ситуацию, а после ее завершения. Тем не менее французское правительство отказалось следовать этой резолюции, что позитивно было воспринято как в Анкаре, так и в Баку. Более того, пишет французское издание Le Figaro, «Париж отказался взять на себя лидерство, призывая другие страны ЕС признать Нагорный Карабах и, таким образом, укрепить амбиции Евросоюза, стремящегося стать крупным геополитическим игроком на Южном Кавказе».

По большому счету, у Анкары на этом направлении нет претензий к Парижу. Что же касается проблем, возникших между Турцией и Францией в Восточном Средиземноморье, то Анкара считает их «вполне разрешимыми». Не случайно Чавушоглу начал предпринимать активные усилия на французском направлении, провел телефонный разговор со своим коллегой Жан-Ивом Ле Дрианом, договорился разработать дорожную карту для нормализации отношений. Но тут есть один важный связывающий нюанс. Эрдоган считает, что соглашение о прекращении карабахской войны не означает окончательного урегулирования нагорно-карабахского конфликта, имея в виду определение статуса Нагорного Карабаха. В Анкаре уверены, что рано или поздно вновь заработает Минская группа ОБСЕ по урегулированию конфликта и Франция, как один из ее сопредседателей, вряд ли будет нейтральной.

В такой ситуации Турция рассчитывает разыграть «армянскую карту» таким образом, чтобы, как считают европейские эксперты, «отвязаться от России в Закавказье и попытаться привязать к нему ЕС». Deutsche Welle рекомендует Анкаре предпринять в отношении Еревана шаги, которые могли бы «спасти демократический эксперимент в лице правительства Никола Пашиняна», что можно будет «выставлять альтернативой путинской модели правления, препятствием прихода к власти пророссийских политических сил». Как полагает эксперт Германского общества внешней политики (DGAP) Андраш Раш, необходимо искать противодействие тому, что, «отправляя миротворцев в Азербайджан и сохраняя то, что осталось под контролем Армении в Нагорном Карабахе, Россия получает рычаг влияния на Азербайджан, но и на Армению тоже, охраняя оставшуюся вне контроля Баку часть Нагорного Карабаха».

То есть Турции предлагается определенный сценарий действий, который она должна попытаться реализовать до 30 марта, даты введения против нее очередных санкций со стороны ЕС, исходя из того, что в Брюсселе не считают «отношения Турции с Россией в Закавказье сформировавшимся альянсом», называют его всего лишь «разовым партнерством на основании общих интересов тактического свойства». Действительно, Анкара не является стороной в соглашении о прекращении огня в Нагорном Карабахе. И Эрдоган начал торг. В ходе переговоров с председателем Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен об отношениях с ЕС он выставил повышенную планку: провести обновление миграционного соглашения, обновить таможенный союз с ЕС, обеспечить безвизовый режим для граждан Турции, а также сделать шаги в переговорах о членстве страны в Евросоюзе и восстановить взаимное доверие.

В то же время Анкара понимает, что Брюссель вряд ли примет предложенные условия в полном объеме. На днях кандидат на пост главы ХДС Фридрих Мерц выставил программу возможных отношений ЕС с Турцией «без получения ею права на полноправное членство в Союзе»: заключить соглашение о торговле и сотрудничестве, подписанное Лондоном и Брюсселем после Brexit, постепенно отказываться от санкций против физических лиц и компаний Турции, причастных к разработке газовых месторождений на спорных территориях в Средиземном море. Возможно, на данном этапе это могло бы устроить Анкару. Но не в полном объеме, поскольку она играет на другом уровне и на разных площадках, демонстрируя Брюсселю, как говорит один швейцарский дипломат, «риски и угрозы потерять Южный Кавказ».

Многое еще впереди: открыт вопрос будущего статуса Нагорного Карабаха в рамках Минской группы, есть желание «коллективного Запада» развалить соглашение о прекращении огня в Нагорном Карабахе, перетянуть на свою сторону Турцию, ввести в контекст событий «армянскую карту» в более широком геополитическом диапазоне с проекцией на Ближний Восток с его повышенной турбулентностью. Возможно, Анкара стремится быстрее нормализовать свои отношения с Ереваном именно для того, чтобы избежать риска возможных вооруженных конфликтов, чтобы закрыть четвертый фронт в Закавказье, вслед за Сирией, Ливией и Средиземноморьем. Так что важные события еще впереди. Анкара начинает новую «армянскую игру».

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3158850.html


Об авторе
[-]

Автор: Станислав Тарасов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 10.01.2021. Просмотров: 49

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta