Италия: Пострижение в мамаши. Вся Италия обсуждает монахиню, сумевшую родить.

Содержание
[-]

Италия: Пострижение в мамаши

Весть о том, что в городе Сан-Северино-Марке монахиня родила сына, выплеснулась за пределы Италии. Средневековый облик городка, известного монастырями, разжигал фантазии — заговорили о чуде. "Огонек" попытался разглядеть, что же в этой истории и в самом деле чудесного.

Собственно говоря, "Чудо", a вернее, "Чудо Господне" — так и переводится с рунди (или кирунди — официального языка Республики Бурунди) имя малыша Иракозе, увидевшего свет две недели назад в больнице итальянского городка Сан-Северино-Марке.

Неисповедимыми путями

— К нам поступила женщина в полном монашеском облачении, с крестом на груди и с жалобами на острые боли в животе,— делилась потом на всю страну впечатлениями сестра из приемного отделения горбольницы.

Опуская подробности, резюмирую: после осмотра пациентку быстренько отправили в родильное отделение, где через несколько часов у нее родился здоровенький мальчонка, которому мать дала такое непривычное на итальянское ухо имя.

Вообще-то, понятие монахиня в католической культурологии лишено того мистического ореола, как, например, в православии, где обет монашества ассоциируется с затворничеством. Женщин в монашеском одеянии, причем разнообразном, в Италии можно запросто встретить и на улицах, и в метро, и даже за рулем автомобиля. Монахини работают, и не только в школах и больницах. Недавно, к примеру, на всю страну прославилась сестра Кристина, победившая в телевизионном конкурсе "Голос". Кстати, по телевидению вот уже несколько сезонов идет сериал, главными героинями которого являются вполне жизнерадостные монахини, помогающие второстепенным персонажам устраивать свои любовные дела. Но даже при такой относительной "свободе нравов" монахиня-мать — это, понятно, ЧП.

Поползли слухи, что монахиня была сестрой-затворницей (католическое монашество допускает два вида послушания — обет затворничества и работу вне стен религиозного учреждения). Судачили даже о том, что, скорее всего, не обошлось без сексуального насилия. Пресекла слухи настоятельница Сан-Северинского монастыря Santa Chiara аббатисса Роселла Манчинелли, гневно опровергнув предположение, что "одна из ее кларисс (так по имени основательницы первого женского монастыря в Италии называют монахинь, давших обет затворничества) родила". А версию о насилии отрицает сама новоявленная мать.

И как ни пряталась за врачебной тайной администрация больницы, как ни держал паузу архиепископ Сан-Северино Франческо Бруньяро, как ни уверяла сопровождавшая роженицу "коллега", тоже в монашеской форме, что "ни сном ни духом никто в религиозном учреждении про эту беременность не знал", все, или почти все, тайное вскоре стало явным.

Мамой Иракозе оказалась 35-летняя африканка из Бурунди, назовем ее Х. У себя на родине женщина, что называется, прибилась к католической миссии сестер "Христовой любви", которая трудится в этой беднейшей стране, раздавая вместе с хлебом духовным и хлеб насущный. Пять месяцев назад Х., почувствовавшей, как писали итальянские газеты, духовное призвание, представилась возможность приехать в Италию. Там в городе Сан-Северино, где располагается головная община сестер-миссионерок, ей предстояло пройти надлежащие испытания перед тем, что в православном культе именуется постригом, а в католическом называют voto (принесенная Богу клятва).

Сопоставив дату приезда и дату родов, те же газетчики пришли к выводу, что признаки беременности женщина должна была заметить еще до прибытия на Апеннины. Выходило, что африканка одновременно готовилась стать и матерью, и монахиней. А вот успела ли она стать невестой Христовой до родов — доподлинно неизвестно. Во всяком случае, женский голос, ответивший по телефону общины на соответствующий, может быть, слишком прямой вопрос "Огонька", заверял, что "она была просто девушкой, которой мы помогали". Знали ли в религиозной общине о тайне Х.? Итальянские коллеги уверены: сестры просто спасали репутацию, хотя теперь это не так важно — монахиней Х. в любом случае уже не быть, нарушение обета безбрачия налицо.

Говорят, выписывалась она из больницы уже без положенного монастырским каноном головного убора и сразу же отправилась к своему находящемуся в другой медицинской структуре ребенку, от которого, как утверждает больничный персонал, их необычная пациентка "не имела и мысли отказаться".

Милосердие превыше всего

"К сожалению, подобные вещи случаются",— так прокомментировал "Огоньку" произошедшее монсеньор Франческо Бруньяро. По словам архиепископа, он уже виделся с матерью-монахиней вскоре после родов. "Разумеется, мы не оставим ее одну,— так подвел итог этого общения священнослужитель.— Христианское милосердие — превыше всего".

В общем, уже найдена семья, где на первых порах будут жить Чудо Господне и его мама. В дальнейшем община намерена позаботится и о том, чтобы у африканки была работа. Не исключено, что в тех же церковных структурах.

Человеколюбию священнослужителей можно не удивляться: вот уже два года без слова "милосердие" и призывов быть ближе к людям — в его терминологии "пахнуть овцами" — не обходится ни одна проповедь папы Франциска. В прямом соответствии с этим трендом устав сестер-миссионерок общины "Христовой любви" гласит, что "община является домом, где выслушивают и принимают всех". В силу этого итальянская версия издания Huffington post советует не удивляться тому, что беременная монахиня нашла убежище в ее обители в Сан-Северино.

Куда показательнее, что эту позицию разделяют и обыватели городка, где случилась вся эта история, да и итальянцы вообще. Во всяком случае, абсолютное большинство тех, с кем говорил "Огонек", с сочувствием относятся к монахине из бедной африканской страны.

"Даже если она не чувствовала особого призвания к служению, а просто спасала свою жизнь и жизнь своего ребенка, ее можно понять",— говорили одни. "Уже тот факт, что у нее и в мыслях не было отказываться от ребенка, ее оправдывает",— подчеркивали другие.

При этом никто не предлагал отлучить отступницу от церкви. Даже столь свойственное итальянцам "понаехали тут" растворилось в понимании абсолютной правоты материнства. И лишь один из моих собеседников предположил, что девушка из Бурунди воплотила мечту иммигрантов о лучшей доле.

Возможность подобной мотивации для неофитов католических миссий из развивающихся стран не исключил и специалист по Ватикану, пожелавший, впрочем, чтобы это его мнение, которое он сам расценил как неполиткорректное, осталось между нами вместе с его фамилией.

Кстати, менее осторожными были высказывания участников ватиканского семинара по проблемам семьи, состоявшегося как раз в эти дни.

— Беременности молодых монахинь, вставших на путь служения Богу в странах, именуемых "трудными" из-за войны и голода, является темой, которую католическая церковь вынуждена поднимать все чаще и чаще,— подтвердил "Огоньку" участник этого семинара священник из Парагвая Домингес.

Эта тема, созвучная проблеме далеко не редких, как можно понять из просачивающейся информации, случаев насилия в религиозных заведениях, поднималась на прошедшем в октябре внеочередном синоде о семье. Не обойти ее и впредь. Кстати, многие из ватиканских источников "Огонька" допускают большую вероятность, что насилия не избежала и неудавшаяся монахиня из Бурунди.

"Но пока проблему не решить, помочь отдельным ее жертвам можно",— сказал монсеньор Домингес.

Семейные ценности

Кстати, два года назад примерно в этих же местах — провинции Мачерате — произошел случай, аналогичный нынешнему, только более драматичный. Монахиня конголезского происхождения, подвергнувшаяся, как писали СМИ, сексуальному насилию за пределами Италии, родила дочку, от которой на первых порах отказалась. Однако потом, передумав, потребовала вернуть ребенка, уже отданного в итальянскую семью, через суд. Заметим в скобках: в Италии еще не было случая, когда оказавшийся по той или иной причине без родителей ребенок не обрел бы новых родителей.

Развернувшиеся затем события с демонстрациями под лозунгом "Семья сердца" в поддержку приемных родителей конголезской девочки были достойны сериала. И все же судьи вернули девочку матери, которая, естественно, была уже вне формальных пределов религиозных структур. Кстати, симпатий по отношению к конголезке тогда было гораздо меньше, чем в нынешнем случае. Многие объясняют это ее первоначальным отказом от ребенка.

Кстати, случается, что в ожидании потомства Церковь оставляют и мужчины. На днях Дон Клаудио Кавалло, 50-летний настоятель церкви в Борго-Сан-Далмаццо, распрощался со своей паствой в ходе литургии, объявив, что снимает с себя священнический сан в связи с приближающимся рождением ребенка, на матери которого он намерен жениться (обряд целибата не позволяет сделать это, сохранив сан).

Так что во всей нынешней истории нерукотворных чудес не просматривается. Есть только самые что ни на есть рукотворные — сотворенные простыми людьми, которые вошли в обстоятельства человека, оказавшегося в сложной ситуации.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Елена Пушкарская

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 11.02.2015. Просмотров: 471

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta