Искусство управления. Часть 2. Скорость. Своими секретами правильного принятия решений делится Дмитрий Потапенко

Содержание
[-]

Искусство управления. Секреты правильного принятия решений.

Часть 2. Скорость

Настоящий управленческий талант проявляется везде — и в бизнесе, и в вождении автомобиля. Вовремя добавить газу и вовремя затормозить, найти баланс между скоростью и безопасностью, использовать новейшие технологические достижения, не теряя вкуса к ручному управлению, — эти качества одинаково важны и в менеджменте, и на дороге.

Slon попросил лучших российских управленцев поделиться секретами правильного принятия решений, и сделать это прямо из салона Jaguar XJ.

***

На вопросы корреспондента интернет-издания «Slon.ru» отвечает Дмитрий Потапенко, основатель и управляющей партнер Management Development Group, которая развивает как несколько собственных проектов розничной торговли, так и ресторанную сеть, несколько заведений которой работает в Европе.

Предпринимательская история Потапенко cледует истории торговли в России: он начинал с торговой точки в «Лужниках», возглавлял российскоий отдел продаж компании Gruendig, управлял крупными розничными сетями «Пятерочка» и «Карусель».

Интернет-издание «Slon.ru»: - Кто-то в детстве мечтает стать космонавтом, кто-то — пожарным, а вы о чем мечтали? Стать бизнесменом?

Дмитрий Потапенко: - Нет, у меня не было никаких мечт, а уж тем более стать предпринимателем. Я был ребенком весьма прагматичным и не морочил себе голову мечтами. Когда я был во втором классе, мы жили в двухкомнатной квартире; у меня была тетрадь за 48 копеек, и в ней я составлял график покраски кранов — в какой цвет красим, когда их обслуживаем и так далее. В третьем классе я уже фарцевал жвачкой рядом с отелем «Можайский». В пятом классе наша пятиметровая кухня была обклеена вкладышами от жвачки с Дональдами, тогда это была большая редкость. Представьте, что вот такими маленькими квадратиками у вас обклеены все стены. Поэтому, что такое бизнес, вероятнее всего, я знал уже тогда.

 - В интервью вас регулярно представляют как человека, построившего стремительную бизнес-карьеру. Вы согласны с таким определением?

 - Мягко говоря, к любым эпитетам в отношении себя я отношусь с большой долей иронии. Хоть горшком назовите, только в печь не ставьте. Стремительная, не стремительная — это какие-то дурацкие эпитеты. В бизнесе не существует прилагательных, в бизнесе есть глаголы и существительные, прилагательные — это из области филологии. Все зависит от того, что с чем сравнивать, зависит от точки отсчета.

 - Давайте сравним, например, то, за сколько можно было с нуля построить бизнес в начале 90-х и сейчас.

 - С нуля бизнес можно и сейчас построить, давайте посмотрим, например, на компанию «Юлмарт». Ребята построили колоссальный бизнес просто на раз-два. Да, тогда можно было быстро занять рынок, но можно было и лечь на два метра под землю, потому что когда бандиты еще были не столь экономически подкованы, они очень много стреляли. Сейчас они, собственно говоря, переквалифицировались, зачастую стали лучшими финансистами, чем банки, поэтому и ведут себя иначе. Не надо тешить себя иллюзией, что условия сильно меняются. Меняются условия, меняемся и мы.

 - И как поменялись люди, если сравнить тех, кто, как вы, начинал с торговли на рынке в «Лужниках», и нынешних стартаперов?

 - Сейчас среди стартаперов так называемых дебилов стало больше. Тогда люди слово «ответственность» понимали существенно жестче, их жизнь учила, а сейчас вся стартап-тусовка — это просто набор грантоежек, которые прыгают с шоу на шоу. Это ведь у нас так устроено: чиновник приходит куда-нибудь наверх и говорит: «Нам нужны предприниматели», осваивает бюджет и делает какую-то тусу. А ребятишки всего лишь изображают из себя молодых Стивов Джобсов, хотя они даже не то что там Стивы Джобсы, они, простите, для начала в «Макдоналдсе» должны были поработать в ночную смену уборщиком.

 - То есть молодой человек не должен торопиться открыть компанию, сначала нужно получить опыт?

 - Человек в возрасте 18 лет в соответствии с российским законодательством может сесть за убийство, может водить машину, может приобрести оружие. Когда он ходит, изображая из себя такого пингвина с раздвинутыми глазами, что вот я тут идею двигаю, а вы мне все обязаны, то шел бы он, как говорится, лесом. Ты уже можешь жениться, родить ребенка и даже развестись, поэтому будь любезен проявлять больше ответственности в делах. Проблема России в целом в том, что за сто лет здесь не появилось слово «ответственность». Были ошибки 1905–1917 годов, когда вырезали, по сути дела, поколение, элиту. Мы в общем-то все потомки Шариковых. Поэтому на сегодняшний день ответственности нет ни за что, нет ни собственности, ни ответственности за эту собственность, ну и далее по списку.

 - Давайте все-таки представим себе 18-летнего парня, у которого появилась какая-то идея приложения для смартфона. Он видел фильм «Социальная сеть», где люди за несколько лет заработали миллионы, если не миллиарды долларов. Он думает, что у него получится так же — быстро и много. Шансов нет?

 - За успехами больших компаний лежит очень большой труд, а главное — большой рынок. Чеки на сотни тысяч долларов, выписанные на коленке, — это сказки. Этому в 90% случаев предшествует очень тяжелая работа. И плюс ко всему мы не страна, у которой есть рынок. В России рынок копеечный на сегодняшний день. Нас сравнивать с Америкой все равно что сравнивать «запорожец» с «ягуаром». Мы ездим на «запорожце», и для того, чтобы из «запорожца» вырасти хотя бы в приличную иномарку, нужно много-много труда, а этого труда нет. Мы все время пытаемся шапками закидать, ну и закидываем в итоге. Экономика — вещь счетная; для того чтобы начать исправлять проблему, ее надо признать, прожить ее. Прожить вот именно физически, со всеми плюсами, что называется: проплакаться, утереть сопли, встать с колен, именно вставать с колен, проживя проблему, а не отрицая, что она есть. Мы же, как антидепрессантом, колем себя какими-то победами Владимира Мудрого, тем, что наши деды воевали. Наши деды воевали, а мы-то с тех пор что сделали? Как-то так.

 - Новый бизнес возникает там, где другие плохо работают. Но ведь людям приходят в голову новые классные идеи с коммерческим потенциалом?

 - Нет, нового, классного не бывает, все давно украдено до вас, поисковик — это всего лишь миллион китайцев, сидящих с миллионом справочников. Вы изменяете всего лишь технологию. К сожалению, галопирующие прорывы в технологиях случаются крайне редко, поэтому, скорее всего, вы всего лишь придумаете новый способ удовлетворения давно созданной потребности. Я не талантлив, я всего лишь тщательно и внимательно удовлетворяю старую потребность клиентов тем же старым способом, только, как говорит Жванецкий, делать это «тщательнее надо». Так называемый новый бизнес возникает там, где другие плохо работают. И с этим проблем нет, потому что мы очень много плохо работаем. Посмотрите, вот «Почта России» работает не просто плохо, она безобразно работает, поэтому у нас количество операторов, которые возникли на так называемой «последней миле», оно какое-то запредельное. У нас все бизнесы возникают именно благодаря плохой работе какого-то ведущего игрока. Я практически всем начинающим предпринимателям говорю прямо: «Просто своруйте книгу жалоб и предложений ваших потенциальных конкурентов, и у вас будет бизнес».

 - Вы согласны, что российский бизнес часто ориентирован на получение быстрой прибыли, а вовсе не на «проживание», не на поступательное развитие?

 - Это особенность не российского бизнеса, а Российской Федерации. Если банк выдает вам кредит максимум на 3–5 лет, то о чем можно говорить? Откуда взяться долгому зарабатыванию прибыли? Я работаю за рубежом, я там остаюсь таким же человеком, но веду бизнес намного спокойнее, чем здесь. Потому что я понимаю, что: а) финансовые условия другие; б) если здесь не будешь быстро жить, быстро меняться, тебя сожрут.

 - Потребность быстро жить вошла в нашу кровь? После нас — хоть потоп?

 - Я не могу сказать, что для меня завтра хоть потоп. Ни одно живое существо, в том числе россиянин, не заинтересовано в быстрой смерти. Все заинтересованы в долгой жизни, просто делают очень короткие проекты. Проект сработал, отработал — его модернизируют, топят, продают. Это не вопрос стремления людей к коротким срокам, это следствие навязанной внешними условиями логики. Здесь, понимаете, рок-н-ролл каждый устраивает себе сам, вопрос — зачем. Если ты не можешь радоваться каким-то банальным вещам: восходящему солнцу, траве, распускающимся листочкам, — то тебе нужны другие какие-то непонятные наркотики, в том числе и физические. Мы просто отдали управление собой, своей жизнью каким-то персонажам, и эти персонажи задали нам определенный стиль жизни. Посмотрите на изречения всяких восточных мудрецов: когда ты моешь чашку — думай о чашке. У нас этого думания о чашке нет, мы думаем о чем угодно другом.

 - Когда вы возвращаетесь в Москву из поездок, чувствуете знаменитый столичный бешеный ритм?

 - Смотря с чем сравнивать. В Шанхае, когда я приехал туда с перерывом в год, открылось 46 новых станций метро. В сравнении с ними, боюсь, Москва очень медленный город.

По сравнению со многими другими — быстрый, особенно по сравнению с остальной Россией. Я москвич в четвертом поколении, поэтому для меня ритм Москвы — это норма. Даже когда я приезжаю в Питер, который я очень люблю, для меня это город сна. Была такая старая фантастическая история, когда космонавты прибыли на планету, где жизнь была построена на кремниевой основе. Люди видели везде какие-то фигуры, не могли понять, почему на планете такое количество памятников. И только со временем они поняли, что это не памятники, а живые существа, только они очень медленно двигаются. Все остальные города нашей великой родины, они для меня как бы живут вот на такой кремниевой основе. Поэтому я везде прекрасно веду бизнес, просто иногда приходится, грубо говоря, оттормаживаться от своего привычного ритма в несколько раз. Для меня комфортные города по бегу — это Нью-Йорк, Москва, еще Бангкок, Сингапур. Все зависит от того, что у тебя залито в кровь. Скорость возникает тогда, когда у тебя отточены технологии, а когда скорость без технологии, ты в бордюре и ты труп. Сначала технологии — потом скорость.

 - А вы сами погонять любите?

 - Я не могу сказать, что я люблю погонять, хотя у меня были машины, которые позволяли это делать. На одной из первых машин, папиной «копейке», ВАЗ 27-013 в экспортном варианте, от Орликова переулка до улицы Кубинка, это рядом с Можайским шоссе, я долетал за 25 минут. Со мной бэхи катались и периодически оттормаживали, говорили: «Что у тебя за двигло под капотом?» Понятно, что человек должен наесться. Были спортивные машины, а потом пришло понимание, что технологии рулят и главная технология — между рулем и педалями. Будь разумен, задумывайся, что и зачем ты делаешь. Если ты машину вводишь в занос, значит, занос должен быть контролируемым.

 - Слова расчетливого человека, который уже во втором классе вел тетрадь с графиком покраски кранов.

 - У меня есть проблема: я люблю планировать, но я не зануден. Это проблема, потому что при планировании должна быть достаточная доля занудства. Я понимаю, как распланировать крупным блоком, я могу погрузиться в какой-то конкретный блок, но вот дотошно планировать все у меня не всегда хватает терпения, я не усидчив в этом смысле. А так, я никогда не подходил к решению какой-либо задачи без четкого жесткого планирования.

 - Ни разу не было ощущения, что сейчас нужно просто рискнуть, потому что потом будет поздно, другие перехватят?

 - Нет, у меня нет такого. Я долго работал в казино, даже был управляющим. Я знаю, что такое риск, это дело идиотов. То, что в нормальном бизнесе называется риском, это всегда достаточно просчитанная история, пусть не всегда вербализированная. Я сказал бы не «семь раз отмерь, а потом отрежь», а 28 раз отмерь и подумай еще, нужно ли резать.

 - Скорость не означает потерю контроля и управления. Разве успех в бизнесе не зависит от скорости принятия решений?

 - Скорость возникает только после просчитанности. Быстро — это то же самое, что медленно, только без перерывов. Поэтому сначала вы просчитываете варианты, а потом реализуете один из них со всеми плюсами и минусами. Скорость не означает потерю контроля и управления. Это основа основ. Нельзя противопоставлять свою скорость в отсутствие безопасности и внимания к мелочам. Как только вы это противопоставите, вы разобьетесь.

 - Но это мы с вами про честную скорость, про стрелку спидометра. А как быть с желанием смухлевать, срезать под «кирпич», объехать по обочине?

 - Нарушение правил — это такой же математический расчет. Вы просто включаете издержки на то, что вас остановят и оштрафуют. Если вы готовы нести этот риск — пожалуйста. В бизнесе есть компании, которые косячат, которые обгоняют по обочине, которые, например, используют в продукции другие ингредиенты и вводят в заблуждение потребителя. У нас по производству, например сливочных продуктов из молока, очень много подделок, которые только называются мороженым, сметаной и так далее. Но из чего это произрастает? Даже не столько из-за отсутствия контроля. Ключевой фактор в том, что у нас, граждан, просто нет денег на покупку качественного продукта. Настолько завышены все базовые издержки для предпринимателя, что он не может произвести дешево и качественно. Поэтому, да, обочечники есть и в бизнесе, но я не могу сказать, что это исключительно их вина... Это беда государства.

 - Дадите напоследок совет начинающим бизнесменам?

 - Поспешайте медленно: быстро — это то же самое, что и медленно, только без перерывов. Думайте о клиенте или умрите. Иначе в этом нет никакого смысла. Идея ничего не значит, значит потребность клиента. Живите с ней и удовлетворяйте ее, иначе вы не предприниматель. Другого варианта у вас нет, предпринимательство — это стиль жизни.

 


Об авторе
[-]

Источник: slon.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.10.2015. Просмотров: 357

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta