Экономика Украины: проверка реальностью

Содержание
[-]

Истекает время на проведение экономических реформ в стране

Правительство должно понять, что времени мало. Потому что экономическая система может потерять накат, который сейчас имеет. А в ситуации, когда все готовятся к рецессии и минимизируют риски, на максимальный эффект от любой реформы можно не надеяться.

Что происходит? Сегодня ответ на этот вопрос в отношении не только политической, но и экономической жизни Украины интересует многих. Потому что в последнее время случается крайне противоречивая информация об экономической ситуации в государстве. С одной стороны, во II квартале ВВП рос чуть ли не быстрее после кризиса 2014-2015-го, средняя зарплата увеличивается двузначными темпами несколько лет подряд, портфельные инвесторы верят в Украину и заводят сюда миллиарды долларов, а мировые рейтинговые агентства одно за другим повышают кредитный рейтинг страны. С другой - все чаще раздаются голоса о приближении глобального экономического кризиса, в то же время внутри страны имеем многомесячное падение промышленности, хроническое недовыполнение бюджета, инфляцию, которая упорно не хочет опускаться до установленных Нацбанком отметок, к тому же с начала октября стал резко расти курс доллара, хотя и с низкого уровня. Так где мы есть на самом деле?

Фундамент стабильности

После кризиса 2014-2015 годов то и дело можно было услышать о том, что в Украине достигнута макроэкономическая стабильность. Что имеется в виду? Стабильность на валютном рынке означает, что нет резких перепадов курса доллара, как это было в 2008-м или 2014-м. Стабильность в государственных финансах соответствует умеренному и контролируемому дефициту госбюджета и широким возможностям правительства занимать средства на его финансирование. Стабильность в финансовом секторе предполагает отсутствие паники среди вкладчиков банков, устойчивый приток депозитов и какое-никакое кредитование. Это макроэкономические признаки и факторы стабильности. Они формируют благоприятную основу для экономического роста. Остальное - дело экономических контрагентов, то есть предприятий и компаний. В таких благоприятных обстоятельствах они должны инвестировать, уменьшать расходы, увеличивать доходы, иначе говоря, повышать производительность труда - как основной, фундаментальный, долгосрочный фактор экономического роста.

Выполняли ли экономические контрагенты свою работу все это время? В общем да, но с разным успехом. Анализ официальной статистики по динамике реального ВВП и занятости наталкивает на такой вывод. Если Госстат правильно «сшивает» данные до и после потери Украины территорий, такая статистика позволяет проследить изменение производительности труда по отраслям. А это помогает очистить зерно фундаментальной прочности экономики Украины от плевел наслоений рыночной конъюнктуры.

По данным Госстата, если сравнивать II квартал 2019-го с аналогичным периодом предкризисного 2013 года, реальный ВВП Украины за это время снизился на 7,2%. В то же время добавленная стоимость выросла в девяти областях из семнадцати (более всего в информации и телекоммуникациях), а в остальных упала. Тогда как занятость снизилась во всех отраслях в целом на 15,1%. Отсюда следует, что в среднем по экономике реальная производительность труда, то есть объем физического продукта, производимого на одного занятого, выросла на 9,2% (см. «Платят как работаем?»). Это неплохой результат, свидетельствующий о том, что в целом последний кризис пошел экономике на пользу. И хотя он и был крайне глубоким, но заставила предприятия и отрасли учиться на собственных ошибках, становиться сильнее. Поэтому сегодня производительность украинской экономики лучше, чем шесть лет назад. И это хорошо.

Зарплаты против производительности

Другая сторона медали - средняя зарплата. Экономическая теория учит, что зарплата должна соответствовать производительности труда. В гривневом измерении она растет уже несколько лет подряд. Иногда создается впечатление, что этот рост неоправданно скор. Статистика свидетельствует, что впечатление не лишено оснований. Если положиться на данные Госстата, то в декабре 2018-го реальная зарплата была на 21% выше, чем шестью годами ранее (поквартальных данных нет, поэтому приходится смещать сравнения со II квартала до декабря). В общем это больше, чем темп прироста реальной производительности труда. Итак, экономика в целом испытывает определенное давление высоких зарплат. Это не очень хорошо, потому что если давление будет слишком большим, некоторые предприятия начнут сокращать деятельность, потому что перестанут получать прибыль. В итоге это может привести к экономическому спаду - классическому кризису, описанному еще Марксом.

Однако ситуация неоднородна. Потому что есть экспортеры, которые благодаря более чем трехкратному обесцениванию гривны легко тянут высокое вознаграждение работникам, даже если номинальная зарплата за шесть лет, до декабря 2018 года, выросла на 213%. У них все более или менее хорошо. А есть те, кто работает на внутреннем рынке, а потому динамика их доходов оказалась куда меньшей. Им высокие зарплаты приносят ощутимые хлопоты. Поэтому есть смысл проанализировать зарплаты в долларовом эквиваленте. Во II квартале 2019-го их уровень был на 4,6% ниже, чем за шесть лет до того (см.«Платят как работаем?»). Учитывая то, что за этот период производительность труда выросла на уже упомянутые 9,2%, украинская экономика сохраняет запас прочности в координатах внешнеэкономической конкурентоспособности. Его можно описать так: если зарплаты в Украине в долларовом эквиваленте увеличатся еще на 14,5%, то экономика вернется к соотношению между зарплатами и производительностью, которое было по состоянию на II квартал 2013 года.

Запас прочности - это хорошо. Но есть два замечания. Первое: средний курс доллара во II квартале этого года составил 26,56 грн. И если его заменить на 24 грн/$, скоторые тойко держались на валютном рынке еще две недели назад, то от запаса прочности останутся крохи (3,4%). И второе: II квартал 2013 года - это не очень приемлемая база сравнения, потому что тогда в экономике был четкий предкризисный период, в течение которого адекватные экономисты просто кричали о необходимости девальвации гривны на 15-25%. Стоит ли на нем строить сравнение? Возможно, нет. В таком случае в наличии запаса прочности придется усомниться. Отсюда вывод: несколько недель назад при курсе 24 грн/$ экономика Украины была очень близка к состоянию, в котором находилась в 2013 году. Если бы это продлилось несколько месяцев, начались бы разрушительные, кризисные процессы. Но пока отскочили ...

Отраслевые пасьянсы

Но это не все. Отраслевая структура роста реальной производительности труда также дает много информации для размышлений. Наибольший прирост производительности в финансовой сфере - аж 54%. Безусловно, это благодаря реформе банковского сектора, которая стала одной из самых успешных в стране после революции достоинства. Она стимулировала невиданную оптимизацию процессов в финучреждениях.

Да, побочным эффектом было увольнение около 100 тыс. работников (в основном в ликвидированных банках, но не только, потому что имеющиеся также сокращали неэффективные подразделения). Это привело к росту конкуренции за рабочие места и падению зарплаты в отрасли на 18% в долларовом эквиваленте за шесть лет. Но огромный положительный результат - рост производительности, который, возможно, сделал финансовый сектор одним из самых эффективных отраслей экономики Украины. Результаты этого сейчас видно невооруженным глазом: банки получают рекордные прибыли и имеют огромный запас прочности на случай, если что-то пойдет не так.

На третьем месте по росту производительности - строительная отрасль. Строительство жилья для переселенцев, масштабный ремонт автомобильных дорог, а в последние несколько кварталов стремительный рост количества сданных объектов коммерческой недвижимости привели к тому, что за шесть лет добавленная стоимость в отрасли увеличилась на 16%. Но суть в том, что создает ее на 20% меньше занятых, чем было раньше.

Это результат повышения эффективности, не в последнюю очередь благодаря внедрению цивилизованных правил работы (это также успешная реформа, хоть и не такая комплексная, как в финансовом секторе), а также появление ритмичных государственных заказов на строительные работы и прихода на рынок мощных иностранных игроков, которые стали эталоном высококачественной работы. Следствие - строительство стало одной из шести областей, в которой зарплаты выросли в долларовом эквиваленте. Результат достойный удивления, ведь обычно у нас на строительство шли те, кто не мог найти работу в других сферах. И оплата их труда была соответствующей.

Неожиданно слабый результат продемонстрировали сельское, лесное и рыбное хозяйство. За шесть лет, к концу II квартала 2019-го, добавленная стоимость здесь выросла всего на 0,9%. Хваленый локомотив экономики теряет давление пара в двигателях. Поэтому рост производительности в отрасли на 14% благодаря чисто уменьшению занятости, пожалуй, вследствие перехода все большего числа агропредприятий на новейшие технологии производства с минимумом обслуживающего персонала.

Следует заметить, что рост зарплат в агросекторе практически полностью съел прирост производительности труда. Это означает, что сельское хозяйство в числе первых кандидатов на возникновение проблем в случае негативного развития событий (дальнейшего укрепления гривни, снижение мировых цен на агропродукцию, неурожая, стремительного роста зарплат и т.д.). Хоть бы локомотив не превратился в стоп-кран экономики.

Также один из самых слабых результатов - в промышленности. За шесть лет производительность труда здесь выросла всего на 7,2%, а добавленная стоимость упала практически на одну пятую. Да, исключения есть: масложировая и деревообрабатывающая отрасли за это время увеличили доход более чем на 20%, а производство комплектующих к автомобилям - на одну треть (благодаря новопостроенным заводам, работающим на экспорт). Но в целом отрасль заметно тянет всю страну назад, потому что по результатам 2018 года имела более 21% в добавленной стоимости экономики Украины.

Война на Донбассе послала ее в нокдаун, от которого она пока в себя не пришла. А теперь еще и разгул тотального протекционизма в мире приводит к уменьшению промышленного производства в большинстве развитых экономик. В таких неблагоприятных обстоятельствах единственный способ выжить - вводить новейшие технологии, как можно более радикально обновляться.

Но с учетом того, что промышленные предприятия в основном сконцентрированы в руках олигархов, можно не ожидать чего-то хорошего. Нувориши не способны на регулярное повышение эффективности, у них другая ментальность. Поэтому, к сожалению, украинская промышленность не выдерживает того темпа роста зарплат, который задают успешные отрасли. Поэтому уже несколько лет из разных регионов поступают сведения о том, что работники увольняются с предприятий и едут на заработки, а замену им найти не могут из-за слишком низких зарплат.

Текущие тенденции

Следовательно, в зависимости от угла зрения украинская экономика или имеет еще небольшой запас прочности в форме благоприятного соотношения между зарплатами и производительностью труда, или полностью исчерпала его. Различные отрасли подошли к этому моменту по-разному: у каких-то запас прочности огромный, обусловленный настоящим скачком эффективности за последние шесть лет, а в других его практически нет. Как на это фундамент накладываются текущие экономические процессы и тенденции?

Если проанализировать структуру рекордного роста ВВП во II квартале этого года (см. «Отраслевые гонки»), можно сделать несколько интересных выводов. Высоким темпом (20%) росла строительная отрасль, в которой ключевым драйвером было возведение нежилых объектов (в основном коммерческой недвижимости) и инженерных сооружений (преимущественно автодорог и коммуникаций).

Вероятно, объемы строительства дорог будут лишь увеличиваться: механизмы финансирования отработаны, средства в бюджете заложены, к тому же в программе нового правительства есть намерение отремонтировать 24 тыс. км автодорог государственного значения в ближайшую пятилетку. А вот строительство коммерческой недвижимости сильно зависит от конъюнктуры и от того, будет ли развиваться экономика и будет ли расти покупательная способность населения. Поэтому сохранятся ли нынешние темпы развития в этом сегменте, вопрос пока открытый.

Вторым по темпу прироста был финансовый сектор. Предпосылки очевидны: большой фундаментальный запас прочности, описанный выше, устойчивое увеличение покупательной способности населения, которое определяет динамику базы для кредитования, немалые прибыли банков, позволяющие быстро расширять масштабы деятельности. Трудно сказать, будет ли этот рост продолжительным.

В последние годы ни население, ни бизнес не были достаточно кредитуемыми, появился некий финансовый вакуум, отложенный спрос. Поэтому теоретически кредитование, а с ним и весь финансовый сектор может развиваться еще много кварталов, даже в кризисных условиях. Особенно если процентные ставки в экономике будут снижаться. В то же время нынешние реалии функционирования банковской системы таковы, что в случае появления малейших признаков кризиса банки будут вынуждены автоматически увеличивать объемы резервов, что может ослаблять их аппетит к кредитованию. И дальнейший рост зарплат видится сомнительным ввиду исчерпания запаса прочности экономики. Поэтому пока трудно сказать, какой из факторов перевесит и насколько бурным и продолжительным будет развитие финансового сектора в дальнейшем.

В сельском хозяйстве также зафиксирован существенный прирост добавленной стоимости во II квартале. Но, по словам аграриев, это было обусловлено в основном тем, что жатва начались на две недели раньше, чем обычно. Впрочем, уже в III квартале они чувствовали себя не так уверенно. Дешевый доллар привел к недобору выручки, особенно среди малых и средних сельхозпроизводителей.

Некоторые предприятия первичной переработки агропродукции, работающие на экспорт, вообще были вынуждены остановиться, потому что при существующем валютном курсе вывозить продукцию стало невыгодно. К тому же засуха в южных областях дает основания надеяться на урожай максимум на уровне 2018 года или даже ниже. Поэтому очень вероятно, что к концу года темпы роста добавленной стоимости в сельском хозяйстве заметно снизятся.

Оптимизма добавляет то, что в широком перечне отраслей добавленная стоимость росла на 3-5%. Это здоровое развитие, в основе которого увеличение покупательной способности населения. Если динамика производительности труда в экономике сохранится, будут предпосылки для повышения зарплат, синхронный экономический рост будет продолжаться. Проблема только в том, что нормальные темпы роста производительности обычно значительно ниже динамики оплаты труда в Украине. При таких условиях рано или поздно экономика достигнет точки насыщения, после которой зарплатам некуда будет расти, поэтому исчезнет основа спроса, который подпитывает экономическое развитие широким фронтом отраслей. Когда это произойдет? Сказать точно трудно, но, видимо, этот момент не за горами.

Наконец, промышленность ожидаемо и объективно и дальше отстает. Вероятно, глобальные процессы будут лишь усиливать эту тенденцию. Возможно, правильно подобранная государственная политика как-то могла бы изменить ситуацию. Но только если она будет ориентирована не на олигархов, а на настоящих предпринимателей, готовых окунуться с головой в мир новых технологий и способов производства.

В эпоху 3D-печати и интернета вещей другой подход обречен на провал. А пока такой государственной политики нет, намеков на ее появление также. Поэтому как только в экономике могут возникнуть какие-то кризисные моменты, этот балласт неэффективности еще даст о себе знать и в определенный момент может перевесить развитие других отраслей и потянуть Украину в пропасть новой рецессии. Когда это будет? Поживем увидим.

Зерно и полова

В итоге нынешнее состояние экономики можно разложить на три группы факторов различной глубины.

Первая группа - фундаментальные факторы, способствующие росту эффективности отдельных отраслей и всей системы. Это вечный двигатель экономического прогресса, который толкает экономику вперед независимо от того, находится она в состоянии кризиса или расцвета.

Приведенный анализ свидетельствует о том, что некоторые реформы, проведенные после Революции достоинства, несомненно, стали своеобразной педалью акселератора, способствовавшей разгону этого двигателя. Даже если новая власть не активизирует реформы, упомянутая группа факторов еще некоторое время по инерции будет работать на рост экономики. А если реформы ускорятся, динамика производительности труда в определенных отраслях может быть еще стремительнее, создавая предпосылки для экономического скачка.

Вторая группа - факторы спроса. На сегодня в их основе лежит рост зарплат, который вплотную приблизился к верхней границе, определенной производительностью труда. Да, ситуация в различных отраслях разная, но в целом запас хода небольшой, если есть вообще. Вот почему сейчас ведутся активные дискуссии о стимулировании кредитования.

Которое теоретически может поддержать спрос дольше, чем только рост зарплат. Может и стимулировать инвестиционную деятельность, которая сейчас теряет темп (во II квартале валовое накопление основного капитала возросло лишь на 7,9% год к году, а в 2018-м динамика была значительно солиднее - 14,3%). Это поможет выиграть определенное время на подготовку нового этапа реформ, но не заменит потенциального эффекта от их проведения. Правительство должно понять, что времени мало. Потому что экономическая система может потерять накат, который сейчас имеет. А в ситуации, когда все готовятся к рецессии и минимизируют риски, на максимальный эффект от любой реформы можно не надеяться.

Третья группа - факторы рыночной конъюнктуры. Последние несколько месяцев они были очень благоприятными, что даже складывалось впечатление, что в экономике Украины все замечательно. Но не надо впадать в заблуждение. На это есть несколько причин.

Во-первых, приток денежного капитала в Украине, прежде всего в гособлигации, - это преимущественно финансовые инвестиции, которые никак не влияют на фундаментальную прочность экономики и имеют опосредованное влияние на внутренний спрос (в этом конкретном случае деньги от размещения облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ) частично компенсировали отсутствие запланированных кредитов МВФ и других внешних займов, а частично просто легли мертвым грузом на счета казначейства, переполненные ликвидностью на данный момент). На эти средства новые заводы не строят, зато на валютном рынке они сделали погоду.

Во-вторых, привлекательность ОВГЗ сегодня значительно ниже, чем была несколько месяцев назад. Укрепление гривны достигло своего предела, особенно если учитывать то, что большинство мировых валют в настоящее время обесценивались. По данным НБУ, в августе реальный эффективный обменный курс (РЭОК) превышал показатель декабря 2013 года (0,98 против 0,94). Это означает, что когда по внутренним критериям гривна еще имела определенный, достаточно виртуальный запас для ревальвации, то в координатах ситуации на внешних рынках этот запас уже четко исчерпан.

Принимая во внимание снижение доходности гособлигаций за последние полгода на 3-4 процентных пункта, иностранные инвесторы, которые покупали однолетние ОВГЗ в конце сентября, были вынуждены платить за одну гривну будущего денежного потока, который они получат от этих ценных бумаг, на 14,3% больше валюты, чем в начале апреля, сразу после первого тура выборов. Фактически ревальвация гривны и падение процентных ставок почти полностью съели годовую доходность гособлигаций. После этого их привлекательность для нерезидентов стала сомнительной. Поэтому трудно ожидать, что приток иностранного денежного капитала в гособлигации сохранится в дальнейшем.

Наконец, не стоит списывать политический фактор. На сегодня новая власть запомнилась многообещающий заявлениями по поводу реформ внутри страны, но крайне неоднозначными действиями во внешней политике. К тому же утечка информации о ходе переговоров с МВФ и отставка Александра Данилюка, который выступал за развитие всей страны, а не отдельных групп интересов, сеют сомнения, что амбициозные реформы, намерение провести которые декларирует правительство, таки состоятся и будут в интересах народа и страны. Поэтому всю ту эйфорию, которая царила в стране после смены власти и которую на определенном этапе начали разделять иностранные инвесторы, вскоре может как рукой снять. Тогда экономика Украины пройдет проверку реальностью, результат которой понравится не всем.

В любом случае война против России, которую вел Порошенко, давала больше определенности и прогнозируемости, чем мир, к которому стремится Зеленский. А для инвесторов неопределенность - красная лампа с надписью «Выход», висящая над дверью, через которую в страну поступают инвестиции. Как только она загорается, инвесторы понимают, что сеанс благоприятных условий закончился и пора выстраиваться на выход. И пока 73% граждан зачарованно смотрят сериал «Зе! Президент», инвесторы вместе со своими деньгами будут искать другие, более интересные ленты.

 


Об авторе
[-]

Автор: Любомир Шавалюк

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.11.2019. Просмотров: 60

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta