Домашнее насилие в России стало скрепой

Содержание
[-]

***

О спорах вокруг законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия»

Юрист и соавтор законопроекта о предотвращении домашнего насилия Алена Попова рассказала DW, как изменилась ситуация в России после декриминализации побоев и почему Госдума медлит с принятием закона.

В Госдуме 21 октября прошли парламентские слушания законопроекта о предотвращении домашнего насилия. Они были организованы Комитетом по контролю и регламенту и Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей. Это уже не первая попытка законодательно утвердить меры по профилактике семейно-бытового насилия. В 2016 году законопроект не прошел даже первого чтения. О том, почему он встречает такое сопротивление в Думе, DW поговорила с Аленой Поповой, юристом и основателем движения "Стоп насилие", которая была одним из соавторов законопроекта.

Deutsche Welle: Как вы оцениваете результаты сегодняшнего слушания?

Алена Попова: Как правильно сказала Екатерина Шульман из Совета по правам человека при президенте РФ (Владимир Путин приказом от 21 октября исключил Екатерину Шульман из состава Совета. - Ред), год назад было невозможно даже представить себе, что такие слушания будут активно проводиться. А вообще они показали две крайние позиции. Одна из них - наша, прогрессивная. Другая позиция - консервативная - заключается в том, что дескать в законодательстве всего достаточно и все новое только вредит.

- Расскажите подробнее об этой позиции, кто ее высказывал?

- Эта ультраконсервативная позиция заключается в том, что Уголовный кодекс РФ уже регулирует различные насильственные преступления, и поэтому "все у нас все хорошо, не выдумывайте цифры". Ее высказывали представители ультрахристианского движения "Сорок сороков" и другие патриотические организации. Но эта позиция никак не может быть рациональной, потому что на вопрос, читали ли те, кто ее придерживается, законопроект, они ответили - нет.

Не скажу, что слушания бесполезны. Наверное, это правильно - обсуждать. Хотя, конечно, я сегодня наблюдала просто какие-то крики и оскорбления. Когда я вышла выступать, я услышала все, что только можно в отношении своей внешности. У меня в ухе был наушник и мне стали кричать, что у меня там суфлер, что мне кто-то подсказывает текст. При этом это все очень громко, нарочито-специально, очень радикально.

- Вас это расстроило?

- Нет, потому что мы ожидали, что будет сопротивление. Мы понимаем, что насилие является действительно скрепой - оно одобряется, поощряется, за насилие силовикам, например, квартиры выдают.

Насилие называют "шлепками в семье". Сегодня выступала женщина-адвокат, которая говорит, что, когда рассказывают о криминализации насилия в семье, говорят ложь. Якобы насилие в семье не декриминализировано, а декриминализированы только шлепки и побои. По приказу Минздрава побои - это все, что не наносит вред здоровью - синяки, ссадины, кровоподтеки, или без следов (тут мы даже не знаем, есть ли повреждение внутренних органов и психики). Но расстраиваться невозможно. Потому что если будешь расстраиваться - дальше никуда не двинешься.

- Как изменилась ситуация с домашним насилием в российском обществе с 2017 года, когда декриминализировали побои? Количество побоев выросло или уменьшилось?

- Конечно, когда произошла декриминализация, показатели выросли. Раньше насильник понимал, что на него могут завести уголовное дело, пусть с трудом или с каким-то препятствиями. Сейчас насильник - это просто правонарушитель. За неправильную парковку машины он заплатит пять тысяч рублей. За побои он заплатит те же пять тысяч рублей. Многие жертвы нам рассказывают, что угрожают насильникам позвонить в полицию, а те им отвечают: "Звони, мне ничего не будет". Жертвы остались вообще незащищенными. Полиция выезжает только когда будет труп или нанесение тяжких телесных повреждений.

- Насколько сильны позиции депутатов, которые могли бы отменить декриминализацию побоев?

- Я думаю, что у всех сейчас позиции слабые: и у противников, и у сторонников. Поскольку самая сильная позиция - пусть будет, как есть. Нов декриминализации есть свой плюс, хоть и ужасный. Население начинает осознавать, что его никто не защищает, а в государственных органах есть люди, благодаря которым их защита тормозится.

- Как вам кажется, противостояние в Госдуме отражает позицию общественности или околоправительственных кругов?

- Думаю, что вполне. Борьба двух точек зрения отражает происходящее в обществе. Есть "прогрессивистская" точка зрения - что насилие недопустимо, что жертву надо защищать, а не насильника оправдывать, что профилактика насилия важна. А есть консервативная, которая считает, что надо сохранять семью, молчать, сор из избы не выносить, что женщина всегда сама виновата, а в семью нельзя вмешиваться.

У консерваторов больше ресурсов, этого нельзя отрицать. Среди тех, кто поддерживает консервативную позицию, много олигархов. Медиа гораздо чаще приглашают на их события, им оказывается финансовая поддержка. Плюс они постоянно обращаются к институтам церкви - РПЦ у нас уже практически заменяет государство. Я не скажу, что у прогрессивного класса или у консерваторов какое-то абсолютное большинство. Думаю, что мы примерно поровну.

- Давайте поговорим детальнее о законопроекте. Его текст пока официально нигде не опубликован, есть только пересказы в СМИ. Какие положения законопроекта вы считаете главными?

- Первое, это введение охранных ордеров, судебных и полицейских. Это важная профилактическая мера, которой раньше не было. Еще две важные новации - это определение домашнего насилия, которого тоже сейчас нет. Поэтому, когда речь заходит о домашнем насилии, всегда возникает вопрос, а что это, как его классифицировать. В законопроекте домашнее насилие определяется как экономическое, физическое, сексуальное и психологическое насилие. Это формулировка Всемирной организация здравоохранения (ВОЗ), не с потолка.

И третье - обвинения по домашнему насилию должны перейти от сферы частно-публичных к публичным обвинениям. Это значит, что вся мощь государства - не на стороне насильника, как это у нас сейчас принято, а на стороне жертвы. Например, сейчас по повторным побоям жертва должна прийти в суд и доказать, что она жертва, собрать доказательства, найти адвоката. А насильнику адвокат предоставляется за наши налоги.

- Защитный ордер предполагает, что насильнику будет запрещено приближаться к жертве ближе чем на определенное расстояние. Это вообще реально?

- Я думаю, что это не только реально, а просто необходимо. Введены охранные ордера (защитные предписания) в 127 странах мира, они действуют даже в Беларуси. Хотя там тоже нет закона, но есть ордера. Абсолютно понятно, что без охранных ордеров и запрета на приближение невозможно жертву никак защитить от преследования. Иначе насильник чувствует, что может безнаказанно приближаться к жертве. Есть инструменты, которые позволяют контролировать, начиная от браслетов, заканчивая просто звонками жертвы сотруднику полиции и сообщение, что она находится в опасности.

- Как вы оцениваете шансы законопроекта. Будет ли он рассмотрен и принят в Госдуме?

- Шансы очень высокие, практически стопроцентные. Вопрос только в том, в какой редакции он будет принят. Если оттуда уберут все, и оставят только физическое насилие, и охранные ордера впишут в Кодекс об административных правонарушениях - такой закон неприемлем. Мы, скорее, будем считать его вредным, чем полезным. А если будет принят в той редакции, в которой мы его подготовили, со всеми системными действиями, тогда он будет очень полезен.

Автор: Яна Беляева   

https://p.dw.com/p/3RfTo

***

Комментарий: Законопроект о семейно-бытовом насилии – подкоп под семью

Законопроект о семейно-бытовом насилии неприемлем не столько в частностях, сколько в целом, концептуально. Принимать его нельзя, корректировать бессмысленно.

Совет Федерации обязался до 1 декабря провести работу по анализу состояния законодательства и правоприменительной практики, касающейся семейно-бытового насилия, и подготовить к внесению в Государственную думу законопроект по этой тематике.

Обсуждаемая тема является вопросом не только общественной, но и государственной безопасности, которая, в свою очередь, входит в структуру национальной безопасности, касаясь ее социальной, экономической, духовной, информационной и других сторон. Почему необходим именно широкий контекст? Много предупреждалось об угрозе либерального реванша, но когда с началом пенсионной реформы этот реванш наступил, мы почему-то не связали и не связываем с ним те многочисленные перемены, которые навязываются во всех сферах жизни и попирают законные права и интересы государства, общества и граждан. Необходим системный подход. И не может быть ни так, что если либеральный реванш продолжится, то этот документ не состоится: состоится обязательно в «пакете» других мер. Ни так, что если реванш провалится, то его — примут: в этом случае не примут. То есть вопрос о судьбе этого законопроекта — комплексный, а сам он часть общей стратегии подрыва российских национальных интересов.

В чем неприемлемость представленной в законопроекте концепции семейно-бытового насилия?

Первое и главное: в том, что она не просто дублирует действующее законодательство, а пересматривает его в сторону облегчения ответственности за преступления подобного рода с помощью «приватизации» государственных функций в пользу НКО, которым и отводится роль его фактического исполнителя. В 182-м ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» ключевым субъектом предотвращения преступлений и правонарушений, по сути, рассматривается участковый уполномоченный полиции, то есть официальное должностное лицо, представитель государства. В предлагаемом законопроекте таким субъектом де-факто провозглашается некая «общественность» в лице НКО, которые в большинстве случаев проводят в жизнь не общественные, а корпоративные интересы.

Второе: в концепцию законопроекта заложен деструктивный смысл. Во-первых, он создает в правоприменительной практике те самые «двойные стандарты», которые, с одной стороны, дискредитируют власть в глазах граждан. С другой, резко усиливают коррупционную емкость правоохранительной системы, в которой работают живые люди, получающие возможность выбирать, что более выгодно конкретному исполнителю или его руководству. Сочетание же того и другого ведет к хаосу. Во-вторых, рассматриваемый документ, создавая двойное толкование буквы закона, усиливает этот негативный эффект противоречием, в которое он вступает с его духом. Ведь основу российского законодательства составляет советская система норм с изменениями, касающимися функционирования рыночных институтов. И для этой системы подобный документ — инородное тело, которое взрывает ее изнутри тем, что утверждает совершенно иные принципы взаимоотношений между людьми, правил и норм общежития. Если говорить о проектной теории, которая рассматривает процесс развития с позиций конкуренции различных ценностных моделей, то в ней имеется следующее положение. При внедрении инородной нормы проект либо адаптирует ее, меняясь изнутри, либо отторгает и разрушается. Создается впечатление, что авторы законопроекта не просто хорошо об этом осведомлены, но и целенаправленно подрывают российский цивилизационный проект настырным включением в него норм, в корне противоречащих российской проектной идее.

Третье: законопроект практически отменяет принцип презумпции невиновности, подменяя его доносом, объект которого беззащитен перед доносчиком и может уповать только на прочность правовой системы и здравомыслие государства. В данном случае удар наносится именно по здравомыслию. Как говорил классик, по форме верно, по существу — издевательство. Документ рассчитан не на полноценное и объективное расследование каждого конкретного эпизода, а на создание информационной волны, которая, во-первых, управляется корпоративными интересами, а во-вторых, включает логику толпы, по которой зомбируется интернет-пространство. Далеко не все общественные институты, включая суды, в состоянии выдержать такое давление, что повышает уровень субъективизма принимаемых решений.

Четвертое. Спекулируя на внедренных в общественное сознание мифологемах, предоставляя расширенные права и полномочия НКО, среди которых немало иностранной агентуры, авторы законопроекта ставят знак равенства между ними и гражданским обществом. И способствуют тому, чтобы подобные НКО подменяли собой общественную самоорганизацию. Более того, они, по сути, прямо запрещают такую самоорганизацию, ибо при столкновении ее интересов с интересами НКО законной будет рассматриваться деятельность только последних.

Поскольку данный законопроект — далеко не первый пример наступления на традиционную семью, то закономерен вопрос: кому это выгодно? Кто заказчик? Ибо понятно, что лоббисты ювенального законодательства, которые агрессивно вмешиваются в семью, пытаясь контролировать внутрисемейные отношения, не могли бы действовать так напористо без серьезной поддержки. Что это за поддержка? Как она осуществляется и каким образом? Проблема начинается с действующей редакции Конституции РФ. В ней имеется статья 15 пункт 4 следующего содержания: «Общепризнанные принципы и нормы и принципы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

О каких именно международных договорах, они же обязательства, идет речь в данном случае? В 2000 году в Нью-Йорке состоялся первый Всемирный саммит по Целям развития. Была принята развернутая программа, получившая название «Повестки на XXI век», одобренная всеми делегациями, включая российскую. Поскольку документ длинный, его для практического использования упростили до восьми тезисов, назвав это упрощение «Целями развития тысячелетия» и включив их в принятую этим же саммитом Декларацию тысячелетия. Как минимум четыре из целей — с третьей по шестую, прикрываясь заботой о материнстве и детстве, на самом деле внедряют в глобальные правила как раз антисемейную повестку. Провозглашается позитивная цель — и содержание мер по ее реализации переворачивается с ног на голову так, чтобы получить нужный результат:

  • третья цель: «равноправие полов» и «расширение прав женщин» отдается на откуп агрессивному феминизму;
  • четвертая цель: «сокращение детской смертности» обеспечивается вмешательством в семью, жесткой регламентацией и ограничением прав родителей;
  • пятая цель: в «охрану материнского здоровья» упаковываются программы «планирования семьи»;
  • шестая цель: «борьба со СПИДом» дает заказчикам возможность двигаться сразу по всем перечисленным направлениям.

И каждый недовольный обзывается «ретроградом», «динозавром», «ископаемым» и т. д. И внушается, что место ему в Средневековье, но никак не в «просвещенном» XXI веке. Всемирные саммиты по Целям развития сделались регулярными и проводятся каждые пять лет. На четвертом из них в 2015 году, когда действие «Целей развития тысячелетия» закончилось, их переоформили в «Цели устойчивого развития». Их уже не восемь, а семнадцать, и там все говорится еще более открытым текстом. Ни материнства, ни детства, а «чисто конкретно»: пятая цель — «гендерное равенство». «Родитель №1» и «родитель №2», никаких «мам» и «пап». Идеологически все это восходит к концепции «Золотого века». Утверждается, что история имеет начало, и у нее будет конец, когда воцарится общество кастового типа, где навечно упраздняются социальные и иные лифты и устанавливается неизменный вертикально интегрированный порядок с запретом на развитие. Высшая каста и низшая. Численность низших регулируется в зависимости от нужд высших, и они заняты сугубо их обслуживанием. Именно такую модель мира рисовал фантаст и шеф британской разведки Герберт Уэллс в «Машине времени»; именно такую модель будущего вывел в своем романе «Час быка» Иван Ефремов. Но лучше всех, гениально по краткости, ее изложил Алексей Толстой в «Гиперболоиде инженера Гарина»:

«Я овладеваю всей полнотой власти на земле. Ни одна труба не задымит без моего приказа, ни один корабль не выйдет из гавани, ни один молоток не стукнет. Все подчинено, — вплоть до права дышать, — центру. В центре — я. Мне принадлежит все. Я отчеканиваю свой профиль на кружочках: с бородкой, в веночке, а на обратной стороне профиль мадам Ламоль. Затем я отбираю «первую тысячу», — скажем, это будет что-нибудь около двух-трех миллионов пар. Это патриции. Они предаются высшим наслаждениям и творчеству. Для них мы установим, по примеру древней Спарты, особый режим, чтобы они не вырождались в алкоголиков и импотентов. Затем мы установим, сколько нужно рабочих рук для полного обслуживания культуры. Здесь также сделаем отбор. Этих назовем для вежливости — трудовиками… Они не взбунтуются, нет… Возможность революций будет истреблена в корне. Каждому трудовику после классификации и перед выдачей трудовой книжки будет сделана маленькая операция. Совершенно незаметно под нечаянным наркозом… Небольшой прокол сквозь черепную кость. Ну, просто закружилась голова, — очнулся, и он уже раб. И, наконец, отдельную группу мы изолируем где-нибудь на прекрасном острове исключительно для размножения. Все остальное придется убрать за ненадобностью. Вот вам структура будущего человечества по Петру Гарину. Эти трудовики работают и служат безропотно за пищу, как лошади. Они уже не люди, у них нет иной тревоги, кроме голода. Они будут счастливы, переваривая пищу. А избранные патриции — это уже полубожества. Хотя я презираю, вообще-то говоря, людей, но приятнее находиться в хорошем обществе. Уверяю вас, … это и будет самый настоящий золотой век, о котором мечтали поэты. Впечатление ужасов очистки Земли от лишнего населения сгладится очень скоро. Зато какие перспективы для гения! Земля превращается в райский сад. Рождение регулируется. Производится отбор лучших. Борьбы за существование нет: она — в туманах варварского прошлого. Вырабатывается красивая и утонченная раса — новые органы мышления и чувств. Покуда коммунизм будет волочь на себе все человечество на вершины культуры, я это сделаю в десять лет… К черту! — скорее, чем в десять лет… Для немногих… Но дело не в числе…»

Как видим, ключевое положение — принудительное сокращение численности населения. Потом все это воплотилось в конкретные документы, начиная с первого доклада Римскому клубу «Пределы роста» (1972 г.). Четко и ясно: «Чрезмерный рост населения — явление недавнего времени, результат снижения смертности. Есть только два способа исправить возникший дисбаланс — либо снизить темпы прироста численности населения и привести их в соответствие с низким уровнем смертности, либо позволить уровню смертности снова возрасти». Доклад был издан в пяти миллионах экземплярах и распространен в 20-ти странах мира, включая Советский Союз, потому, что в нем была изложена «дорожная карта» глобальных перемен. Это программный документ с концепцией будущего, которая уже почти полстолетия конкретизируется десятками других документов, большая часть из которых разработана под эгидой ООН в сотрудничестве с Социнтерном. Это конкретный план замены традиционной семьи нетрадиционной путем пропаганды любых возможных пороков — от содомии до педофилии — с целью депопуляции. Поэтому правильный ответ на вопрос, когда прекратится поставленное на поток производство подобных законопроектов, состоит из двух пунктов:

  • тогда, когда будет восстановлен приоритет национальных законов над так называемым «международным правом»;
  • и когда Россия перестанет брать на себя обязательства по решениям, которые приняты на глобальном уровне.

Пока ни в том, ни в другом вопросе подвижек не наблюдается, о чем говорит недавняя ратификация Парижского соглашения по климату. Тем не менее нужно выразить искреннюю благодарность организаторам наших слушаний: под лежачий камень вода не течет. Вывод мой простой: обсуждаемый законопроект неприемлем не столько в частностях, сколько в целом, концептуально. Принимать его нельзя, корректировать, ввиду изложенного, а также потому, что все это уже имеется в действующем законодательстве, бессмысленно. Поэтому единственно возможным решением с точки зрения национальных интересов России является его отклонение Государственной думой. Наша задача — именно это и рекомендовать.

Автор: Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/2764214.html

***

Комментарий: Закон Российской Федерации о «семейно-бытовом насилии» — казнь материнства, отцовства и детства

Деятельность авторов закона и подписавшихся в его поддержку ЛГБТ-активистов (поддерживаемых иностранными государствами) следует изучить на предмет госизмены и попытки устроить геноцид по отношению к народам России.

В проекте Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия», который доступен в информационной системе «Гарант» говорится: «Отношения в сфере профилактики семейно-бытового насилия регулируются Конституцией Российской Федерации, общепризнанными нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, а также настоящим Федеральным законом…». В другом доступном в сети проекте сказано: «Если международным договором, ратифицированным Российской Федерацией, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Законе, то применяются правила международного договора». Это очередная попытка использовать статью 15 часть 4 Конституции РФ, для превалирования «западных ценностей» над суверенитетом России.

Рабочие документы нам недоступны, но можно предположить, что эта работа подвёрстывается под реализацию подписанной многими европейскими странами Стамбульской «Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием». Эта конвенция является логическим продолжением Каирской программы действий от 1994 года по снижению рождаемости, так как помимо основной цели, реализация этих мер преследует дополнительные цели, связанные с вмешательством в воспитание детей, делая его преступлением.

***

Мы сосредоточимся в основном на детском направлении российского закона, являющемся, на наш взгляд, основным, ради которого закон поддерживают ЛГБТ-активисты. Ведь Стамбульская Конвенция так и говорит: «Стороны обеспечивают, чтобы культура, обычаи, религия, традиции и так называемые «соображения чести» не рассматривались в качестве оправдания каких-либо актов насилия, подпадающих под сферу действия настоящей Конвенции». Под актами насилия понимаются как действия, так и бездействие, которые расширяются до экономических и психологических. Под акт насилия в такой формулировке попадает отказ дать ребёнку деньги на посещение гей-клуба, или на смену пола, или просто неодобрение таких запросов ребёнка.

Каирская программа действий была утверждена на международной конференции в 1994 году, на которой обсуждались человеческое воспроизводство, структура семьи и сексуальность. Главной задачей было снижение рождаемости, которое преподносилось в альтруистичной обёртке гендерного равенства, заботы о репродуктивном здоровье женщины и соблюдения её репродуктивных прав (т. е. аборты и стерилизация). В качестве конкретных мер депопуляции перечислялись секспросвет, контрацепция и антифертильная пропаганда. В списке организаций, принимающих участие в разработке и финансировании программ снижения рождаемости в мире, фигурируют организации в составе ООН: Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Международная федерация планирования семьи (МФПС), Совет по народонаселению, Фонд Рокфеллера и др.

Реализации этих социальных изменений, противоречащих стратегическим целям развития России, естественным образом препятствуют традиционные ценности народов РФ и институт семьи как таковой, а также религиозные убеждения сокращаемых народов. В связи с этим против указанных институтов производятся дискредитирующие и разрушающие действия, которые финансируются международными транснациональными элитами, поддерживающими сокращение населения планеты. Как правило, люди и организации занимающиеся этой политикой выполняют сразу несколько параллельных задач в рамках описанных ниже планов депопуляции, которые обоснованно можно называть геноцидом.

10 сентября 2019 года на сайте «Project Syndicate» опубликован манифест «Мир и ООН должны сократить рост населения». Подобные заявления имеют давнюю историю и практику реализации. Упущение из виду щедро финансируемых глобальными элитами процессов сокращения рождаемости приводит к недооценке и ошибочной характеристике активности Российских леволиберальных деятелей, которые, по сути, являются компрадорами и коллаборантами, выполняющими установки внешней политики США и глобальных элит, что прямо противоречит стратегическим и демографическим интересам России, сформулированным В.В. Путиным в майских указах (повышение рождаемости).

Небольшая предыстория: в 1954 г. в США был опубликован памфлет «Бомба населения», где раздувалась угроза высоких темпов роста населения и заявлялось о настоятельной необходимости контроля над рождаемостью. В 1959 г. Госдеп США издал доклад о тенденциях мирового населения, в котором прозвучал вывод о том, что его стремительный рост угрожает международной стабильности. В 1969 году в своём обращении к Конгрессу президент США Никсон назвал рост населения «одной из самых серьёзных проблем для судьбы человечества» и призвал к неотложным действиям. Демограф Кингсли Дэвис, одна из центральных фигур в разработке политики ограничения рождаемости, наряду с популяризацией контрацептивов, абортов и стерилизации, предлагал «изменение сексуальных нравов» и поощрение «неестественных форм полового акта». Супруга Дэвиса, социолог Джудит Блейк, предлагала отменить налоговые и жилищные льготы, поощряющие деторождение, и устранить правовые и социальные санкции против гомосексуализма. Престон Клауд, представляющий Национальную академию наук США, рекомендовал правительству легализовать аборты и гомосексуальные союзы. В том же 1969 году вице-президент Международной Федерации планирования семьи (МФПС) Фредерик Яффе издал меморандум, в котором «поощрение роста гомосексуализма» числилось как один из методов сокращения рождаемости. В 1970 году автор теории демографического перехода Фрэнк Ноутстейн, выступая в Национальном военном колледже перед высшим офицерским составом отметил, что «гомосексуализм защищают на том основании, что он помогает сократить рост населения».

Подготовленный в 1974 году Советом по национальной безопасности США доклад «NSSM-200» сообщает о неотложной необходимости снижения рождаемости в мировом масштабе. Ставший руководством американской внешней политики этот доклад, помимо всего прочего, предлагает «сконцентрироваться на образовании и индоктринации подрастающего поколения детей относительно желательности меньшего размера семьи».

***

«Римский клуб» — международная организация, объединяющая представителей мировой политической, финансовой, культурной и научной элиты, которые, по их словам, занимаются «актуальными глобальным проблемами». В 1972 г. Римскому клубу был представлен доклад «Пределы роста», в котором приводились 12 возможных сценариев развития человечества. Все благоприятные сценарии требовали политических и социальных изменений, в том числе жёсткий контроль рождаемости на уровне естественной убыли.

В своём последнем докладе, адресуя необходимость принятия мер по сокращению населения, «Римский клуб» хвалит страны, принявшие политику «планирования семьи» и Каирские соглашения, порицает католичество за отвержение противозачаточных средств, и говорит о необходимости создания социальных условий, которые лишат людей стимула окружать себя большими семьями. В докладе прямо указано: «На имеющей пределы планете прирост населения должен быть урезан до того, как это вынудит природа».

Политтехнолог Станислав Белковский описал необходимые для России изменения в трёх пунктах: 1) запрет Русской Православной Церкви (РПЦ), 2) легализация однополых браков, 3) легализация лёгких наркотиков. После таких откровений становится понятным происхождение процессов, направленных на разрушение традиционных и семейных ценностей, способствующих деторождению.

Предлагаемый закон, аналогично «Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием», содержит размытые формулировки, которые используются для вмешательства в семейный воспитательный процесс, определяя такое воспитание как психологическое, экономическое и физическое насилие, давая зелёный свет ювенальным технологиям. «Международные стандарты», якобы призванные защищать ребенка, на самом деле нередко направленные на разрушение семьи и другие крайне неблаговидные цели. Многие из них были разработаны консультантом ЮНИСЕФ Питером Ньюэллом, осуждённым в 2018 году на 6 лет лишения свободы за педофилию.

Благодаря принятию подобных законов, разрушается традиционный способ передачи жизненного опыта от родителей к детям, открываются возможности влияния на поведение ребёнка с помощью внешних, по отношению к семье, средств — кинематографа, школьных программ, деятельности НКО. Отказ родителей в финансировании посещения какого-либо мероприятия (нежелательного с точки зрения родителя), покупки нового телефона, классифицируется как экономическое насилие; отказ от пожеланий ребёнка сменить пол и принимать гормоны — как психологическое насилие; противодействие абортированию здорового ребёнка — психологическое насилие и нарушение репродуктивных прав (право на аборт). Отказ родителей водить ребёнка на уроки «секспросвета» — нарушение прав, свобод и законных интересов ребёнка. Уже сейчас мы наблюдаем это в западном обществе как юридическую практику, которая лишает родителей возможностей влиять на решение ребёнка, а порой и самого ребёнка, передавая его на воспитание более толерантным родителям.

***

К сожалению, в нашей стране в последние годы сформировались отчетливые предпосылки для внедрения подобных тенденций в систему ценностей, образование (под видом секспроствета и уроков психологии), и теперь — в законодательство, при этом в таком лоббировании участвуют иностранные агенты и ЛГБТ-активисты.

Подобное вмешательство в семейные уклады, как и навязывание западных представлений по воспитанию детей, способны накалить обстановку во многих республиках Российской Федерации, разрушить доверительное отношение к федеральным властям и территориальную целостность страны (мало кто задумывается, что закон о «семейном насилии» может иметь геополитические последствия). Кроме того, этот закон приведет к коррупции и работе неконтролируемых государством НКО с семьями и детьми.

Упоминаемые в проекте закона «общепринятые нормы международного права» включают конвенцию о правах ребёнка, сформулированную ООН.

Так, статья 13 Конвенции гласит:

«1. Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение; это право включает свободу искать, получать и передавать информацию и идеи любого рода, независимо от границ, в устной, письменной или печатной форме, в форме произведений искусства или с помощью других средств по выбору ребенка…».

Интересна и статья 15:

«1. Государства-участники признают право ребенка на свободу ассоциации и свободу мирных собраний.

  1. В отношении осуществления данного права не могут применяться какие-либо ограничения, кроме тех, которые применяются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественной безопасности, общественного порядка (ordre public), охраны здоровья или нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц».

Западный мир научился жонглировать понятиями, и сейчас под нравственностью понимается толерантность к извращениям и любым отклонениям от нормы. Под «охраной здоровья» понимаются уроки сексуального «просвещения», пропаганда контрацепции и доступность абортов. Свобода ассоциаций, особенно для защиты прав и свобод других лиц, превращается в гей-парады и «защиту» свободы пропаганды извращений.

Очевидно, что эти «общепринятые нормы международного права», дающие возможность произвольного толкования понятия нормы, не соответствуют российским представлениям о ней, основанным на накопленном духовном и нравственном опыте наших народов. Именно ООН, основываясь на этих конвенциях, наподобие Троянскому коню внедряет растлевающие (с 5 лет) уроки сексуального просвещения, разрушая национальную идентичность и традиции. Родителям запрещается вмешиваться в такое растление, воспитание объявляется насилием, инициатива перекладывается на неподготовленные плечи ребёнка, которому даётся юридическая возможность наказать своих родителей за воспитательный процесс.

Такая манипулятивная тактика уже была применена в девяностые теми, кто сейчас выступает за этот закон, создавая и подписывая обращения о его принятии. Имеются в виду ЛГБТ-активисты, которые написали открытое письмо в поддержку обсуждаемого закона, поддержанное десятками организаций в основном феминисткого и леволиберального толка, и другими ЛГБТ-организациями и иностранными агентами. Примечательно, что больше всех за запрет наказаний детей ратуют извращенцы, опирающиеся на радикальные, опасные для общества идеологии, которые не основываются на фактах или здравом смысле. В этой связи интересно то, что Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, опубликовал обращение ЛГБТ-активистов, но аналогичное обращение родительских и других (более 180 организаций), против закона — не опубликовал. Это точно Совет при Президенте Российской Федерации?

Руководитель гомосексуальной организации GLSEN, выступая на конференции лидеров «ЛГБТ-движения» в 1995 году, рассказал каким образом были внедрены гомосексуальные программы в учебный план государственных образовательных учреждений: «Использование эффективной формулировки является ключом к победе. Она должна быть связана с общими для всех человеческими ценностями. Назвав наш доклад «Обеспечение безопасности в школах для геев и лесбиянок», мы автоматически отбросили наших противников на оборонительные позиции и украли их лучшую линию атаки. Мы сфокусировались на том, как гомофобия представляет угрозу для безопасности учащихся и создаёт климат, где распространены насилие, проблемы со здоровьем и самоубийство. Никто не мог высказаться против нашей формулировки и сказать «Я думаю, что учащимся не нужна безопасность, пусть они кончают жизнь самоубийством», и это позволило нам установить свои условия».

С помощью таких семантических манипуляций гомо-активистам удалось ввести в школы занятия с гомосексуальной тематикой, разместить в библиотеках свои книги, открыть школьные гей-клубы и т.д. Под предлогом предотвращения насилия и самоубийств они пропагандируют гомосексуализм и нормализуют его в наивных детских умах без ведома и согласия родителей. Их основной посыл детям: «Не пытайтесь подавить свои гомосексуальные наклонности, вы такими родились. Выходите и гордитесь тем, что вы гомосексуалисты». Они также поощряют детей «исследовать свою гендерную идентичность» и экспериментировать с однополыми отношениями.

На самом деле вовлечение подростков в гомосексуальный образ жизни многократно повышает риск покончить жизнь самоубийством, приводит к заражению ВИЧ, ЗППП, разрыву отношений с родителями и друзьями, делает из детей дешёвую оппозицию традиционному обществу.

И эти ЛГБТ-активисты, сейчас лоббируют принятие закона, открывающего возможности по пропаганде «западных ценностей» нашим детям!

При этом, сами ЛГБТ-активисты не скрывают, что их задача — разрушение института семьи. Видная активистка «ЛГБТ-движения» Мария Гессен, бывший директор русской службы «Радио Свобода», в программе австралийской корпорации ABC Radio National сказала: «Борьба за однополые браки обычно содержит ложь о том, что мы собираемся делать с институтом брака, когда добьёмся своего. Мы лжём, что институт брака останется неизменным — он изменится, он должен измениться. Совершенно понятно, что он должен перестать существовать…».

***

Гессен не одинока в озвучивании таких планов. На следующий день после решения Верховного Суда США о легализации однополых браков, преподаватель политологии Тамара Мец заявила, что следующим этапом борьбы является работа по устранению института брака: «Что дальше? — Упразднить брак, устранить вовлечённость государства, отменить юридическую категорию. Даже пока мы празднуем победу, мы должны начать настаивать на отмене брака. От этого зависят свобода, равенство и здоровье нашего либерально-демократического строя».

По мнению лектора социологии из университета Виктории Миган Тайлер: «Отказ от брака в целом обеспечит более быстрый путь к прогрессу, поскольку только конец брака может привести к рассвету равенства для всех».

Стоит отметить, что практика применения аналогичного закона о семейно-бытовом насилии в Европе проходит на фоне демографических проблем, в том числе проблем ЛГБТ-сообщества. Растёт смертность лесбиянок, заболеваемость ИППП, употребление наркотиков; не уменьшается число суицидов [5,6,7,8]. Растёт число людей, вовлеченных в опасный гомосексуальный образ жизни, препятствующий деторождению, и уже сейчас абсолютно-гетеросексуальная молодёжь является сексуальным меньшинством в Европе.

В Шведском отчете по реализации Стамбульских соглашений, вступивших в силу с 2014 года, после перечисления потраченных на это средств откровенно признаётся: «Ввиду ограниченности имеющихся данных, сбора данных и систем последующего наблюдения, общее воздействие правительственных инициатив на женщин и детей, подвергающихся риску насилия, трудно оценить». При этом они лукавят. Оценить не трудно, так как в самом отчете указана эта статистика, и она говорит, что все финансовые вливания и мероприятия практически не влияют на преступления. Вот данные по зарегистрированным преступлениям против женщин в близких партнёрствах Швеции: 2013 г. — 12 660 преступлений, 2014 г. — 13 630, 2015 г. — 13 873, 2016 г. — 10 417, 2017 г. — 10 115, 2018 г. — 13 358.

Несмотря на бесполезность этих мер по предотвращению преступлений, отчёт описывает воздействия, против которых и выступают российские патриотические и семейные организации: «Школа должна противодействовать традиционным гендерным моделям»; «Половое воспитание включено в несколько курсовых и предметных программ для обязательных и старших классов средней школы, а также для обучения взрослых»; «В соответствии с национальными учебными планами для обязательных и старших классов средней школы, учитель также несет особую ответственность за обеспечение того, чтобы ученики получали знания о сексе и интимных отношениях».

Всё это проводится в рамках описанной на сайте ВОЗ (Всемирной Организации Здравоохранения) политики в отношении мужественности, которую Американская психологическая ассоциация считает психическим отклонением, утверждая: «С мужчинами что-то не так. Они совершают 90% убийств в США и представляют 77% жертв убийств… Более чем 40-летний опыт исследований, показывает, что традиционная мужественность, характеризуемая стоицизмом, соперничеством, доминированием и агрессией, психологически вредна. Мужчины, воспитанные таким образом, менее склонны к здоровому поведению».

Статья 357 УК РФ. Геноцид гласит:

«Действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы, — наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью».

Деятельность авторов закона и подписавшихся в его поддержку ЛГБТ-активистов (поддерживаемых иностранными государствами) следует изучить на предмет госизмены и попытки устроить геноцид по отношению к народам России. Защитные механизмы должны разрабатываться на основе духовных и семейных устоев, направленных на укрепление многодетной семьи, сбережение и приумножение русского и других народов России, как обозначил Президент России Владимир Путин, а также борьбы с алкоголизмом, наркоманией и пропагандой гомосексуализма (поскольку в гомосексуальных партнёрствах наблюдается больше насилия, а основная причина суицидов у сексуальных меньшинств — проблемы с интимными партнёрами).

Автор: Иван Куренной

https://regnum.ru/news/polit/2754668.html


Об авторе
[-]

Автор: Яна Беляева, Владимир Павленко, Иван Куренной

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.11.2019. Просмотров: 44

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta