Что значит быть правыми в Украине

Содержание
[-]

Радикализм правых ускоряет эволюцию общества

Правыми быть сложно. Радикализм правых пугает людей, поэтому финансовая и политическая поддержка их действий минимальна. Но в критический момент именно правые совершают поступки, резко ускоряющие процесс политической эволюции общества, превращая его в революцию. Революция — это как операция для больного. Нужно все делать, чтобы ее избежать, но когда возникает угроза жизни, то отказ от нее равноценен потере самой жизни.

Революция 2013 года в Украине означала битву за цивилизационный выбор Украины: интеграция в Европейскую цивилизацию или возвращение к маргинальной Североазиатской цивилизации, частью которой мы уже были, с ее бесконечными войнами и репрессиями, с ее целенаправленным физическим уничтожением именно украинского этноса, которое продолжалось все двадцатый век. Вместе с тем, правые — любимый объект разработки спецслужб, так как при умелом вмешательстве всегда можно направить их действия не на пользу общества. Я думаю, все обратили внимание, что некоторые правые организации Европы поддерживают действия Московии по расшатывании ситуации в Украине и в Европе. Как в «нужный» момент мобилизовались определенные правые организации Польши в шумной кампании по дискредитации Украины и украинцев. «Смерть украинцам», — кричали некоторые из поляков во время недавней манифестации в Перемышле.

Я также думаю, что было бы ошибочно считать, что главной задачей КГБ в советские времена, а ФСБ сегодня в их зарубежной деятельности был сбор экономической и военной информации. Сбор компромата на ведущих политических деятелей, установление связей с радикальными организациями и их лидерами, налаживание каналов их финансирования, подкуп средств массовой информации и отдельных журналистов. Словом, тайная информационная война, успешное проведение которой создает идеальные предпосылки для прямой военной агрессии на подобие захвата Крыма и Восточного Донбасса.

Помню свои первые впечатления от действий правых в Одессе. Это была, по-моему, весна 1990 года. В Дюковском парке проходил очередной митинг. Ораторы традиционно ругали власть, и вдруг посреди толпы кто-то поднял украинский флаг. На то время это было неслыханная наглость. Флаг развевался над толпой буквально считанные секунды. Какие-то молодые и сильные хлопцы вырвали его из рук знаменосца и на глазах у толпы разорвали в клочья. Митинг продолжился, но ненадолго. Неожиданно десятка два людей разного возраста посреди толпы, взявшись за руки, создали большой круг. В его центре снова появился человек с высоко поднятым украинским флагом в руках. Хлопцы, которые разорвали предыдущий флаг, бросились и ко второму, но толпа им уже этого не позволила. Так до конца митинга и развевался над людьми сине-желтый украинский флаг, напоминая его героическую историю и предвещая его славное будущее. После митинга я задержался на площади. Почти весь народ уже разошелся. Мое внимание привлек полковник милиции, около которого полукругом стояло с десяток молодых людей — тех самых, что порвали флаг. Подойдя ближе, я понял, что шел разбор инцидента с флагом. Эти хлопцы были примерно одного возраста, крепкого телосложения, с довольно приятными лицами. По моим небезосновательным предположениям — это были слушатели Одесской средней школы милиции. Так власть боролась с украинским национализмом в самом начале его открытых проявлений.

В середине девяностых годов предпочтение отдавалось уже вбрасыванию в СМИ заведомо ложной информации о националистах в Одессе. Характерный пример. Митинг в парке имени Т. Г. Шевченко, который проводил Народный рух Украины. Все шло нормально. Погода отличная, людей много, выступающие опытны и интересны. Я уже объявил об окончании митинга и отошел от микрофона, как вдруг к нему подбежал один из участников и выкрикнул: «Жидов и москалей — вон из Украины!». Через минуту около меня уже были корреспонденты ряда одесских газет, которых я ни до, ни после на наших митингах не видел, и потребовали объяснений. В последующие дни несколько газет Одессы поместили информацию о «...шабаше украинских националистов в парке Т. Г. Шевченко». Одновременно по городу пошли слухи о возможных еврейских погромах, которые готовят эти проклятые националисты. Информацию об этом я регулярно получал от своей одноклассницы, с которой не один год сидел за одной партой. Перед тем, как уехать в Израиль, ее семья несколько лет прожила в Одессе. Мой совет сторонникам правых: «С осторожностью воспринимайте информацию в средствах массовой информации о действиях правых. Всегда оценивайте ее с точки зрения — кому это выгодно».

Еще один эпизод. Весна 2001 года. Тогда мы возлагали свои политические надежды на Виктора Андреевича Ющенко — на то время премьер-министра Украины, но его отношения с президентом Украины обострялись и возникла угроза отставки. Мы решили пройти по улицам города с плакатами в его поддержку, но ни в коем случае не провоцировать дальнейшего обострения отношений между двумя высшими должностными лицами Украины. Сначала нашу заявку на прохождение колонны власть удовлетворила, но перед началом манифестации на пункт сбора людей возле оперного театра пришли милицейские чины и предупредили нас о запрете акции. Люди уже собрались, и мы решили идти. Чтобы дать людям больше уверенности, я возглавил колонну. Помню, как мы шла Ришельевской, скандируя вполне нейтральный лозунг: «Ющенко!» и «Ющенко — так!». Я тогда уже не возглавлял НРУ, но все еще был членом областного правления. Вдруг ситуация у меня за спиной поменялась, к нам присоединилась группа молодежи и начала скандировать лозунг: «Кучму — на нары!». В перерыве между скандированием они о чем-то дружелюбно беседовали с тогдашним председателем нашей организации. Мой вывод был прост — это спланированная и согласованная провокация. Я покинул свое место впереди колонны, подошел к председателю и в ультимативной форме потребовал или прекратить акцию, или выгнать из колонны неожиданных помощников. Сделали последнее. Манифестация продолжилась, но она уже потеряла свое положительное содержание.

Этот случай в Одессе вспомнился мне, когда я прочитал в средствах массовой информации о скандировании в Перемышле: «Смерть украинцам!». Не будем спешить с выводами. У украинцев и поляков есть только одна альтернатива: либо вместе погибнуть как нациям, либо вместе победить. Правая идея набирает невиданную дополнительную силу в мире, когда выходит за государственные границы и уже не разъединяет, а объединяет народы. Немецкий национал-социализм был идеологией не только для немцев, но и для многих других народов Европы, поэтому он нес такую колоссальную угрозу для остального мира, поэтому борьба с ним не прекращается до сих пор. В отличие от него, итальянский фашизм никогда не выходил за пределы Италии, поэтому он уже почти забыт и никто не упрекает итальянцев за их националистическое прошлое.

Как известно, политическая жизнь в Украине началась с двух общественных организаций: Общества украинского языка имени Т. Г. Шевченко и Мемориала, возникших в начале 1989 года. Мемориал в Одессе так и не вышел за рамки интеллигентского кружка, а общество украинского языка, известное в Одессе как «Южная община», было в начале довольно массовой организацией. Она и стала основой для создания, где-то через полгода, новой более массовой организации — Народного руха Украины (НРУ). Последняя организация, ставившая перед собой политические цели — приход к власти, была привлекательной для людей разных национальностей.

Времена политических и экономических катаклизмов всегда порождают у многих людей соблазн быстрого успеха, например, разбогатеть или дорваться до власти и затем разбогатеть. Некоторым это удавалось. Многим хотелось что-то возглавить: должность, печать, право подписи на каких-то бумагах. За это стоило побороться. Количество сопредседателей в Одесском Народном рухе достигло 11 человек. Они уже не помещались в президиуме. Но поток желающих что-то возглавить не уменьшался. Тогда на базе Народного руха стали появляться новые партии с должностями и печатями. Республиканская партия Украины, Демократическая партия Украины, Партия зеленых Украины, Селянская партия. Возникли целых четыре откровенно националистических партии: Конгресс украинских националистов (КУН-бандеровцы); Организация украинских националистов (ОУН-мельниковцы); ОУН в Украине (неизвестно кто); Украинская национальная ассамблея-Украинская Народная самооборона (УНА-УНСО).

Наконец, в начале 1992 года на третьем съезде НРУ было принято абсолютно правильное решение о переходе НРУ из статуса общественной организации в статус партии. Это уже предусматривало и четкую ответственную руководящую вертикаль, и фиксированное членство. В реалиях Одессы жизнеспособными в девяностые годы оказались две партии: НРУ и КУН.

Большинство лидеров новых партий не понимало, что не должность председателя дает власть над людьми, а умение реализовывать их ценности или, по крайней мере, интересы, в конце концов, умение работать и руководить людьми. Как только люди чувствуют, что ты начинаешь работать на себя, они покидают тебя и твоя власть над ними заканчивается. А без людей печать ничего не стоит.

Играл роль и возраст людей. Помню, как я был удивлен, увидев на одном из собраний «Южной общины» своего бывшего студента Алексея Болдырева. Учеба на факультете низкотемпературной техники, пятерка по математике, которую я преподавал, диплом с отличием и кандидатская диссертация по истории Украины. Таков был этот человек. Еще больше я удивился, когда позже увидел его на собрании членов УНА-УНСО уже в качестве идеолога. Мы поддерживали с ним дружеские отношения на протяжении всей его короткой жизни. Ему не было еще и сорока, когда он скончался от инсульта. Такие вещи, как быть прикованным наручниками к батарее отопления и наблюдать за обыском в собственном доме не проходят бесследно для здоровья. После себя он оставил пять замечательных книг, одну из них на английском языке. Он также положил начало движению, которое сейчас набирает все большую силу, за восстановление подлинной истории города Одессы — «Одессе–600». Только такие выдающиеся люди имели тогда настоящий авторитет в обществе. Время барыг от политики уже начиналось, но оставалась еще иллюзия, что убеждения сильнее денег.

Я был намного старше Алексея. В 1992 году, в свои 43 года, защитил докторскую диссертацию по теоретической физике и имел неплохие перспективы дальнейшей профессиональной жизни. Мой возраст и социальное положение не позволяли мне позиционироваться слишком правым. Я остановил свой выбор на НРУ, в том числе и потому, что принимал активное участие в некоторых его важных мероприятиях. Мне нравилось также, что инициатором создания НРУ был Союз писателей Украины и ее известные представители И. Драч, Д. Павлычко и многие другие. В начале 1992 года я зарегистрировался членом этой партии, как только такая регистрация началась, даже не думая о вхождении в руководство организации.

Но не тут-то было. В апреле 1994 года я уже исполнял обязанности председателя областной организации НРУ. Одесская организация явно переживала не лучшие времена. У нее забрали офис, и она ютилась в заброшенном подсобном помещении Украинского культурного центра. Из 11 бывших сопредседателей не осталось ни одного. Накануне моего прихода был уволен начальник управы, единственный оплачиваемый сотрудник в составе организации. Это был опытный человек (полковник в отставке), который какое-то время работал в этой должности и имел опыт организационной работы. Мне не досталось по наследству ни одного канала финансирования организации. Централизованного финансирования также не было. Как я узнал года через три, важным спонсором организации была праправнучка украинского гетмана И. Брюховецкого, имевшая неплохой бизнес в Одессе. Но как раз весной 1994 года кто-то бросил гранату в ее офис. Напуганная женщина распродала свой бизнес и покинула Одессу. Архивы организации исчезли. Предыдущий председатель якобы передал их куда-то на хранение. Я думаю в СБУ. Не было даже списка членов организации и ни одного украинского флага. Только меньше сотни небрежно заполненных учетных карточек на членов партии, половина из которых уже механически выбыла из нее. Но не все было так плохо. Остался небольшой коллектив хороших людей — правление областной организации:

  • Николай Васильевич Осадчук, профессор, доктор технических наук, имел многолетний опыт руководства кафедрой и факультетом в Одесской национальной академии пищевых технологий;
  • Анатолий Федорович Чумак, профессор, доктор исторических наук, также имел многолетний опыт руководства кафедрой и работал в той же академии;
  • Авенир Иванович Уёмов, профессор, доктор философских наук, которого я знал еще в годы учебы на физическом факультете Одесского национального университета, а Советский Союз знал его как выдающегося ученого. Уже тогда он был известен своим свободомыслием и поэтому был вынужден покинуть университет.

Было еще много хороших и образованных людей: врачи, инженеры, кандидаты наук. Без искренней поддержки членов правления мои попытки наладить работу организации сразу бы провалились. Большинство этих прекрасных людей ожидали от меня судьбоносных решений, а я сам ждал от них элементарных советов по организационной работе, финансированию организации, юридическим вопросам, информации о людях города и области. Отмеченные выше профессора годились мне в отцы и были единственными людьми, действительно понимавшими мои проблемы. Именно благодаря им я быстро набирался опыта. Это был мой первый в жизни опыт руководящей работы, который стал чрезвычайно полезным в дальнейшей профессиональной карьере: заведующего кафедрой, декана, ученого секретаря, проректора академии холода. Уже давно нет в живых моих уважаемых наставников, но благодарную память о них я буду хранить всю оставшуюся жизнь.

Несколько скандальный имидж организации стал меняться на более позитивный. Мы начали издавать газету «Рух», тщательно продумывать и проводить различные политические акции. Среди нас было кому выступить и на радио, и на телевидении, дать продуманное и содержательное интервью средствам массовой информации. Постепенно к нам стали возвращаться бывшие активисты, восстановилась связь с ячейками партии в области, пошел приток новых членов. Появился ряд очень активных личностей, но это уже были люди скорее интересов, чем ценностей. Мы получили вполне приемлемое помещение для партийного офиса. Всегда было трудно с деньгами. Организация существовала в условиях строгой финансовой диеты. За два года список членов партии насчитывал уже 340 человек. Мертвые души меня не интересовали. Если человек вступал в партию, то он должен был принимать участие во всех ее мероприятиях. Большинство людей, которые разошлись по другим партиям, так и не смогли создать собственный выразительный политический имидж. Они не проводили собственных публичных акций, а обычно принимали участие в наших, чувствуя, что мы действуем правильно и умеем это делать. Реально на межпартийной основе я сотрудничал только с КУНом. Таким образом, кадры решают судьбу идеологической политической силы больше, чем другие факторы.

Должность председателя областной организации требовала от меня сверхусилий. Она отбирала время от моей основной работы, за счет которой я собственно и жил: научные статьи, монографии, учебные пособия, участие в конкурсах на получение грантов и их освоение, не говоря уже о будничной и довольно изнурительной преподавательской работе. Я сжигал свечу своей жизни сразу с двух сторон. Словом, я привел организацию в довольно приличное состояние и решил передать дело в другие руки, оставаясь в правлении организации. Моих преемников оказалось сразу двое. По мере сил я им помогал, планируя и даже организовывая некоторые принципиально важные акции.

Какие задачи правых сил я уяснил в те годы?

Во-первых, монопольный контроль улицы. Для этого публичные акции должны происходить с регулярностью природных явлений — как полная луна на небе и для этого не нужно много людей.

Во-вторых, — это постоянное присутствие в средствах массовой информации. Аксиомой является: «Акция состоялась только в том случае, если она получила огласку. Для этого следует работать со средствами массовой информации». В девяностые мы контролировали улицу, потому памятник Екатерине II, который мог появиться в Одессе еще в 1996 году, благодаря нам тогда не появился. Только в 2000 годы, когда отведенное историей время для НРУ подходило к концу, мы потеряли этот контроль и памятник Екатерине II в Одессе все-таки поставили. Более того, Одесса почти пошла по пути Донецка и Луганска, о чем свидетельствуют события 2 мая 2014 года.

В-третьих, с членами партии и сторонниками нужно постоянно проводить идеологическое обучение. С этой целью у нас действовали два культурологических семинара, так мы их называли. С этой же целью еженедельно в определенное время я встречался с рядовыми членами партии.

И четвертое, следует всегда помнить, что вы не одни. За вами внимательно наблюдают. Возможно, даже некоторые ваши активные члены являются источниками утечки важной партийной информации или агентами влияния на деятельность партии со стороны сторонних организаций. Чем радикальнее организация, чем непрозрачнее ее деятельность, тем выше вероятность нахождения рядом с вами таких людей. Учитывая это, сложная история нашего националистического подполья середины 20-го века выглядит не такой уж и запутанной.

В наше быстротечное время даже идеологическая партийная сила не живет дольше своих харизматических основателей. НРУ потерял силу, фактически, после убийства Вячеслава Максимовича Черновола.

Украина может состояться только как национальная держава. Только правая идея способна вывести ее на путь могущества и процветания. И так повсюду в мире. Правые силы всегда способствуют развитию собственных наций и государств. Левые — их только ослабляют. Газ и тормоз, правые и левые — две составляющие жизни человечества. Впечатляющий прогресс в развитии общества происходит только потому, что педаль газа используется чаще педали тормоза. Умелый водитель всегда держит правую ногу на педали газа во время езды и лишь изредка использует педаль тормоза. Республиканцы и демократы в Соединенных Штатах Америки, консерваторы и лейбористы в Великобритании, христианские демократы и социал-демократы в Германии — везде один и тот же биполярный мир.

Обращаю внимание, что во всех перечисленных стратегически важных для Украины странах у власти находятся правые партии. В Польше также при власти правая партия «Право и справедливость». Интересно, что и ее основным оппонентом на последних выборах была другая правая партия «Гражданская платформа».

Это создает благоприятные внешние условия для консолидации правых сил и в Украине. Уход от криминала и популизма в политике, создание мощной правой силы, вооруженной идеологически нашей творческой интеллигенцией и подкрепленной материально нашей буржуазией — таков неизбежный прогресс украинского общества. А пока имеем только отдельные сегменты из непрерывного правого политического спектра. Однако заслуги наших правых перед Украиной огромны. Достаточно только вспомнить, что они первыми встали на защиту страны от российской агрессии. Это и является их призванием. Страшно представить, где бы сейчас проходила линия фронта, если бы не они.

Удачи вам, потому что вы правы и за вами будущее.


Об авторе
[-]

Автор: Валерий Швец

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.01.2017. Просмотров: 268

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta