Что нужно знать о новом правительстве Украины

Содержание
[-]

Старые новые лица Кабмина

29 августа 2019 года Верховная Рада в ходе первого заседания своего нового состава назначила новое правительство страны. Из "старых" чиновников оставили только двоих: министра внутренних дел Арсена Авакова и главу финансов Оксану Маркарову, другие же попали в Кабмин впервые.

При этом само правительство чуть уменьшилось: например, объединили Министерства экономразвития и аграрной политики, энергетики и экологии, а также ветеранов и временно оккупированных территорий. Эксперты же заявили, что новый Кабмин разрушает сразу три мифа:

"- Это не "новые лица" — из 18 министров 16 работали с предыдущими правительствами.

 - Это и не "некомпетентные" — опыт управления большими системами есть у половины.

 - Это и не совсем "команда Зеленского" — идеологически почти все связаны сотрудничеством со структурами ЕС и США и в основном прозападно ориентированные либералы",

— считает политолог Руслан Бортник.

Новый глава правительства Алексей Гончарук стал самым молодым за историю независимости — ему всего 35 лет. Ранее он был назначен замглавы ОП, а до этого работал в Офисе эффективного регулирования и был советником министра экологии. Также получил степень доктора философии по праву. На посту обещает повысить министрам зарплату и вернуть ипотеку уже в следующем году.

Дмитрий Кулеба

Вице-премьер по вопросам евроинтеграции — 38-летний дипломат с юридическим образованием. Ранее был постоянным представителем Украины в Совете Европы, советником вице-премьера и послом по особым поручениям. А два года назад эксперты признали Кулебу лучшим украинским послом за границей.

Михаил Федоров

Второму вице-премьеру, а заодно и министру цифровой трансформации, всего 28 лет. В таком возрасте он успел получить социологическое образо­вание и основать собственное digital-агентство. При этом дела у Федорова идут неплохо: за прошлый год он задекларировал почти 5,5 млн грн дохода.

Дмитрий Дубилет

Министр Кабми­на в свои 34 года — бизнесмен со стажем. Ранее он был руководителем проектов в MasterCard, занимал должность IT-директора ПриватБанка, а позднее с партнерами основал свой "банк без отделений". В соцсетях заявил, что сделает все возможное для страны и пообещал не красть.

Андрей Загороднюк

Новый 42-летний министр обороны — финансист и правовед, при этом одно из образований получил в Оксфорде. Он член правления компании, которая производит буровое оборудование, и возглавлял офис реформ при Минобороны. Его компания поставляла на Донбасс печки-буржуйки и машины для медэвакуации.

Вадим Пристайко

Министру иностранных дел — 49 лет, ранее был консулом в Сиднее (Австралия) и консультировал по внешней политике администрацию Леонида Кучмы. Позднее работал в посольствах в Канаде и США, был замглавы департамента НАТО, замминистра иностранных дел и главой миссии Украины при НАТО.

Тимофей Милованов

В 44 года новый глава Минэкономразвития является доцентом экономики Питтсбургского университета, замглавы совета НБУ и почетным президентом Киевской школы экономики. Милованов стоял у истоков платформы VoxUkraine, а в своей декларации, кроме нескольких квартир, указал внушительное количество ценных бумаг.

Денис Малюська

Министру юстиции — 37 лет. Праву он учился сразу и в нашем, и в Лондонском университете. Ранее он работал консультантом по развитию частного сектора Всемирного банка и был главой правления Офиса эффективного регулирования (BRDO). Также он был сооснователем адвокатской фирмы и возглавлял издательство.

Оксана Коляда

В 39 лет министр ветеранов — уже полковник запаса и участница боевых действий. Она выучилась на юриста и долгое время работала в МВД. Впоследствии стала главой управления коммуникации и прессы Минобороны и основала первые в стране курсы обучения и аккредитации военных журналистов.

Зоряна Скалецкая

За плечами у 39-летней министра здравоохранения образование юриста в сфере медправа и три университета: украинский, польский и американский. При этом она председатель Украинской медправовой ассоциации и член Всемирной ассоциации медправа. Ранее она была экспертом РПР по медреформе.

Анна Новосад

29-летняя министр образования освоила специальность "политология". Училась и стажировалась не только в Украине, но и в Нидерландах, Испании и Чехии. Последние пять лет провела в МОН: была советником министра Сергея Квита и управляла директоратом евроинтеграции ведомства.

Владимир Бородянский

Министру культуры — 45 лет. Хоть по образованию он финансист, но имеет богатый опыт медиаменеджера. Был директором газеты, отвечал за развитие популярных ТВ-каналов и радио и даже возглавлял медиагруппу. Владеет торговой маркой и несколькими земельными участками.

Юлия Соколовская

Министру соцполитики — 34, и она много училась: в КНЭУ, Нацакадемии госуправления при президенте, Венском университете и в институте МВФ. Ранее была советником в Министерстве финансов, директором департамента бюджета соцсферы в Минэкономразвития и главой стратегического планирования секретариата Кабмина.

Алексей Оржель

У 35-летнего министра энергетики и экологии и образование, и стаж подходящие. Он магистр по специальности "энергетический менеджмент", в энергетике — около 15 лет. Как и другие министры, был членом правления Офиса эффективного регулирования. Задекларировал 5 земучастков.

Владислав Криклий

32-летний министр инфраструктуры пришел на должность из МВД: там он был советником министра, а позднее замначальника ГАИ и главой сервисного центра. Он также работал в инвестиционно-банковской и IT-сфере. Имеет образование финансиста и почти полиглот — знает три языка.

Алена Бабак

Новому министру развития общин 50 лет. Была нардепом VIII созыва от партии "Самопомич" и состояла в комитете по вопросам градостроения и хозяйства. По образованию — педагог иностранных языков, училась в Украине и США. Также Бабак — сооснователь Института местного развития.

Источник - https://uiamp.org.ua/starye-novye-lica-kabmina-chto-nuzhno-znat-o-novom-pravitelstve-ukrainy

***

Комментарий: Первый и главный признак нового украинского правительства — зависимость от Запада в целом ряде ключевых, основополагающих сфер.

Не будем голословными. Гончарук прошел обучение в Киевском институте Аспена (Aspen Institute Kyiv); подробнее о том, что это за структура, ниже. Здесь же пока констатируем наличие у Аспена, ключевые офисы которого находятся в штатах Колорадо и Мэриленд, сети зарубежных филиалов, включая киевский, возглавляемый эпической Натальей Яресько (или Джересько, как кому нравится), экс-главой украинского минфина, а до этого — сотрудником Госдепа и американского посольства на Украине.

«Цифровой трансформатор» (в смысле — вице-премьер и министр этой отрасли с таким вот говорящим названием) Михаил Федоров также обучался западным стандартам дома — на спецкурсах при представительстве НАТО на Украине; подробности не сообщаются и в официальной биографии политика не присутствуют, но по-видимому речь идет о дислоцированном во Львовской области, на бывшем советском Яворовском полигоне вблизи поселка-гарнизона Старичи, Объединенной многонациональной обучающей группе США и НАТО.

Министр финансов Оксана Маркарова, которая единственная, кроме Арсена Авакова, сохранила должность, полученную еще в правительстве Владимира Гройсмана, премудрости профессии постигала в Университете штата Индиана в Блумингтоне, а затем курировала экономическую политику и внешние корпоративные связи в американском инвестиционном фонде Western NIS Enterprise Fund. «Вишенкой на торте» ее карьеры служит прохождение практики во Всемирном банке.

Министр экономического развития, торговли и сельского хозяйства Тимофей Милованов преподает в Университете Питтсбурга и, по собственному признанию, половину времени проводит в США. Еще он почетный директор Киевской школы экономики (КШЭ), которая, как все подобные заведения, включая московскую Высшую школу экономики (ВШЭ), по сути «слизаны» с Лондонской школы экономики и политических исследований (ЛШЭ), накрепко связанной с именами главных идеологов либерального апартеида — Фридриха фон Хайека и Милтона Фридмана.

Министр без портфеля Дмитрий Дубилет — выпускник немецкой Hochschule Merseburg, но главное — приятель Владимира Зеленского и отпрыск экс-главы правления Приватбанка Александра Дубилета (группа «Приват» — вотчина олигарха-кукловода Игоря Коломойского).

Министр юстиции Денис Малюська — консультант Всемирного банка, недавно отучился в Лондоне, получив диплом магистра права.

Министр социальной политики Юлия Соколовская окончила Венский университет и прошла обучение в МВФовском Институте развития, после чего отрабатывала грант USAID (Агентства США по международному развитию) на разработку медицинской реформы.

Министр науки и образования Анна Новосад — выпускница Университета Маастрихта и стипендиат Фонда «Открытое общество» (ну как же сидя на образовании — и без Сороса?!). Еще в послужном списке «образовательного и научного» министра — работа в канадском парламенте и стажировки в аналитических центрах Чехии и Испании.

Министр развития общин и территорий Анна Бабак — грантодержатель американского фонда Эдмунда Маски, что позволило ей поступить и окончить Университет Вирджинии.

Образование министра здравоохранения Зоряны Скалецкой (Черненко) — польский Университет им. Марии Склодовской-Кюри в Люблине, а в активе министра по делам «временно оккупированных» территорий и перемещенных лиц Оксаны Коляды — тесная совместная информационная работа с представительством НАТО.

Вряд ли в особом представлении нуждается Арсен Аваков, сохранивший свой пост в основном благодаря гуляющим по Верховной раде слухам о готовности Порошенко совершить государственный переворот, противостоять которому «старый-новый» глава МВД должен как многолетний политический оппонент экс-президента.

На пальцах одной руки можно пересчитать министров, формально не связанных с западными университетами, центрами и фондами, и надо очень хорошо понимать, что не завербованными из таких командировок обычно не приезжают. Впрочем, возможно именно вербовка и является необходимым условием вхождения в новое украинское правительство, которое в еще большей мере, чем прежнее, представляет собой подобие колониальной администрации.

***

Второй типологический признак кабмина Гончарука — наличие у него концептуального ядра, представленного еще в ноябре 2015 года Офиса эффективного регулирования (вместо украинской аббревиатуры ОЭР используется английская BRDO — Better Regulation Delivery Office, ибо концепция офиса «слизана» с аналогичного, существующего в Великобритании). Маленький, но показательный штрих: создание офиса курировал экс-министр экономического развития и торговли Украины Айварас Абромавичус, тот самый один из группы «варягов», возглавлявшейся Яресько, которых Порошенко позвал управлять Украиной и украинцами. Образование Абромавичус получал в системе Ротшильдов, в университетах «Конкордия» (бренд одной из принадлежащих этому клану финансово-промышленных групп) в Эстонии и американском штате Висконсин. Некоторое время, что тоже показательно, его обучение спонсировалось Фондом Сороса.

И именно на презентации ОЭР-BRDO, вместе с Абромавичусом присутствовал нынешний новый премьер, которого тогда, в 31 год от роду поставили офисом руководить. Разумеется, под надзором «старших товарищей». Между тем, статус ОЭР-BRDO не вполне понятен: это негосударственная структура, отрекомендованная, однако, Абромавичусом как «ресурс для всех министерств» и «внешний (!) отдел подготовки регуляторных актов в сфере дерегуляции», который он тогда, в 2015 году, предложил использовать «на полную, чтобы проводить реформы как можно скорее». А теперь внимание: в сегодняшнем правительстве Гончарука, помимо его самого, еще два министра — Алексей Оржель и вышеупомянутый Малюська — из этого офиса; из него набрали и значительную, причем, вполне проходную по порядковому номеру, часть партийного списка «Слуг народа». А еще его кадрами в значительной мере укомплектовали Антимонопольную службу, вычистив из нее уже при Зеленском функционеров, которых сочли «пророссийскими» и потому утратившими доверие, например, Агию Загребельскую, которую на этом основании из комитета изгнали со скандалом, причем, президентским указом.

Ну и кто, имея в виду фактор ОЭР-BRDO, будет оспаривать преемственность нынешней власти по отношению к прежней? Риторика сегодня формально не такая агрессивно-антироссийская, это правда. Так в риторику никто и не упирается. Упираются, как уже отмечалось, даже не в идеологию: ею жонглируют ради прикрытия колониального статуса, который на Украине из теории перейдет в практику с отменой моратория на продажу земли иностранцам. Именно эту стратегическую линию поначалу прикрыли национализмом, а теперь прикрывают «технократизмом» нового правительства. И давно уже ясно, что как только говорят о «техническом» руководстве, всегда за этим прячут то, что не хотят, чтобы выходило на публику. Управлять отстраненно, без модели развития, нельзя, и если вам, читатель, на Украине ли, в России или где-либо еще доказывают, что можно, это означает только одно. Эта территория лишена суверенитета, модель ее развития формируется внешними центрами, а внутри — лишь механически или «технократически» исполняется. Именно в этом, а также в окольном продвижении агрессивного либерализма и насаждении периферийного, недоразвитого капитализма — суть всех запретов на идеологию. Это — запрет на собственную модель развития. Просто на Украине в отличие от России с этого сейчас снимается завеса секретности, а процесс колонизации выставляется на всеобщее обозрение тех, «кто понимает».

***

И вот здесь самое время перейти к идеологии этих внешних центров. Мы уже упоминали об обучении Гончарука в киевском филиале Института Аспена. Что такое Аспен? Это один из ведущих «мозговых центров» США и Запада, который создавался в Аспене (штат Колорадо) в начале 50-х годов прошлого века миллиардером Уолтером Папке, основателем Container Corporation of America, женатым на родной сестре видного американского ястреба холодной войны Пола Нитце. Вначале это был клуб по интересам, объединяющий представителей политической, научной и гуманитарной элит, а также богемы. С 1978 года, когда в структуре интересов перевесила политическая составляющая, олигархические «меценаты» передислоцировали штаб-квартиру Аспена в штат Мэриленд, в Уай-Ривер.

С 1984 года при институте функционирует так называемая «стратегическая группа», с созданием которой у него появились филиалы в Западной Германии, Франции, Италии и даже Индии. После распада СССР Аспен, сделавший приоритетом гуманитарное подрывное воздействие на «нужные» страны, распространил влияние на постсоветское пространство, создав филиалы в Грузии и на Украине. Именно таким филиалом, входящим в Aspen Community, и является Аспен-Киев, где Гончарука готовили по курсу программы «ответственного лидерства», соединенного с ценностным аспектом («Ценности и общество»). Аспен-Киев — типичная оранжевая НКО, и назначение Гончарука именно сейчас — своеобразный месседж о намерениях новой украинской власти. С одной стороны, минуло сто дней президентства Зеленского, с другой — на 11−12 сентября в программе Аспен-Киев значится проведение форума по программе «Хорошее управление» (Good Governance»); вот как расшифровывается задача этой программы на сайте самого киевского филиала:

«Программа направлена на поддержку обсуждения общественных вопросов, противоречий в государственной политике, глобальных вызовов и потенциальных угроз, которые должны быть решены государственными органами. К участию в мероприятиях программы приглашаются политики, государственные и муниципальные служащие, ученые и эксперты, представители бизнеса, образования и культуры, ИТ-специалисты, лидеры объединенных территориальных общин и неправительственного сектора, представители международных организаций и СМИ».

А сентябрьский форум «призван дать возможность лидерам разных стран обменяться опытом и идеями о том, как развивать демократическое управление и разрабатывать решения общих проблем, связанных с внедрением цифровых технологий».

Как видим, Аспен, что в Америке, что на Украине, работает сугубо с «элитными» контингентами, включая в элиту и ту субстанцию, которая в классической типологии элит Вильфредо Парето считается антиэлитой. И единственное, на чем можно объединить эти контингенты, части которых даже государственные интересы абсолютно побоку — это на элитной принадлежности с последующим противопоставлением народу. Идеология Аспена — держать «плебс в узде», промывая ему мозги новомодными, «креативными» теориями, не имеющими, в отличие от марксизма-ленинизма, например, никакого отношения к окружающей реальной действительности. С учетом активного участия в Аспен-Киев эмиссаров из Мэриленда, а также вхождения в руководство стратегической группы головного американского института ключевых в прошлом фигур внешней политики США уровня госсекретарей и советников по национальной безопасности, понятно, что на предстоящем киевском форуме будет обсуждаться. Особенно в контексте назначения Гончарука премьером. Если отбросить словесные условности, аспенские кукловоды пришли на Украине к власти. Тем более что и упомянутый Офис эффективного регулирования, пользуясь формально негосударственным статусом, даже не скрывает, что его «партнерами», то есть спонсорами выступают Всемирный банк, Европейский союз и правительство Канады.

И последнее. Активное участие в Аспен-Киев НКО Luminate, представленной в 18-ти странах, а также других крупнейших глобальных структур, продвигающие социальное предпринимательство как повестку транснациональных гуманитарных связей, говорит о том, что за Украину взялись по-настоящему и всерьез. Поэтому от бытующих у нас порой в экспертном сообществе необоснованных надежд, которые связываются с новой украинской властью, необходимо избавляться как можно скорее. Они не соответствуют действительности, и нет ничего опаснее пребывания в плену этих иллюзий. Украинский проект Запада не просто сохраняет антироссийский стержень и направленность, но и переходит в новую, еще более опасную стадию.

Очень похоже, что вместо лобовой конфронтации времен Порошенко будет применен обходной маневр, с помощью которого Киев постараются сделать не просто альтернативным, но и враждебным Москве центром консолидации постсоветского пространства. Причем, объединив с Варшавой, а в контексте визита Биньямина Нетаньяху, возможно, еще и с дополнительной «нагрузкой». Но это уже совсем другая история, кроме одного. Распространение этого проекта на Россию, точнее, на наши регионы, без всякого сомнения будет осуществляться, если уже не осуществляется, с помощью либерального дискурса. Поэтому в отношении его носителей не могут не напрашиваться определенные выводы. И это вопрос не просто национальной безопасности, но суверенитета и выживания страны.

Автор: Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/2704639.html

***

Приложение. О гуру экономики: куда заведут Украину неолибералы

Правительство неолибералов, вероятно, улучшит нашу экономическую политику, но не сможет преодолеть бедность и обеспечить быстрый рост экономики.

Дискуссия вокруг должности главы правительства, на которой президент Зеленский хочет видеть "гуру экономики", важна не из-за фамилии, а из-за принципов экономической политики и мировоззрения главы правительства Украины, отмечает Экономическая правда.

Как выглядит "гуру экономики" для нынешней власти?

Не могу заглянуть в мозг, но высказываний и действий уже достаточно, чтобы сформировать представление о потенциальном "гуру".

Этот человек имеет неолиберальные (или на американский манер либертарианские) экономические взгляды, даже склонен к "неолиберальному фундаментализму", то есть считает государственное регулирование экономики злом и имеет простой лозунг для действий: "Приватизируй, либерализируй, дерегулируй".

В той части общества, которая не воспринимает наших неолибералов, отвращение к ним имеет несколько иррациональную форму. В основном оно проявляется в грубой лексике вроде "либерасты" или "соросята", а не в рациональных аргументах. Возможно, потому что и сами неолибералы не очень сильны в аргументации, потому что их мировоззрение похоже на религиозную веру в бога, которого зовут Рынок.

Если целью является быстрый экономический рост, а дерегуляция и приватизация являются средствами, то возникает огромная проблема с доказательной базой. Факты категорически против неолибералов. Нет ни одного примера в истории человечества, чтобы экономика, подобная нашей нынешней, смогла бы расти с темпом 7-10% в год в течение нескольких десятилетий на базе неолиберальной экономической политики.

Нет ни одного случая успеха неолиберального правительства. Случай Гонконга близок к этому, но его экономика очень отличается от нашей, потому что она была зависима от правительства Великобритании. Неолиберальную экономическую политику видим только при достижении бедными странами экономического уровня развитых стран. В то же время есть обратные примеры, когда бедные страны вводили неолиберальную политику. Самыми известными из них являются Грузия, Сальвадор и Индонезия.

Грузия

Вот как сформулирована цель грузинской экономической политики ее создателем Кахой Бендукидзе: "Начиная реформы, мы не ставили целью достичь определенных темпов экономического роста. Главным вопросом было уничтожение коррупции. Этому способствовали либерализация и дерегулирование».

ВВП Грузии за период власти Саакашвили вырос на 60%. Это ниже 6% в год. Показатели неплохие, особенно если сравнить с нашими, но явно не достаточные, чтобы достичь уровня "азиатских тигров", которые росли в полтора-два раза более высокими темпами. После прихода к власти Иванишвили темпы роста упали до 3-5% в год.

Все экономические чудеса имеют под собой одну основу: структурная модернизация экономики и экспорта. Рост при сохранении сырьевой структуры экономики в небогатых природными ресурсами странах возможен, но он никогда не является постоянным, потому что цены на сырьевые товары постоянно колеблются, и он никогда не является быстрым, потому что сырьевые рынки традиционны и не динамичны.

Такой структурной модернизации в Грузии не произошло. Какие товары предлагает Грузия миру? Медная руда, нефтепродукты, ферросплавы, орехи, автомобили, медикаменты, удобрения, золото, вино, нефть, минеральная вода. Из этих товарных позиций, три (нефть, нефтепродукты и автомобили) являются простым реэкспортом и к экономике Грузии не имеют отношения. Только одну группу (медикаменты) можно отнести к высокотехнологичной продукции, остальные - либо сырье, либо товары с невысокой добавленной стоимостью. Из-за примитивной структуры экспорта он покрывает только около 40% импорта.

Безусловно, Грузия имела шансы на технологическое развитие и реструктуризацию, которая значительно увеличила бы ее ВВП. Самый очевидный пример: медная руда дает около 200 млн долл годичной экспортной выручки для Грузии, но если экспортировать не руду, а например, медный провод, то это увеличило бы выручку в десять раз.

Что помешало Грузии провести структурную модернизацию и индустриализацию ради экономического роста? Только мировоззрение политического руководства страны, ограниченное идеями дерегуляции, приватизации, либерализации и борьбы с коррупцией. Идеи правильные, но недостаточные для преодоления бедности и быстрого развития.

Сальвадор

В 1992 году в Сальвадоре начались показательные либеральные реформы, которые сделали эту страну самой либеральной экономикой Центральной Америки. Начало неолиберальной политики Сальвадора заложил президент Альфредо Кристиане, воспитанник Джорджтаунского университета.

Первым шагом экономической политики была приватизация. Следующие шаги - введение режима свободной торговли и отмены всех торговых преград. Были резко сокращены прямые налоги и введен налог на добавленную стоимость.

Следующие правительства и президенты Сальвадора продолжали неолиберальную политику. Сейчас в Сальвадоре одна из самых низких в мире налоговая нагрузка - 11% от ВВП. В стране отсутствуют какие-либо валютные ограничения, банковская система считается лучшей в Центральной Америке. Вмешательство государства в рынок нулевое.

Что Сальвадор получил в результате либеральной экономической политики?

Экономический рост - 2-3% годовых. Это недостижимо далеко от роста 7-15% годовых у "азиатских тигров", экономическая политика которых была откровенно антилиберальной. Душевой ВВП значительно выше, чем в соседних Никарагуа или Гондурасе, но очень далек не только от развитых стран, но даже от среднего в мире. Колониальная монокультурная структура экономики преодолена (кофе и полезные ископаемые), но в экспорте доминирует технологически простая продукция с низкой добавленной стоимостью. Главный экспортный товар - трикотаж.

Экономика настолько слаба, что основным источником поступлений из-за рубежа является не экспорт товаров и услуг, а переводы денег работниками. Они составляют 16-17% ВВП страны. Достаточно красноречивые факты, как по мне.

Индонезия

Пример Индонезии 1980-х годов известен под названием "Мафия Беркли" в честь группы неолиберальных экономистов, получивших образование в Калифорнийском университете Беркли. Эта группа экономистов сложилась в конце 1960-х годов, когда они занимали ведущие министерские позиции в правительстве президента Сухарто.

Однако их политика получила сопротивление со стороны военных, и "Мафия Беркли" потеряла влияние. Второе пришествие "мафии" состоялось в 1980-х годах: экономический рост Индонезии приостановился, и Сухарто вновь обратился к неолиберальным экономистам.

Для экономики Индонезии того времени были характерны бешеная коррупция и клановая структура во главе с семьей Сухарто, который считается одним из самых коррумпированных глав государств в истории.

Политика "Мафии Беркли" была бы логичной: если государство коррумпировано и поделено между кланами, то нужно уменьшить само государство, то есть нужна широкая дерегуляция и приватизация, прежде всего - в финансовом секторе. Следствием такой политики стал стремительный рост банковского сектора и фондового рынка. "Мафия Беркли" достигла финансовой стабильности, но макроэкономическая стабильность и стремительный рост финансовой системы не сопровождались промышленным развитием. Банки кредитовали операции с недвижимостью. Никакой государственной политики, чтобы направить кредиты на промышленное развитие, не существовало.

Кредитные портфели банков были почти полностью заполнены займами на земельные операции и непромышленное строительство. Эти кредиты в основном были выданы связанным лицам, так как контроль за банковской системой был очень либеральным. Естественно, что в начале 1990-х годов банки начали "сыпаться". В 1997 году банковская система Индонезии полностью рухнула, а за ней - и экономика в целом. Национальная валюта упала в шесть раз, импорт даже критически важных товаров стал невозможным, экономика сократилась на 20%, 15 млн человек потеряли работу. Только в 2005 году Индонезия смогла вернуться к уровню докризисного 1996 года.

Вывод

Экономическая история свидетельствует, что "гуру экономики", который будет управлять правительством с позиций неолиберального фундаментализма, вероятно, улучшит нашу экономическую политику, потому что худшей экономической политики, чем украинская, в последние 30 лет в мире не было, но не сможет преодолеть бедность и обеспечить быстрый рост экономики.

Автор: Вадим Новиков, консультант по экономике;  опубликовано в издании  Экономическая правда, Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/o-guru-ekonomiki-kuda-zavedut-stranu-neoliberaly


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Павленко, Вадим Новиков

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.09.2019. Просмотров: 210

Комментарии
[-]
 uhka | 10.09.2019, 09:30 #
The information is very special, I will have to follow you, the information you bring is very real, reflecting correctly and objectively, it is very useful for society to grow together. basketball legends
 mailinh | 13.09.2019, 02:04 #
I enjoyed over read your blog post. This was actually what i was looking for and i am glad to came here!
cool math run 2
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta