Биологическое оружие на границе России

Содержание
[-]

Угроза безопасности стране вполне реальна

У Российской Федерации вызывает серьезное беспокойство активная деятельность биологических лабораторий в Грузии и на Украине, где иностранные военные биологи, и прежде всего представители Пентагона, проводят секретные эксперименты. Уж слишком близко к нашим границам находятся эти объекты, созданные при участии США.

Об этой обеспокоенности 11 июня на заседании Постоянного совета ОБСЕ уведомил его членов постоянный представитель РФ Александр Лукашевич.

Заявление дипломата

Лукашевич привлек внимание участников заседания к деятельности биоэпидемиологических лабораторий двойного назначения, созданных США на пространстве ОБСЕ. В частности, он коснулся вопроса о военно-биологической активности зарубежных специалистов в Грузии, в первую очередь на базе Центра им. Лугара в поселке Алексеевка под Тбилиси, а также более 10 аналогичных объектов, действующих на территории Украины.

По словам российского дипломата, строительство, финансирование и функционирование этих биолабораторий осуществляются при участии Управления по снижению угрозы МО США (Defense Threat Reduction Agency, DTRA), Научно-исследовательского института им. Уолтера Рида Армии США (Walter Reed Army Institute of Research), Медицинского научно-исследовательского института инфекционных заболеваний Армии США (The United States Army Medical Research Institute of Infectious Diseases) и ряда других медицинских организаций, подотчетных Пентагону.

«Судя по утечкам в СМИ, в грузинской и украинских биолабораториях под видом борьбы с инфекционными заболеваниями проводятся закрытые эксперименты с особо опасными патогенами, включая возбудителей чумы и геморрагических лихорадок. Особое внимание уделяется исследованиям мутантных форм, модифицированию вирусов и повышению их контагиозности (заразности). Тревогу вызывают сообщения об испытаниях сомнительных препаратов, которые американские военные медики проводили на грузинских подопытных, а также сборе человеческого биоматериала для неких «исследовательских целей», – заявил Лукашевич.

По его словам, Москва усматривает в этом невыполнение США обязательств в части исследований и разработок в области биотехнологии, зафиксированных в итоговом документе Венской встречи «Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе» (Conference for Security and Cooperation in Europe, CSCE) 1986 года, так до 1 января 1995 года именовалась ОБСЕ.

«Проведение иностранными военными биологами экспериментов в российском пограничье вызывает наши законные озабоченности, в том числе в контексте выполнения Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО). Особенно на фоне того, что на протяжении двух десятилетий США блокируют усилия по разработке и принятию юридически обязывающего протокола к конвенции с эффективным верификационным механизмом», – подчеркнул представитель России.

Он также отметил, что вместо пояснений о целях военно-биологической активности США в приграничных государствах Вашингтон зачастую говорит только о якобы «сугубо гуманной подоплеке» проектов Пентагона, по сути, убеждая Кремль поверить Белому дому, как говорится, на слово. «Хотелось бы наблюдать более ответственный и транспарентный подход США в столь чувствительной и опасной области. Убеждены, что все мы имеем право знать, что на самом деле «варится» в американских биолабораториях. Более того, наличие полностью неподконтрольных национальным властям объектов военной медико-биологической инфраструктуры США в ряде государств – участников ОБСЕ добавляет нестабильность в и без того сложную ситуацию с безопасностью в зоне ответственности организации», – заключил свое выступление Лукашевич.

Украинская неразбериха

Некоторые политики Украины тоже озабочены бесконтрольными опытами заокеанских вирусосоздателей в погонах. Украинский еженедельный общественно-политический журнал «Корреспондент» в конце прошлого месяца поведал своим читателям о тайнах американских биолабораторий.

В конце мая издание сообщило, что ИА «Українські новини» опубликовало официальный ответ Министерству здравоохранения Украины на запрос о деятельности бактериологических лабораторий, построенных или модернизированных на Украине по контракту с МО США. В ответе Минздраву указывается, что «положениями контракта было предусмотрено предоставление помощи Украине в предотвращении распространения технологий, патогенов и знаний» на объектах, «которые могут быть использованы в ходе разработки биологического оружия».

Однако на Украине ни в советское время, ни с момента объявления независимости до подписания контракта с Пентагоном разработка биологического оружия не велась и испытания его не проводились. И вдруг Америка начинает предоставлять «помощь объектам, которые могут быть использованы в ходе разработки биологического оружия». По мнению «Корреспондента», данные объекты рассматриваются Пентагоном как производители биологического оружия. И другой вывод сделать просто невозможно. Вопрос состоит только в том, заявляет журнал, кто на самом деле производит такое оружие – Киев или Вашингтон.

Издание отмечает, что в программе МО США, по которой на Украине строились или модернизировались биолаборатории, не упоминается ни одна из подобных структур военного ведомства страны и ни одно из региональных управлений центрального санитарно-эпидемиологического управления украинского Минобороны. Оно также указывает, что США в 2001 году отказались подписать международный протокол о признании 33 микроорганизмов потенциальными агентами биологического оружия, поскольку специалисты Госдепа насчитали в документе 37 статей, «не соответствующих интересам национальной безопасности США».

В официальном ответе Минздраву говорится, что под эгидой DTRA были построены восемь биологических лабораторий в Винницкой, Днепропетровской, Закарпатской, Львовской, Харьковской, Херсонской, Тернопольской областях, а также о республиканском лабораторном центре в Крыму. Там также отмечается, что программа, по которой были построены эти учреждения, была закрыта в 2014 году. Однако, по данным СМИ, в соответствии с меморандумом, подписанным Министерством по вопросам европейской интеграции Украины и американской компанией Black & Veatch Special Projects Corp., в 2016 году эта программа была возобновлена. При этом объявлялось, что целью совместного предприятия является подключение украинских лабораторий к единой электронной интегрированной системе наблюдения за заболеваниями. Но в регистрационной карточке проекта, как сообщила пресса, содержится информация уже о 13 объектах. В ней также указывается, что целью проекта является предотвращение распространения патогенов для разработки биологического оружия, а также «расширение общенациональной сети диагностических лабораторий, которые работают с особо опасными инфекциями».

Правда, источник телевизионной сети RT в Минздраве Украины утверждает, что число американских биолабораторий на территории страны может превышать 15. Все они финансируются США. «Чем они занимаются на самом деле – неизвестно, это засекреченная информация. Нам говорят только о том, что идет обмен данными о выявленных заболеваниях», – отметил собеседник RT.

В конце мая Виктор Медведчук и Ренат Кузьмин, депутаты Верховной рады от партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» (ОПЗЖ), направили в Совет по правам человека (СПЧ) ООН официальную жалобу по факту незаконной деятельности на Украине американских биолабораторий. Об этом Кузьмин сообщил в своем Facebook и разместил текст документа. «Чем еще, кроме предательства национальных интересов, можно объяснить сокрытие украинскими властями информации о тайных экспериментах, проводимых на Украине военными биологами США? Почему для украинского народа информация об этом должна быть тайной? Почему американские военные биологи, прикрываясь дипломатическим иммунитетом, у нас могут позволять себе то, что запрещено у них? Почему украинские власти отказываются расследовать многочисленные факты бактериологического заражения и смерти среди украинского населения в местах дислокации американских бактериологических лабораторий?» – написал украинский депутат и подчеркнул, что ОПЗЖ не получила ответа на эти вопросы у властей Украины и потому была вынуждена обратиться с официальным запросом в ООН.

Депутаты ОПЗЖ уже не первый раз поднимают вопрос об американских лабораториях. В середине апреля они направили запрос о лабораториях президенту Владимиру Зеленскому. В нем, в частности, содержались требования пояснить, на основании каких законодательных норм эти организации ведут деятельность на Украине, а также как регулируется их работа.

После того как этот запрос был растиражирован украинскими СМИ, на него отреагировало посольство США. Дипломаты объявили, что данные, изложенные в запросе ОПЗЖ, являются российской дезинформацией. «Наши совместные усилия помогают гарантировать, что опасные возбудители не попадут в чужие руки», – говорится в заявлении американской стороны.

Различные источники RT в политических кругах Украины утверждают, что окончательной ясности, какими именно соглашениями и правовыми нормами регулируется работа этих лабораторий, не существует. Они отмечают, что «лаборатории работают на основе непонятных соглашений» и что на законодательном уровне не принималось никаких решений на этот счет. Поэтому госорганы все отрицают. Например, СБУ официально заявила, что таких лабораторий нет. США якобы помогают Украине бороться с «биологическим терроризмом». Некоторые эксперты отмечают, что процесс создания сети таких лабораторий могли начать еще при администрации президента Виктора Ющенко, поскольку «еще тогда власть была полностью подчинена неукраинским интересам» и любые мнения Вашингтона рассматривались как прямое «указание к действию». Они считают, что Украина наилучшим образом подходит для подобной неподотчетной деятельности.

Главной проблемой в сложившейся ситуации является то, что власти Украины не имеют никаких инструментов контроля за деятельностью этих лабораторий. Действующая власть не является самостоятельной и руководствуется указаниями кураторов из посольства США. Именно это объясняет попытку ОПЗЖ найти поддержку в ООН для проведения соответствующего расследования.

Грузинские биосекреты

В 2018 году в мировой прессе были опубликованы результаты расследования болгарской журналистки Диляны Гайтанджиевой о военной программе биологических исследований США в различных странах. Она рассказала и о Центре общественного здравоохранения имени Ричарда Лугара, открытом по программе DTRA в 2011 году неподалеку от тбилисского международного аэропорта. Эта биолаборатория с третьей степенью биозащиты доступна только специалистам из США, имеющим право работы с секретной информацией. По официальным данным, центр занимается исследованием биологических угроз. Его специалисты изучают биоагенты, вирусные заболевания и осуществляют сбор биологических образцов для будущих экспериментов.

Как отмечают специалисты, после его оснащения в 2014 году специальным оборудованием по разведению насекомых и началом реализации проектов по сбору, изучению и тестированию уровня их заражения в Грузии было зафиксировано учащение нетипичных случаев различных заболеваний. Бывший министр госбезопасности Грузии Игорь Гиоргадзе в конце 2018 года заявил, что располагает документами, подтверждающими, что в исследовательском центре проводились опасные эксперименты, а также призвал президента США Дональда Трампа расследовать деятельность лаборатории. В Грузии эти обвинения назвали абсурдными, а в Москве заявили, что попросят у Соединенных Штатов документы о деятельности лаборатории.

В комментарии МИД РФ, распространенном 26 мая текущего года, указывается, что РФ ожидает ответа от Грузии на запрос по посещению центра Лугара российскими специалистами, и выражается обеспокоенность отсутствием информации по деятельности лаборатории. «Посещение Центра им. Ричарда Лугара в Грузии российскими профильными экспертами на взаимоприемлемых условиях также пока не получается. Грузинская сторона до сих пор предметно не отреагировала на нашу ноту от июня 2019 года с просьбой дать необходимые пояснения по модальностям возможного визита. Ждем официальной реакции Тбилиси», – заявило дипломатическое ведомство и заметило, что «Вашингтон не объясняет, чем он занимается в непосредственной близости от российских границ». «Это, естественно, не может не учитываться нами в контексте обеспечения национальной безопасности, особенно когда речь идет о столь чувствительных аспектах», – пояснил МИД России.

Россия настаивает на «предоставлении гарантий доступа во все лабораторные корпуса», в том числе в помещения, занимаемые американскими специалистами. Только так может быть обеспечена реальная проверка деятельности центра и определена «истинная направленность работ, проводимых биологами военного ведомства США вблизи российских границ». «Исходим из того, что визит должен осуществляться в двустороннем формате без подключения представителей других стран (разве что за исключением пентагоновцев, аккредитованных при центре), а также международных и региональных организаций», – указали на Смоленской площади.

В комментарии также подчеркивается, что деятельность лаборатории вызывала вопросы официальных лиц РФ, общественных деятелей, а также грузинских экспертов и представителей гражданского общества с точки зрения соблюдения Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО) специалистами США.

На следующий день МИД Грузии сделал заявление, в котором говорится: «Грузия как ответственный член Конвенции о запрещении биологического оружия была готова ранее и готова в будущем принять компетентных российских экспертов, у которых есть доступ к инфраструктуре лаборатории соответствующей безопасности, однако указанный визит может осуществиться лишь в соответствии с механизмом в рамках конвенции». В нем подчеркивается, что российских экспертов не примут лишь в одностороннем порядке.

Во внешнеполитическом ведомстве также заявляют, что лаборатория Лугара полностью принадлежит Грузии. «Центр Лугара со всем своим оборудованием полностью передан в собственность правительства Грузии, а с 2018 года центр Лугара и лабораторная сеть полностью финансируются правительством Грузии. Структурно центр Лугара является подразделением Центра по контролю над заболеваниями и входит в состав Министерства здравоохранения Грузии», – отмечается в заявлении и указывается, что у американских специалистов «нет возможности независимо проводить какие-либо исследования».

Хорошо, если так. Но подобные заявления требуют тщательной проверки, особенно если дело касается столь чувствительной угрозы национальной безопасности России вблизи ее границ. Надо также отметить, что после распада СССР биолаборатории США были созданы также в Таджикистане, Армении, Азербайджане, Казахстане, Узбекистане и Молдове. Количество лабораторий, созданных по периметру российских границ, растет с каждым годом. Доступ к ним и результатам исследований имеют только американские специалисты. Местным ученым и техническому персоналу запрещено посещение помещений, где проводятся наиболее важные и секретные исследования.

Автор: Владимир Иванов, oбозреватель «Независимого военного обозрения»

https://nvo.ng.ru/gpolit/2020-06-25/1_1097_armament.html

***

Возможно ли создание оружия, выборочно убивающего представителей той или иной расы

Поручение президента России Владимира Путина создать государственную базу генетической информации только на первый взгляд выглядит как один из инструментов реагирования на ситуацию с пандемией COVID-19.

Прежде всего оно, это поручение, очень комплексное. Президент утвердил его по итогам совещания по вопросам развития генетических технологий в РФ, состоявшегося 14 мая 2020 года. И все же больше всего интригует пункт 2 президентского поручения: создать информационно-аналитическую систему хранения и обработки генетических данных «Национальная база генетической информации». Генетическая база создается при участии Курчатовского института. С 2021 года должны быть выделены средства из федерального бюджета. Ответственными назначены премьер-министр Михаил Мишустин и директор НИЦ «Курчатовский институт» Александр Благов.

Насколько это необходимая мера? Что вообще подразумевается под термином «генетическая информация» и зачем нужно создавать ее федеральный банк? Наконец, почему именно НИЦ «Курчатовский институт»? С этими вопросами мы обратились к нескольким специалистам – биологам, генетикам. Один типичный ответ члена Российской академии наук можно привести: «Про базу комментарии для прессы у меня брать не надо, потому что я ляпну что-нибудь неполиткорректное. Пусть ответственные комментируют. Тот же Благов или Максим Патрушев (менеджер генцентра в «Курчатнике». – А.В.) – веселые артикулированные мужики, вполне могут пояснить».

Между тем генетический нарратив (геном, генетическое оружие, генетически модифицированные организмы, генофонд, генетические мутации), перекочевав из области собственно генетических исследований в поле общественного сознания, создал симулякр «научного» знания (точную копию несуществующего оригинала), по поводу которого и происходит коммуникация в современном обществе.

Русский боевой геном

В мае 2019 года заместитель президента Российской академии наук, академик Талия Хабриева фактически призвала найти генетические предпосылки идеологии, присущей россиянам. «Предлагаю объединить усилия юристов, философов, обществоведов и начать широкую дискуссию о генетически присущих российскому народу ценностях, которые составляют основу его идентичности», – приводило РИА Новости слова академика на пресс-конференции в Конституционном суде РФ. Характерно, что сами генетики в этой предполагаемой дискуссии оказались не упомянуты.

Но академик Хабриева далеко не первая, кто захотел поискать на генетическом уровне обоснования русской национальной идеи и конституционной реформы. Еще в 2009 году в том же НИЦ «Курчатовский институт» было закончено полное «прочтение» (секвенирование) генома представителя русского этноса. То есть определена последовательность всех 6 млрд нуклеотидов в геноме. Сообщалось, что секвенированию подвергся геном русского мужчины; что расшифровка русского генома выполнена по инициативе члена-корреспондента РАН, тогдашнего директора, а сегодня – президента НИЦ «Курчатовский институт» Михаила Ковальчука. «Мы не обнаружили в геноме русских заметных татарских привнесений, что опровергает теории о разрушительном влиянии монгольского ига, – комментировал результаты этого проекта тогдашний руководитель геномного направления в НИЦ «Курчатовский институт», академик Константин Скрябин. – Сибиряки генетически идентичны староверам, у них один русский геном. Отличий между геномами русских и украинцев нет никаких – один геном. С поляками у нас отличия мизерные».

В общем, становится более или менее понятно, почему именно «Курчатник» и его президент назначены, так сказать, stakeholder «Национальной базы генетической информации». Михаил Ковальчук уже дал свои пояснения относительно перспектив этого проекта. По его мнению, создание единой национальной базы генетической информации крайне важно для развития персонализированной медицины в России. Особенно явно на важность создания единой базы указала пандемия коронавируса. «При этом я хочу отметить, что все геномы людей в единой базе данных будут деперсонализированы, люди в ней будут в некоем смысле «обезличены». Очевидно, что вся эта информация должна быть отнесена к особо охраняемым государством персональным данным», – поспешил заметить Михаил Ковальчук.

Конечно, возникает вопрос: если все геномы будут деперсонализированы, то при чем здесь персонализированная (строго индивидуальная) медицина? И как в таком случае конкретному пациенту будут подбирать «персонализированное» лечение? Наверное, специалисты смогут и это обеспечить…

Опять же эгида Курчатовского института автоматически означает, что помимо «обезличенной» персонализированной медицины информационно-аналитическая система хранения и обработки генетических данных «Национальная база генетической информации» будет использована в целях обеспечения государственной безопасности. Идея эта, по-видимому, давно зрела и обкатывалась.

30 октября 2017 года на заседании президентского Совета по правам человека Владимир Путин неожиданно заявил, что специализированные западные структуры активно собирают «биологический материал… по всей стране, причем по разным этносам и людям, проживающим в разных географических точках Российской Федерации». «Вот вопрос: вот это зачем делают?.. Делают целенаправленно и профессионально. Мы вот такой-то объект большого интереса», – не удержался от эмоционального вопроса президент.

Действительно, зачем – раз уже секвенирован, расшифрован еще в 2009 году в том же Курчатовском институте геном русского человека? Через несколько дней после упомянутого выше заявления Владимира Путина заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков отмечал, что «угрозу применения биологического оружия как государственными, так и негосударственными субъектами нельзя сбрасывать со счетов. Тем более что такое применение может быть замаскировано под естественные вспышки инфекционных заболеваний среди людей, животных или растений».

Однако может так получиться, что ни до создания, ни тем более применения генетического оружия дело и вовсе не дойдет. Человечество уже несколько десятилетий – после создания и первого применения ядерного оружия – живет в условиях мутационного стресса. В последние годы этот процесс усугубляется нашествием вирусов, климатическими изменениями. Словом, создается новый потенциал сопротивления живого враждебным силам окружающей среды. Аналогия с межгосударственными отношениями почти полная.

Автор Андрей Ваганов, oтветственный редактор приложения "НГ-Наука"

https://www.ng.ru/kartblansh/2020-06-16/3_7886_kartblansh.html


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Иванов, Андрей Ваганов

Источник: nvo.ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.07.2020. Просмотров: 33

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta