Африканская политика Китая

Содержание
[-]

Китайские инвестиции и кредиты в Африке

Отношения Китая с африканскими странами, несмотря на удаленность Китая от Африки, имеют давнюю историю, которая уходит в глубину веков. Древние китайцы проложили «Великий шелковый путь» в направлении Ближнего Востока, Африки и Средиземноморья через Бактрию и Парфию еще во II в. до н. е.

В 1405-1433 гг., За несколько десятилетий до периода великих географических открытий европейских мореплавателей - Христофора Колумба, Васко да Гамы и Фернана Магеллана, во времена правления императоров Чжу Ди и Чжу Чжаньцзи эпохи Мин, большой китайский мореплаватель Чжэн Хэ (1371-1433 гг .) возглавлял семь плаваний огромного китайского флота (до 250 судов, часть из которых больших по размерам - около 100 метров длиной и 40 метров в ширину) в Юго-Восточной Азии, Индийского океана и Персидского залива. Во время пятого, шестого и седьмого плаваний флота отдельные эскадры Чжэн Хэ заходили в порты на аравийском и африканском побережье Аравийского моря. В 1416 году корабли Чжэн Хэ зашли в гавань Адена, посетили портов Могадишо (ныне столица Сомали) и Малинди (ныне в Кении). В отличие от европейцев, китайцы не были заинтересованы в покорении новых территорий и не стремились основать там фактории или создавать военно-морские базы. Основной целью китайских мореплавателей было установление дружеских дипломатических отношений с местными властителями. Во время последнего, седьмого плавания флота Чжэн Хэ в 1431-1433 гг., Группа китайцев посетила священные мусульманские города Мекку и Медину на Аравийском полуострове. Следует отметить, что почти одновременно с адмиралом Чжэн Хэ первые контакты между Китаем и африканским континентом в середине XIV в. установили марокканский ученый и путешественник Ибн Баттута и сомалийский исследователь Саид с Могадишо. Семь плаваний китайского флота под командованием адмирала Чжэн Хэ не имеют аналогов в истории средних веков. В 1997 году журнал Life в списке 100 человек, оказавших наибольшее влияние на историю человечества во втором тысячелетии, поместил Чжэн Хэ на четырнадцатом месте.

Однако после Чжэн Хэ следующие китайские императоры по непонятным причинам прекратили такие дальние морские экспедиции и перешли к политике изоляционизма. Связи с внешним миром были сведены к минимуму. После смены династии Мин на династию Цин в 1644 году изоляция Китая усилилась еще больше. Китайцы перестали интересоваться внешним миром. С глубокой древности они привыкли считать свою страну центром Поднебесной и этот эгоцентризм, основу которого составляет смесь конфуцианства, даосизма и буддизма, наложил значительный отпечаток на национальный характер китайцев. Однако сегодня мы убеждаемся в том, что коммунистический Китай успешно преодолел изоляционизм и стал глобальной сверхдержавой, которая в значительной мере определяет развитие всего человечества. И далее мы попытаемся проиллюстрировать это на примере политики Китая в Африке.

Дипломатия Китая в Африке

Сегодня доля Африки в экономике мира неуклонно увеличивается. Великие державы проявляют к континента все больший интерес и конкуренция между ними за африканские рынки и природные ресурсы обостряется. По данным экспертов, на страны Африки приходится около 30% мировых запасов минеральных ископаемых. В течение последних десятилетий Китай стал одним из основных партнеров многих из 54 стран африканского континента в сфере экономики, торговли, военно-технического сотрудничества и в других отраслях. Началом развития современных отношений между Китаем и африканскими странами можно считать апрель 1955, когда в городе Бандунг (Индонезия) состоялась конференция 29-ти стран Азии и Африки, в ходе которой премьер-министр КНР Чжоу Энлай впервые встретился с руководством африканских государств ( Египта, Эфиопии, Ливии, Судана, Либерии и Ганы). Первой африканской страной, с которой Китай установил дипломатические отношения в мае 1956 г., был Египет. После него, в 1958 году, Китай установил дипломатические отношения с Алжиром, Марокко, Суданом и Гвинеей. С декабря 1963 года по февраль 1964 состоялся исторический визит премьера КНР Чжоу Энлая до 10-ти африканских стран. В 1970-е годы Китай наладил дипломатические отношения еще с 25 африканскими государствами, а к концу 1990-х годов - с 45-ю африканскими странами.

Китай всячески способствует в подготовке молодых африканских дипломатов, организуя для них курсы профессиональной подготовки, стажировки при дипломатических миссиях Китая и предоставляя гранты для проведения совместных исследований в области международных отношений. Так, в мае с. г.. МИД КНР организовало турне по юго-западной китайской провинции Гуйчжоу для молодых дипломатов из ряда стран Африки, в частности приняли участие в семинарах с представителями китайских компаний, имеющих там бизнес-интересы.

Впрочем, по мнению некоторых экспертов, в процессе становления сотрудничества с африканскими странами Пекин использует не только дипломатию, но и «неофициальные каналы влияния». В декабре 2018 года, представляя новую стратегию США в Африке, советник американского президента по вопросам национальной безопасности Джон Болтон заявил, что «Китай использует взятки, непрозрачные сделки, а также долговые механизмы, чтобы держать Африку в плену желаний и требований Пекина».

Естественно, что китайскому руководству есть чем ответить на эти упреки представителей администрации Дональда Трампа, политика которой в Африке, по мнению некоторых экспертов, отнюдь не идеальна. При этом отмечается, что исторически Китай никогда не был колонизатором и не собирается им быть, в отличие от западных стран, которые начали делить Африку и править континентом еще в средневековье. К тому же, не следует забывать, что КНР и США находятся в перманентном состоянии экономической войны, распространяется и на третьи страны, в том числе африканские.

Экономическое сотрудничество и торговля

Торговля между Китаем и Африкой постоянно росла в течение последних 20 лет. В настоящее время Китай двусторонние торговые соглашения с 45-ю африканскими странами. Если в 1980 году вся такая торговля составляла лишь 1 млрд долл. США, то в 1999 году этот показатель вырос до 6500000000 долларов. В начале XXI в. эта доля торговли составила менее 5% от общего торгового объема Китая, а в 2014 году - уже 16%. Наибольший такой объем пришелся на 2014 год - 215 млрд долл. США, однако дальнейшее падение цены на нефть на мировом рынке привело к некоторому уменьшению объема товарооборота, который в 2017 году составил 170 млрд долл. США, а в 2018 году вырос на 20% и составил уже 204 200 000 000 долларов. (Для сравнения: товарооборот РФ со странами Африки в 2018 году составил 20 млрд долл. США, а в 2017 году - 17400000000 долл. При этом экспорт из РФ превышает импорт из Африки почти в шесть раз). В 2009 году Китай впервые обошел США по объему торговли с Африкой и до сих пор удерживает это первенство. Стоит отметить, что в этом же 2009 году Китай вышел на первое место в мире по объему товарного экспорта, обойдя США. В 2012 году Китай занял первое место в мире по оборотам всей внешней торговли.

По структуре товарооборота между Китаем и странами Африки, то более 50% экспорта Китая в Африку составляет электроника, механическое оборудование, машины, изделия из железа и стали. Основными африканскими странами-экспортерами сырьевых ресурсов в Китай является ЮАР (железная руда, алмазы, основные металлы), Конго (нефть и лесоматериалы), Нигерия (нефть), Гана (марганец), Намибия (медь), Камерун (лесоматериалы), Ангола ( нефть), Замбия (медь и основные металлы), Экваториальная Гвинея (нефть и лесоматериалы), Судан (нефть) и Габон (древесина, железная руда, марганец). В пятерку основных африканских торговых партнеров Китая входят Ангола, ЮАР, Судан, Нигерия и Египет, на долю которых, по данным статистического бюро КНР, приходится более 70% китайско-африканской торговли, около 150 млрд долл. США.

По данным на конец 2018 года, в течение последних 20 лет Китай создал в Африке более 3,7 тыс. Предприятий, объем прямых инвестиций превысил 46 млрд долл. США, а в восьми африканских странах, включая наиболее развитой ЮАР, китайский юань стал резервной валютой. Согласно докладу министерства торговли Китая, реализация 10-ти основных планов китайско-африканского сотрудничества в Африке будет способствовать строительству примерно 30 тыс. Км автомобильных дорог, повышению пропускной способности портов в 85 млн тонн в год, увеличению объема очищенной воды до 9 млн тонн в день , а также созданию почти 1 млн рабочих мест для африканцев. Одним из наиболее важных инфраструктурных проектов является создание мегапорту стоимостью в 10 млрд долл. США на побережье Танзании на востоке Африки, который станет крупнейшим на континенте и важным звеном «Шелкового пути» из Китая в Европу.

По данным международной консалтинговой компании McKinsey & Company, в настоящее время в Африке работает около 10 тыс. Китайских фирм. Больше всего их насчитывается в Нигерии, Замбии, Танзании, Эфиопии, ЮАР, Кении и Анголе. Около 90% этих фирм находятся в частной собственности, хотя государственные предприятия, как правило, больше, особенно в отдельных секторах, таких как энергетика и инфраструктура. Китайские фирмы работают во многих секторах африканской экономики. Почти треть из них занимаются производством, четверть - услугами, остальные - торговлей, строительством и недвижимостью. В конце июня с. г. в городе Чанша (административном центре центрально-китайской провинции Хунань) состоялся первый торгово-экономический ярмарка Китай-Африка, в котором принимали участие 3,5 тыс. представителей деловых кругов из 53-х стран Африки, 7 тыс. китайских и иностранных посетителей , а также несколько влиятельных международных организаций.

Китайские инвестиции и кредиты в Африке

Такая растущая инвестиционная активность Китая вызывает явное беспокойство в странах Запада. В западных СМИ достаточно часто утверждается, что КНР якобы «покупает» влияние в Африке, хотя китайские инвесторы отнюдь не являются лидерами на континенте. По данным Конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD), Китай занимает четвертое место по объему накопленных инвестиций для Африки (40 млрд долларов в 2016 году), после США (57 млрд), Великобритании (55 млрд) и Франции (49 млрд) . Очевидно осознать масштабы прямых иностранных инвестиций (ПИИ) со стороны упомянутых стран в Африке можно сравнив с их инвестициями во всем мире. Так, по состоянию на 2018 год, ПИИ США составили 354 800 000 000 долларов, Нидерландов - 316500000000, Китая - 168200000000, Франции - 47300000000 долл. США. (Для сравнения: ПИИ России в 2018 году составили 28500000000 долл. США, семнадцатое место в мире. ПИИ России в Африке составили около 20 млрд долл. США). Следует отметить, что поступления китайских инвестиций на африканский континент имеет стабильную тенденцию к увеличению, в то время как поступления инвестиций из западных государств уменьшается. Так, с 2013 года эти китайские инвестиции увеличились на 24 млрд долларов, тогда как поступления инвестиций из США и Великобритании практически не изменилось, а из Франции - и вовсе упало на 3 млрд долларов. Вследствие уменьшения поступления объемов западных ПИИ в Африку Китай к 2030 году может стать крупнейшим источником ПИИ на этом континенте. Хотя Экспортно-импортный банк Китая еще не превысил Всемирный банк по ежегодным инвестициями в Африку, но если упомянутые выше тенденции сохранятся, то этого можно ожидать в ближайшем будущем. Государственные банки Китая уже сегодня ставят задачу инвестировать более 1 трлн долл. США в Африку до 2025 года, вряд ли сможет сделать любая другая страна, включая США.

Крупнейшие получатели китайских инвестиций в Африке - ведущие торговые партнеры КНР с их сравнительно стабильными политическими режимами. По объему накопленных китайских инвестиций на 2017 лидировали ЮАР (6300000000 долл. США), Замбия (2500000000), Нигерия (2300000000). В основном китайские инвестиции идут в энергетику и металлургию. Впрочем, не все государства континента проявляют интерес к китайским инвестиций, потому что опасаются попасть в «ловушку». К таким государствам относятся Сьерра-Леоне, Уганда, Кения, Замбия.

Китай является также крупнейшим кредитором стран Африки. Исследователи из China Africa Research Initiative подсчитали, что в 2000-2017 гг. КНР выдала странам Африки кредитов на сумму 143 млрд долл. США. Основными кредиторами континента являются государственные финансовые институты КНР. На Экспортно-импортный банк Китая (China Export-Import Bank) приходилось 66% всех кредитов в 2000-2016 гг., А на Китайский банк развития (China Development Bank) - 13%. На их долю приходится 80% такого китайского финансирования. Кредиты китайских госбанков дешевле, чем в международных финансовых институтов, а условия соглашений не тяготятся обязательствами по обеспечению прозрачности транзакций. В период с 2000 по 2014 год китайские банки, компании и правительство оказали Африке кредитов на сумму более 80 млрд долл. США. Крупнейшие получатели китайских кредитов: Ангола (21200000000 долларов), Эфиопия (12 млрд), Кения, Судан и Демократическая Республика Конго (по 5 млрд каждой). Китайские кредиты в основном направляются на строительство объектов инфраструктуры: автомобильных дорог и железной дороги, морских портов, аэродромов, учебных заведений, больниц, а также на электрификацию и газификацию стран и другие проекты. По оценкам американских экспертов, большинство финансируемых правительством Китая проектов в странах Африки направленные на обеспечение устойчивого добычи природных ресурсов для их дальнейшего экспорта именно в Китай.

Долги африканских стран перед китайскими финансовыми институтами неуклонно растут. Например, в среднем соотношение госдолга к ВВП в странах Тропической Африки увеличилось с 34% в 2013 году до 53% в 2017 году. Бедным африканским странам Китай, как правило, списывает долги, а также поставляет десятки тысяч тонн риса голодающему населению этих стран.

Региональный форум дипломатии Китая

В 2000 году был создан Форум китайско-африканского сотрудничества (Forum on China-Africa Cooperation, FOCAC) как платформу для обсуждения широкого спектра тем и проблем китайско-африканского сотрудничества, в том числе в финансовой сфере. Согласно уставу FOCAC, министры и главы государств 53-х стран-членов собираются со своими китайскими коллегами каждые три года, поочередно в Китае и Африке. Планы действий FOCAC охватывают сотрудничество в сфере торговли, инвестиций, строительства инфраструктуры, развития человеческих ресурсов, продовольственной безопасности, высокотехнологичных отраслей, мира и безопасности. Последний Форум китайско-африканского сотрудничества состоялся в начале сентября 2018 года. В нем принимали участие главы государств и правительств практически всех стран Африки, генеральный секретарь ООН, а также руководители 27-ми международных и региональных африканских организаций. В рамках форума его участники в частности обсудили детали реализации совместного проекта «Пояса и пути» под названием «Восемь крупных инициатив».

В своем выступлении на открытии форума китайский лидер Си Цзиньпин пообещал выделить на развитие Африки 60 млрд долл. США в течение трех лет, отказавшись при этом взимать с ряда беднейших стран континента долги по межправительственным беспроцентными кредитами. Указанную финансовую помощь Си Цзиньпин обещал предоставить африканским лидерам еще на предыдущем саммите китайско-африканского сотрудничества в 2015 году. По данным The Wall Street Journal, упомянутые 60 млрд долл. США предполагается инвестировать в экономику стран Африки следующим образом: 35 млрд - на гранты, займы и кредитные линии; 10 млрд пойдут на создание китайско-африканского фонда кредитования проектов развития; 5 млрд будет выделено для стимулирования импортной торговли Африки. Остальные 10 млрд долларов в экономику Африки инвестируют китайские компании.

Военно-техническое сотрудничество

Важное место в китайско-африканских отношениях отводится вопросам безопасности и военно-технического сотрудничества (ВТС). По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), крупнейшим поставщиком вооружения и военной техники в африканском регионе в период с 2012 по 2016 год была Россия, на долю которой приходилось 35% поставок вооружений и военной техники (ВВТ), на втором месте находился Китай - 17%, на третьем месте США - 9,6%. Впрочем, в мировых масштабах, по данным SIPRI по состоянию на март с. г., экспорт ВВТ США на 75% больше, чем в России.

В связи с тем, что конкуренция между США, РФ и ЕС за ресурсы Африки с каждым годом усиливается, значение такого направления сотрудничества для китайской стороны растет. Так, только с 2016 по 2018 год Китай предоставил около 60 млн долл. США безвозмездной помощи для совершенствования Африканских вооруженных сил постоянной готовности. В странах Африки к югу от Сахары, на которые приходится 35% от общего количества экспорта ВВТ на африканский континент, на долю Китая приходится 27% от общего объема экспорта ВВТ, на долю России - 19%. На третьем месте до недавнего времени находилась Украина - 18%. (По данным SIPRI по состоянию на март т. Г.. Украина занимает двенадцатое место в списке крупнейших экспортеров оружия в мире). В целом поставки ВВТ из Китая на африканский континент растут высокими темпами. Так, в период 2012-2016 гг. Объемы экспорта ВВТ с КНР увеличились на 122% по сравнению с периодом 2007-2011 гг.

В 2017 году КНР создала свою первую иностранную военную базу в Джибути, небольшой африканской стране (23.2 тыс. Кв. Км), стратегически выгодно расположенной вблизи Баб-эль-Мандебского пролива, Красного моря и Суэцкого канала. В Пекине эту базу называют «логистическим комплексом», впрочем, по мнению военных экспертов, она представляет собой пункт материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМС НОАК КНР в порту Обок в заливе Таджуре. Согласно договору, ВМС НОАК получили право аренды участка земли площадью 0,36 кв. км под ПМТО сроком на 10 лет с возможностью продления. Стоимость аренды этого участка земли составляет 20 млн долл. в год. ПМТО в Джибути необходим ВМС НОАК для обеспечения проведения антипиратских операций в Аденском заливе и западной части Индийского океана, в сочетании с новым аэродромом в Джибути, построенным на средства Китая, позволит китайским ВВС установить регулярное воздушное сообщение с будущими опорными пунктами ВМС НОАК на восточном побережье Африки - Момбаса (Кения), Дар-эс-Салам (Танзания), Дурбан, порт-Элизабет и Кейптаун (ЮАР) и порт в Намибии.

Кстати, на территории Джибути располагаются военные базы сразу пяти стран - США, Франции, Италии, Японии и Китая. Если Китай пока только одну базу в Джибути, то в США есть военные базы в 34-х странах Африки, во Франции - в восьми и в Великобритании - только в двух африканских странах - Кении и Сьерра-Леоне. В 2007 году США создали военное командование AFRICOM, которое способно выполнять любые военные задачи в любой африканской стране. Важной задачей AFRICOM стала подготовка подразделений вооруженных сил около 20-ти африканских государств. По некоторым данным, США создали уже более 60-ти военных форпостов и пунктов размещения в Африке.

Китай активно участвует в миротворческих операциях ООН в Африке. Уже несколько лет он занимает второе место по величине взноса в миротворческий бюджет ООН, большая часть которого преимущественно предназначается для некоторых африканских стран. Начиная с 2013 года в рамках мандата ООН в Африке находится в среднем около 2 тыс. Китайских миротворцев. В сентябре 2015 году Китай заявил, что готов предоставить для миротворческих операций ООН 8 тыс. Военнослужащих.

* * *

В течение последних 20 лет Китай увеличил свое экономическое присутствие в Африке, и эта тенденция сохранится в будущем, поскольку это очень привлекательно как для самого Китая, так и для многих африканских стран. Прогнозируемый критическую нехватку природных ресурсов для экономики Китая и необходимость расширения мирового спроса на китайские товары делают Африку стратегически важным объектом для экономического сотрудничества и гарантий экономической безопасности Поднебесной. На наш взгляд, экономическая и военное присутствие Китая на африканском континенте приобрела таких крупных масштабов, что возможны попытки США «вытеснить» его из Африки (к чему призывают радикальные представители американской администрации вроде Дж. Болтона) однозначно обречены на провал или могут спровоцировать вооруженное противостояние планетарного масштаба с непредсказуемыми последствиями, одинаково опасными не только для США и Китая, но и для всего человечества. Поэтому альтернативы мирной взаимодействия США и Китая в Африке не может быть по определению.

Согласно опросу, проведенному консалтинговой компанией McKinsey & Company, более 100 крупных африканских бизнесменов считают перспективы сотрудничества с Китаем более выгодными и далеко идущими, чем с другими странами, включая США, Великобританией, Францией, Италией, Индией и Россией. По данным опроса независимой исследовательской компании Afrobarometer, 63% респондентов из 36-ти стран Африки считают, что Китай оказывает положительное влияние на африканский континент, а экономическая модель КНР не уступает американской и даже превосходит ее по некоторым основным параметрам, например, ВВП. Так, по данным ЦРУ США за 2017, ВВП коммунистического Китая составил 23200000000000 долларов, а ВВП капиталистических США - 19400000000000 долларов, и с каждым годом этот разрыв увеличивается.

Похоже, что китайское руководство пока не намерен существенно наращивать военное присутствие в Африке, поскольку, судя по всему, оно пока не готово отказаться от старого принципа своей внешней политики о «нейтралитете и невмешательстве во внутренние дела других государств». Однако, все течет, все меняется, и вопрос защиты своих инвестиций в политически нестабильных регионах Африки становится для Китая каждый раз актуальным. Поэтому не исключено, что кроме военной базы в Джибути, вскоре в Африке могут появиться и другие китайские военные объекты. К тому же, согласно недавно объявленной военной реформой, к 2020 году Китай должен быть готов к ведению боевых действий за пределами своих границ.

Автор: Алексей Волович

http://bintel.com.ua/uk/article/afrykanska-polityka-kytayu/

***

Приложение. Как Китай (за)охватывает мир 

Мы не успеем понять, когда проснемся в реальности, при которой Поднебесная будет диктовать другим свои правила игры, экономические интересы и идеологию.

Китай - авторитарное государство, которое собирается захватить мир. Но в отличие от СССР, оно не пугает мировой революцией. Она связывает свою экономику с экономиками соседей и даже европейских и африканских государств. Новый Шелковый путь приносит не только новые, качественные дороги, он превращает весь мир в рынок сбыта еще большего количества китайских товаров. Мы не успеем понять, когда проснемся в реальности, при которой Поднебесная будет диктовать другим свои правила игры, экономические интересы и идеологию, отмечает Вusinessviews.

Китай возрождает исторический торговый маршрут Шелковый путь, который проходил из Азии в Европу. Объявленная в 2013 году президентом Си Цзиньпином идея заключается в том, что два новые торговых коридора - один наземный, другой морской - соединят страну с ее соседями на западе: Центральной Азией, Ближним Востоком и Европой. Для этого Китай финансирует крупные инфраструктурные проекты в 152 странах мира. Проект "Пояс и путь" (еще одно название проекта) оказался дорогим и противоречивым. По оценкам Morgan Stanly, расходы к 2027 году составят 1,3 трлн долларов.

Китаю нужны новые рынки сбыта, потому что внутренний рынок замедляется

В Китае накопились значительные излишки промышленной мощности, в первую очередь в производстве стали и тяжелой техники, и новый торговый путь поможет продавать китайские товары. Поскольку внутренний рынок Китая замедляется, открытие новых рынков может сохранить национальную экономику.

Трансазиатская торговая инфраструктура могла бы усилить бедные страны на юге Китая. Ожидается, что выиграют также менее развитые приграничные регионы на западе страны, такие как Синьцзян. На внутреннем рынке от будущей торговли пользу получат транспортные и телекоммуникационные компании, которые уже готовы к превращению в мировые бренды.

Поднебесная строит порты, железные дороги, дороги и трубопроводы

Инфраструктурные коридоры охватывают около 60 стран, в первую очередь Азии и Европы, но есть и в Океании и Восточной Африке. Китай уже профинансировал новые железнодорожные пути, дороги и порты, а китайские строительные фирмы подписали выгодные контракты для объединения портов и городов, которые оплачиваются кредитами китайских банков.

Несколько последних лет в рамках создания нового Шелкового пути Китай инвестировал в такие проекты (это только некоторые из них):

- в Кении построена железнодорожная станция, которая объединила Момбасу и Найроби и стоила 3,2 млрд долларов;

- в Судане Китай помог создать собственную нефтяную промышленность и способствовал развитию хлопковой индустрии;

- в Лаосе китайцы в 2016 году начали строительство железной дороги Вьентьян-Ботени, которая станет первым зарубежным железнодорожным проектом, соединяющий с железнодорожной сетью Китая. Планируется профинансировать проект на 70% за счет кредитов из Китая и потратить 5,95 млрд долларов;

- один из основных этапов проекта "Пояс и путь" строится в Пакистане - Китайско-пакистанский экономический коридор - и предусматривает инвестиции в области транспорта, энергетики и морской инфраструктуры;

- активен Китай и на территории Европы, в частности китайские фирмы приобрели 51% порта Пирей близ Афин и основали Индустриальный парк на территории белорусского города Смолевичи, где планируют к 2020 году создать 6000 рабочих мест;

- также к проекту присоединилась Италия. Правительство подписало соглашение по энергетике, финансам, сельскохозяйственной продукции. Также соглашение откроет итальянским газовым и энергетическим компаниям китайский рынок.

Но это не нравится США, Австралии, Японии и Индии

Уровень задолженности африканских и южноазиатских стран перед Китаем вызвал беспокойство в ряде государств. Китай обвиняют в сознательном создании долговых ловушек. Критиковал проект правительство Индии. Тамошний премьер "Премьер Нарендара Моди назвал экономический коридор в Китай и Пакистан на сумму 46 млрд долларов "колониальным предприятием", которое грозит большими долгами гражданам. Так же в 2018 году в Малайзии звучали упреки в адрес Китая в желании создать не просто торговый путь, а "новую версию неоколониализма".

Поскольку в течение последних двух лет Китай продолжает расширять свое присутствие, США, Япония, Германия, Россия, Индия, Австрия и другие государства выразили обеспокоенность, что Пекин получает экономическое и политическое влияние за их счет. Зато специалисты из Института анализа глобальной безопасности заявили,что инициатива Китая - это план развития, а "Пояс и путь" "не должны рассматриваться лишь как набор строк на карте, а скорее как организационный принцип, стоящий за большой стратегией Китая в XXI веке".

"Китай является единственной страной, которая сегодня предлагает план для глобального развития, а также инструменты для его выполнения. Легко критиковать план и указывать на опасности и недостатки, но вопрос в том, кто еще предлагает решение? Кто еще готов вкладывать ресурсы? Если треть человечества все еще не имеет доступа к базовой инфраструктуре, включая электроэнергию, те, кто выступают против - обрекают людей на вечную бедность".

Китайские частные охранные компании будут защищать построенные объекты от антикитайских настроений во всем мире

Китай окончательно решил стать участником глобальной безопасности. Об этом свидетельствуют военная база в Джибути, расширенная Шанхайская организация сотрудничества под руководством Пекина и большой экспорт оружия в страны мира. Государство собирается защищать как строительные объекты, так и людей, которые на них работают.

Развернуть за рубежом собственную армию для защиты своих экономических интересов Китай не может, однако эту функцию выполняют частные охранные фирмы. Из 5000 зарегистрированных китайских частных охранных компаний 20 предоставляют международные услуги. В этих компаниях работают 3200 сотрудников службы безопасности, они охраняют людей и китайскую собственность в таких странах, как Ирак, Судан и Пакистан.

Независимо от страны происхождения, вопросы пребывания частных охранных служб на территории другой страны является непростым для правительств принимающих стран. В первую очередь потому, что такие организации (особенно китайского происхождения) достаточно условно имеют статус "частных", поскольку в Китае размыты границы между государственным и негосударственным секторами. Как правило, такие охранные службы работают по молчаливому согласию и при поддержке китайского правительства.

Китай, очевидно, расширяет свое влияние на мир. Во-первых, это слишком грандиозный проект, чтобы быть только экономическим. Во-вторых, Поднебесная очень похожа на пидмарафеченный Советский Союз. Несмотря на то, что это полу-капиталистическая страна, в ней царит коммунистическая идеология. А китайское правительство устраивает террор против уйгуров - национального меньшинства, исповедующего ислам. Вполне возможно, что уже скоро государства, в которые коммунистический гигант вкладывает такие средства, станут его сателлитами. И тогда мировым полицейским вместо демократических Соединительных Штатов станет коммунистический Китай. Будущее вырисовывается не слишком радостным.

Опубликовано в издании  Вusinessviews, Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/kak-kitai-zaokhvatyvaet-mir


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Волович, издание Вusinessviews

Источник: bintel.com.ua

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.08.2019. Просмотров: 55

Комментарии
[-]
 Jenny | 27.08.2019, 07:43 #
I got too much interesting stuff on your blog. I guess I am not the only one having all the enjoyment here! Keep up the good work
driving directions
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta