Жизнь после брекзита. Выгоден ли британской экономике выход из Евросоюза?

Содержание
[-]

Жизнь после брекзита   

Сорок лет назад, на момент первого британского референдума о членстве в ЕС (1975), Соединенное королевство стабильно пребывало в статусе «европейского больного».

Британия отставала по росту ВВП от других европейских держав, также страдая от хронической инфляции и бюджетных дефицитов. Страна была вынуждена просить финансовой помощи от МВФ дважды: в 1976 году и затем в 1979-м. Пиком унижения стало заявление немецкого канцлера Гельмута Шмидта в 1976 году о том, что Великобритания «больше не является развитой страной».

Спустя четыре десятилетия положение британцев находится в очевидном контрасте с прошлыми невзгодами. В 2013 году экономика королевства впервые с 1965 года обогнала средний показатель по ЕС. Будучи второй по величине экономической силой в Европе, за последние четыре года Великобритания создала больше рабочих мест, чем остальные члены ЕС, а также осуществляет 60% финансового экспорта Евросоюза.

Нынешний канцлер казначейства Джордж Осборн считает, что членство в Евросоюзе – одна из составляющих успеха, достигнутого Британией за последние десятилетия. Выход из блока, по мнению канцлера, стал бы «прыжком в неизвестность», а «безответственность» такого решения рискует обернуться «шоком» для всех участников европейского проекта. С другой стороны, Найджел Лоусон – бывший министр финансов при Маргарет Тэтчер – полагает, что, покинув ЕС, британская экономика станет гораздо более процветающей. «Членство в ЕС приносит экономический вред Британии, и поэтому наше будущее лежит в глобальной сфере», – сказал Лоусон в своей речи сторонникам кампании за брекзит.

На чьей же стороне правда?

Какие же преимущества может принести британцам выход из ЕС? Евроскептики приводят несколько доводов. Во-первых, по их мнению, Британия страдает от чрезмерности регулирования, насаждаемого ЕС. Во-вторых, членство в ЕС обходится Великобритании недешево. Так, в 2015 году казна внесла в бюджет Брюсселя 13 млрд фунтов. Эти средства могли бы пойти на здравоохранение или другие нужды, считают евроскептики. Ну и, конечно же, избавившись от брюссельского поводка, Лондону станет гораздо легче заключать торговые соглашения с другими странами.

Но так ли страшно членство в ЕС, каким его представляют сторонники брекзита?

Сторонники развода с Брюсселем, конечно же, лукавят, когда говорят о безоблачных последствиях расставания с ЕС. Покинув его, британцы едва ли моментально окажутся в статусе дауншифтеров, но и преимущества расставания с ЕС довольно сомнительны.

Во-первых, о регулировании. Согласно исследованию ОЭСР, британцы, состоящие в ЕС, и так имеют малоконтролируемый формат контроля за рынком труда и за деятельностью бизнеса. Даже в сравнении с США или Швейцарией, не входящими в Евросоюз, Британия выдерживает конкуренцию относительно либеральности рынка труда и свободы деятельности компаний. Конечно же, реформы рынка внутри еврозоны – вкупе с либерализацией экономической зоны ЕС – могли бы помочь этому последнему выйти из стагнации. Согласно исследованию Open Europe, устранение преград для торговли услугами внутри Евросоюза увеличит ВВП ЕС примерно на 2%. Но как в таком случае поможет брекзит?

Напротив, британцам будет намного легче инициировать те реформы, которых они хотят, за столом переговоров в Брюсселе. Например, в своей сделке с Евросоюзом перед референдумом премьер Дэвид Кэмерон добился конкретных обещаний о его либерализации. В Брюсселе подчеркнули необходимость уменьшать «административные издержки» ЕС и развивать конкурентоспособность единого рынка. Добытая Кэмероном сделка об уменьшении наднациональных регуляторных барьеров, а также синхронизация рынков услуг – шаг в правильном направлении.

Что же касается стоимости членства в ЕС, то британцы вносят всего 0,5% от своего ВВП в его бюджет. К тому же около трети от уплаченных 13 млрд возвращаются обратно в Соединенное королевство в виде «скидки». Кроме того, существенная доля от общей суммы идет на поддержку британских фермеров, а также на помощь бедным регионам страны. Более того, согласно подсчетам британского казначейства, выход из ЕС может обойтись британцам потерей как минимум в 3,8% ВВП в год в течение 15 лет – это существенно больше, чем 0,5%.

Теперь о глобальных преимуществах и недостатках членства в Евросоюзе.

Евроскептики часто говорят о том, что британцы остаются в минусе, когда торгуют с ЕС. На первый взгляд такие заявления верны. Если смотреть абсолютные цифры, то ЕС экспортирует в Британию больше, чем Соединенное королевство – в Евросоюз: с 2013 по 2015 год отрицательный баланс торговли Великобритании с ЕС увеличился с 57 до более чем 60 млрд фунтов (данные британской Национальной статистической службы). Торгуя же с другими странами, она имеет положительное сальдо. В сравнительном же отношении, однако, возникает другая картина: британский экспорт в страны Европы составляет 14% от ВВП страны, экспорт стран ЕС в Британию – всего 2,5%; 44% от британского экспорта идет в Евросоюз, тогда как только 8% европейского экспорта – в Соединенное королевство.

Кроме того, приведенные цифры касаются лишь текущего торгового оборота. Перемещение капитала играет большую роль в такой открытой экономике, как британская. Приток инвестиций позволяет стране смягчать негативные последствия отрицательного сальдо по текущему балансу. Так, в 2014 году Британия имела позитивный баланс в 27 млрд на своем обороте капитала. Между тем страны ЕС являются наиболее крупными инвесторами в Соединенном королевстве, они делают около половины из 1 трлн фунтов всех прямых инвестиций в страну. Многие из оперирующих на Альбионе компаний полагаются на единый рынок ЕС. Согласно исследованию Лондонской школы экономики, брекзит может уменьшить прямые инвестиции в Великобританию на 22%. А объем производства британской автоиндустрии может сократиться на 12%.

Потеряв доступ к зоне свободной торговли, Великобритания, где происходит пятая часть мировой банковской деятельности, также рискует утратить свой статус финансового моста, соединяющего Европу с остальным миром. Как шутя обронил Эммануэль Макрон, министр финансов Франции, ему будет чем утешиться в случае выхода британцев из ЕС: многие финансовые институты наверняка переедут в Париж.

Но дело не только в краткосрочном шоке, к которому может привести брекзит. Как заявил президент США Барак Обама во время своего визита в Лондон в конце апреля, в ближайшее время Америка планирует заключать торговые сделки с региональными блоками, а не с отдельными странами. Тем временем Евросоюз является крупнейшим в мире рынком потребления и торговым блоком. Население Великобритании составляет примерно 60 млн человек, ЕС – 450 млн. Размер экономики ЕС в шесть раз больше британской. Пользуясь статусом членов ЕС, британцы являются бенефициарами 30 договоров о свободной торговле с 60 странами. Статус этих договоров окажется менее определенным после выхода из Евросоюза.

Таким образом, величина и географическая близость европейского рынка означают, что Лондону придется иметь дело с Европой – внутри ЕС или вне его.

Следовательно, возникает вопрос: если британцы все же решатся покинуть Евросоюз, то насколько выгодной окажется сделка с прежними партнерами?

Будущее экономического партнерства Британии с крупнейшим экономическим блоком представляется довольно размытым.

Опыт показывает: Норвегия и Швейцария, которые не входят в ЕС, все равно выполняют требование о свободной зоне миграции, а также вносят средства в европейский бюджет. Норвегия и вовсе подчиняется большинству брюссельских законов и установлений. Зачем же тогда принимать те же условия, что Великобритания имеет сейчас, но лишаться при этом возможности повлиять на политический курс ЕС?

Кто-то, конечно, может заметить, что Швейцария свободна от большинства мер регулирования ЕС: переговоры с Брюсселем о торговле велись секторально, и швейцарцы получили более избирательные соглашения. Но такой подход занял у политиков и бюрократов обеих сторон почти десятилетие. К тому же швейцарцы все еще не имеют полного доступа к рынку услуг, в то время как сервисы составляют практически 80% от британского ВВП.

Можно, конечно, налаживать отношения с ЕС через Всемирную торговую организацию, но это тоже не решит все проблемы. К примеру, тарифы на экспорт автомобильной промышленности могут составить до 10%. Многие евроскептики приводят в пример Канаду, которая добилась сделки о торговле с ЕС без обязательства о свободной зоне миграции. Но, во-первых, стоит вновь обратить внимание на затраты времени и сил: для подписания соглашений Оттаве понадобилось примерно семь лет. Во-вторых, канадский вариант все равно предусматривает наличие пошлин. К слову, именно пример Канады был использован в проведенных казначейством Великобритании расчетах, которые показали, что каждый британец может потерять примерно 4,3 тыс. фунтов в год от вызванных брекзитом изменений формата отношений с ЕС.

Некоторые сторонники брекзита уповают на то, что Евросоюз не откажется от выгоды торговли с Британией и предложит Лондону уникальный вариант свободной торговли. Ведь Соединенное королевство – пятая по размеру экономика мира. Зачем Брюсселю действовать себе в ущерб?

Но евроскептики зря списывают со счета политические факторы. Во-первых, покинув Евросоюз, Великобритания серьезно дестабилизирует экономику его членов – а это едва ли будет способствовать теплым отношениям. Например, во время референдума о независимости Шотландии осенью прошлого года сам Джордж Осборн возразил против того, чтобы Эдинбург мог использовать фунт после своего выхода из состава Соединенного королевства. Во-вторых, существует причина того, что Швейцария, Канада или Норвегия не получили уникальные условия, при которых они могли бы вести беспошлинную торговлю на свободном рынке ЕС без каких-либо обязательств. Позволив британцам вкусить запретный плод, другие страны в Европе захотят того же, тем самым ставя под сомнение преимущества полноценного участия в Евросоюзе.

В конце концов условия членства Великобритании в блоке и так довольно комфортны: страна не обязана принимать евро и не входит в Шенгенскую зону; Соединенное королевство также защищено от некоторых наиболее серьезных издержек еврозоны: по условиям договоренностей с Брюсселем британская казна не будет обязана помогать странам валютного союза, потерпевшим дефолт. Более того, как дали понять Вольфганг Шойбле и другие министры стран еврозоны, ЕС должен уважать права тех, кто не входит в еврозону, и интеграция стран валютного союза не затянет в его орбиту страны, не использующие евро.

Да, возможно, что Великобритания, покинув ЕС, найдет преимущества, заключая новые выгодные сделки по всему миру, дерегулируя рынок в еще большей степени и становясь, таким образом, европейской версией Сингапура. Но плюсы брекзита для и так стоящей особняком Британии туманны; проблемы разрыва отношений с Брюсселем слишком очевидны. К слову, такой линии придерживается и большинство ведущих мировых институтов. Генеральный секретарь ОЭСР Хосе Анхель Гурриа назвал бредовыми идеи сторонников брекзита, заявив: «Во многих аспектах брекзит станет чем-то вроде налога на ВВП». Кристин Лагард, директор-распорядитель МВФ, считает, что последствия Британии от пребывания вне ЕС варьируются от «плохих до очень плохих». Даже Марк Карни, управляющий Банка Англии, опасается рецессии после выхода страны из Евросоюза.    

 


Об авторе
[-]

Автор: Евгений Пудовкин

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 06.06.2016. Просмотров: 495

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta